Назад
На главную страницу

С. И. Бараш

История неурожаев и погоды в Европе в XI—XIII вв. н. э.

2.1. Общие сведения о климате
Что такое история климата? Ответ на этот вопрос мы находим у Геродота и Нестора, В. Н. Татищева и В. С. Соловьева, Н. М. Карамзина и В. О. Ключевского, В. Н. Лешкова и Ф. И. Словцова. Что берем мы, потомки, из истории у предков? Опыт ушедших поколений, факты. Без фактов история мертва. Но она мертва и без их истолкований. Факты истории одушевляются (или фальсифицируются) чувствами и умозаключениями историка. Именно «одушевленная» история климата помогла нам ответить на вопрос о том, какими были климат и неурожай в Западной Европе и на Русской равнине в первой половине II тысячелетия н. э.
Согласно [27], со времен Геродота значительных изменений климата Европы в целом не происходило. Однако в разрезе столетий климат II тысячелетия заметно колебался. После теплого и сухого периода (с I по V в. н. э.) в 650—750 гг. наблюдалось незначительное похолодание. Климат этого столетия классифицируется как переходный к современному субатлантическому климату. В раннем средневековье, между 750—1300 гг., в Центральной Европе отмечалось потепление и понижение влажности. Этот период в климатологии называется малым климатическим оптимумом. Средняя годовая температура воздуха в Европе в этот период повысилась более чем на 1°С [161]. О потеплении климата Европы в период малого климатического оптимума свидетельствует и история заселения Исландии скандинавами. (Еще в X в. викинги создали процветающие колонии в Гренландии, назвав остров за его зеленые пастбища «Greenland» — «Зеленая земля». Климатические условия позволяли им заниматься земледелием.)
Потепление в раннем средневековье привело к уменьшению увлажненности в Европе. Так, К. Брукс [30] указывает, что 1050—1350 гг., как и 800—950 гг., в Западной Европе были в основном сильно увлажненными, дождливыми. В 1001 —1050 гг., по данным К. Брукса [30], в Европе наблюдался 21 избыточно увлажненный год и 8 лет засушливых, в 1051 —1100, 1101 — 1150, 1151 — 1200, 1201 — 1250, 1251 — 1300 соответственно 18 и 3, 22 и 7, 22 и 9, 28 и 7, 25 и 5 увлажненных и засушливых лет.
О теплом климате в начале II тысячелетия свидетельствует также расцвет виноградарства в Северной Европе, например, в Англии. В XI—XIII вв. н. э. в Англии повсюду выращивали виноград, и английские виноделы успешно конкурировали с французскими. Это подтверждает жалоба французов на то, что английские виноделы сбивают цену, заполняя своим товаром европейские рынки. Расцвет виноградарства в Англии и Франции относится к XII—XIII вв. Это означает, что максимум потепления в Европе пришелся, по-видимому, на 1200—1250 гг., а в отдельных регионах — на 1265—1310 гг. [25]. Именно в это благоприятное по климатическим условиям время был открыт путь «из варяг в греки».
Самым точным индикатором потепления климата за Земле можно считать почти повсеместное отступание ледников. Пользуясь этим индикатором, Ле Руа Ладюри [86] подтверждает засушливость климата Европы в первых веках II тысячелетия. Свои суждения он основывает на отступании альпийских ледников в Центральной Европе в рисскую эпоху. Согласно его данным, наступание ледников между 1200 (возможно 1150) и 1300 (или 1350) гг. свидетельствует о кратковременном похолодании и увеличении увлажненности. Затем началось отступание ледников, продолжавшееся до 1400 г. Как отмечает А. А. Молчанов [100], регрессия ледников в период средневековья была умеренной.
На Руси до конца IX в. климатические условия были благоприятными. Зимы были прохладными, сильных засух, обусловливающих жестокие недороды, наблюдалось мало. Очевидно, климат начала II тысячелетия н. э. на Русской равнине характеризовался такими климатическими условиями, которые в наше время типичны для зоны сухих степей юго-востока Европейской части СССР (ЕЧС).
