Назад
На главную страницу

С. И. Бараш

История неурожаев и погоды в Европе

История неурожаев и погоды в Европе в XV вв. н. э.

3.2. Недороды и погода в Европе в XV в. н. э.
В XV —XVI в. заканчивается длительный кровопролитный процесс концентрации русских земель вокруг Московского княжества, ликвидации феодальной раздробленности Руси, образования единого централизованного русского государства. Его усиление вело к ослаблению зависимости русского народа от татаро-монгольских поработителей. Ф. Энгельс указывал, что на Руси «покорение удельных князей шло рука об руку с освобождением от татарского ига и окончательно было закреплено Иваном III». С созданием единого русского государства намечается новый подъем производительных сил страны. Оживают старые города, возникают новые. Устанавливаются торговые связи с западноевропейским рынком через Белое море. Усиливается торговля с восточными странами. Воскрешаются традиции многогранной культуры периода Киевской Руси. По своему экономическому и культурному уровню Московское государство не уступало западноевропейским.
Весь XV в. в климатологии относится к малому ледниковому периоду. Как известно, в этот период средняя годовая температура понизилась на 1 — 1,5°С, снеговая линия в горах Центральной Европы опустилась на 200 м, длина вегетационного периода сократилась почти на три недели. Похолодание климата сопровождалось повышением влажности.
Погодные условия в XV в. были весьма разнообразными. Чрезвычайно засушливые годы чередовались с избыточно влажными и холодными. К очень засушливым годам в XV в. можно отнести 1403, 1408, 1414 и 1415 гг., к избыточно влажным — 1405, 1406, 1421, 1426, 1430, 1432, 1433, 1450, 1454, 1456, 1458, 1459, 1460, 1470, 1472, 1475 — 1478, 1484 и 1487. Недороды от чрезвычайно суровой зимы наблюдались в 1408, 1417, 1420, 1443, 1467, 1468, 1481 и 1496 гг. Рассмотрим экстремальные условия погоды и неурожаи на Руси и в Западной Европе в хронологическом порядке.

3.2.1. Экстремальные условия погоды и неурожаи в первой половине XV в.
Зима 1401 г. на Руси была ранней, морозной, весна — неустойчивой, лето — умеренно засушливым. От пожаров сгорели Москва
1. Работа Ф. И. Словцова «Историческое и статистическое обозрение неурожаев в России» была удостоена в 1858 г. половиною премии Географического об-ва России; Работа К. Гадзяцкого «Борьба с голодом в период XI —XIII вв. в русской истории» была удостоена золотой медали С.-Петербургского университета.
и Смоленск. Осенью наблюдалось северное сияние: «От полуноща и до свети. . . явились огненные столпы, а конец их вверху яки кровь» [111, т. 6, 31]. Год был среднеурожайным. В Смоленске осенью вспыхнула эпидемия чумы [26, 112].
В Западной Европе зима была неустойчивой, весна — дождливой. В начале мая в Германии наблюдался возврат морозов. Лето было избыточно влажным. С 21 марта до 26 сентября наблюдались дожди с грозами и наводнениями [23, 159]. Местные недороды от избытка влаги.
Зима 1402 г. на Руси была ранней, суровой, холодной и малоснежной: «А сей зимы ездиша чрез Волхово на конех от Юрьева дни (18 октября 1401 г.) до марта месяца» [111, т. 1, 131; 147]. Погибли озимые. Весна была маловодной, лето — увлажненным. Местные недороды. В Смоленске продолжалась эпидемия чумы.
В Западной Европе зима была очень холодной, морозной. Балтийское море замерзло. По льду можно было ходить между Померанией и Данией [15]. Весна была дождливой. В Данбури 3 июня отмечались ливни и наводнения, затопившие церковь. На Дунае, в Баварии, Австрии и Венгрии 8 июля наблюдалось сильное наводнение [23, 159]. В ноябре был шторм в Чехии [159]. Среднеурожайный год.
Зима 1403 г. на северо-западе Руси была морозной, суровой, малоснежной, весна — маловодной, засушливой. «В лето 6911 бысть весне вода суха рьли (вспаханные поля) все сухи быша» [16]. Псковская I летопись подтверждает: «Того же лета бысть сухо вельми, а хлеба много бог дал» [111, т. 5]. Последнее замечание летописца примечательно. В засушливое лето, когда пересыхали реки, неурожай зерновых и пропашных культур с учетом культуры земледелия того времени был неизбежен. Вместе с тем рискованно делать поспешные заключения о неурожае по общим неблагоприятным климатическим условиям летнего периода, так как многое зависит от запасов влаги в почве и от сроков наступления засухи. Имеется также летописное указание о том, что «бысть Волхове вода суха, и вси рии (поля) сухи быша» [111, т. 3, 30]. По данным Г. И. Швеца [147], «. . .того же лета бысть сухо велмы». Все летописные данные свидетельствуют о засухе на северо-западе и юго-западе Руси. Однако в Пскове год был урожайным. Это надо признать как исключение. Никоновская летопись, видимо, сообщает о весенне-летней засухе более крупного ареала: «Тоя же весны засуха бысть и вода отнюдь мала зело и рвы (реи, поля) все сухи быша» [111, т. 11]. Такая засуха не могла быть локальной. Вероятно, на Руси год был чрезвычайно засушливым. Местные недороды яровых были неизбежными. В 1403 г. чума поразила Псков: «Был в Пскове мор железою, . . . пришел мор от немец из Юрьева» [111, т. 3]. Осень этого года была засушливой. В Новгороде был большой пожар, сгорел Словенский конец города [111, т. 3, 16, 31]. В марте 1403 г. на западе была замечена комета [23]; 19 октября наблюдались ложные солнца: «Явишася яки три солнца, от них же исхожаху лучи сини, зелены, багряны, яки дуга, . . . явися крест велик зело посреди. луны и стояв полчаса» [111, т. 3, 16].
Зима 1403 г. в Западной Европе была суровой, весна — неустойчивой, дождливой, с градом. В конце мая сильный град выпал в Аугсбурге. Лето было чрезвычайно засушливым [159, 165]. В Тюрингии были страшные бури [159]. Штормовые приливы наблюдались 4 декабря в Восточной Фрисландии. Неурожайный, голодный год [159, 161, 165]. Дороговизна была обусловлена недородами из-за экстремальных погодных условий 1400 — 1403 гг. ¦-- Зима 1404 г. на Руси была неустойчивой, мягкой, бесснежной. В Троицкой летописи указывается: «В лето>6912. . . зима была вся без снегу, а разводие (разлив) было до великого говения (февраль). . .» [112]. Весна была маловодной, лето — избыточно влажным, дождливым. Однако не во всех регионах были недороды от избытка влаги. В Псковской I летописи указывается: «В лето 6912. . . бысть много дождевья велми, наполнишася реки аки весне; а хлеба бог умножи. . .» [111, т. 5]. В других местах такое дождливое лето обусловливало недород и сопровождалось голодом. В Никоновской летописи говорится о большом пожаре в Новгороде [111, т. 11]. Местные недороды от избытка влаги. В Пскове год был урожайным.
В Западной Европе зима была очень суровой, особенно во Франции и Швейцарии. Боденское озеро замерзло 11 февраля [159]. Летом было много дождей и наводнений. В середине июня в Швейцарии наблюдался сильный иней, было очень холодно. Наводнение на Рейне в районе Страсбурга началось 3 июля и длилось полтора месяца [159]. Штормовые приливы наблюдались 28 ноября на побережье Северного моря [159]. Неурожайный, голодный год.
Зима 1405 г. на Руси была суровой, бесснежной. Амударья замерзла на 4 —5 месяцев. Весна была ранней, маловодной. Реки вскрылись в марте. Лето было избыточно влажным; С конца июня до августа наблюдались сильные дожди: «Того же лета в Петрово говение, бысть дождя много, и наполнишася источници и реки и озера аки весне» [111, т. 5, 25; 112]. Большой пожар был в Новгороде. Сгорели Людин конец и значительная часть Детинца. Погибли 36 человек [26; 111, т. 3]. Неурожайный, голодный год.
Зима 1405 г. в Западной Европе была неустойчивой, весна — маловодной. В конце июня в Австрии произошло наводнение из-за разлива Дуная в районе Вены. В Падуе также наблюдались сильные наводнения. В Пруссии осень была дождливой. Среднеурожайный год.
Зима 1406 г. на Руси была морозной, холодной, весна — маловодной. «Иде лед силен из озера Ильменя (в Волхов)» [111, т. 3]. В Нижнем Новгороде «бысть буря велика и вихор страшен зело» [111, т. 6; 112]. Вихрем подняло в воздух упряжку вместе с лошадью и человеком и унесло на другой берег Волги, где на следующий день нашли телегу, висящую на высоком дереве, лошадь погибла, человек пропал без вести [111, т. 11]. Сгорел весь Псков [111, т. 5]. В Новгороде Великом 25 июня был пожар [111, т. 30]. Осень была дождливой: «Тоя же осени бысть дождя много» [III, т. 5]. Такая неустойчивая погода не могла обеспечить даже средний
урожай. Местные недороды. Эпидемия чумы была в Новгороде и Пскове и его пригородах: «. . .бяше мор над людьми» [111, т. 5]. В Западной Европе зима была неустойчивой, с наводнениями. Сильная пурга наблюдалась 20 января в Аугсбурге. Весна и лето были увлажненными. Наводнение в Австрии было 2 июля. В конце года отмечались грозовые дожди в Фламандии. Штормовые приливы наблюдались на побережье Северного моря, в Голландии, Зеландии и Фландрии [159]. Среднеурожайный год.
Зима 1407 г. на Руси была холодной, многоснежной, весна — шествие вредителей: «Того же лета бяше. . . дождевно велми и поводь
всюду. Того же лета червь окрылатев, идяше от востока на западя и пояде древо и посуши жито» [111, т. 11]. Дожди охватили всю
юго-западную Русь, особенно бассейн Днепра. В 1407 г. дороговизна была в Пскове, где платили «за овсяную зобницу (кадь) по гривне,
а ржи по три меры (четверика) за полтыну, а соль по гривне» [111, т. 5]. Дороговизна имела место и в других землях. Неурожайный, голодный год.
Зима в Западной Европе была мягкой, неустойчивой. Однако по данным М. А. Боголепова [23], зима была морозной: от Страсбурга до Кельна ездили по льду. Весна была многоводной. В феврале наблюдалось сильное наводнение на Дунае. Весной были наводнения в Швейцарии на р. Маас. Лето было неустойчивым, дождливым, особенно в Прибалтике. Очень холодная погода наблюдалась в ноябре в Париже и в Тюрингии. В Скандинавии была дождливая осень. Стокгольм сгорел от молнии [159]. Неурожайный, голодный год.
Зима 1408 г. на Руси была очень суровой, морозной, холодной, многоснежной. «Toe же зимы снег велик был до шти пядей (около метра), а на ту весну поводь велика; за 20 лет старии памятухи не запомнят толь великия» [112]. Весна была многоводной. Большое половодье наблюдалось в бассейнах Днепра и Волги. Значительная часть Твери была залита водой, на плотах ездили в церковь [111, т. 15]. Лето было чрезвычайно засушливым. Горели леса и болота, дымилась земля: «В лето 6916, июня 21 бысть пожар велик в граде Ростове, множество церквей сгоре. . . и дворы княжи и боярские и прочих людей с многым товаром погореша; ведрено бы велмы тогды, еще к тому же буря, и вихор велик зело; много же людей погоре, боле тысячи душ, такова пожара велика в Ростове не бывало за двести лет» [111, т. 8; 112]. После засухи 22 августа были заморозки. Наблюдалось нашествие саранчи. Чрезвычайно недородный, голодный год; дороговизна.
В 1408 г. наблюдалась новая вспышка легочной формы чумы: «Мор каркотою по всей Русской земле и множество христиан изомроша от глада и мора» [111, т. 11]. В Пскове чума свирепствовала и в предыдущем году: «Мор велик зело» [111, т. 5].
Зима 1408 г. в Западной Европе была самой суровой за последние 500 лет. Замерзло Балтийское море между Готландом и Эландом, между Норвегией, Ютландией и датскими островами. Волки перебегали по льду из Норвегии в Ютландию [15]. Сильные морозы распространились из Северной Европы до Дуная, который полностью замерз. «Большая зима», как ее называли в Германии, длилась с 20 ноября по 5 февраля. Во Франции замерзла Сена, вымерзли все фруктовые деревья. Замерзла также р. Маас. Р. Хенниг отмечает, что в этом году исключительно холодная зима была в Англии. Она длилась с 20 декабря по 11 января; все реки замерзли. В Англии 12 января внезапно началась оттепель; наблюдались наводнения. Весна была многоводной, с наводнениями, лето — засушливым. Все эти данные подтверждаются В. X. Мюллером [163], который также сообщает, что в Германии была холодная зима с кануна праздника св. Мартина до конца января. После внезапной оттепели и сильного наводнения в феврале наблюдался возврат холодов. Лед держался до марта. Имеются сведения о том, что год в Европе был урожайным. Однако по нашему мнению, при столь суровой зиме местные недороды от гибели озимых были неизбежны. Урожай ниже среднего; местные недороды.
Историк В. О. Ключевский [74] указывает, что исторические известия, в которых обозначены старые русские цены и меры хлеба даже для XVI в., не говоря уже о предшествующих веках, мы не умеем прочитать как следует, так как не знаем, что значил рубль на рынке во всех дошедших до нас случаях. Он отмечает, что подобные известия являются историографическими загадками, шифрованным письмом, ключ к которому утерян в веках.
Как правило, цены на хлеб на Руси в определенном районе во все времена были почти постоянны по сравнению с остальными предметами купли-продажи. По В. Н. Лешкову, для каждого места была свое средняя цена на хлеб, как и своя средняя температура [88].
В специфических экологических условиях России во все времена, начиная с седой древности, цены на хлеб оказывали существенное влияние на многие стороны хозяйственной, социальной и даже политической жизни русского общества.

С конца XIV в. на Руси появляются рубли. Рублевый счет, как система постоянная, узаконенная, обязательная появляется в России только с 1409 г. В Псковской I летописи говорится: «Во Пскове отложиша кунами торговати, и начаша торговати пенязи» [111, т. 5]. Для понимания древней рублевой системы приведем, к примеру, денежную систему Новгорода середины XV в.
По данным В. Н. Лешкова, в середине XV в. в Новгородской земле в обиходе были денежные единицы — почка, деньга, гривна, полтина, рубль. Одна почка была равна примерно одной копейке серебром середины XIX в., а деньга равна 4 почкам (копейкам серебра). Одна гривна была равна 14 деньгам, или 56 коп. серебра. Один рубль равнялся 216 деньгам. Таким образом, 1 рубль равнялся 15 гривнам и 6 деньгам. В полтине содержалось 7,5 гривен и 3 деньги. Если в рубле было 216 денег, а в деньге 4 почки, то в рубле было 864 почки, или 3414/25 золотника. Рубль такого веса и более — до 46 золотников — был в обиходе в Новгороде, Пскове, Твери. Деньги новгородские и московские не были равны меж собой. Одна новгородская деньга содержала в себе две московские, иначе, один рубль новгородский был вдвое больше московского [88].
Зима 1409 г. на Руси была суровой, морозной, многоснежной, особенно на юго-западе, северо-западе и северо-востоке; «многое множество христиан этой зимой погибло от голода и замерзли» [111, т. 11].
Нас и поныне волнует вопрос: выстояли ли озимые культуры при столь суровой зиме/ Весь исходный сортовой потенциал озимой ржи находится на территории Русской равнины. Староместные сорта озимой ржи не знают конкурентов по зимостойкости. В течение векового отбора, расселяясь с юга на север, рожь дала начало ряду популяций, отличающихся исключительной зимостойкостью и холодостойкостью и высокой пластичностью как перекрестноопыляющиеся растения. Озимая пшеница, вероятно, в XV в. могла возделываться на юго-западе, хотя В. О. Ключевский указывает, что в XVI в. на северо-востоке России возделывали только яровую пшеницу. Еще Н. И. Вавилов указывал, что наибольшую зимостойкость озимой пшеницы в условиях Нечерноземья проявляли ее староместные сорта в лесной и лесостепной зонах [34]. Разумеется, до нашего времени не могли сохраниться староместные сорта озимой пшеницы и ржи XV в. Но их генетический потенциал несомненно нашел отражение в староместных сортах последующих поколений. Мы считаем, что в условиях зимы 1409 г. местные недороды от
гибели озимых могли иметь место, так как маловероятно, чтобы на всей территории Русской равнины снежный покров был достаточно одинаков, чтобы уберечь озимые от вымерзания, так как была «зима тяжка, и студена зело, и виалицы (метели) и ветры велицы» [111,
т. 11). Лето было засушливым, с ранними заморозками [147]. Очевидно, погибли и яровые культуры. Неурожайный, голодный год;
дороговизна.
В Западной Европе зима 1409 г. была неустойчивой, мягкой, весна — маловодной. В Богемии начали пахать и сеять в январе [23]. В Пруссии лето было засушливым [159]. В Магдебурге были буря и землетрясение. В Европе наблюдалось много наводнений [159]. Среднеурожайный год.
Данные о погодных условиях 1410 г. на Руси очень мало. Зима была морозной, многоснежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным, осень — очень дождливой. «В ту же осень о Дмитриеве дни (6 октября) бысть вода велика в Волзе и в всех реках, якоже и весне» [112]. Среднеурожайный год.
Данных о погоде 1410 г. в Западной Европе мало. Р. Хенниг сообщает, что в конце января наблюдались частые ураганы в Центральной Европе [159]. Год, вероятно, был урожайным. О погодных условиях 1411 г. летописных сведений нет.
Для оценки условий погоды в 1411 г. мы воспользуемся оригинальной работой М. Е. Ляхова [90], в которой определены климатические экстремумы в центральной
части Русской равнины в XIII —XX вв. по историческим данным. Исходя из того, что в международной климатологической практике климатические нормы определяются как средние величины за 30-летний ряд наблюдений, Ляхов весь ряд (по историческим и инструментальным данным) разбил на тридцатилетия с 1201 по 1980 г.
По измерениям средних климатических норм можно судить о колебаниях климата за последние 780 лет. Ляхов произвел стыковку рядов доинструментального и инструментального периодов. Связывающим звеном, позволяющим восстановить, климатические нормы температуры в древности, послужили данные об экстремальных климатических явлениях. Не вдаваясь в тонкости его исследования укажем, что он обнаружил четкую связь средних 30-летних температур воздуха с разностями числа случаев с положительными и отрицательными экстремумами по всем сезонам. По его данным, за последние 780 лет в средней полосе Русской равнины выделяются пять 30-летий с наиболее низкими зимними температурами воздуха: 1411 — 1440, 1441 — 1470, 1471 — 1500 гг. (со средней температурой — 10,0. . . — 10,2°С), 1621 — 1650, 1651 — 1680 гг. (со средней температурой — 10, 4 °С). При этом за период 1441 — 1470 гг. отмечались похолодания всех сезонов, особенно летнего. По данным Ляхова, средняя температура летних месяцев за 30-летие 1411 — 1440 гг. была на 1 °С ниже, чем за 30-летие 1351 — 1380 гг. Для Нечерноземья Русской равнины,
где свободно могут разместиться несколько европейских государств это свидетельствует о том, что лето в 20 —40-х годах XV в. было значительно прохладней чем в период 1351 — 1380 гг.