Период 1274—1291 гг. в Европе был необычайно засушливым. В конце XIII в. началось похолодание. Внутрисезонная изменчивость климата увеличилась в 1270—1350 гг. X. Лэм [161] и Е. П. Борисенков [25, 26] указывают, что период между 1313—1322 г. на Восточно-Европейской равнине был необычайно влажным.
Период XIV—XIX вв. в климатологии называется малым ледниковым. Переход к малому ледниковому периоду в Европе приурочивается к 1300—1450 гг. Средняя годовая температура понизилась на —1, 4 °С; резко усилилась циклоническая деятельность, плювиальные периоды чаще чередуются с засушливыми. Так, например, климат на Восточно-Европейской равнине в 1314—1316 гг. характеризовался большой увлажненностью, а в 1413—1423 гг. — засушливостью. Снеговая линия в Альпах, Карпатах и на Кавказе понизилась почти на 200 м. Длина вегетационного периода возделывания зерновых культур сократилась почти на три недели. Наибольшая изменчивость климата на Восточно-Европейской равнине отмечалась в конце XIV— начале XV в. и в XVI—XVII вв. Малый ледниковый период ярко проявился здесь в 1550—1700 гг.
По данным А. А. Борисова [27], похолодание климата на Русской равнине относится к VII—X вв. н. э. Наиболее холодным и увлажненным в этом периоде оказался X в. Однако следует отметить, что на юго-западе Руси климатические условия существования племен были лучшими, чем, например, в Приаральских степях, где в начале X в. произошло очередное поднятие уровня Каспийского моря (до 3 м), и печенеги покинули берега Аральского моря и ушли в южное Поднепровье. Все это связано, по-видимому, с кратковременным перемещением увлажнения в гумидную зону [27].
В Никоновской летописи сообщается, что на юго-западе в 1000 г. «. . . бысть поводь велика» [111]. Увеличение увлажненности в начале XI в. согласуется с сообщением А. А. Молчанова [100] о том, что с конца X в. до начала XII в. имело место уменьшение солнечной радиации, что свидетельствует об увеличении увлажненности в этот период. Это подтверждается также минимумом солнечных пятен в 1010—1050 гг., известным науке как минимум Орта [25, 40]. Об усилении увлажненности на Русской равнине в конце X в., о дождях и летних наводнениях в начале XI в. сообщает также М. А. Боголепов [16].
Для абсолютно большей части II тысячелетия н. э. определяющими факторами недородов на Русской равнине являлись климатические условия возделывания зерновых культур и уровень агротехники земледельцев. Вместе с тем интернаука о хлебе позволяет установить факт неурожая в том или ином регионе не только на основании сведений о погоде по летописям, дошедшим до нас, но и по данным других дисциплин.
2.2. Недороды и погода в Европе в XI в. н. э.
Древняя Русь в XI в. делилась на Киевскую, Переяславскую, Черниговскую, Суздальскую, Новгородскую, Псковскую, Смоленскую, Ростовскую и Полоцкую области. По летописям, неурожаи и их вечный спутник — голод — чаще всего посещали северные области Руси, преимущественно Новгород и Псков, а юг меньше страдал от голода. Однако это летописное утверждение не соответствует действительности. Неурожаи носили многоместный характер: в одном году — на юго-востоке, в другом — на юго-западе, в третьем — на северо-западе и т. д. Бывали и повсеместные неурожаи, охватывавшие всю страну. Не все они фиксировались в письменных источниках. О неурожаях и их последствиях еще предки славян знали со времени возникновения земледелия на их земле, со времени палеолитической революции.
Каждое время по-своему было решающим для судеб народов Европы. Как встретило человечество 1001 год? Оказывается, он «не оставил следа в его памяти». Исторические источники ничего не сообщают о погоде в Европе в этом году. Однако современные историки утверждают, что жизнь на континенте тогда замерла. Пришли в упадок ремесла и земледелие, поля были заброшены, даже военные распри между государями прекратились. Люди пребывали в неописуемом страхе перед ожидаемым концом света, который они связывали с наступлением нового тысячелетия. Русские летописи также не зафиксировали состояние погоды на Руси в 1001 г.