Зима 1411 г. была холодной и снежной, весна — многоводной, лето — умеренно теплым, среднеувлажненным. Среднеурожайный год.
В зарубежных источниках нет данных о погоде 1411 г. в Западной Европе. Видимо, год был среднеурожайным.
Зима 1412 г. на Руси была морозной, суровой, малоснежной, весна — маловодной, лето — засушливым, а на северо-востоке и юго-востоке — чрезвычайно засушливым. «В лето 6920 (1412 г.) меженина (засуха) бысть в Новгороде Нижнем» [112]. В конце лета и осенью на Руси были обильные дожди, обусловившие высокое половодье: «Того же лета бысть поводь в Оспожино говение (конец августа), вода велика во всех реках» [111, т. 11]. В 1412 г. Русь охватил сильный голод из-за засухи и последовавшего неурожая хлебов, что привело к гибели множества людей. В августе засуха сменилась проливными дождями. Все летописи констатируют, что в конце лета наблюдался необычайно сильный подъем воды в реках Русской равнины. Осень была холодной, ненастной. Местные недороды, дороговизна. Неурожайный год.
В Западной Европе зима 1412 г. была неустойчивой, снежной, весна — многоводной, лето — ветреным, увлажненным. В Эльзасе летом наблюдался крупный град. Большие наводнения были в Пруссии. Наводнение на Темзе отмечалось 21 октября. В Германии с 1 по 14 декабря наблюдались сильные ураганы [159]. Среднеурожайный год.
Зима 1413 г. на Руси была очень суровой. На северо-западе, юго-западе и северо-востоке сильные морозы и снегопады продолжались более полугода. Погибли озимые. В России и Литве была такая сильная стужа, что от холода погибали люди [15, 26, 32, 147]. Весна была многоводной, лето — сильно засушливым. Горели леса и болота. Большие пожары наблюдались в Костроме и Твери [111, т. 11, 15, 23]. Недород яровых от засухи. Неурожайный год.
В Западной Европе зима была морозной, снежной, весна — многоводной. Наводнение на Майне наблюдалось 12 марта [105]. Лето было теплым, с ливнями, градом и наводнениями [159, 165]. Среднеурожайный год.
Зима 1414 г. на Руси была необычайно суровой, особенно на северо-западе и северо-востоке. Сильные морозы и снегопады продолжались 17 недель. Погибли озимые культуры. Весна была многоводной. В Новгороде и Твери 12 апреля наблюдалось гало: «Бысть круг велик около солнца» [111, т. 15, 30]. Летом сильная засуха охватила всю Русскую равнину. Горели леса и болота. Большой пожар был в Новгороде в Неревском конце. Сгорело 13 церквей и много улиц. Засуха сопровождалась сильными грозами. В Никоновской летописи неоднократно сообщается, что «бысть засуха велия», «громы велицы и страшны зело» [111, т. 11]. Кроме того, все летописи свидетельствуют о необычной болезни, ранее не упоминавшейся. «В год 6922 (1414 г.) бе болезнь христианом тяжка зело, костолом по всей земле Русской» [111, т. 11]. Некоторые исследователи считают, что это была не чума, а грипп [36]. Недород от засухи. Голодный год.
О погодных условиях 1414 г. в Западной Европе сведений нет. Видимо, год был среднеурожайным.
Зима 1415 г. на Руси была холодной, малоснежной, весна — ранней, маловодной. «В лето 6923. . . Бысть весна рано; до Благовещеньева дни (25 марта) за неделю на Волзе кра (лед) прошла вся» [111, т. 15]. Лето было очень засушливым. Горели леса и торфяники. Горели от пожаров Москва, Смоленск и Тверь. «В лето 6923... Москва погорела град и Смоленск» [111, т. 18]. Наблюдалось обратное течение Волхова и других рек. Обратное течение Волхова наблюдалось вскоре после спада весенних вод, в течение 5 —9 дней и повторялось обычно несколько лет подряд. Это явление наблюдалось в природе только в очень засушливые годы и вызывало суеверный страх. После 1525 г. это явление в летописях не упоминается, повидимому, из-за усыхания Ладожского озера. Осень была теплой, начало зимы — мягким. Летом (16 июня) наблюдалось затмение солнца [111, т. 11]. Недород от засухи.
В Западной Европе зима 1415 г. была неустойчивой, мягкой, но многоснежной [23], весна — многоводной. Весной наблюдались большие наводнения на р. Ногат (приток Вислы) и на Рейне. В начале июля в Богемии выпал град величиной с куриное яйцо. В Эльзасе дождь лил весь год. Погибли все зерновые культуры. Местные недороды от избытка влаги.
Зима 1415/16 г. на Руси была неустойчивой, снежной и морозной. Волга замерзла 2 января: «Той же осени Волга ледом замерзла в канун Рождества Христова» [112]. Весна 1416 г. была многоводной, лето — умеренно увлажненным. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1415/16 г. была мягкой, малоснежной. В Германии 15 декабря еще цвели цветы. Весна и лето были избыточно влажными, с наводнениями. Много ливней и наводнений наблюдалось в Германии и Польше. Большое наводнение было на Рейне в районе Кельна. Необычайное ночное наводнение было в Вестфалии [159, 165]. В Богемии наблюдался «кровавый» дождь. Местные недороды от избытка влаги.
Зима 1417 г. на Руси была очень суровая, снежная. «В лето 6925. . . тое же зимы мнози людие от мраза изомроша; студено бо была зима — велми» [111, т. 11]. В некоторых районах погибли озимые. Весна была многоводной, лето — умеренно засушливым. На Руси свирепствовала легочная и бубонная чума. В Никоновской летописи говорится: «В лето 6925 (1417 г.). . . мор бысть страшен зело на люди в Великом Новгороде, и во Пскове, и в Ладозе, в Русе, и в Порхове, и в Торжке, и в Твери, и в Дмитрове, и по властей и по селам. И толико велик бысть мор, яко же живии не успеваху мертвых погребати. . . и многа села пусты бяху, и во градех, и в посадех, и едва один человек или детище живо обреташеся. . . и быша дворы велицыи и силнии пусты...» [111, т. 11]. Эпидемия была страшная: многие дворы опустели, в некоторых остались в живых два, а в иных ни одного человека. В Новгородской летописи сообщается: «В лето 6925. . . како могу сказати беду ту страшную и грозную, бывшую в сей мор. . . на всяк день умираху толко, яко не успеваху погребати их...» [111, т. 3]. При сравнении летописных описаний эпидемии чумы на Руси в 1417 г. можно сделать вывод о точной географии ее распространения и достоверно восстановить клиническую картину болезни. Эти описания настолько схожи, что можно предположить существование в XV в. уже специальной медицинской терминологии [36]. Неурожайный, чумной, голодный год.
В Западной Европе в 1416/17 г. зима была длинной, суровой, многоснежной [23]. В Германии, например, она длилась с 10 ноября по 15 марта [165]. Весна была многоводной, а лето — засушливым. Местные недороды.
Зима 1417/18 г. на Руси была суровой [70]. Много людей замерзло. Погибли озимые. Весна была многоводной, лето — умеренно увлажненным. Неурожайный год. Голод начался с весны 1418 г. В Западной Европе зима была неустойчивой, малоснежной. Весна была маловодной, лето — теплым. Среднеурожайный год.
Зима 1419 г. во всех землях Руси была морозной, многоснежной. Зимой была эпидемия в Киевской земле [32]. Весна была многоводной, дождливой. В Новгороде 18 апреля была сильная гроза: «Бысть буря велия с вихром сильным, и туча страшно зело с дождем и с градом великим. . . и бысть вода всюду многа» [111, х. 11]. Наблюдался ураганный ветер с дождем и необычайно крупным градом. Лето было засушливым. Горели леса и болота. Большой пожар был в Новгороде, где сгорели Славянский и Плотничий концы [26, 37]. Летом в отдельных районах были заморозки [70]. Вследствие засухи, заморозков и дождей погибли яровые культуры [37, 70, 88, 126]. С этого года в течение 20 лет было 9 значительных неурожаев, а пять из них непрерывно следовали один за другим в 1419, 1420, 1421, 1422 и 1423 гг. Если последние три носили на Руси повсеместный характер, то недороды 1419 и 1420 гг. наблюдались на северо-западе, северо-востоке и юго-востоке, в частности в Новгородской земле, в Костроме, Ярославле, Галиче, Плесе и Ростове. Погибли рожь и яровые хлеба. Из-за неурожая всех зерновых на северо-западе в 1419 г. началось массовое переселение в Литву. Год неурожайный, голодный.
В Западной Европе зима 1419 г. была неустойчивой и многоснежной. С 19 по 21 января прошли снегопады в Центральной Германии
[159]. Многоснежная зима была в Прибалтике [121]. Весна была многоводной, лето — прохладным и увлажненным. Год среднеурожайный.
Зима 1420 г. на Руси была суровой и снежной. «Того же лета на зиму была люта зима; были морозы три месяца поряду» [112]. Погибли озимые, а на юго-западе — все зерновые культуры. Замерзло Черное море. Весна была многоводной, лето — очень засушливым. Летом 15 июня выпал снег: «Снег паде на Никитин день 6 июня и иде три дни и три нощи, и паде его на четыре пяди, и потаял, и всяко жито под снег полегло, и не бысть кому жати, люди от мора померли» [111, т. 3]. Это же сообщение некоторые исследователи относят к 18 июня [105], 21 августа [26] или даже к 4 октября [32]. Зима была ранняя, с сильными морозами. Было необычайно холодно. Затем внезапно наступила оттепель, сошел снег. Согласно Новгородской летописи, 10 декабря в 9 ч. вечера в Твери наблюдалось сильное полярное сияние — возле луны стоял светлый столб от земли до неба. Местные недороды. Чрезвычайно неурожайный, голодный год.
Сильнейшая эпидемия, как предполагают, сыпного тифа [36], поразила русские земли в 1419 — 1420 гг. В 1419 г. она вспыхнула в Киевских землях, в 1420 г. — опустошила Киев, Переславль, Псков, Ярославль, Суздаль, Галич, Ростов, Кострому и другие города и селения. Не обошла она и Москву. Из-за высокой смертности среди земледельческого населения, некому было убирать даже тот скудный урожай, где он удался несмотря на засуху. «Стояше жито на нивах пусты, жати некому. . . и бысть глад по великому том мору и мало людий во всей русской земле остася от мору и от меженины» (засухи) [111, т. 11]. «В лето 6928 мор бысть силен на люди, почался на Успение святыя Богородица (28 августа). . . и тако вымроша, яко и жита бе жати некому» [111, т. 8]. Голодный год.
В Центральной Европе зима 1420 г. была необычно мягкая, малоснежная. В Швейцарии в марте уже цвели деревья, 16 апреля — розы, чуть позже — виноградники. В середине апреля созрели ягоды и вишня. Жатва началась 13 июня, 31 июля — сбор винограда. В Германии в Бранденбурге деревья зацвели 29 марта, 13 апреля — виноградники. В Центральной Европе 17 июня наступили холода; 16 и 17 июня по течению Рейна были сильные снегопады. В Южной Европе и в Причерноморье от сильнейших морозов погибли озимые. Зима была здесь столь суровой, что замерзло Черное море [159]. — Зима 1421 г. на северо-западе Руси была необычайно мягкой и многоснежной. Но есть данные, что на северо-востоке русской земли зима была очень холодной, морозной: «Быша мразы велице зело» [111, т. 11]. В целом «В лето 6929 зима бысть снежна велми, и потом на весну бысть вода велика и сильна» [111, т. 3]. Весна была многоводной, дождливой, 30 апреля необычайно высокое половодье наблюдалось на Волхове. Это наводнение новгородцы сравнивали с всемирным потопом. В Новгороде 28 мая была сильная гроза; 3 июня гроза сопровождалась чрезвычайно редким явлением — каменным дождем. «Тоя же весны, в Петрово говение, мая 25 бысть в Новгороде в нощь найде туча дождевая страшно зело, и падаш с дождем камение аки яблока, а иное аки яйца, а в Пскове в ту же нощь, видиша облака огненная; и бысть все лето дождево и вода велика» [111, т. 5]. В эту ночь гроза была в Пскове. И. Е. Бучинский полагает, что каменный дождь с сильным грозовым ливнем — есть не что иное, как большое падение медленных метеоритов. Метеорный след в виде тучи продолжался почти до рассвета [32]. Лето было избыточно влажным. «Бысть все лето дождево и вода велика» [111, т. 5]. Осень была дождливой, холодной. В сентябре наблюдались сильные морозы, а в середине месяца выпал снег, который шел два дня и две ночи. Потом начался ураган и вновь похолодало. Оттепели чередовались с морозами. Урожай погиб. Начался голод. Местные неурожаи на Руси от избытка влаги и голод. В Новгороде 17 сентября 1421 г. началась эпидемия легочной чумы: «Поча бысть болезнь коркотная» [26; 111, т. 30]. Однако Н. К. Васильев и А. Е. Сегал об этом случае не упоминают [36]. Очень голодный год, причем голод был отмечен в Новгороде еще в мае: «Тогда же глад бысть в Новгороде» [111, т. 6]. Сильный голод и дороговизна были по всей русской земле в течение трех лет [111, т. 5].
В Северной Европе в 1420/21 г. зима была суровой, снежной. Замерзло Балтийское море между Любеком и Датскими островами. Однако во Франции зима была мягкой [15]. Весна была многоводной, с сильными разливами рек. Лето было устойчиво теплым, увлажненным. В середине августа прошли сильные снегопады в Швейцарии. Исключительные штормовые морские приливы были 28 ноября на побережье Северного моря в Фрисландии, Голландии и Англии. Было затоплено 72 поселения, погибло 100 тыс. человек [159, 161]. В середине декабря наблюдались сильные наводнения на Рейне. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1422 г. на Руси была суровой, многоснежной. Морозы держались три месяца [111, т. 15]. В Никоновской летописи об этом сказано так: «бе бо зима студена велми» [111, т. 11]. Замерзло Балтийское море. Озимые на северо-западе погибли. Весна была многоводной. Что касается характера лета, то о нем исследователи пишут по-разному. В. М. Пасецкий [26] указывает, что оно было засушливым. М. А. Боголепов считает, что до 1430 г. пожары лесов и болот в летописях не фиксировались. Он полагает, что лето 1422 г. было избыточно влажным с летними заморозками [16]. Этой точки зрения придерживается и Г. И. Швец [147], который считает, что лето было многоводным. Возможно, что где-то на северо-западе лето было в некоторых местностях засушливым, так как об этом имеются сообщения в Псковских летописях. В Софийской I летописи написано, что «того же лета Москва город погоре, месяца август в 18» [111, т. 5]. Москва загорелась в полночь, а «назавтре о полудни преста гореть» [111, т. 34]. Причина пожара неизвестна. Чрезвычайно неурожайный, голодный год.

Повсеместный неурожай 1422 г. был настолько опустошительным — и это отмечают все летописцы — что голод этого года по силе и распространению был равным недородам и голодам 1128 — 1130, 1229 — 1230 и 1601 — 1603 гг. «В лето 6930 (1422 г.). . . бысть глад велик по 3 годы: и преже в Новгороде и по всем их волостем, и на Москве и по всей Московской и по всей Тверской Земле» [111, т. 5]. Эти бедствия в Софийской I летописи описаны с еще большей выразительностью: «Глад бысть силен по всей Земли Русской, на Москве. . ., на Костроме. . ., в Новгороде Нижнем. . . и мор бысть, с голоду всякую мертвечину ели. . .» [111, т. 5]. С особенной скорбью этот голод описан в Никоновской летописи: «. . .глад бысть велик по всей Земле Русской. . . и мнози людие помроша з голоду, а инии из Русии в Литву изыдоша, а инии на путях с гладу и з студена помроша, инии же и мертвыя скоты ядаху, и кони, и пси, и кошки, и кроты, и люди людей ядоша. . .» [111, т. 11].
Голод достиг апогея зимой 1422/23 г. «. . .на ту же зиму поча быти глад велик, и бысть три лета, люди людей еши, и собачину ели по всей Русской Земле; и на Москве оковъ (кадь) жита по рублю, а на Костроме по два рубля» [111, т. 6] В. Н. Лешков [88], отлично разбиравшийся в ценах и деньгах древности, указывает, что во время этого голода, длившегося три года, в Москве за оков ржи платили 1 рубль и 1 '/2 рубля, на Костроме — 2, а в Нижнем Новгороде — даже 6 рублей. В Пскове за зобницу ржи платили 70 ногат, жита — 50, овса — 30 ногат, а за полтрети зобницы ржи — полтину. Уместно напомнить, что просо, очень распространенная культура на Руси еще в X в., в XV столетии уже почти сходит на нет, а рожь — неизменно главный хлеб Руси-России (кстати, ее так и называли — хлеб), и летописцы, ужасаясь дороговизне зерна в голодные годы, указывают именно цену ржи.
В ту зиму была необычайно высокая смертность среди бедняков, трупами которых в одном Пскове наполнили 4 скудельницы, а в Новгороде — «три скудельницы мертвых наметаша» [111, т. 6]. Во всех летописях отмечается, что от людоедства и оттого, что ели всякую мертвечину, на Руси началась эпидемия. Вероятно, это была массовая желудочно-кишечная интоксикация, что в совокупности с голодом уносило десятки тысяч жизней.
В Западной Европе зима 1422 г. была суровой. Балтийское море замерзло. Озимые хлеба вымерзли. Весна была ранней. От оттепелей и таяния снега были сильные наводнения. В середине мая наблюдалось похолодание в Швейцарии. Лето было неустойчивым. Местные недороды от гибели озимых; голод.
Зима 1423 г. была суровой, морозной, снежной, на северо-западе — очень суровой. Погибли все озимые культуры. Весна была неустойчивой, маловодной, лето — засушливым. «В лето 6931 бысть меженина (засуха) в Новгороде Нижнем» [111, т. 15]. Засуха распространилась на все Верхнее, Среднее и Нижнее Поволжье. Видимо, сильная засуха охватила весь юго-восток Европейской России. Неурожай на Руси был повсеместный, голод чрезвычайный. Осень на северо-западе Руси была суровой, холодной. Балтийское море замерзло [163]. «В лето 6931 г. (1423 г.) глад бысть силен в Русской Земли; з голоду умроша, по путем лежаще», — повествует Воскресенская летопись [1 И, т. 8]. «. . .в Ростовской же области люди ядуще, не могуще глад терпети, мнози же мертвыя мяса едоша, и конину, и псину, и кошки ядоща. . .» [111, т. 5]. Голод был следствием неурожая всех последних пяти лет (1419 — 1423 гг.), но в последние три года неурожаи были повсеместными, а в 1423 г. — от жестокой засухи.
В Западной Европе зима 1422/23 г. была чрезвычайно суровой. В Северной и Средней Европе была жестокая стужа. Замерзло все Балтийское море. Очень лютой была зима во Франции [163]. Висла была скована льдом с 13 декабря по 21 марта [159]. Балтийское и Северное моря замерзли настолько, что на большом протяжении были покрыты крепчайшей толщей льда, по которому проходили торговые пути между Данией и Мекленбургом, Любеком и Данцигом [15]. Озимые культуры погибли. Весна была многоводной, лето — увлажненным. В октябре наблюдались большие наводнения во Фландрии [159]. Местные недороды от гибели озимых.
Зима 1424 г. на Руси была неустойчивой, снежной, в Литве —
необычайно теплой. В январе и феврале цвели фиалки и сады [111, т. 32]. Весна была маловодной, лето — засушливым, особенно в Тверском княжестве [111, т. 15]. Местные недороды от засухи. В 1424 г. была новая вспышка чумы на Руси и в Западной Европе. «Того же лета в Немцех, и в Литве, и во Пскове, и в Новгороде, и во Твери, и на Москве, и по всей Русской Земле нача мор быти железою, и охрап кровию, и умираху человеци и бысть туга и скорбь велиа по всей Земли» [111, т. 11]. Новгородская летопись относит к этому году и эпидемию в Карелии: «И мор бысть в Корельской Земли» [111, т. 3]. А Новгородская II летопись относит это событие к 1423 г. [111, т. 30]. Неурожайный, голодный год.
В Западной Европе зима 1424 г. была малоснежной, весна — многоводной. В конце апреля в некоторых местностях шли ливневые дожди; погибло 70 человек. В Люцерне 26 и 29 июня наблюдались дожди с градом. После трехдневных дождей 2 и 3 августа было сильное наводнение на Рейне в районе Базеля. Но на большей части Западной Европы лето было засушливым. В Германии засуха длилась с марта до ноября [159, 165]. Осенью наблюдались сильные северные ветры. Замерзло Балтийское море [163]. По льду ездили и ходили из Любека в Данциг [163, 165]. Неурожайный год от избытка влаги и от засухи.
В 1425 г. кончился многолетний голод. Год был урожайным. Хлеб в Пскове подешевел: за полтину можно было купить пять зобниц ржи [88]. Сведений о погодных условиях этого года мало. Сильный пожар был в Новгороде. Сгорели Торговая сторона и весь Людин конец [26]. В 1425 г. на Руси свирепстовала чума. Никоновская летопись свидетельствует, что «. . .во всех местах мор бысть велик зело. . . С Троицина днии мор велик бысть на Москве, а пришел от Немец в Псков, а оттоле в Новгород и до Тверь и на Москву доиде, и на всю землю Руськую. . .» [111, т, 11]. Но главное, прекратился голод на русской земле.
В Западной Европе этот год был также урожайным. Зима 1425 г. была мягкой, весна — неустойчивой, многоводной, с наводнением на Эльбе у Стендаля, лето — умеренно влажным [159].
Зима 1426 г. на Руси была морозной, холодной, снежной. Осенью замерзло Балтийское море [163]. Это, несомненно, сказалось на урожае хлебов на северо-западе Руси. Весна была многоводной, лето — умеренно влажным. В Псковской земле в августе была такая сильная гроза, что многие жители ждали смерти. Среднеурожайный год. Однако на русском севере в 1426 г. народ еще голодал: «А за Волоком глад бысть и купиша кадь ржи по 40 белок» [111, т. 6, 23]. о В Западной Европе зима 1426 г. была такая же суровая, как и в 1424 г. Балтийское море замерзло еще поздней осенью и можно было ездить по льду из Дании в Любек [15]. В Дании холодная зима затянулась до поздней весны. Весна была многоводной, лето — очень жарким, особенно в конце июня. От солнечных ударов в Германии погибло больше народа, чем от вражеских мечей [159]. Осень и начало зимы 1426/27 г. были теплыми, мягкими. В Эльзасе в декабре цвели деревья [105]. Среднеурожайный год.
Зима 1427 г. на Руси была устойчивой, снежной, весна и лето — теплыми, влажными. Очень урожайный год на Руси. Голода не было, но свирепствовала эпидемия черной оспы. «Мор бысть велик во всех градях русских по всем землям, и мерли прыщем; кому умереть, ино прыщь син, и в третий день умираше, а кому живу быти, ино прыщь черлен на долго лежит доидеже выгниет. И после того мору как после потопа толико лет люди не почали жати, но маломочный и худи, и щадушнии начаша быти. . .» [111, т. 11]. Софийская I летопись сообщает: «Мор же велик бысть во всех градях русских, мерли прыщом»
[111, т. 5]. Много народу в этом году погибло не от голода, а от черной оспы. «Умножи бог всякого обилья хлеба во Пскове, по 7 зобниц ржи на полтыну а говядь з яловичи на полтыну. . .» [111, т. 5]. Урожайный год.
В Западной Европе зима 1427 г. была мягкой, теплой, весна — немноговодной, теплой, сухой. Весь год был теплым. В районе Вюрцбурга 29 июня наблюдалась буря с крупным градом. Были выбиты все стекла в городе; много людей и животных погибло. В Англии лето было очень дождливым [159], осень — теплой, сухой. В Германии в декабре цвели васильки и персики [163]. В Дании фруктовые деревья зацвели в день Сакса — 6 декабря [15]. Надо полагать, что подобное явление наблюдалось и в Северной и Центральной Европе. Урожайный год.
Зима 1428 г. на Руси была мягкой, неустойчивой, весна — умеренно увлажненной, лето — дождливым. Среднеурожайный год. В Западной Европе зима была неустойчивой, мягкой, теплой, весна — увлажненной, лето — избыточно влажным. По данным Р. Хеннига [159], год был дождливым. М. А. Боголепов подтверждает это [16]. Летом на западе было много наводнений [159]. Сильные штормовые приливы наблюдались 13 октября на побережье Северного моря [159, 161]. Среднеурожайный год; в некоторых местах недороды от избытка влаги.
Зима 1429 г. была на Руси суровой, многоснежной. На северо-западе погибли озимые. Весна была многоводной, с поздними заморозками, лето — умеренно увлажненным, осень — холодной. Сильные снегопады наблюдались 24 сентября, которые обусловили стихийное бедствие и неурожай [132]. Местные недороды и голод. В Западной Европе зима 1428/29 г. была многоснежной [159]. В, Швейцарии 13 октября 1428 г. наблюдались сильные снегопады. В Базеле крыши многих домов не выдержали тяжести снега [163]. В Северной Европе зима была очень суровой. Балтийское море замерзло. По льду вдоль берега ездили из Мекленбурга в Данию и из Пруссии в Гольштинию [15]. Очень суровая зима была в Польше. Весна была многоводной [147], лето — умеренно влажным. Местные недороды от гибели озимых.
Три года подряд (1421 — 1423 гг.) на Руси были очень голодными. По своей жестокости этот голод не уступал сильному голоду в XIV в. После этого последовало несколько благоприятных лет. Средний урожай на Руси был в 1425 и 1427 гг. Однако к началу 30-х годов бедствия возобновились. В летописях до 1430 г. не упоминается о чрезвычайных засухах на Руси [16].
Зима 1430 г. была суровой, малоснежной. Замерзали люди и звери. Замерзло Балтийское море [15]. Озимь на северо-западе, северо-востоке и юго-западе погибла. Весна была маловодной, засушливой [147], лето — необычайно засушливым. От засухи горел весь юго-восток Русской равнины. В 1430 г. (как и в будущем 1431 г.) от засухи, подобной засухам 1372, 1378, 1921, 1972, 1975 гг., горели леса и болота в Европейской России. Летопись свидетельствует: «Того же лета сухмень была велика и воды добре малы, а земля и лесы горяху, и дым мног вельми, иногда же друг друга не видеши, и с того дыму зверии и птицы и рыбы в водах мряху, и человецы в нужи бяху велице и умираху» [111, т. 11]. Засуха в Московской земле была очень жестокой: «Сухмень была велика и воды добре малы, а земля и горы и лесы горяху» [111, т. 11]. В 1430 г. осень была чрезвычайно засушливой: «Той же осени вода бысть мала велми, и земля и лесы горяху и дым мног вельми, иногда друг друга не видети; и с того дыму мряху рыбы и птицы, а рыбы дымом воняша и по два года» [111, т. 12, 16, 24]. В этом году «. . .сентября 24, бысть буря велика по три дни и много пакости учинило по граду и по всей волости, яже окрест града Пскова» [111, т. 5]. Пожары лесов и торфяников свидетельствуют о том, что засуха была очень жестокой; чрезвычайный неурожай зерновых и пропашных культур. От засухи пожар был в Ростове Великом [26].
В Западной Европе зима 1430 г. была холодной. Балтийское море замерзло; по льду ездили из Дании в Швецию. Во всей Северной Европе погибли озимь, виноградники и плодовые деревья. В Германии зима была суровой. Замерзли Висла и Дунай, на котором лед держался в течение двух месяцев. Весна была неустойчивой, с возвратом холодов и заморозками. В Тюбингене (Шварцвальд) погибли виноградники и озимые [23]. В Германии от поздних заморозков (15 и 20 мая) погибли виноградники. Похолодание и изморозь наблюдались 23 мая [159]. Лето было неустойчивым. С 14 июня в течение 8 дней в Южной Германии отмечались возвраты холодов и снегопады [159]. Погибли озимые, виноградники, пропашные культуры. Неурожайный год во всей Европе.
Зима 1431 г. была морозной, суровой, малоснежной. На северо-западе погибли озимые. В Европейской России (это отмечается во всех летописях) наблюдалось сильное полярное сияние: «Того же лета знамение бысть, явись на небеси три столбы огнены» [111, т. 11]. Весна была маловодной, лето — очень засушливым. Горели леса и болота, дымилась земля. В Никоновской летописи это бедствие описано так: «Тогда же и засуха бысть велия, и земля и боры, и болота горяху, и глад быся велик по всей земли Русской» [111, т. 11]. Воскресенская летопись дополняет картину: «И мгла стояла 6 недель; солнца люди не видали, рыбы в воде с дыму мерли и птицы падали на землю, не видели летати» [111, т. 8]. «Тогда же засуха была, земля и болота горели, и мгла стояла 6 недель. . . глад быша велик по всей земле Русской» [111, т. 5]. Второй год подряд неурожай на Руси был чрезвычайный — погибли все яровые и пропашные культуры. Очень голодный год.
В Западной Европе зима была суровой. Балтийское море замерзло; по льду можно было ездить, например, от Сконе до Зеландии [15]. В Северной Европе озимые культуры погибли. Весна была маловодной, лето — влажным. Местные недороды.
Зима 1432 г. на Руси была суровой, снежной, весна — многоводной. В Пскове 12 мая была сильная гроза: «Туча темна и грозна, и дождь силен, и гром страшен. . . Беспрестанно блистали молнии» [26]. Лето было умеренно увлажненным, на юго-востоке — среднезасушливым. Осень была сухой. В Новгороде был сильный пожар. Той же осенью погорел «Околоток весь и Владычнь двор» [111, т. 3]. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1431/32 г. была особенно суровой с 20 ноября по 4 марта [159]. С 5 по 8 марта в Германии, Голландии и Швейцарии из-за сильной оттепели были наводнения. С 18 марта по 4 мая наблюдались возвраты холодов, особенно в Германии [159]. Необычайные холода здесь держались в течение 40 дней [163]. Весна была многоводной. Сильно разлились Рейн, Майн, Эльба и Дунай [23, 105]. Лето было жарким и влажным. С 31 июля по 2 августа наблюдались наводнения от ливней на Эльбе и реках в Богемии [159]. Местные недороды.
Зима 1433 г. на Руси была холодной, морозной и снежной, весна — многоводной, лето — дождливым. От молнии возник пожар в Новгороде. Сгорели Людин и Загородный концы. Псковская I летопись рассказывает о страшных грозах в июне и июле [111, т. 5]. Видимо, среднеурожайный год. В Псковской земле урожай был хорошим.
В Западной Европе зима 1433 г. была очень суровой [23, 159]. Сильные холода и морозы чередовались с оттепелями. Очень холодно было в Германии, где замерзло 36 рек [163]. В Арагоне и Наварре снег лежал 40 дней. Холода, снег, ливни наблюдались на Рейне, в Ломбардии; 4 января было наводнение в Боварии. В феврале от таяния снега наводнения были в Голландии. Сильно разлился Майн. С весны до сентября было жарко и сухо [159]. В Южной Германии с 30 июня по 3 июля были сильные ливни, а в Нюрнберге — большое наводнение [159]. Лето в сельскохозяйственном отношении было неблагоприятным [23]. Осенью в Тюрингии шквальные дожди разрушили 40 сельскохозяйственных поместий. Урожай ниже среднего; в некоторых местах был неурожай. Недород в Германии и голод («хлеб дорог велми») [111, т. 35].
Зима 1434 г. на Руси была суровой, многоснежной, весна — многоводной, лето — умеренным. И как в 1425 и 1427 гг., после ряда неурожайных и среднеурожайных лет снова на Руси был урожайный год. По данным Н. М. Карамзина [70], в Пскове хлеб был очень дешев: «ржи на полтину 13 зобницы».
В Западной Европе зима 1434 г. была длительной, суровой; в Северной и Центральной Европе — суровой, многоснежной. Морозы начались в декабре. Сильные морозы зимой держались около трех месяцев — с 28 ноября до 20 февраля. В Англии эта зима называлась «зимой с великими морозами». Темза до Грейвсенда с 4 декабря по 19 февралей была скована льдом [15, 159]. Весна была многоводной [22]. В апреле в Германии наблюдались возвраты холодов [163]. На Балтике 4 мая были штормовые приливы со снегопадами и градом. В Германии и Швейцарии замерзли виноградники. Май был холодным и неблагоприятным. 9 июня до осени было очень дождливо. Вообще лето было избыточно влажным во всей Европе. Большие наводнения на Эльбе и Майне наблюдались 2 и 3 августа [105, 159]. В странах, расположенных между Рейном и Ломбардией, 18 октября был страшный южный ураган с грозами. Зима наступила рано. В Кастилии с 7 ноября по 15 января 1435 г. шли дожди и снег. Бедствия от непогоды распространились на всю Европу от Испании и Ломбардии до Германии и Англии. Погибли озимые и яровые культуры. Неурожайный, голодный год.
3uMa 1435 г. на Руси была морозной. Весна была поздней, холодной и неурожайной: «Весна была тогда велми студена» [111, т. 5]. Лето было неумеренно холодным: «А лето студено да мокро, и никакое жито не родилося» [26; 111, т. 25]. Летом наблюдались летние заморозки [22]. «Того же лета мороз бысть в Петрово говение (пост) с 22 июня по 7 июля, поби рожь на поли» [111, т. 5]. Неурожайный год.
Зима 1434/35 гг. в Западной Европе была суровая, многоснежная и длилась с 4 января по 10 марта. В январе замерзли озера Швейцарии и Рейн на всем своем протяжении. Очень суровая зима была в Бельгии, где толщина льда на реках достигала более двух футов (71 см). Весна была холодной и многоводной. В Эльзасе 2 мая отмечалась изморозь. Летом наблюдались заморозки, от которых погибли яровые. Осенью были наводнения и ураганы. В Швейцарии 31 декабря была сильная гроза. Неурожайный год.
Зима 1436 г. на Руси была морозной, суровой, длительной, весна — многоводной, лето и осень — необычайно дождливыми. От избытка влаги погибли посевы. От ранних морозов погибли все посевы. «В лето 6944. . . осени. . . мраз поби обилие, в жатвенный год, во всей Новгородской область, и той же осени и вода бысть велика», —повествует Новгородская I летопись [111, т. 3]. Никоновская летопись подтверждает: «Мраз поби обилие и во всей Русской земле» [111, т. 11]. Неурожайный год; дороговизна. Из-за чрезвычайного неурожая от избытка влаги и заморозков был такой сильный голод, что из Новгорода многие ушли к немцам. Страшный голод был и на Смоленщине, где «бысть глад велик». В Литве зима была суровой и продолжительной [147]. Неурожаи 1435 и 1436 гг. были обусловлены несвоевременными дождями, заморозками (как в 1419 и 1420 гг.) и засухой.
В Западной Европе в 1435/36 г. зима была очень суровой, снежной и длилась с 4 декабря до середины марта. В Польше и Германии зима была чрезвычайно суровой, весна — многоводной, лето — избыточно увлажненным. В конце июня во Фландрии были большие наводнения. В Западной Европе с начала мая по сентябрь наблюдались частые наводнения и разливы рек из-за ливневых дождей и бурь [159]. Неурожайный, голодный год.
Зима 1437 г. на Руси была устойчивой, морозной, многоснежной, весна — многоводной. Так, Новгородская I летопись свидетельствует: «Toe же весны в Новгороде вода подмыла вал города у Детинца. . . и падеся стена каменна и колокольница... от Волхова» [111, т. 3]. Лето было умеренно влажным, осень — многоводной, избыточно увлажненной. В Ильмене и Волхове осенью наблюдалось высокое половодье: «Тоя же осени вода бысть велика зело. . .», из-за чего «много пакости причинилося» [111, т. 5]. Урожай ниже среднего; голодный год.
Сведений о погодных условиях 1437 г. в Западной Европе очень мало. Во многих районах Швейцарии были сильные бури, грозы и град. В середине ноября наблюдались большие штормовые приливы на побережье Северного моря [159]. Вероятно, год среднеурожай-ный.
Зима 1438 г. на Руси была суровой, многоснежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным. От обильных продолжительных дождей погибли яровые и пропашные культуры. В Коломне и Смоленске были большие пожары, причины которых неизвестны [26]. Неурожайный, чрезвычайно голодный год.
По словам неизвестного летописца «много лиха того году учинилось по всей земли Литовской и Русьской»1. По сведениям П. В. Голубовского, в 1881 г. в Смоленской земле тоже был сильный неурожай и свирепый голод. Много горя было по всей земле Литовской и Русской: «Много кровопролития сталося, брат брата своего рожоного убивал». Такого ужаса старые люди не припоминали [26]. «По селам и по городам звери людей ядали, а в городе Смоленске и по местам и по улицам псы людей ядали, головы по улицам волочили и руки и ноги человечьи, матки деток своих ели от великого голода, а великий пост мясо ядали» [111, т. 12, 35]. Дороговизна была страшная: «. . . четверть жита была потри копы грошей» [111, т. 17]. Подобный голод на Руси был в 1127 — 1128, 1230 — 1231, 1315 — 1316, 1422 гг. и в другие годы. Много людей погибло в 1438 г. от голода. Непонятно почему неурожай и чрезвычайно голодный 1438 г. не были отмечены ни Н. М. Карамзиным [70], ни последующими исследователями неурожаев и голода в России, такими, как В. Н. Лешков [88], Ф. И. Словцов [126], В. Н. Щепкин [150], Л. Весин [39], К. Вернер [37], С. А. Князьков [81], Ф. М. Леонтович [87], А. В. Романович-Славатинский [116] и др. Нет данных о погодных условиях этого года и у М. А. Боголепова [16 —231.
В Западной Европе зима 1438 г. была суровой, снежной и длительной. В Богемии она длилась до мая. Весна была многоводной, лето — неустойчивым. В некоторых районах, например в Богемии, лето было засушливым, в других — избыточно влажным. В Швейцарии лето было дождливым. Большие наводнения наблюдались в Голландии на Ваале (приток Рейна). Осень была холодной. Морозы установились в ноябре. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды.
Относительно последующих ближайших лет в летописях не приводятся сведения о недородах, голодах и эпидемиях на Руси, вызванных экстремальными погодными условиями. Вероятно, урожаи были ниже среднего уровня.
х/Зима 1438/39 г. на Руси была суровой, многоснежной, весна — многоводной, лето — умеренно влажным. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1438/39 г. была очень суровой (с ноября) и многоснежной. От таяния снега в середине февраля было сильное наводнение на Дунае [159] и на других реках. В начале мая наблюдались сильные снегопады в Германии (в Брауншвейге). Лето было умеренно увлажненным. Год максимума солнечной активности [40, 168]. Среднеурожайный год.