Первые годы XI в. на северо-западе Русской равнины были увлажненными. В 1002 г. имел место недород от избытка влаги: «В лето 6510. . . бысть дожди мнози» [109, 111, т. 9]. На юго-западе Руси в 1002 г. имел место недород засухи [105]. В 1002 г. наблюдались наводнения в Чехии [159]. В 1003 г. на Руси «бысть умножение плодов всяческих», — сообщается в Никоновской летописи [111, т. 9]. Однако в 1003 г. от избытка влаги были большие наводнения на реках во Фландрии [159]. Неурожайный год в Западной Европе.
Недородным от избытка влаги на северо-западе и от засухи на юго-западе и юге Русской равнины был 1005 г., но это не нашло отражения в летописях. По данным Р. Хеннига [159], 1005 г. в Южной Европе был избыточно влажным, с грозами. Наступил превеликий голод от недорода во всем Римском мире, так что не было ни одной области, которая не была бы нища и не нуждалась в хлебе. Аномальные погодные условия в Европе длились пять лет, и в 1006 г. отмечался «великий голод почти во всей Земле» [151]. Недород от засухи, голод и мор продолжались в Германии до 1006 г. [165].
В 1007, 1008 и 1009 гг. в Западной Европе недороды были обусловлены избытком влаги и наводнениями. Р. Хенниг [159] сообщает, что в июне 1007 г. в Страсбурге наводнением было разрушено 1000 строений, а в 1008 г. сильное наводнение было на Эльбе. Весь 1009 г. был исключительно дождливым.
После неурожая от жестокой засухи, неурожая и голода в конце X в. (994 г.) на Руси сильный недород и голод были и в 1008 г. Неурожай 1008 г., несмотря на его местный характера голод были жестокими и явились следствием нашествия саранчи.
О недороде от нашествия саранчи в летописях впервые встречается упоминание в 1008 г. Но в дальнейшем нам часто приходится встречаться с наиболее серьезными вредителями среди саранчовых России — азиатской саранчой (Locusta migratoria), о которой А. С. Пушкин в шутку написал: «Саранча летела, летела. Села. Все съела и опять улетела». С этим видом вообще связано основное представление о саранче на юго-западе России. Саранча — самый опасный и распространенный вредитель сельскохозяйственных культур. По величине и способности образовывать мощные стаи, преодолевающие большие пространства, на азиатскую саранчу похожа перелетная — щистоцерка (Schistocerca gregaria). Щистоцерка не обитает на территории нашей страны, но зачастую залетает из сопредедьных земель — Ирана и Афганистана, куда она почти каждый год проникает из Африки, Аравии или Индии. Налет этой саранчи — стихийное бедствие для земледельцев. Борьба человека с саранчой началась еще на заре возникновения земледелия. По данным Ф. П. Кеппена [71], первое упоминание о нашествии саранчи (в Египте) в письменных источниках относится к 1490 г. до н. э. В 1104 г. до н. э. был налет саранчи в Ливии. Здесь греческое войско из-за отсутствия пищи и опасности голодной смерти было вынуждено утолять голод саранчой, которая внезапно налетела тучами. В 904 г. до н. э. саранча опустошила Палестину; был страшный недород, голод и дороговизна. В 104 г. до н. э. саранча опустошила некоторые области Китайской империи, из-за чего был такой неурожай и голод, что поход императора Ван-Ти против Таванов не удался (из-за голода и бескормицы).
Ф. П. Кеппен [71] первым высказал идею о связи цикличности вспышек массовых размножений саранчи с солнечной активностью. Его мысль далее развил и обосновал на историческом материале Н. С. Щербиновский [151]. Так, он за последние 150 лет насчитал 13 вспышек размножения и налета саранчи со средним промежутком 11,5 лет, что близко к 11-летнему циклу солнечной активности.
В 1011 г. недород был обусловлен гибелью озимых.