1. А. Трубницкий. Хроника белорусского города Могилева. Чтения в Императ. о-ве истории и древностей при Московском университете, 1877, кн. 3, с. 206.
Зима 1440 г. на Руси была суровой, многоснежной. В Польше, Литве и в соседних землях зима была тоже суровой и весьма продолжительной [15]. Весна была многоводной, лето — засушливым. Большой пожар отмечен в Полоцке. «Погорел Полтеск весь» [111, т. 3]. Горели леса и болота. Урожай ниже среднего уровня. В Западной Европе зима была необычайно суровой, очень продолжительной [15], весна — ранней, многоводной. В феврале отмечались наводнения в Южной Германии и Австрии, особенно сильным оно было на Дунае. В нижней Австрии от наводнения вода поднялась выше городских домов. Большие штормовые приливы наблюдались на побережье Северного моря [159]. О характере лета сведений нет. Среднеурожайный год.
Зима 1441 г. на Руси была очень суровой. От морозов и метелей погибло много народу: «Зима была велми люта, метелица без пристани, с морозом была и мерли люди многи по селам и по дорогам с великие студени; и снег был велми велик; за многи лета таковое зимы не было» '. Озимые вымерзли. Весна была многоводной. «Toe же весны вода была велми велика в Смоленске: все место была поняла (затоплено) мало не дошла до Покровской горы» [147]. Под термином «место» следует понимать все городское поселение на берегу Днепра в старинном Смоленске, исключая старинную крепость. Гора Покровская находится на правом берегу Днепра, напротив бывшего Борисоглебского монастыря. Такое большое затопление Смоленска могло быть только в очень многоводную весну [147]. Лето было влажным. В Ростове Великом 26 июля наблюдалась сильная буря с градом «яко и по стенам знати было и верх у колокольницы сорвало» [26, 32]. Местные недороды от гибели озимых. В Западной Европе с 4 декабря 1440 г. по 26 января 1441 г. отмечались сильные морозы и снегопады. В Польше и Литве зима была очень суровой, весна — многоводной, лето — умеренно влажным. Местные недороды.
Зима 1442 г. на Руси была суровой, морозной. «Также зима люта бысть зело, и мрази велии и нестерпимы, и много скотом и человеком зло сотворися», — повествует Никоновская летопись [111, т. 12]. От жестоких морозов погибло много людей и скота. Весна была маловодной, недружной, с возвратом холодов и сильных морозов: «. . . бысть отзимие и паде снег велик и паки соиде» [111, т. 12]. Наблюдалась очень ветреная погода обурями и грозами: «Быша громы велики, и молнии страшны, и ветри, и вихри велици, и бысть страх на всех человецех» [111, т. 12]. Лето было сильно засушливым. Горели города, леса и болота. Три пожара в течение месяца наблюдались в Новгороде, из них два — сильнейших (13 и 23 мая). Сгорело много улиц и «христианских душ бог весть сколько» [111, т. 3]. Осенью был пожар в Москве. В Тверской земле отмечалась сильная засуха: «. . . была меженина в Твери. . .» [112]. Чрезвычайно неурожайный год; дороговизна. (Оков ржи стоил 16 алтын, в Москве — 12 алтын, а овса — 6 алтын.)
1. А. Трубницкий. Хроника белорусского города Могилева. Чтения в Императ. о-ве истории и древностей при Московском университете, 1877, кн. 3, с. 208.
В 1442 г. встречается известие о десятилетней дороговизне хлеба в Новгороде, в котором «платили за две коробьи по полтыне овогдаже больше, а иногда меньши, частоже негде купити (хлеба); бысть туга». (В. Н. «Пешков [88], как и Н. М. Карамзин [70], принимая коробью за четверть, получали стоимость четверти, равную 54 деньгам, осьмины — 27 деньгам.) В Пскове с 14 декабря 1442 г. и до конца лета 1443 г. свирепствовала бубонная чума: «Мряху мужи и жены и младые дети. . . Кому явится железа, то наскоры умираша, а почало мерети кануне Миколина дни (28 декабря) зимнего. . . и мряху все лето» [111, т. 12]. Голодный, бедственный год.
В Западной Европе зима 1441/42 г. была суровой, многоснежной; в Германии — очень суровой. В Швейцарии 19 февраля 1442 г. наблюдались сильные снегопады. Весна была многоводной, лето — жарким и засушливым, осень — холодной, зима — ранней. Сильные снегопады отмечались 30 октября в Австрии [23, 159]. Большие наводнения были на Майне. Нижняя часть Франкфурта-на-Майне была совершенно затоплена, так же как в 1421 и 1424 гг. Такого затопления не наблюдалось до 1480 г. [165]. Неурожайный год. Зима 1442/43 г. на Руси была необычайно суровой, с жестокими морозами, многоснежной. Сильные холода усугубили бедствия и голод. От голода и холода погибло много людей и скота. В Можайске замерзших и погибших набралось три скудельницы [26, 111, т. 23]. В Западнорусской и Белорусско-литовской летописях отмечается, что была «зима суровая, беспрестанные метели и морозы» [111, т. 35]. Другая летопись сообщает: «Зима была студена и сено дорого» [111, т. 5, 23]. Погибло много скота. Весна была многоводной. Большое наводнение наблюдалось в Смоленске: «Тоя же весны поводь была велика в Смоленске, весь посад поняла (покрыла) мало не дошла вода до Покровеныя горы» [111, т. 17]. Лето было сильно засушливым: «Бысть меженина (засуха) по всей земле Руской» [147]. От сильной засухи был чрезвычайный неурожай и голод; дороговизна. Цены на хлеб возросли вдвое по сравнению с голодным 1442 г. В Твери, например, оков ржи стоил 26 алтын, а козелец сена — 12 алтын [111, т. 23]. По тем временам это были очень высокие цены. От голода погибло много людей. В Тверской летописи есть указание на мор в Твери. Бубонная чума бесчинствовала на Руси до конца лета 1443 г.
В Западной Европе зима 1442/43 г. была такой же суровой, как в 1408 г. (Это была самая холодная зима в Западной Европе за 500 лет, с X по XIV в. [163].) В Германии зима была суровой, продолжительной (с 1 октября по 3 июня). Все озера Швейцарии и Рейн замерзли 13 декабря и были подо льдом до 3 марта. В начале мая наблюдались снегопады. Особенно сильный снегопад был 12 мая. Лето — дождливое, с частым градом. Неурожайный год. Зима 1444 г. на Руси была чрезвычайно суровой, морозной и многоснежной на северо-западе и юго-западе. От мороза погибла татарская конница на территории Украины: «А зима люта и велми зла, и снези велицы и ветры и вихри сильни, понеже зима бе люта и снежна, а татарове конми обмерли, и от мраза студени велиа померзли»
[111, т. 12]. Весна была многоводной, лето — неустойчивым, избыточно влажным. В Московской и Новгородской землях наблюдались наводнения [15]. В Новгородчине имела место эпизоотия: «Кони много падути» [111, т. 3]. Местные недороды.
Зима 1444 г. в Западной Европе была суровой, весна — многоводной, лето — избыточно влажным, с возвратом холодов. Так, в середине августа в Швейцарии в течение трех дней были сильные снегопады и очень холодная погода [159]. Среднеурожайный год. Зима 1445 г. на Руси была необычайно суровой, «много христиан от мраза изомре» [111, т. 12]. Во время похода великого князя Василия на татарского князя Ахмета много русских воинов погибло от жестоких морозов [111, т. 3]. Погибли озимые. Весна была многоводной, лето — засушливым. В Москве 23 июля пожар был такой сильный, что «ни единому древеси в граде остатися»; расплавились каменные церкви, городские стены, «а людей многое множество изгоре» [111, т. 6, 8, 12, 15]. При пожаре погибло 700 человек. Такой пожар мог произойти только в исключительно засушливом году. Чрезвычайно неурожайный, голодный год. В Новгороде была страшная дороговизна хлеба: «А в Новгороде хлеб дорог бысть не только сего единого году, но всю десят лет. . . Иногда негде купить и бысть скорбь, и туга христианам велми и мнозе от глада падающе умираху» [111, т. 3]. Многие жители покинули город и уходили «...одни в Литву, одни в Латинство, иные к бусурманам» [111, т. 16]. Голод на Руси не прекращался в течение всего десятилетия — 1436 — 1445 гг. Эти годы были крайне неблагоприятными в сельскохозяйственном отношении и обусловили хронические недороды, дороговизну хлеба и голод во многих землях Руси. В Новгородской I летописи передана скорбь народная от этих бедствий — голода и холода: «только слышали плачь и рыданье по улицам и по торгу, и мнози от глада падающе умираху, дети пред родители своими, отца и матери пред детьми своими, и много разидошася, инии в Литву, а инии в Латинство и с хлебом дахуся гостем. А в то же время не бе в Новгороде правде и правого суда, и въсташа ябетницы. . . и начаша грабити по селам и по волостям и по городу» [111, т. 3, 16].
История свидетельствует, что в очень голодные годы на Руси часто случались грабежи, убийства и даже людоедство. Совершенно очевидно, что стихийные бедствия и голод приводили к гибели людей, к расстройству земледельческой экономики, к обострению социальных отношений, выражавшемуся в мятежах и восстаниях.
Зима 1445 г. в Западной Европе была очень холодной, снежной, весна — дождливой, многоводной. Сильная гроза с градом была 14 марта в Дортмунде. В Нюрнберге 22 марта наблюдалось наводнение. В Германии с 15 по 18 мая было очень холодно [159]. В мае было наводнение на Дунае, на Молдау (в Чехии), в Швабии и Эльзасе. Май был исключительно дождливым, с наводнениями. Наблюдались большие разливы Эльбы (24 мая), Дуная и Молдау. В других странах лето было избыточно дождливым, осень — чрезвычайно дождливой. Длительные дожди и наводнения были на Рейне. Неурожайный, голодный год от избытка влаги.
Зима 1446 г. на Руси была холодной, очень суровой: «Тогда же бе зима велми студена» [111, т. 17]. В Софийской II летописи в рассказе о бегстве Василия II от Дмитрия Шемяки упоминается, что «. . . убежати им никано бяше, понеже тогда снег бысть 9 падей. . . (около 120 см)» [111, т. 6]. Эти сильные снегопады наблюдались в Московской земле. О многоснежной зиме на юго-западе Руси отмечается во Львовской летописи [111, т. 20]. Как повествуют летописи, в Смоленске «за многие годы таковой зимы не бывало» [111, т. 35]. В Новгородской земле 12 января от зимней грозы и града «паде пшеница и рожь и жито на поле и на лесе от града за 5 верст, вдали от Волховца и до Мьсте реке на 15 верст» [26; 111, т. 16]. Вероятно, сильный ветер или смерч перенес зерно на большое расстояние. Отметим, что это событие Новгородская IV летопись относит к 1447 г.: «В лето 6955 (1447 г.) генваря 12 бысть облак тученосен, с дожгем, пшеница и рожь и жито на поле и на лесе, от града за 5 верст, вдали от Волховца и до Мьсте реке на 15 верст; людие собравше, елико кто изообрет и пренееоша во град. Граждане же стекошася видети сие преславное чюдо, откуду и како бысть» [111, т. 3, 16]. М. А. Боголепов подтверждает этот факт [16]. От голода и холода погибло много людей. Весна была многоводной. Сильное половодье наблюдалось в Смоленской земле. Лето было избыточно влажным. Осенью было землятресение в Москве. «Тоя же осени октября 10 день, в 6 час нощи той потрясеся град Москва. Кремль и Посад и храмы поколебашися» [111, т. 8]. Неурожайный, голодный год; дороговизна.
После очень засушливого лета 1430 г. весь следующий период по мере приближения к 60-м годам и все 60-е поды вплоть до 1471 г. были дождливыми. Лишь в 1449 и 1451 гг. наблюдались кратковременные засухи, которые не сопровождались лесными и болотными пожарами [16].
Социально-экономические условия в различных регионах Руси складывались неодинаково. В Пскове в связи с лучшим состоянием земледелия обычно имелись хлебные запасы как у хлеборобов, так и в общественных городских хранилищах.
В Новгороде, где хлеб был преимущественно привозным, благополучие народа зависило от своевременного подвоза хлеба; голод и дороговизна наблюдались здесь чаще, чем у соседей. Наряду с отсутствием запасов, а зачастую из-за несвоевременного привоза хлеба на рост хлебных цен, вероятно, оказывало влияние местное боярство, которое по экономическим и политическим соображениям скрывало наличные запасы хлеба. Все это, а также спекуляция хлебом, неустойчивость и неупорядоченность денежного обращения и худшее состояние хлебопашества в совокупности приводило к жестокому голоду в Новгородской земле. Так было и в 1446 г., когда наблюдались страшная дороговизна хлеба: «Ржи коробья по полалтыне бысть» [111, т. 3].
Конечно, освоение паровой системы земледелия и широкое внедрение трехполья привели к некоторому улучшению зернопроизводства. Этим достижением собственно и отличается феодальная социально-экономическая формация. Но для Новгородской земли дороговизна хлеба являлась наиболее характерным экономическим бедствием.
В Северной Европе зима 1446 г. была суровой, снежной. В Дании _ чрезвычайно суровая зима наступила 5 февраля. Наблюдались зимние грозы в Швейцарии [159]. В начале апреля наблюдались сильные бури с грозами и снегопадами в Западной Германии, во Франции, в Голландии и Швейцарии. Страшные штормы и приливы имели место на побережье Северного моря, в результате чего было затоплено 16 селений и погибло не менее 100 тыс. человек [159, 161]. С 8 по 18 мая в Европе отмечались возвраты холодов и заморозков [159]. Лето было избыточно влажным [23]. В начале года (6 января) наблюдалось наводнение в Базеле. Неурожайный год [105, 126]. Зима 1447 г. на Руси была холодной, суровой, снежной, с непрерывными метелями. Много людей погибло от холода. Весна была многоводной: «Вода была велика велми в Смоленску, весь посад подняло, мало не дошло до Покровской горы» [111, т. 35]. Лето и осень были избыточно влажными. В Москве 22 ноября наблюдалась сильная гроза: «В полночь страшный гром и молния велика зело» [111, т. 5].
В Западной Европе зима была суровой, снежной [23]. В Германии зима была мягкой, теплой [159]. Весна была многоводной. Наводнение от разлива рек наблюдалось 1 марта на Рейне. Лето было теплым и сухим. Однако 8 июля большое наводнение отмечалось на Рейне [105, 159]. Осень была сухой. Урожайный год. Зима 1448 г. на Руси была неустойчивой, весна — маловодной, лето — умеренным, дождливым. Снег выпал 10 сентября 1448 г. Тверская летопись сообщает: «... и лету изшедшу. . . пал снег на Семен день» [16; 111, т. 15; 112]. Известно, что даже более поздние снегопады (14 сентября 1453 г., 23 сентября 1230 г., 24 сентября 1420 и 1421 гг.) приводили к значительным потерям урожая. Этим объясняется тот факт, что в Польше, а также в западных землях Руси и в Литве, наступил великий голод, а вслед за ним — эпизоотия и эпидемия. В Софийской, Воскресенской, Литовской летописях подтверждается, что в этом году был мор на людей, коней «и всяку животину» [111, т. 8, 15, 25]. Эпидемия была недолгой, но жестокой. Неурожайный, голодный, чумной год.
Согласно Псковским летописям, с 1341 по 1560 г. было 14 опустошительных эпидемий на Псковской земле. Каждая из этих эпидемий была для народа тяжелой катастрофой, а в 1352 г. эпидемия опустошила почти всю русскую землю. Удивительно, что эпидемия 1448 г. не нашла отражения в специальной литературе [36]. Во многих районах, как обычно при голоде, наблюдались грабежи, но вещи не брали, а только продукты питания —хлеб, масло, крупу, солонину [111,
т. 15, 32].
В Западной Европе зима 1448 г. была мягкой, неустойчивой, малоснежной. В течение всей зимы, до Пасхи на Рейне был очень низкий уровень воды. Рейн в районе Майнца можно было перейти вброд. С 29 апреля по 9 мая наблюдалась очень холодная погода с сильными снегопадами в Средней Европе. Лето было жарким, засушливым. Осенью были грозы с градом в Эльзасе и Германии. В Эльзасе 4 января была сильная гроза с градом. Среднеурожайный год во многих странах и местные недороды в некоторых странах Западной Европы от засухи.
Зима 1449 г. на Руси была неустойчивой, малоснежной, весна — ранней. В Московской земле полевые работы начались в середине
апреля. Тверская летопись сообщает: «Той же зимы бысть рано весна, о заговений великом о молочном тепло стало, до Велика дня учали сеяти, а Волга прошла за неделю до Благовещениева дни» [111, т. 15; 112]. Таким образом, ледоход на Волге завершился в конце марта. Весна была маловодной, лето — засушливым. Летом сгорела полностью Тверь [147]. Местные недороды.
В Западной Европе зима 1449 г. была мягкой с небольшими морозами, малоснежной. Ледовая обстановка на Балтике была благоприятной. Море было свободно ото льдов. Весна была маловодной, лето — избыточно влажным. 4 июля наблюдались возвраты холодов и изморозь в Семиградии. В Базеле 27 августа отмечались гроза и буря, обложные дожди с крупным градом. Осенью (24 и 25 октября) на побережье Балтийского моря были штормовые приливы. В Тоскане наблюдались наводнения. Год максимума солнечной активности. Неурожайный год.
Зима 1450 г. на Руси была умеренно холодной, многоснежной, особенно на юго-западе Руси. Зима была такая многоснежная, что татаро-монгольские войска вынуждены были прекратить свой поход на Подолию, в связи с тем, что был «снег величий». Весна была многоводной, лето — дождливым, избыточно влажным. В Москве 14 и 22 августа наблюдалась сильная буря с грозой. По мнению В. М. Пасецкого, лето этого года было засушливым. Засухе сопутствовали пожары. Сильно погорели Москва и Псков [26]. Осень была ненастной. «В лето 6958 (1450 г.) ... погоре весь Псков октября 31» [111, т. 5]. Лето было увлажненным, местами засушливым. Возможно, были местные недороды. Среднеурожайный год.
Зима в Западной Европе была умеренно морозной, снежной, весна — ранней, устойчивой, лето — дождливым, с грозами, градом, ливнями [23]. Неурожайный, голодный год.
3.2.2. Экстремальные условия погоды и неурожаи во второй половине XV в. н. э.
Вторая половина XV в. относится к малому ледниковому периоду. В целом зимняя температура с 1441 и до конца XVII в. были заметно ниже, чем в последующие 285 лет, хотя на фоне похолодания наблюдались отдельные теплые периоды, например, теплые зимы 1665/66 и 1718/19 гг. в Северной Европе, Англии и в других странах [25, 90 и др.]. Наступание ледников в целом было характерно для всего северного полушария в малый ледниковый период. Это не могло не отразиться и на урожае сельскохозяйственных культур.
Как уже упоминалось, наибольшая изменчивость климата в Европе проявилась между 1300 — 1450 гг. Холодный, влажный период, начавшийся с 1441 г., длился почти до конца 60-х годов XV в. Однако он прерывался рядом засушливых лет, к числу которых относится и 1451 г.
Зима 1451 г. на Руси была умеренно холодной, снежной, весна — маловодной. Летом наблюдалась кратковременная засуха, которая не сопровождалась пожарами лесов и болот, но достигла Подмосковья. Во времена нашествия татар на Москву «тогда и засуха бе велика» [111, т. 8, 12, 24, 25]. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды от засухи.
О погодных условиях этого года в Западной Европе сведений мало. Однако можно утверждать, что зима была мягкой, с оттепелями. По данным Р. Хеннига, очень сильное наводнение было 1 февраля в Нюрнберге. Наблюдался разлив Майна. Весна была многоводной. 9 мая было большое наводнение на Цирекезеро было 9 мая в Голландии. Лето было избыточно увлажненным, с большими наводнениями. В Цвелте 3 июля наблюдалась сильная гроза с градом, величиной с куриное яйцо [159]. В Магдебурге 1 июля была сильная ночная гроза с проливным дождем. Очень сильная гроза с ливнем была 3 августа в Праге. В Базеле 22 августа было наводнение. Осень была избыточно влажной. Сильные дожди с градом были 26 и 27 ноября в районе Базеля [159]. Неурожайный, голодный год.
Зима 1452 г. на Руси была неустойчивой, малоснежной, весна — маловодной, лето — увлажненным, осень — теплой, продолжительной. «В лето 6960. . . осень была долга; Волга стала канун Рожества (25 декабря 1452 г.)» [111, т. 15; 112]. Среднеурожайный год.
Зима 1452 г. в Западной Европе была мягкой, неустойчивой, с оттепелями, весна и лето — увлажненными. В конце февраля было наводнение на Ааре. В Нюрнберге 9 июля было наводнение [159]. Среднеурожайный год. Голод в некоторых странах [128].
Зима 1453 г. на Руси была поздней, началась в январе, и «не бысть снега, гол бысть велми зима» [111, т. 5]. Весна была маловодной, засушливой, лето — засушливым. В Москве 2 июля был пожар [111, т. 23]. Осень была прохладной, дождливой, с ранними морозами. В начале осени «мраз много жита побил; сентября в 5 (ст. ст.)» [111, т. 5]. Озимых из-за дождей не сеяли. Местные недороды. Голодный год. Неурожаи в Псковской и Новгородской землях [70, т. 5].
В Западной Европе зима 1453 г. была неустойчивой, влажной, весна — маловодной, лето — холодным, дождливым [159]. В Пруссии 3 июля наблюдались возвраты холодов, заморозки. А 22 июля выпал снег. Осень была холодной, избыточно влажной. В Германии 17 сентября были сильные снегопады и заморозки [159]. Неурожай от избытка влаги. Голодный год.
Зима 1454 г. на Руси была морозной, снежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным. На большой территории Руси урожай погиб от обложных летних дождей. Из-за частых ливней осенью озимые не сеяли. «Того же лета дождь бысть умножен и ржей не сеяли» [111, т. 4, II]. Неурожай от избытка влаги. Голодный год.
В Западной Европе зима 1454 г. была умеренно холодной, снежной, весна — маловодной, лето — прохладным, увлажненным. Очень холодно в Германии было 21 мая и 24 июня [159]. Среднеурожайный год.
Зима 1455 г. на Руси была холодной, суровой и многоснежной, весна — многоводной, лето — дождливым. «Того же лета много Дождя бысть велми, наполнишася реки аки весне, а хлеба бог Умножи», — сообщает Псковская I летопись [111, т. 5]. Подобное наблюдалось и в 1404 г.: «Того же лета много дождевья велми, наполнишася реки аки весне, а хлеб бог умножи» [111, т. 5], хотя в большинстве других случаев избыточно влажное лето сопровождалось неурожаем и голодом. Вероятно, все зависело от сроков выпадения осадков и от запасов влаги в почве. Но Псковские летописи обычно повествуют о событиях и погодных условиях на северо-западе Руси. Такие же метеоусловия на северо-востоке или юго-западе могли оказаться причиной недородов. Среднеурожайный год.
Зима 1455 г. в Западной Европе была мягкой, неустойчивой, весна — маловодной. В Вердене 22 марта была сильная гроза с градом; от молнии сгорела колокольня церкви [159]. Лето было умеренно влажным. Среднеурожайный год.
Зима 1456 г. на всей Руси была суровой и многоснежной. На северо-западе погибли озимые. В Воскресенской летописи при описании похода князя Василия Васильевича на Новгород указывается, что в Подмосковье в конце зимы «. . .бысть же плетень меж их и суметы снежные велики, и не бе им язе вместо снятоси. . .», т. е. были сугробы, препятствующие походу [111, т. 8]. Весна была многоводной, лето — избыточно влажным, очень дождливым, с грозами. От молнии погибло много людей и скота. «В лето 6964. . . знамение бысть от грому месяца июня от молния страшная много людей поби и коней. . . Того же лета много дожда бысть велми, и осень вся бысть мокра, от множества дожда и реки наполнишася, аки весне, и по источникам и удолием (низинам)» [111, т. 5]. Неурожай от гибели озимых и от избытка влаги летом. Голодный год.
В Западной Европе зима 1456 г. была очень суровой. Замерзло
Балтийское море. Весна была многоводной, лето — дождливым, но жарким. Избыточно влажное лето было в Германии и в Швейцарии. Сильная гроза была 7 июля в Аугсбурге. Наводнение наблюдалось в Тоскане [159]. Неурожайный от избытка влаги год. Как сообщает М. А. Боголепов, хлеба были поражены грибком [16]. Землетрясение в Италии произошло 13 декабря; были разрушены многие города: «Овы море потопи, другие от труса падоша, иных земля пожре, где же гради или места, тамо пропасти и ныне свидетельствуют» [26].
Зима 1457 г. на Руси снова была суровой, особенно на северо-западе и северо-востоке. Замерзло Балтийское море. Видимо, озимые погибли. Весна была многоводной, лето — сырым, дождливым. Местные недороды от гибели озимых и яровых колосовых от избытка влаги.
В Северной Европе зима 1457 г. была чрезвычайно суровой. Замерзло Балтийское море. В январе король Карл по льду приехал на остров Эланд [15]. В средней полосе Европы зима была с оттепелями и наводнениями. Разлив Майна наблюдался 26 января и 23 февраля [105]. В Нюрнберге 26 января было наводнение из-за ледохода на Реднице, а 23 и 24 февраля — из-за ливневых дождей. Весна была многоводной. С 29 до 31 марта в Граубинде (итальянская Швейцария) прошли ливни. В Германии 19 мая был сильный снегопад. В июне много селений в Италии были разрушены молниями. В Дортрехте 3 июля сгорело (видимо, от молний) 1800 домов и 12 кораблей [159]. Урожай ниже среднего; местные недороды. има 1458 г. на Руси снова была чрезвычайно суровой, многоснежной, особенно на северо-западе и северо-востоке. Весна была многоводной, лето и осень — избыточно увлажненными, дождливыми, с грозами. От молний 8 октября сгорел Муром, 31 октября сгорела треть Москвы. От молнии был пожар во Пскове [111, т. 5, 6].
В Западной, особенно в Северной Европе, зима 1458 г. была чрезвычайно суровой, многоснежной. Балтийское море так замерзло, что можно было проехать по льду из Любека в Данию. Дунай замерз настолько, что на льду его сражалось войско, численностью 40 тыс. человек [159, 163]. Во Франции зима была такой суровой, что замерзли все реки: через Уазу и многие другие реки переезжали по льду [15, 159]. Однако Р. Хенниг сообщает, что 5 марта были большие наводнения на Рейне от таяния льда. Весна была холодной [16]. Сильная изморозь наблюдалась 30 мая в Швейцарии. Лето было засушливым, особенно сухой была осень [159]. Среднеурожайный год.
Зима 1459 г. на Руси была умеренной. Зимой выгорело три конца
Пскова [26]. Весна была маловодной, лето — очень дождливым, но не избыточно влажным. В Псковской I летописи имеется указание, что от молнии во время грозы был пожар [111, т. 5]. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1459 г. была умеренно морозной, многоснежной, весна — холодной [16]. С 29 мая по 7 июня наблюдались возвраты холодов, заморозки, снегопады. Европейские хроники сообщают о «кровавых» дождях. В графстве Бедфорд в Англии наблюдался кровавый дождь. Природа его не объясняется. Среднеурожайный год. Голод в некоторых странах [128].
Хотя с 1457 г., по мнению В. М. Пасецкого [26], зимы на Руси не отличались экстремальными погодными условиями, мы склонны полагать, что зима 1460 г. на Руси, особенно на северо-западе и северо-востоке, была чрезвычайно суровой и снежной, как в 1458 г. Замерзло все Балтийское море. Жестокие морозы не могли не сказаться на озимых. Весна была многоводной, лето — неустойчивым, с ураганными ветрами. В Москве 23 июня наблюдался ураган, которым разнесло всю Москву и многие «села и места далече от града с ливнем и небывалой грозой» [111, т. 6]. В Софийской I и Новгородской I летописях описан такой же ураган в июле в Новгороде Великом: «Буря страшна была, лес ломило и хоромы рвало» [111, т. 3, 5]. От сильной бури многие каменные церкви шатались, со многих домов в Москве были сорваны крыши, заборы поломаны и разнесены; леса старые и боры и дубы великие с корнем вырваны. Люди пребывали в ужасе, однако жертв не было. Пострадали яровые хлеба. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе, особенно в северной ее части, зима 1460 г. была необычайно суровой с декабря до 29 марта. Полностью замерзло Балтийское море. С декабря 1459 г. и до начала 1460 г. были столь суровые морозы, что по льду можно было ходить и ездить из Данцига в Хела. Мороз так усилился, что еще в день св. Гертруды (26 марта) можно было пройти и проехать по льду из Дании в Любек, Висмар, Росток и Штральзунд, а из Любека и Штральзунда в Норвегию 1159J. По льду можно было также пройти из Лифляндии от Ревеля (Таллин) и других мест в Данию, Швецию и обратно, подобно тому, как это имело место в 1458 г. В 1460 г. Дунай и другие реки были покрыты льдом в течение двух месяцев — с 22 января до 20 марта
[15, 159]. Возвраты холодов и выпадение снега наблюдались со 2 апреля по 4 мая. Весна, лето и осень были очень засушливыми. В Англии лето было дождливым, с наводнениями. Дожди с градом наблюдались 7 июля в Брауншвейге. Большое наводнение было 15 июля на реках Лех и Вертах. Сильная буря отмечалась в Венеции. Ночные бури в Германии были 5 ноября и 3 января [159]. Местные недороды от засухи.
Зима 1461 г. на Руси была умеренно холодной, снежной, весна — холодной, с возвратом морозов. «В лето 6969 (1461 г.) ... маиа 7, мрази и снег был по три дни, и лист на древе позябе (померз)» [111, т. 8]. Весна была маловодной, засушливой. Обратное течение Волхова наблюдалось 13 апреля [111, т. 24]. Лето было засушливым. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе зима 1461 г. была суровой, снежной, весна — многоводной, дождливой [16]. Большие наводнения наблюдались 24 февраля в Гиршау, 17, 26 и 27 февраля — в Нюрнберге. Лето было ненастным, избыточно влажным, особенно в Германии, с наводнениями. В Руффе 1 июля выпал снег. Год максимума солнечной активности. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды.
Зима 1462 г. на Руси была умеренно снежной, холодной, весна — маловодной, затяжной, с возвратом холодов и выпадением снега. «Тая же весна тяжка бысть христианам, бысть дни снежны, бурны, студены и бестравны до Троицына дни (6 июня)» [111, т. 16]. В районе Новгорода до середины июня не росла трава. Лето было неустойчивым, с бурями и дождями. Недородный от избытка влаги, голодный год.
В Западной Европе зима 1461/62 г. была очень суровой, холодной, снежной [16, 159], весна — маловодной, лето — очень засушливым, жарким [159, 165]. Большие снегопады наблюдались 8 октября в Семиградии. Местные недороды от засухи.
Зима 1463 г. на Руси была мягкой, снежной, весна — маловодной, лето — умеренно теплым, дождливым. Осенний сезон длился до Лукина дня (вероятно, 6 ноября, ст. ст.), с дождями, ураганами, со снегом и ранним морозом. В Ильмень —озере во время бури утонуло много людей. В отдельных районах была эпидемия: «Многие люди от корости мерли» [111, т. 24]. Видимо, это была черная оспа. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1463 г. была мягкой, многоснежной, весна — многоводной. Большое наводнение наблюдалось 3 марта на реках Рур и Липпе. В Линен вода достигала церкви. В конце марта было наводнение на р. Ногат. Лето было очень дождливым. Гроза в Нюрнберге наблюдалась 25 декабря [159]. Среднеурожайный год.
На Руси зима 1464 г. была очень суровой, снежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным. «Того же лета 6972. . . месяца иуля, бысть доздя много, и бысть вода велика, аки весне, наполнишася источники и реки; а хлеб бысть дешев. . .» — сообщает Псковская II летопись [111, т. 5]. Такие случаи в Пскове были нередкими, например, в 1404, 1455 и 1464 гг., несмотря на неблагоприятную для посевов погоду, на длительные сильные дожди, на мороз и засуху, урожай все же был неплохим и хлеб дешевым.
На северо-западе 1464 г., несмотря на экстремальные погодные условия, был урожайным; хлеб был дешевым в Пскове: за зобницу ржи платили 17 денег, овса — 7, за пуд соли — 3 деньги. На всей Руси урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима 1464 г. была очень суровой, так же как зима 1408 г., которая считалась тогда самой суровой за последние 500 лет, и зима 1443 г. Озимые погибли. В Бельгии морозы наблюдались с 19 декабря до 24 февраля. Через все реки можно было переходить по льду. В литературе имеется указание, что в Бельгии после 1408 г. ничего подобного не было [15]. Однако подобное было, как мы знаем, и в 1443 г. Но такие исключительные морозы могли быть не только в Бельгии, но и в Голландии, Франции, Англии и Германии. В Северной и Средней Европе были жестокие морозы. По данным Р. Хеннига, в Европе зима была многоснежной. В Нюрнберге с 14 января по 11 февраля наблюдалось 39 снегопадов. Сильная буря отмечалась 4 марта в Швейцарии. Весна была поздней, холодной. Снегопады, морозы и град наблюдались 29 апреля. Лето было избыточно влажным, осень — холодной и неустойчивой. С 19 до 22 ноября отмечались штормовые приливы на побережье Северного моря. В Южной Германии 2 декабря были бури с грозами и градом. Неурожайный год.
Зима 1465 г. на Руси была суровой, морозной, снежной, весна — многоводной, лето — увлажненным. В Запсковье 25 мая был пожар [111, т. 5]; в Твери 21 ноября сгорела половина Кремля [111, т. 15]. Но главным бедствием для народа была новая вспышка бубонной чумы. Эпидемия длилась с 1465 по 1467 г. в Псковской и Новгородской землях. Три года подряд чума свирепствовала на русской земле. Много народу погибло. Местные недороды от гибели озимых и яровых.
В Западной Европе зима была суровой [147, 159]. Замерзло Боденское озеро [15, 159]. Весна была холодной, многоводной. Сильный ветер с градом наблюдался 30 и 31 мая. Лето было избыточно влажным. В Нюрнберге 5 сентября была сильная гроза с градом. Осень была холодной, с изморозью и морозами; 13 октября вымерзли многие виноградники и озимые; 29 октября выпало много снега в Швейцарии, который не таял в течение трех дней. Восьмидневное наводнение было на Дунае. Неурожайный год от избытка влаги. Зима 1466 г. на Руси была суровой, снежной, весна — многоводной, холодной. В Воскресенской летописи сообщается: «Того же лета маиа 14 снег пал пяди и лежа два дни. Того же месяца 26 снег лежал День» [111, т. 8]. Таким образом, «по всей русской земле хлеб призяб, Ржи иные ушли, иные призябли, а яровое жито все призябло, опричь (кроме) ячменя» [111, т. 26, 24]. Лето было увлажненным. О гибели яровых от морозов (27 августа и 5 сентября) сообщается в Воскресенской летописи: «. . .И августа месяца 18 мраз был, а другой мраз был того же месяца 27 и ярь побил» [111, т. 8]. В Псковской I летописи сообщается о пожаре в Пскове. В Новгороде 17 сентября была сильная гроза. Чума свирепствовала на северо-западе. Неурожайный, голодный, чумной год.
В Западной Европе зима 1466 г. была суровой и снежной, весна — маловодной, лето — необычайно жарким, засушливым. Местные недороды от засухи.
v/Зима 1467 г. на Руси была очень суровой, многоснежной, Воскресенская летопись повествует: «Toe же зимы генваря 14, бысть мраз лют и множество людей изомре по дорогам, на Москве, и по иным градом, и по волостем и по селам» [111, т. 8]. Весна была поздней, с возвратом холодов. В Псковской земле 14 мая выпал снег и лежал три дня. Лето было увлажненным, с летними морозами. Псковская летопись сообщает, что 11 июня «мраз был» [111, т. 5]. Осень была холодной, влажной. Беспрерывно шли дожди, которые сменились необычайными морозами. В Ростове Великом отмечалось сильное землетрясение [26]. Зима была ранней. Несмотря на экстремальные погодные условия на северо-западе, год был урожайным. Как сообщает Псковская I летопись, «в лето 6975. . . хлеб бог дал то лето во Пскове дешев» [111, т. 5]. Было такое изобилие хлеба, что за зобницу ржи платили 18 денег, овса - — 8, а пуд соли стоил 3 деньги. Дороговизна в Пскове и Новгороде была только на хмель. Об этом имеются сведения также у Н. М. Карамзина [70]. Рогожский летописец указывает, что в Твери был большой пожар. Сгорело 110 дворов [111, т. 15]. В Псковской и Новгородской землях продолжала свирепствовать эпидемия бубонной чумы. Урожайный год на северо-западе. Местные неурожаи на северо-востоке и юго-востоке.
В Западной Европе зима 1467 г. была неустойчивой, снежной, весна — холодной, влажной. В Кельне 12 февраля была сильная гроза; молнией была разрушена церковь. Лето было жарким, засушливым. Уровень воды в Рейне был очень низким [159]. Местные недороды в различных странах от засухи.
Зима 1467/68 г. на Руси после холодной дождливой осени была ранней с необычайно суровыми морозами: «. . .а зима была велми студена» — свидетельствует Софийская II летопись [111, т. 6]. Весна была маловодной, очень засушливой, особенно в юго-западных землях, где от засухи, а также от нашествия полевок погибли посевы. По сообщению летописи, мыши «все поядоша»: и посевы в поле, и зерно на гумнах, вследствие чего на юго-западе был неурожай и сильный голод [111, т. 24]. Сильная засуха была и на северо-западе; наблюдалось обратное течение Волхова (4 дня). От засухи многие города погорели. В Ипатьевской летописи отмечается, что «в начале лета быша суша, яко и градом многим погорети» [111, т. 2]. В Великом Устюге пожар был 24 февраля. В мае сгорела Москва. Большой пожар начался 1 июня на посаде: «Истомно же тогда было внутри города, бе вихор мног» [111, т. 24, 25]. На севере и в Центральной России засухи не было. С июля до глубокой осени наблюдались частые дожди. Народные бедствия усугублялись и междоусобной войной и мором [111, т. 24]. На северо-западе и в Центральной России обложные дожди начались в июле после жатвы и продолжались четыре месяца (до октября). «В лето 6976 . . . нача доходити дождь силен. . ., как христиане ржи пожали, месяца июля, да тако иде весь месяц беспрестани, и месяца августа и сентября и октября, вси четыре месяцы; и наполнишася и ручьи и болонья аки весне водою, а у христиан много по полю вершей погнили, а траву водою по рекам и по ручьям отняло тако же и ржей по селам незасеяли мнози; и многих велма туч дождливым; и бысть христианам нужно велми» [111, т. 5]. Осень была очень холодной, дождливой. «Бе ту осень студена и дождевая» [111, т. 6]. Во время похода царевича Касыма на Казань от бескормицы «кони их с голоду мерли» [111, т. 6]. Зима была ранней, морозной. В этом году не уродились ни зерновые, ни кормовые хлеба. Бедственный, неурожайный, голодный год.