Об исключительно суровой длительной зиме в Европе в 1012 г. сообщают М. А. Боголепов [23], Р. Хенниг [159] и П. Райе [165]. Босфор замерз, и Нил был покрыт льдом. В 1012 г. в Европе наблюдались сильные наводнения на Рейне и Дунае, Днепре и Волге; в Англии и Германии — большие морские приливы. Год был сильно дождливым [159]. Неурожай и голод от избытка влаги. Но о недородах на Руси в русских летописях ничего не сообщается.
Очень дождливым, с грозами в Европе был 1013 г. В Саксонии 21 мая отмечались грозы. Наводнения и штормы наблюдались в Германии — в Баварии, Швабии и Саксонии. Неурожайный, голодный год.
Местный недород от засухи на западе Руси был в 1014 г. М. А. Боголепов [23] и П. Райе [165] сообщают, что в Германии весенняя засуха длилась три месяца — с апреля по июнь. Р. Хенниг [159] также указывает, что в 1014 г. была жестокая засуха в Европе. Сильные штормовые приливы в сентябре наблюдались во Фландрии, в октябре — в Англии. Неурожай от засухи и большие бедствия от морских приливов.
Папирусы древнего Египта и высеченные на камнях иероглифы, шумерские и ассирийские клинописи донесли до нас вести о том, что 7—8 тысячелетий назад в Африке и в Передней Азии годы сильных засух чередовались с урожайными годами. Встречаются даже намеки на семилетнюю периодичность в смене засушливых и увлажненных лет. Из глубокой древности донесся до нас стон земледельцев: «Истлели зерна под глыбами земли, опустели житницы, разрушены кладовые» [13]. От бескормицы погибал скот.
Значение хлеба в борьбе с голодом давно понято народами и правительствами. Человеческая история знает периоды острого голода, которые являлись одной из причин больших общественных катаклизмов. Но истории известен и другой единственный экстраординарный факт. Четыре тысячи лет тому назад фараон Египта Аман-ам-Хат гордился, что в годы его правления в стране никто не голодал: «Я повелевал, чтобы зерно высевалось, и я любил бога урожая. Никто не голодал под моим владычеством» [13]. Это единственный в истории человечества случай, когда правитель похвалялся не своим богатством, войнами и подвигами, а тем, что дал своему народу достаточное количество хлеба.
Неурожайными в Европе были 1012—1015 гг. В результате дождей и штормов были затоплены побережья Англии и Германии в 1012, 1014 и 1015 гг. [161]. Избыточно увлажненным был и 1016 г. [159].
Сильный зной отмечался в 1017 г. в южнорусских землях. Засуха вызвала пожары. Горели леса и торфяники, полыхал Киев; сгорело около 700 церквей [26]. Яровые погибли от засухи. Об этом неурожае нет сведений ни в работе В. Н. Лешкова [88], ни у Ф. И. Словцова [126], ни в научных трудах последующих исследователей— Л. Весина [39], А. В. Романовича-Славатинского [117], В. Щепкина [150], М. А. Боголепова [16—23] и др. Однако по данным Р. Хеннига [159], в Западной Европе в 1017 г. лето было избыточно увлажненным с наводнениями, например, в Чехии. Дожди и грозовые штормы наблюдались в Германии и во Франции.
В Западной Европе зима 1019/20 г. была необычайно долгой, суровой. От сильных морозов погибали люди. П. Райе [165] сообщает о наводнениях на Эльбе, Рейне и Везере в 1020 г. Штормовые приливы наблюдались на побережье Северного моря [159]. Яровые погибли от избытка влаги. Неурожайный, голодный год.
На Руси зима была чрезвычайно морозной и суровой, лето — увлажненным. Неурожайный, голодный год.
В 1022 г. на Восточно-Европейской равнине было жаркое, засушливое лето, обусловившее местные недороды в Европе. Однако они не повлекли за собой голода, поэтому русские летописцы обошли его вниманием. О жестокой засухе в Европе сообщает М. А. Боголепов [22, 23]. От жары люди и животные падали на землю. Об этой засухе в Европе мы находим данные также у Р. Хеннига [159] и П. Раиса [165].