В Западной Европе зима 1468 г. была мягкой, неустойчивой. Однако по данным Е. В. Оппокова [105], во Фландрии зима была очень суровой. Весна была маловодной. О характере лета имеются разноречивые сведения. Р. Хенниг [159] сообщает, что лето было очень холодным, влажным. По данным М. А. Боголепова [16], лето было очень сухим. В Польше наблюдалась сильнейшая засуха. В Прибалтике весна и начало лета были также засушливыми. В конце лета были дожди. В северо-западной Германии дожди наблюдались с 17 сентября до 10 ноября. Большие штормовые приливы на побережье Северного моря были 29 и 30 октября. Неурожайный год.
Зима 1469 г. на Руси была многоснежной, суровой: «Зима была велми студена» [147]. На северо-западе зима была очень многоснежной. Весна и лето были многоводными. В Москве 8 сентября наблюдалась сильная буря с грозой и градом. Возник пожар, видимо, от молнии при сильном ветре, от которого горящие головни «добре далече носило за много верст» [111, т. 24, 25]. Однако, несмотря на экстремальные погодные условия, год был урожайным. «В лето 6977 . . . дал бог во Пскове хлеб и всю сполу дешево» [111, т. 5].
В Западной Европе зима 1469 г. была суровой, многоснежной. Во Франции, в Голландии и Швейцарии зима была очень суровой. В Голландии замерзло Зюдерзее, в Швейцарии — Цирихское озеро. Весна и лето были многоводными, холодными. Большое наводнение было 16 августа на Роне и Ааре [105, 159]. Местные недороды от гибели озимых и яровых колосовых от избытка влаги.
Зима 1470 г. на Руси была очень суровой, многоснежной, особенно на северо-западе и северо-востоке. В Подмосковье весной наблюдался возврат холодов; 4 июня «на ночь пал снег, а на утро к обеду Растаял» [111, т. 24]. Весна была исключительно многоводной, холодной. «В лето 6978 . . . тоя же весне бысть вода велика сильна, наполнившася реки и озера, за много лет не бывала такова вода; а по Великой реке, лед идучи, христианом сильно много хором подрало и запасов снесло и земли, ниви иныя ледом подрало, а иные водою подмыло. . .» [111, т. 5]. Необычайно сильная гроза отмечалась 30 мая. Молнией поразило несколько церквей: «Неизреченно сильно треснул гром велми и велика молния, яко неможно бяше всякие человечьи без ужаса быти. Яко и земли потрястися», — так образно с суеверным страхом рисует летописец картину грозы, которая имела место, видимо, в Пскове. В Псковской земле 3 июля тоже была очень сильная гроза. В Вербное воскресенье (15 апреля, ст. ст.) было знамение: «Появился круг на небе, один край был посреди неба, а другой спустился к западу» [111, т. 6, 12]. В летописях образно описаны ложные солнца. В Московском летописном своде конца XV в. это явление отнесено к 1469 г. [111, т. 25]. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима 1469/70 г. была очень суровой, снежной и продолжительной (с 30 ноября до 3 апреля) [159]. В Германии зима длилась с 12 декабря по 1 мая. Замерзло Боденское озеро [15]. Весна была поздней и маловодной [16], лето — очень жарким, засушливым. В Чехии все реки пересохли. В начале июня в Риме выпал град величиной с яйцо страуса. В середине августа ночью выпал снег в Солотурне. На побережье Северного моря 10 ноября наблюдались сильные штормовые приливы, от которых погибло 10 тыс. человек. Бедственный, неурожайный год.
Зима 1471 г. на Руси была суровой, бурной, с метелями. «В лето 6979 . . . тоя же зимы бысть нужно христианом: как снежна, так и бурна, и за много лет таковы не бывали снеги, а весне было по рекам воды мало» [111, т. 5]. Весна была маловодной. Наблюдались низкие половодья и пересыхание болот из-за засухи в Новгородской и Псковской землях. В Софийской II летописи указывается, что «месяца марта в 13, в среду на третьей недели поста бысть гром и молонья и дождь велик» [111, т. 6]. Поздней весной была засуха («яко и градом многим погорети»). Горели Псков, Вильно, сгорел город Остров. С 30 апреля по 8 мая наблюдался возврат холодов: «. . .с весне, небесного месяца апреля конец ветха, та же и майя нового, быша морози велицы по 9 утра». Хлеб сохранился, но «. . .дубие молодое и ясень и папорт вся мраз призноби» [111, т. 5]. Лето было сильно засушливым. «Ловать засохла, быше бо засуха того лета и бысть пагуба велика» [111, т. 4]. В Никоновской летописи сообщается: «. . .тако исохше земля их яко ни капли дожда с небеси на землю их не бысть во все лето оно, от месяца маиа и до месяца септевриа и от солнечного зноя вся земля их и блата пересхоша. . . и скоту гнаху отовсюду непроходимыми месты, и блаты, а все посуху» [111, т. 12]. Пересохли реки и болота в Новгородских землях. Это помогло войскам Ивана III беспрепятственно подойти сначала к Старой Руссе, а затем к Новгороду и захватить их. Дороговизна хлеба в Новгороде в этом году объясняется не только засухой, но и военными действиями, усложнившими условия подвоза хлеба из Псковщины, где к тому же посевы погибли из-за снежной зимы и возврата холодов в апреле и мае. В летописях имеется еще указание о том, что в Москве 7 сентября было землетрясение. Осень была холодной и ветреной. Во время урагана 11 сентября погибло 180 судов и 900 новгородцев, а также большое количество товаров [111, т. 12]. В XV в., не считая засухи 1431, 1442, 1443 и 1445 гг., на Руси с 1430 г. не было столь сильной засухи, как в 1471 г. Правда, указания о лесных и болотных пожарах нет, но летописец кратко и ясно выражает всю степень бедствия народа: «и бысть пагуба велика» [111, т. 4]. Вероятно, были местные недороды на Руси. Однако В. Н. Лешков [88] указывает, что в 1471 г. в Новгороде «было всякого блага обильно, а хлеб был дешев». Наличие в Новгороде продовольствия чаще всего зависело от привоза. Во Пскове даже в самые страшные голодные 1420 — 1422 гг. «тогда быше старых лет клети всякого обилиа изнасыпаны на крому» [111, т. 5] за счет общественных запасов хлеба. Кроме того, имелись личные запасы хлеба у земледельцев и у бояр. В этом году были трудности с хлебом, но голода не было. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе зима 1471 г. была холодной и неустойчивой, весна — ранней, маловодной, теплой. В феврале цвели деревья, как в мае [159]. Лето было чрезвычайно засушливым. Горели леса и болота в Шварцвальде, Богемии и Тюрингии. Пересох Дунай: в Венгрии его переходили вброд [23]. С начала июня до 24 августа в области Бранденбурга не было дождей. В Солотурне 24 июля выпал крупный град (весом 3 фунта). В Бресции наблюдалось выпадение града величиной с яйцо страуса. Осень в Европе была очень теплой: цвели плодовые деревья [23]. Вероятно, в засушливые месяцы пострадали яровые колосовые хлеба. Урожай ниже среднего уровня. Зима 1472 г. была умеренно холодной, малоснежной, весна — маловодной, лето — засушливым. По данным летописца, на юго-западе погибли от засухи яровые хлеба и был голод. В Воскресенской летописи также указывается, что «В лето 6980 . . . много зла быша, суша, яко и градом многим погрети; в то же время мышей же бесчисленной множество, яко не токмо в гумнах все поядоша, но и на полю. Быша же брани, мор и глад великий» [111, т. 8]. Видимо, в Европейской России была столь сильная засуха, что от пожаров лесов и болот сгорело не только много городов, но и погибли яровые культуры. Во время пожара в Москве 29 июля была сильная буря; огонь перебрасывался ветром с дома на дом, а с церквей и домов срывало крыши. В ночь на 21 августа в Новгороде была сильная гроза. Неурожайный, голодный год от засухи. Мор (от неизвестной эпидемии) и война усугубляли народные бедствия.
В Западной Европе зима была неустойчивой, мягкой, снежной, весна — многоводной, но очень теплой. На Роне наблюдались наводнения [105]. Большое наводнение было в Кракове [32]. Лето было чрезвычайно засушливым. В июне в Германии была сильная засуха и жара; высохли ручьи, местами горели леса и болота [165]. Надо полагать, что при таких экстремальных погодных условиях неминуемо погибли яровые. Неурожайный, голодный год.
Зима 1473 г. на Руси была неустойчивой, холодной, снежной, весна — маловодной, лето — сильно засушливым. Горели леса и болота. Сгорело много городов. В Москве 13 апреля был сильный пожар. Сгорело много домов и складов с зерном [111, т. 25]. Реки обмелели. Земля потрескалась. Озимые и яровые хлеба погибли [16, 26]. Осень была теплой: в октябре вторично зацвели деревья. Неурожайный год от засухи.
Зима в Западной Европе была мягкой, снежной, весна — маловодной. Лето было исключительно засушливым и, по-видимому, одним из самых сухих в истории Европы [23, 105, 159, 165]. В Западной Европе сильная засуха наблюдалась с 29 июля по 8 октября. В Чехии 18 недель (с 21 марта по 2 сентября) горели леса и болота. В Венгрии уровень воды в Дунае был таким низким, что реку можно было переходить вброд. П. Райе добавляет, что лето это было жарче предыдущего: все реки и источники пересохли. Земля трескалась, горели леса и болота, например, в Шварцвальде. Однако 2 июля в Люцерне наблюдалась сильная гроза с ливнем и наводнением. В конце тиюня созрел виноград. Осень была необычайно теплой, в октябре деревья цвели вторично, а 20 ноября снова появились свежие вишни. Летом ураган был в районе озер Зарновитс (Пруссия); в озерах погибла вся рыба [159]. Сильная засуха была в Польше и Литве. Горели леса и боры; озимые и яровые хлеба полностью погибли. Много городов сгорело [32]. Неурожайный, голодный год. Зима 1473/74 г. на Руси была неустойчивой, мягкой, малоснежной, с оттепелью. На северо-западе 18 декабря было тепло. Выпавший в начале зимы снег растаял в декабре. Потеплело, «и соиде снег, и вода разлилася по болотам и по ручьемь, его же и за много лета древле тако здесь не бывало; толь велика вода умножилася, яко же и с Великой реке снесе вода лед. . . месяца декабря в 9 день, в среду на третий день по Николине дни (с 6 декабря), а уже река стояла померзши больше 2 недель» [111, т. 5]. Река Великая освободилась ото льда, хотя она замерзла две недели тому назад. Теплая зима этого года подтверждается Псковской II летописью: «И бысть вся зима тепла, и не льзя бяше Псковичем пойти в Немецкую землю, множество ради вод» [111, т. 5]. Весна была маловодной. Половодье на Днепре было близко к среднему. Весной в Москве было землетрясение [111, т. 24]. Лето было засушливым. В 1474 г. в Новгородских летописях записано, что летом была засуха и «бысть пагуба велика». В этом году отмечена высокая дороговизна хлеба в Новгороде. Осень была холодной, 'неустойчивой. Местные недороды от засухи и от избытка влаги.
В начале 40-х и 50-х годов XV в. в русских хрониках часто упоминаются летние заморозки, суровые снежные зимы и паводки. Слабо освещены засухи 1442, 1443, 1445 гг. и др. Только дается беглое замечание о засухе в 1451 г. во время набега на Москву царевича Мазовши. В 1453 г. от дождей «и хлеба в Новгороде не сеяли». Высокие цены на хлеб были характерны для всего этого периода. Голодов, в смысле массовой гибели от них людей, уже не было. Резкие отклонения от средних агроклиматических условий в 60-е годы летописцами подмечены и описаны, но пагубных последствий они, видимо, не имели, хотя урожайных лет было немного.
В Западной Европе зима 1474 г. была мягкой, весна — маловодной, лето — увлажненным. Ливни с грозами наблюдались в Германии, Австрии и Венгрии. Сильный ураган 8 июля разрушил несколько городов в Австрии и Венгрии [23]. В Аугсбурге церковь св. Ульриха была опрокинута бурей, из-за чего погибло 35 человек. Большие штормовые приливы наблюдались 10 августа на побережье Северного моря. Среднеурожайный год.
Зима 1475 г. на Руси была умеренно морозной, снежной, весна — запоздалой, недружной: «Toe же зимы, месяца февраля в масленое заговение, в 1 час дни, тма бысть наступила по всей земли, пакы сниде», — свидетельствует Софийская II летопись [111, т. 6]. Туманы, изморозь, морозы наблюдались до середины мая [111, т. 12]. Весна была холодной, маловодной, но дождливой. В Московской земле на Москве-реке ледоход начался 11 апреля, а 2 мая наблюдалась сильная гроза; почти целый месяц шли дожди и были «морозы и студень до 11 мая» [111, т. 23]. В Москве 19 мая был большой пожар [111, т. 8]. Пожар был и в Смоленске. Сгорела половина города. Лето было дождливым, многоводным, холодным, осень — дождливой, сырой. На Псковской земле осень была столь дождливой, что жители многих деревень и сел рожь не жали [111, т. 5]; 28 сентября наблюдались снегопады, мороз, но через два дня снег сошел; 15 ноября мерзлую землю снова покрыл снег и реки Великая и Волхов покрылись льдом 17 ноября [111, т. 28]. В Москве 10 ноября «мороз велик был». В Москве 18 ноября снова наблюдались ложные солнца [111, т. 25]. Во второй половине декабря отмечались сильные дожди и оттепель. Год неурожайный, голодный. Однако в Псковской летописи имеется указание, что «хлеб бог дал дешев» (очевидно, во Пскове) [111, т. 5]. Местные недороды от избытка влаги. Но в Пскове из-за наличия хлебных запасов цены на хлеб не повышались.
В Западной Европе зима 1475 г. была мягкой, малоснежной, весна — маловодной, лето во многих странах было дождливым, с грозами. В Кракове был большой пожар, причинивший большой ущерб — «огонь в Кракове много шкоды учинил, а потом бысть поводь великая. . . и на алтару бяше вода» [111, т. 2]. Однако имеется летописное указание, что в Польше лето было сильно засушливым, с нашествием саранчи «. . .в Полизи и Мазовши, иде же з Угор (из Венгрии) и великие шкоды учини» [111, т. 2]. Саранча во все времена приносила много бед, и ее нашествие всегда являлось предвестником голода. В Швейцарии 21 февраля была большая буря с грозой, градом и ливнями. Сильная гроза с градом наблюдалась 26 июня в Южной Германии, Швейцарии и в других районах. Затем наступили сильные холода. Снегопад был в Шварцвальде. Сильные заморозки отмечались 10 сентября в Швейцарии. На морском побережье штормовыми приливами были снесены различные поместья и селения [159]. Местные недороды от избытка влаги и засухи. Зима 1476 г. на Руси была холодной, морозной и снежной; 15 января были «морозы и снеги великие, виялицы страшны, много и людей по дорогам зябло» [26]. В Москве 5 марта наблюдалось полярное сияние. Появление северного сияния на широте Москвы — свидетельство усиления солнечно-земных связей. Круги вокруг солнца (гало) наблюдались 20 апреля. Весна была маловодной, но дождливой, лето — сильно увлажненным. В Москве 9 сентября в полночь была сильная гроза с дождем, о котором летописец сообщает: «Был гром страшен и молния велика» [111, т. 8]. Осенью часто были пожары. В Новгороде сгорело множество зданий и церковь. Погибло много людей. Осень была избыточно увлажненной. «В лето 6984 . . . сильно дождя шло много ино христиане по селам многи по всем волостем ржи не жали; а хлеб дал бог дешев на семь лет», — сообщает хронограф Псковской I летописи. Из-за осенних дождей почти по всем областям рожь была неубрана, что обусловило голод, дороговизну. Местные недороды от избытка влаги.
В Западной Европе зима 1476 г. была мягкой, малоснежной, весна — маловодной, дождливой. В Польше были большие наводнения на Висле. В Кракове 3 июня была сильная гроза. Молния ударила в костел св. Францишка и разбила распятие [111, т. 2]. Лето было умеренно увлажненным. Среднеурожайный год.
Зима 1476/77 г. на Руси была необычайно морозной, суровой, бесснежной. Все реки и болота замерзли. «Сия же осень (1476 г.) суха была и студена, река стала 12 ноября, а ведениеве дни дождь был», а с середины декабря (1476 г.) «оттоль морозов великих николико а снегу не бывало месяцы генваря 9 ... снег пошел да и на завтри, а немного же, а на пядь (18 см, четверть аршина) не бывало его и во всю зиму сию» [111, т. 12, 24, 25]. Озимые погибли. Весна была поздней, недружной, с возвратом холодов; 9 июня «мороз вельми велик был, яко и лужам померзнути и всяк овощ побил огородний и садовой и все обилие (хлеба)», — сообщает Иосафовская летопись. Правда, в другой летописи [111, т. 28] отмечено, что огородные овощи не все погибли. На северо-западе и севере Руси первый мороз был 8 ноября (1476 г.). Первый снег выпал 27 ноября. В последующем снег выпал («попершал») 21 января и 26 февраля и «оттоле не бывал» и здесь «тогда реки и болота вымерзли, рыбы и гады изомроша» [111, т. 24, 26]. Вымерзли все озимые культуры. Весна была маловодной, лето — засушливым. Из-за засухи погибли яровые колосовые [39]. По свидетельству Никоновской летописи «сия же осень суха была» [111, т. 12]. Однако в Москве 10 сентября наблюдались сильные грозы: «был гром великий зело». От удара молнии упала верхняя часть церкви и земля поколебалась «от гремения страшного» [111, т. 23]. Неурожайный, голодный год.
Сведения о погодных условиях зимой 1476/77 г. в Западной Европе противоречивые. М. А. Боголепов сообщает, что зима была мягкой [23]. Р. Хенниг, основываясь на южнонемецких источниках указывает, что в Западной Европе зима 1476/77 г. была очень суровой, многоснежной и длилась с 12 декабря по 2 мая. Боденское озеро замерзло. Только 12 апреля была первая безморозная весенняя ночь. В Базеле со 2 до 10 мая наблюдались снегопады, 13 мая — сильные заморозки [159]. Между тем М. А. Боголепов утверждает, что март и апрель в Западной Европе были очень сухими. По данным Р. Хеннига, лето в Европе было сухим, теплым [159]. Осень была поздней и холодной. Сильные штормовые приливы наблюдались 6 октября на побережье Северного моря. В Аугсбурге 7 октября был сильный снегопад. Сильный мороз отмечался 10 октября в Базеле в Швейцарии. Штормовые приливы на побережье Северного моря были 22 ноября [159]. Среднеурожайный год.
Начало зимы 1477/78 г. на северо-западе Руси было неустойчивым, увлажненным. Затем ударили морозы. Зима была исключительно малоснежной; 6 декабря «князь Великий (Иван III) . . .пришел под город (Новгород), а чрез Ильмен озеро по льду». А уже 15 декабря наступила оттепель и по повелению Ивана III «. . .мастер учинил. . . мост под Городищем на судех на той реке (Волхове)» [111, т. 8]. Весь декабрь был влажным: «В лето 6986 . . . тоя же зимы бысть гром и молния, месяца декабря в 26, нощию» [111, т. 8]. Весна была маловодной: «25 марта прошла Москва река, а на завтрие почали и бродить через нее на конех» [111, т. 25]. Во время Казанского похода Ивана III весной 1478 г. была сильная буря с дождем, и нельзя было подступить к городу [111, т. 8]. Лето, вероятно, тоже было увлажненным, осень — исключительно дождливой, увлажненной: «Тоя же осени бысть вода велика» [111, т. 25]. На Руси снова свирепствовала «черная смерть». Неурожайный, голодный, чумной год.
После «симеоновского мора» (эпидемия чумы на Руси в 1467 г.) чума редко упоминалась в летописях. И только в 1478 г. эпидемия «черной смерти» вспыхнула с новой силой. «Бысть мор в Великом Новгороде: мряхут бо мужи и жены и малые детки, выкоплют яму одну, ино в ту яму положат 2 или 3 или 10 человек в одну яму», — свидетельствует Псковская I летопись [111, т. 5]. Чума была занесена из Западной Европы, где она свирепствовала в 1449, 1473 и 1482 гг. В Псковской земле бубонная чума бесчинствовала впоследствии в течение двух лет (1486 — 1487 гг.).
В Западной Европе зима 1478 г. была мягкой, теплой и малоснежной, весна — маловодной, лето — жарким, сухим. Однако летом в отдельных районах были сильные дожди с градом. От Рождества (1477 г.) до 15 января 1478 г. в Зальцбурге наблюдалось много гроз с градом и теплый ветер [159]. Среднеурожайный год. Зима 1478/79 г. была неустойчивой, малоснежной, весна — маловодной, лето — увлажненным, осень — исключительно дождливой. В Псковской земле 22 ноября «бысть вода велика». На р. Великой было большое наводнение. Сильное наводнение на р. Великой снова было 16 декабря [111, т. 8]. Затем в третий раз встала река [111, т. 8]. Весна была маловодной, лето — увлажненным, осень — необычайно дождливой, многоводной. «Тоя же осени бысть вода велика. . . и много шкоды учинило. . . и не только в городе (Новгороде), но и по волостям» [111, т. 4]. Местные недороды от избытка влаги.
В Западной Европе зима 1479 г. была мягкой, теплой, малоснежной, весна — маловодной и засушливой. Март и апрель были крайне засушливыми, май и июнь — очень дождливыми, особенно в Швейцарии и в Германии. Наводнение на Рейне наблюдалось 29 июня. Затем наступила сильная засуха, которая длилась до 20 ноября [159]. Ночью 14 августа была сильная гроза в Нюрнберге, во время которой молнией были разрушены 6 домов. В Данциге 17 сентября были необычайные ливни. Местные недороды.
Зима 1480 г. на Руси была суровой, снежной; 4 ноября замерзли реки; сильные морозы установились с середины ноября. Люди, которые скрывались «по лесам бегаючи от студени», умирали от голода. С Дмитриева же дни стала зима и реки все стали, и мрази велики, яко не мощи зрети. . .» [111, т. 6]. Во время противостояния русской Рати и монголо-татарских орд Ахмата на р. Угра начались сильные морозы и когда река начала покрываться льдом, татары в страхе побежали от русских войск. Монголо-татарские орды сильно пострадали от лютых морозов и эпидемии (видимо, чумы). (Этим бегством татар завершилось иноземное иго русского народа, длившееся два с половиной века.) Весна была многоводной, лето — увлажненным. Пожар в Москве был 18 сентября. Горел и Ростов. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима была холодной, снежной. От сильных морозов замерзла река Сена [15]. Весна была многоводной. Отмечались наводнения в Чехии и в районе Зальцбурга. Лето было избыточно влажным, дождливым, с наводнениями. Необычайно сильное наводнение было 1 августа на Рейне, после чего река вернулась в свое прежнее (1295 г.) русло и Брейзах от Брейсгау соединился с Эльзасом [159]. В Аугсбурге 3 августа выпал град величиной с куриное яйцо [159]. В Венгрии и Польше свирепствовала эпидемия бубонной чумы: «Мор бысть великий в Полщи, его же из Угор занесоша, иже чрез три лета целые всю Польскую землю пройде, людей умаляя» [111, т. 2]. Неурожайный, голодный, чумной год.
Зима 1480/81 г. на Руси была ранней, суровой, многоснежной. В конце октября «реки все стали и мрази велики, яко не мощи зрети» [111, т. 5]. По свидетельству Никоновской летописи, «В лето 6989 . . . бе бо тогда мразы сильно велицы, а снег человеку в пазуху (по грудь, т. е. более метра), аще у кого конь свернет с дороги, ино двое али трое едва выволоку» [111, т. 12]. Весна была многоводной, лето — умеренно засушливым, с грозами и градом. Большой пожар наблюдался в Москве. Сгорела большая часть города. Местные недороды от гибели озимых.
В Западной Европе зима 1481 г. была очень суровой, особенно во Франции и Швейцарии. Зима продолжалась полтора месяца. В Майнце сильная гроза была 12 марта. От удара молнии сгорел замок. Очень холодно было 24 мая в Пруссии. В Магдебурге 2 июня выпал град величиной с куриное яйцо; наблюдалось наводнение на Эльбе. Наводнение было также на Молдау в Чехии. Сильный град (весом до 1 фунта) наблюдался 21 июля [105, 159]. Местные недороды от гибели озимых и яровых от избытка влаги.
Зима 1482 г. на Руси была холодной, морозной, снежной, весна — маловодной, лето — умеренно засушливым, теплым. Большой пожар был в Новгороде Великом. Сгорело полгорода [111, т. 6]. Урожайный год.
Зима 1482 г. в Северной Европе была суровой, малоснежной, в Средней Европе — снежной, неустойчивой. Сильный ураган 31 января был в Западной Германии. Весна была маловодной, лето — засушливым. Горели леса и болота. Большие пожары были в Шварцвальде [165]. В Данциге были сильные ливни с грозами и градом [159]. Осень была дождливой. В Пруссии 17 сентября наблюдались сильные ливни с грозами. Местные недороды от гибели озимых и яровых от засухи.
Зима 1483 г. на Руси была умеренно мягкой, снежной, неустойчивой, весна — маловодной. В марте большой пожар был в Твери, а 25 апреля — в Новгороде [111, т. 15, 30]. Лето было среднеувлажненным, благоприятным. «Хлеб уродился после Петрова дни (29 июня, ст. ст.); в той же день почали ржи жати, а с Ильина дни (20 июля, ст. ст.) — ярь» [70]. В Риге и Полоцке наблюдалась нехватка хлеба [26]. Среднеурожайный год.
Зима 1483 г. в Западной Европе была мягкой, бесснежной [159], особенно в Германии [15]. Весна была маловодной. О характере лета имеются противоречивые данные. М. А. Боголепов сообщает, что лето было увлажненным [23]. Р. Хенниг [159] утверждает, что оно было очень жарким. Среднеурожайный год.
Зима 1484 г. на Руси была неустойчивой, многоснежной, весна и лето — многоводными. С июня до конца июля на северо-западе Руси шли сильные дожди; реки и озера наполнились водою, как весной. Рожь в то время цвела, но колосья не завязались. Яровые зерновые культуры (ячмень, яровая рожь, овыдь, яровая пшеница, овес) выстояли. Сильный ливень с грозой и градом отмечался 2 августа. Псковская II летопись свидетельствует: «В лето 6992 . . . в Петрово говение и до Петрове дни идяще дождя много, и наполнишася реки и источницы, и езера, аки весне; а рожь тогда цветяше и превратися много ржи на метлу и на костер, а ярового обилия тогда бог умножил. . . месяца июля в 24 ... бысть туча страшна и гром с молнией и дождь силен и со градом и много пакости учини ржи и яри. . .» [111, т. 5]. Весна в Твери тоже была многоводной и дождливой; от града погибли все озимые посевы [111, т. 15; 157]. Неурожайный, голодный год.
В Западной Европе зима 1484 г. была мягкой, бесснежной, весна — маловодной, лето — сухим [159]. В Магдебурге 12 июля был сильный ливень с градом, а на севере — большое 10-дневное наводнение [159]. Среднеурожайный год.
Зима 1484/85 г. на Руси была неустойчивой, мягкой, малоснежной. «В лето 6993 ... с осени пал снег на талую землю, и потом быша морози, а земля чрезо всю зиму бяше тала, и по мхам и по болотам воды и грязи люты померзли и по удолом, где по низким местам под снегом подпрел корень ржаный. . .» [111, т. 5]. На северо-западе Руси, в частности, в Псковской земле, было очень трудно с хлебом, потому что осенью выпал снег на талую землю. И хотя потом наступили морозы, земля всю зиму была талая. Поэтому по долинам и низинам корни ржи под снегом выпрели. Весна была маловодной. Три недели было сухо и солнечно, после чего наблюдался возврат холодов; померзли всходы ржи. Погибли озимые. Дождя не было до Петрово заговения (7 июня, н. ст.) и «ярь сеяна в суху землю не начат усходити» [111, т. 5]. Затем местами были дожди и бури, местами — засухи: «а по иным местам засуха велми бяше». Летом в Москве был пожар. Однако, «где быша дождеве, умножи бог ярового всякого обилья» [111, т. 5]. Озимые погибли. Однако там, где прошли дожди — яровые удались, а где была засуха — они погибли. «Сие лето в Псковской Земли многим христианам бысть вельми притужно о хлебе». Местные недороды. В. Н. Лешков сообщает, что во Пскове четверетку ржи можно было купить по 8 денег, а жита (ячмень) — по 5, а овса зобницу — по 10 и 12 денег [88]. Цены относительно невысокие. По данным Воскресенской летописи, был «в орде глад велик» [111, т. 8].
В XV в. Золотая Орда распалась на несколько независимых ханств, в их числе были Казанское и Крымское. Но степные кочевники существовали и хозяйственный уклад их не изменился. И хотя в 1480 г. Русь покончила с вековым монголо-татарским игом, регулярные набеги татар на Русские земли продолжались.
В правление Ивана III (1462 — 1505 гг.) в основном было завершено образование Русского централизованного государства. В его состав вошли Тверское, Ярославское, Рязанское и ряд других княжеств, а также Новгородская и Псковская земли. Иван III, подчинив Тверь, объявил себя «государем всея Руси», тем самым фактически дал обязательство воссоединить с новой Россией все земли и народности, прежде входившие в Древнюю Русь. Это была не прихоть опытного князя. Он верно чувствовал громадные потенциальные силы великого русского этноса, который начал формироваться в рамках Московского государства. Западно-русские земли, включая Киев и Смоленск, оказались в составе Великого княжества Литовского. Его правители тоже пытались объединить всю Восточную Европу под своей властью. Но успехи русских князей в борьбе с монголо-татарами рассеяли эти надежды. И православные литовские князья пошли на союз с католической Польшей, чтобы устоять против крепнущей Московской державы. И Москве придется еще долго воевать с ними за земли Белоруссии и Украины. Для укрепления военных дружин князю приходится давать воинам-профессионалам деревеньки «в кормление». Так начал формироваться класс дворян как «помещиков», получающих доходы от деревень по своему месту военной службы или в государственном аппарате. Ускоряется процесс закрепощения русских крестьян-земледельцев. Дворяне были заинтересованы в сильной государственной власти, ибо ее аппарат принуждения помогал им собирать, взыскать увеличенный оброк с крестьян. Так, на триста лет дворянин стал главным рычагом новой государственной машины, а крестьянин-земледелец — ее бесправным колесиком. История не бывает безымянной. И в последующий 300-летний период крепостничества во главе крупнейших крестьянских восстаний стояли Иван Болотников, Кондратий Булавин, Степан Разин, Емельян Пугачев и др.

Зима 1485 г. в Западной Европе была неустойчивой, малоснежной. Сильный штормовой прилив наблюдался 10 и 11 января на побережье Северного моря. Штормы продолжались до 11 февраля [159]. Весна была маловодной, лето и осень — сильно увлажненными [23]. В Пруссии 10 мая был сильный снегопад с градом. В августе отмечались штормовые ливни в Чехии (Богемии). С 15 декабря 1485 г. по 12 января 1486 г. наблюдались штормы и бури в Пруссии [159]. Неурожайный год от избытка влаги.
В это время в Европе свирепствовала новая загадочная болезнь, известная под названием «английской потницы». Впервые она появилась в Англии. Болезнь в конце XV в. и до середины XVI в. дала пять вспышек эпидемий: 1485, 1506, 1516 — 1518, 1529 — 1530 и 1556 гг. Во время первой вспышки в 1485 г. болезнь в течение нескольких дней охватила всю Англию, а в середине сентября опустошила Лондон (99% больных умирало). Один очевидец писал, что эта болезнь была такой острой и ужасной, что со времени существования рода человеческого никто не помнил ничего подобного. Эпидемия продолжалась до октября 1485 г. и исчезла так же внезапно, как и появилась. Этиология этого заболевания не установлена до сих пор. Предполагают, правда, бездоказательно, что «английская потница» — разновидность гриппа [36].
Зима 1486 г. на Руси была умеренно холодной, малоснежной, весна — затяжной, недружной. В Западно-русских и Литовских землях наблюдался возврат холодов. 11 мая выпал снег; 30 мая было очень холодно, выпал снег «в полколена» [26]. Лето было среднезасушливым. Большой пожар наблюдался в Вологде; сгорел почти весь посад [111, т. 26]. В Москве пожар был 22 августа [111, т. 12]. Зимой в Москве снова был пожар [111, т. 23]. Среднеурожайный год.
Зима 1486 г. в Западной Европе была неустойчивой, влажной, бесснежной. Зимние грозы в Австрии отмечались 11 января. Весна была влажной, с возвратом холодов [165]. В Праге 30 апреля прошел сильный снегопад с последующим наводнением [159]. Лето было засушливым, сухим [165]. Среднеурожайный год. — Зимы 1487 и 1488 гг. на Руси были умеренно холодными, малоснежными. Согласно имеющимся данным [67], десятилетие 1480 — 1489 гг. по соотношению числа случаев экстремально холодных и экстремально теплых всех четырех сезонов вообще не было самым холодным. Соответственно и весны были маловодными. Однако 6 мая «В лето 6995 . . . Бысть во Пскове град велик над градом, как садовое яблоко из тучи молнии блистания, а взялися тучи из озера» [111, т. 5]. Лето 1487 г. было увлажненным, а лето 1488 г. было, видимо, среднезасушливым; наблюдались пожары в городах. Так, 21 июня был пожар «велик и грозен» в Новгороде. При пожаре погибло и утонуло много людей [111, т. 30]. Большой пожар был в Москве 22 августа, в результате которого погибло 5 тыс. человек [111, т. 6]. Согласно летописным данным, последняя вспышка бубонной чумы в XV в. наблюдалась в Пскове в 1486 — 1487 гг. «Того же лета бысть мор во Пскове: мряху мужи и жены и малые дети по пригородам и по волостем» [111, т. 5]. Чтобы избавиться от мора, псковитяне «в един день» выстроили церковь, но «мор не преста»; в следующем году снова была выстроена церковь и снова «мор не преста. . .» Появление «английской потницы» на Руси в XV в. летописями не подтверждается. Вероятно, она была на Руси в XVI в. 1487 и 1488 гг. можно считать среднеурожайными на Руси.
XV в. ознаменовался появлением на Руси проказы. По некоторым данным, «сия болезнь посетила Россию в конце 1462 г.» По историческим источникам, проказа была известна на Руси значительно раньше, вероятно, с X в.; она проникла на Русь из Византии, где была широко распространена. В Европе эта болезнь была известна издавна. Во Франции уже около 560 г. были открыты лепрозории. Широкое распространение проказа получила в Европе с XI в. во время Крестовых походов. Со времени первого Крестового похода в 1096 г. до седьмого в 1291 г. (т. е. почти за 200 лет), семь раз огромная масса людей без санитарно-профилактических мер передвигалась сухим путем и водой из Западной и Южной Европы в Палестину через Малую Азию и Египет — места, в достаточной мере пораженные проказой [36]. В результате этих походов проказа в средневековье стала одной из распространеннейших болезней в Европе (особенно в 1300 г.).
В Западной Европе зимы 1487 и 1488 г. были умеренно холодными, малоснежными, весны — маловодными. Летом наблюдались бури с дождем и градом. Из всех достоверных источников только Р. Хенниг упоминает, что 6 июля 1487 г. в Эльзасе и в Южной Швейцарии наблюдался град величиной с утиное яйцо. А 19 апреля 1488 г. на Прусском побережье наблюдался северо-западный шторм. И 1487 и 1488 гг. были среднеурожайными.
Зима 1489 г. на Руси была холодной, многоснежной, особенно на юго-западе, на Подолии. Об этом свидетельствует Густынская летопись: «В лето 6997 . . . татары собрашеся . . . бывшой уже в той час зиме, идеже снегом великим западоша; их же наши след обретши, пойдоша за ними утоптаного дорогою и постыгше их (догнав) в снегу утружденных, удобне поразиша и побиша их ...» [111, т. 2]. Весна была многоводной, холодной, лето — среднеувлажненным. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1489 г. была неустойчивой, холодной, снежной, с возвратом холодов. В Швейцарии 11 мая виноградники были повреждены морозами. Лето неустойчиво влажное. Среднеурожайный год.
Обозревая погодные условия и урожаи Европы 80-х годов XV в., мы можем отметить, что все они были близки к норме. Большинство лет были годами среднего урожая. По всей Европе в эти десятилетия не было ни потрясающих всеобщих неурожаев, ни ужасающего голода. М. А. Боголепов отмечает, что засушливые годы появляются группами периодически, с большими промежутками. Пик этих групп приходится в большинстве случаев на 30-, 60-, 70- и 90-е годы, а также на начало и конец каждого столетия. Сравнивая сведения письменных источников для Русской равнины и стран Западной Европы получается почти полное совпадение засушливых периодов в Западной и Восточной Европе. Особенно часто избыточно влажные годы следуют непосредственно за засушливыми годами. Еще более регулярно появляется соседство засушливых лет с холодными зимами. Давно замечено, что большая повторяемость экстремальных метеорологических явлений приходится на засушливые периоды. М. А. Боголепов считает, что цикличность колебаний засушливости климата на планете находит отражение в повторяемости извержений наиболее известных вулканов. Извержения вулканов наблюдались: Везувий — в 992, 1037, 1049, 1136, 1139, 1 f58, 1500 гг.; на Исландии — 1000, 1150, 1240, 1245, 1332, 1340, 1358, 1366, 1389, 1415, 1321, 1436 гг.; Гекла — 1004, 1105, 1137, 1222, 1300, 1361 гг.; Этна — 1163, 1168, 1171, 1175, 1321, 1328, 1408, 1443 гг.; Солфатата — 1198; на острове Исхии — 1301 г.; Кремате — 1302 г. Из 36 приведенных извержений в течение XI —XV вв. 28 приходится на засушливые периоды, 4 извержения предшествовали засушливым периодам и только 4 случая извержений приходятся на влажные годы. Недаром в конце XX в. климатологи вновь вернулись к исследованиям вулканической деятельности, оказывающей (по мнению ряда авторов) определенное влияние на метеорологические условия ближайших лет, следующих за извержением.
М. И. Семенов [124] указывает, что в годы минимума солнечных пятен чаще всего бывают урожаи ниже среднего, а в годы, предшествующие максимуму солнечной активности, урожаи на Русской равнине — выше среднего. Т. В. Покровская [110] указывает, что четкая зависимость наблюдается между засухами (суммой осадков) и фазой хода геомагнитного индекса КР в его 11-летнем цикле. О связи засух на Восточно-Европейской равнине с фазами 11-летних солнечных циклов с X до XIV в. неоднократно указывал М. А. Боголепов, что подтверждают Т. В. Покровская [124], С. И. Костин [80], а также Б. И. Сазонов [45] и др.

Перейдем к анализу 90-х годов XV в. Как указывают авторы работы [67], по соотношению числа случаев экстремально холодных и экстремально теплых всех четырех сезонов десятилетие 1490 — 1499 гг. относится к числу самых аномально холодных из приведенных ими 13 других десятилетий (начиная с 1460 г.).
Зима 1490 г. на Руси была очень суровой, морозной, многоснежной, весна — многоводной, лето — засушливым, с пожарами. Сгорел Великий Устюг [26]. Однако нет письменных данных, дающих четкую ориентацию об уровне урожая в этом году. Урожай видимо, был ниже среднего уровня; местные недороды.
В Западной Европе зима 1490 г. была очень суровой, многоснежной. Адриатическое море у Венеции замерзло. Весна была запоздалой, многоводной, затяжной, с возвратом холодов. С мая до 3 июля наблюдались сильные снегопады в Швейцарии и Эльзасе. Лето было очень дождливым. Сильные грозы отмечались 17 июня в Южной Германии, 21 июля в Австрии, 29 июля в Константинополе, где было уничтожено молнией 800 домов и 3 тыс. человек погибло от ливня. В Зальцбурге 8 августа выпал град величиной с куриное яйцо. Осень была дождливой, бурной. Сильные штормы были в Пруссии 10 ноября, в Зальцбурге — 1 и 2 декабря. Наблюдались наводнения в Австрии и на Дунае (в ноябре). В конце декабря были сильные снегопады в Эльзасе. Зимой вымерзли озимые; яровые погибли от избытка влаги. Неурожайный год.
Зима 1491 г. на Руси была не менее суровой и снежной, чем в 1490 г. Год высокого уровня солнечной активности. Сильное северное сияние наблюдалось в нижних и средних широтах ЕЧС. В Новгороде полярное сияние наблюдалось 8 ноября [111, т. 4]. «Сия же зима люта бысть, мразы быша велики и снеги» [147]. В Софийской I летописи указывается, что 11 января наблюдалась зимняя гроза. Весна была многоводной. «А на весне на Москве и везде поводь зело велика бысть и за много лет таковы воды не помнят», — сообщает Иосафовская летопись. Лето было очень засушливым. Горели леса, болота, города. Сгорел 1 июня Владимир с посадами. Сгорела усыпальница Александра Невского и 22 церкви [111, т. 23]. В июне сгорел весь Углич. Огонь перебросился через Волгу, где сгорело 500 дворов. Озимые вымерзли зимой, летом от засухи погибли почти все яровые. Из зерновых культур выстояли только ячмень и овыдь. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды от гибели озимых и яровых колосовых.
Согласно градациям уровня урожайности [11], сбор зерна с гектара урожая ниже среднего уровня означает относительное отклонение фактического урожая ниже расчетного на 6 — 12%. Для средневековья урожай САМ-2, САМ-2,5 был, конечно, плохим: крестьяне едва сводили концы с концами, но массового голода не было.
В Западной Европе зима 1491 г. была очень суровой, снежной, как и в предыдущую зиму [23, 159]. В Швейцарии замерзли все озера, в конце января замерз Рейн. Ледоход на Рейне начался 30 января и сопровождался сильным наводнением. Весна была затяжной, недружной, многоводной, с возвратом холодов.
В Средней и Южной Германии с 10 по 12 мая отмечался мороз со снегом. Лето было засушливым. Тем не менее в Нюрнберге наблюдалось наводнение [159]. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды от гибели озимых и яровых от засухи. В некоторых странах голод [128].
Зима 1492 г. на Руси была суровой, холодной, снежной и продолжительной. Вымерзли озимые. Весна была многоводной, лето — Дождливым. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды от гибели озимых.
В Западной Европе зима 1492 г. была исключительно суровой, бесснежной и длительной [15]. Вымерзли озимые посевы [163]. Весна была запоздалой, маловодной. В Риме 31 марта и 1 апреля наблюдались ливни. В Пруссии 14 мая был сильный ураган. Лето было засушливым, сухим. Однако в Чехии 15 июля была сильная гроза с градом [159]. «Краков погорел, а во многих местах. . . Польши мор был» [111, т. 2]. Видимо, здесь свирепствовала чума. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды от гибели озимых. Зима 1493 г. на Руси была неустойчивой, теплой, бесснежной, весна — маловодной, недружной, затяжной. Весной сильный пожар был в Костроме и Твери, Москве (25 апреля) [111, т. 12]. Лето было дождливым. Во время бури с грозой в Москве 6 августа был очень сильный пожар. От молнии загорелся Успенский собор. Ветром огонь был переброшен на другую сторону Москвы-реки. Сгорела большая часть города: «Как Москва стала, таков пожар в Москве не бывал» [111, т. 24]. Более двухсот человек погибло. Летом пожар был также во Владимире. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1493 г. была мягкой, теплой и бесснежной. Правда, в литературе имеется указание, что около Генуи 3 и 4 января появился лед. Замерзла гавань в Генуе [105]. По сообщению Польской хроники, зима была такая теплая, что в январе и феврале в Польше и в Прибалтике зеленела трава, зацвели сады, птицы вили гнезда, но наступившие в марте морозы все погубили [15]. В западно-русских летописях тоже указывается, что «зима чрез все дни стычня и лютого месяца (январь —февраль) такая теплая была, аж сады квитнули, травы были великие, рели и сеножати зеленелися, а потом в марте 15 день так ударило зимно, иж щося зеленело, все посохло и внивечь обернулося». Согласно М. А. Боголепову, летом стояла сильная жара; в середине августа наблюдался иней. Осень была теплая. В. X. Мюллер подтверждает, что после благоприятного лета в Германии была теплая осень [163]. В конце осени были грозы, наводнения и снег [23]. Р. Хенниг тоже указывает, что лето и осень были теплыми. Очень большое наводнение наблюдалось в Италии, в Тироле [159], в Зальцбурге [1051 • Среднеурожайный год. Зима 1493/94 г. на северо-востоке Руси с осени была холодной, суровой, снежной. Вычегда, Северная Двина и Вымь замерзли 15 октября. Летопись свидетельствует: «Та же зима и студена была добре, двадцать морозов было по ряду страшных великих без ветра, на ясне. И птицы мерли, и оттепель небывала нимала до марта месяца» [111, т. 26]. Весна была холодной, недружной и затяжной. Была «. . . весна протяжна и студена и ветрена и реки прошли апреля 23, а ночемержи были до Петрова заговенья (29 мая)» fill, т. 26]. На юго-западе Руси, согласно Густынской летописи, осень была многоводной, зима — очень суровой, весна — многоводной и затяжной. Лето было увлажненным. В северных землях была эпидемия: «Людям было очень тяжко от болезни» [111, т. 26]. Из-за отсутствия описаний симптомов название болезни не установлено. Летом Краков «погоре велми» [111, т. 2]. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды от гибели озимых и от избытка влаги.
В Западной Европе начало зимы 1494 г. было теплым. По сообщению В. X. Мюллера, в Германии в январе цвели деревья. Затем внезапно наступили суровые холода во всей Европе [15]. В Венеции замерзли все лагуны и каналы. Весна была маловодной. В конце мая было так тепло и сухо, что зрели полевые хлеба [163]. Лето было дождливым. В июне наблюдалась сильная гроза в Южной Германии.
Осень была неустойчивой, холодной. В начале октября часто шел снег, сильный ураган отмечался в Германии 29 октября [159]. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды от гибели озимых. Зима 1495 г. на Руси была холодной, многоснежной, весна — многоводной, лето — влажным. В Кракове среди лета было большое наводнение из-за обильных дождей [111, т. 35]. Дождливо было и в Прибалтике. Эпидемия была в Литве, Польше, на Волыни [111, т. 35]. Осень была дождливой, ветреной. В Москве 3 ноября была сильная буря [111, т. 26]. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1495 г. была суровой, малоснежной, весна — маловодной, лето — очень дождливым. Большое наводнение наблюдалось в Венеции. В Восточной Фрисландии 30 июля наблюдались штормовые приливы. В Германии летом были сильные бури с грозами. Осень была увлажненной. Очень сильное наводнение было 13 декабря на Тибре в Риме [159]. Урожай ниже среднего уровня; местные недороды.
Зима 1496 г. на Руси была необычайно суровой: «Столь студена, плесни воду из судна вверх ино на землю ледени паду» [147]. Воскресенская летопись подтверждает: «В лето 7004 . . . сия же зима велми люта бысть, мразы быша велики и снеги» [111, т. 8]. Вымерзли озимые. Весна была многоводной. Сильное наводнение было в Москве: «... а на Москве и везде поводь зело велика бысть, и за много лет таковой поводи не помнят» [111, т. 8]. Лето было увлажненным. В Великом Устюге 3 августа был большой пожар. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1496 г. в Западной Европе была чрезвычайно суровой и длительной. Балтийское море замерзло до начала мая, что никогда ранее не наблюдалось. Погибли озимые. Весна была поздней, многоводной, с сильными наводнениями в Германии, Чехии и Швейцарии. Большое наводнение наблюдалось 25 февраля на Рейне (вниз от Кельна), и на Ваале. В Голландии у Гарлема и Амстердама 26 марта было наводнение из-за прорыва дамб. Весной были большие наводнения в Германии и Швейцарии, 1 июня — в Чехии. Сильные штормы отмечались на Балтике [159]. В Германии в феврале был такой сильный мороз, что за 24 ч. Рейн покрылся льдом. Через 4 дня началось большое половодье и наводнение на Рейне (ниже Кельна). Все защитные дамбы были уничтожены и затоплены близлежащие земли [165]. Лето и осень были увлажненными. Дождь и снег, выпавшие после рождества, вызвали сильные наводнения [23]. В Польше два года подряд свирепствовала эпидемия: «Чрез две лете бяше мор в Кракове и во всей Польше» [111, т. 24]. По-видимому, это была чума. Местные недороды от гибели озимых.
Зима 1497 г. на Руси была суровой, снежной, весна — многоводной, лето — влажным. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима была неустойчивой, бесснежной и дождливой. В Западной Германии частые дожди и наводнения наблюдались с 15 по 26 января [159]. Высокий уровень воды в Рейне отмечался 16 января [105]. Наблюдались прорывы дамб. Весна была многоводной, лето — избыточно влажным, осень — дождливой. После Рождества в течение 19 дней были сильные бури, снегопады, ливни и наводнения в Южной Германии. Большое наводнение было на реках Рур и Липе. В Людине вода была в храмах и люди ловили здесь рыбу. Неурожайный год от избытка влаги.
Зима 1498 г. на Руси была суровой и снежной: «на Подолии и Волыни . . . безмерная зима и снега» [111, т. 2]. Весна была многоводной, с возвратом холодов. В Типографской летописи указывается, что «5 мая выпал снег по колено, который лежал 7 дней до 11 мая, затем пошел сильный дождь, снег расстаял, настала дружная весна. Установилась теплая погода, и люди начали пахать землю» [111, т. 24]. Лето в некоторых регионах было засушливым, а в других — увлажненным. Осень была холодной и сырой. По свидетельству Густынской летописи, на исходе ноября холодная и снежная зима остановила нашествие турок на Подолию. Снежный покров был таким высоким, что турки не могли ни дальше двигаться, ни назад возвратиться: «Измерзе их тогда в тыя мразы самых людей более чем сорок тысяч турок» [111, т. 2]. Местные недороды; дороговизна.
В Польской хронике имеется указание, что в Литве был голод. Дороговизна хлеба наблюдалась на северо-западе Руси. Как сообщают Н. М. Карамзин [70] и В. Н. Лешков [88], хлеб был дорог в этом году в Пскове: четверетка ржи по 9 денег, овсяная по 4, а жита (ячмень) — по 6, а пшеницы зобница — по 50, а соли мех («мъхъ») по полсорока денег. Для определения уровня дороговизны проведем следующие сравнения. В урожайном 1425 г. в Пскове на полтину можно было купить ржи 5 зобниц («осьмин»). Так как в полтине 108 денег, то зобница ржи стоила 21,6 деньги. В урожайном 1427 г. хлеб был еще более дешев. Уже за 7 зобниц ржи платили полтину, т. е. одна зобница (осьмина) стоила 15 денег. В 1434 г. в немецкой земле была страшная дороговизна хлеба из-за недорода, а в Пскове на полтину можно было купить 13 зобниц, т. е. одна зобница ржи стоила уже 8 денег. Сравнительно дешев был хлеб также в 1464 и 1467 гг., когда одна зобница стоила соответственно 17 и 18 денег. Итак, самая низкая цена зобницы ржи — 8 денег, самая высокая — 21,6 деньги за зобницу. Хлеб был дорог в XV в. в 1422, 1442, 1485 и 1498 гг. Соответственно платили в 1422 г. за 2,5 зобницы ржи полтину (за одну зобницу — 42 деньги). В 1442 г. две коробьи ржи стоили полтину, одна коробья — 54 деньги. В 1485, 1498 гг. четверетка (четверик) стоил соответственно 8 и 9 денег. 8 и даже 18 денег за зобницу ржи считалось дешевой ценой. Четверетка (четверик) составляли 1/4 зобницы или осьмины. В 1407 г. овсяная зобница стоила гривну (или 14 денег), за три меры (одна мера= 1 четверти кади, или окова) ржи платили полтину, которая состояла из 15 гривен, или 216 денег. Одна мера стоила 72 деньги, а одна осьмина (или зобница, или полчетверти) — 36 денег. В XV и XVI вв. овес ценился вдвое дешевле ржи. В самый голодный 1422 г. зобница ржи стоила 42 деньги. Четверики (четверетки) — 1/4 часть осьмины встречается впервые в 1485 и 1498 гг.
В Западной Европе в начале зимы 1497/98 г. (в канун Рождества) были сильные морозы, глубокий снег. В феврале во многих местах наблюдались сильные грозы [23]. В Германии суровая снежная зима была до конца марта [105]. По данным Р. Хеннига, в Германии — суровая многоснежная зима длилась с 3 января 1498 г. до 3 апреля 1498 г. [159]. Весна была многоводной, начало лета — засушливым и сухим. Большое наводнение было 17 июня на Рейне в районе Эрфурта. В Риме наблюдалась грозовая буря. В этом году было очень много наводнений. Лето было избыточно влажным. Среднеурожайный год.. .
Зима 1499 г. на Руси была суровой, снежной; весна — многоводной, лето — засушливым. В Вологде пожары были 25 мая и 3 сентября [111, т. 26]. Урожай ниже среднего уровня.
В 1499 г. наблюдалась дороговизна хлеба на северо-западе Руси. Меры зерна XVb.: 1 мера=1 четверти кади (или оковы), 1 осьмина (илизобница) = 1/2 четверти, 1 четверетка (четверик) = 1/4 осьмины (или зобницы). B'>XV в.. хлеб был дорог, если зобница (осьмина) стоила 20, 30, 40 и более денег (соответственно четверетка ржи стоила 5; 7,5 и 10 денег), а четверть — 40, 60, 80 денег. Хлеб считался дешевым, если зобница (осьмина) стоила от 8 до 15 денег (четверетка от 2 до 4 денег), а четверть — от 16 до 30 денег. В 1499 г. на Псковской земле дороговизна/ хлеба была высокая: четверетка ржи стоила 9 денег. Поскольку овес ценился вдвое дешевле, одна четверетка овса стоила 4 деньги, а ячменя —6 денег [111, т. 5]. При такой дороговизне народ жил впроголодь, но массовых смертей от голода не наблюдалось.
В Западной Европе зима 1499 г. была такой же суровой, как в 1492 г. [163]. В Польше зима тоже была суровой [147]. Однако в Австрии наблюдалось теплое рождество (Г498 г.) [159]. В Южной Германии 24 февраля отмечались грозы и снежные бури. Лето было жарким, засушливым. Штормовые приливы наблюдались 3 ноября на побережье Северного моря.. Урожай ниже среднего уровня. 1 Зима 1500 г. на Руси была суровой, морозной и снежной. Особенно жестокие морозы отмечались на юго-западе Русской равнины [32, 147]. Весна была маловодной, лето — засушливым. По свидетельству Воскресенской летописи, 26 августа пожар'был в Москве. Сгорел посад от Москвы-реки до Неглинной [111, т. 8]. От пожара в Пскове сгорело Запсковье [111, т. 5] и другие городам Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима 1500 г. была неустойчивой. Вначале она была очень сухой, но с 1 января 1499 г. по 22 марта был снег с дождем [23]. Весна была маловодной. О погодных условиях лета1500 г. имеются следующие сведения: в Ферраче с 1 января 1499 г. до 27 марта 1500 г. была сильная засуха. В отдельных* районах были наводнения, в Британии большие морские приливы. В Европе с 15 ноября по 27 декабря стояли сильные холода [159]. Урожай ниже среднего уровня; местный недород от засухи.
Начиная со второй половины XIII в. и особенное начала XIV в. общие климатические условия в Европе начали постепенно ухудшаться. В XIV —XV вв. часто наблюдались катастрофические климатические явления. На Северном и Балтийском морях, особенно осенью и зимой, часто были катастрофические штормы. В результате их разрушительной деятельности была совершенно изменена береговая линия Северного моря. Ухудшение климатических условий в XIV — XV вв. было настолько значительным, что гибельно сказалось на состоянии зернового хозяйства Германии, Дании и Скандинавии. Снизилась урожайность зерновых культур, участились их недороды и голода в Европе (см. вкладку). В течение этих столетий исчезли сотни сельскохозяйственных ферм и даже многие селения. (Подобные катастрофы в XIV —XV вв. были неисчислимы.) Во время очень холодных зим (25 зим в XIV в. и 46 зим в XVI в.) часто полностью замерзали проливы между материком и Скандинавией и значительная часть > Балтийского моря. Климат Европы в XIV —XV вв. был резко континентальным: после очень суровой зимы наступало, как правило, жаркое, засушливое лето. Возобновилось замерзание озер в различных странах Европы, ранее не замерзающих (например, Боденское озеро). В Западной Европе в эти века были катастрофические наводнения на Дунае, Рейне, Эльбе, Сене, Роне, Темзе и др. Многоводность рек обусловила повышение уровня подземных вод в Центральной Европе, особенно в 20-х и 60-х годах XIV в. и в первой половине XV в. [148].
В XV в. нами было выявлено в Западной Европе 69 лет с экстремальными условиями погоды, 47 чрезвычайных недородов, в том числе от избытка влаги — 19, от засухи — 7, от гибели озимых из-за суровости зимы — 21; голодных лет — 29 (см. приложение 1).
В результате анализа неурожайных лет на Русской равнине нам удалось установить в XV в. 83 года с экстремальными условиями погоды, 83 чрезвычайных недорода, в том числе от избытка влаги — 11, от засухи — 15, от гибели озимых из-за суровости зим — 57; голодных лет — 47 (см. Приложение 1). Исследователь неурожаев в России В. Н. Лешков [88] обнаружил только 16 неурожаев.
В XV в. самый жестокий голод в России был в 1421 и 1422 гг.
Продолжение