О крупном неурожае от засухи в Суздальской земле (бассейн р. Оки) в 1024 г. имеются сведения в нескольких источниках. Чрезвычайный недород вызвал сильный голод и «смущение велие», т. е. голодные бунты, возглавляемые языческими жрецами. «Бе мятеж и голод по всей стране», — гласит летопись, согласно которой неурожай был обусловлен сильной засухой [116]. Такому выводу соответствует высказывание великого князя Ярослава Мудрого, прибывшего в Суздаль после голодных волнений, дабы уговорить народ не роптать: «Бог один дает благословение и обилие добротворящим, грешных же казнит, а сего ради небу дожда, земле же плода не повелевает даяти», — сообщается в Густынской летописи [111, т. 2; 16]. Из-за недорода 1024 г. на северо-востоке Руси и в Суздальской земле был жестокий голод.
В голодные годы феодалы припрятывали съестные запасы. Это вызывало выступления народа во главе с волхвами. В сущности, Суздальское восстание 1024 г. — типичное выступление порабощенных против поработителей, против феодалов. Это прообраз будущих крестьянских восстаний в России. В данном случае выход из бедствия был уже известен: торговля хлебом, вывоз его из урожайных мест. По Волге «вси людье» двинулись в Булгарию, где был закуплен хлеб: «Привезоша жито и тако ожиша», — отмечает летописец. Причиной голода почти всегда был неурожай из-за засух, налета саранчи, от избытка влаги, гибели озимых и т. д. Но прежде всего голод — социально-экономическое бедствие народа.
Социальное неравенство в раннефеодальном обществе, как и вообще в любом классовом обществе, находит резкое выражение в неравенстве обмена и распределения материальных благ в кризисные неурожайные и голодные годы. Летописи отмечают, что при голоде 1024 г. в Суздальской земле богатые люди от него не пострадали. Дороговизна — спутник неурожаев, а высокий уровень цен на жито и хлеб — одна из причин повсеместного голода народных масс.

Лето 1025 г. было чрезмерно влажным, что необычно для южной Европы. Период 1026—1028 гг. на юго-востоке Европы был сильно засушливым; засуха обусловила местные неурожаи. Об этих фактах, ссылаясь на византийские летописи, сообщает М. А. Боголепов: «. . .иссякли все ручьи и источники» [23]. Это подтверждают П. Райе [165], Е. В. Оппоков [105] и др. Однако во Фландрии в 1025— 1026 гг. дожди шли непрерывно с октября по апрель, а в Чехии в 1026 г. было очень жарко [159].
Местный недород от засухи имел место в 1030 г. в Причерноморских провинциях Византии [23, 105]. В Западной Европе лето было теплым. Урожайный год [159].
Недород от избытка влаги наблюдался на северо-западе Руси в 1031 —1032 гг. Б. А. Колчин [77] обнаружил резкое уменьшение ширины годичных колец деревьев в районе Новгорода в 1031 г., что является еще одним свидетельством аномальных погодных условий в этом году на северо-западе Руси.
По данным Б. А. Колчина и А. А. Молчанова [77, 100], резкое уменьшение ширины годичных колец деревьев приурочено к 1031, 1032, 1055, 1085, 1086, 1102, 1103, 1111, 1112, 1120, 1132, 1133, 1155, 1162, 1163, 1176, 1191, 1192, 1210, 1211, 1212, 1219, 1220, 1231, 1237, 1259, 1269, 1270, 1278, 1283, 1284, 1299, 1311, 1312, 1329, 1334, 1351, 1354, 1359, 1366, 1380, 1392, 1406, 1427, 1450—1462, 1483, 1530, 1548, 1552—1554, 1560—1581 и 1598 гг.
Отметим, что индексы ширины годичных колец деревьев, установленные дендрохронологами, свидетельствуют только о наличии в конкретном году погодной аномалии, однако ничего не говорят о характере последней. Как известно, ширина годичных колец деревьев определяется лимитирующим фактором погодных условий их произрастания: на севере — температурой, в зоне недостаточной увлажненности и в засушливых зонах — суммами осадков ареала лесов.

В 1031 г. в Западной Европе наблюдалось прохладное дождливое лето с наводнениями [159]. В 1032 г. недород был обусловлен засухой. «Начал усиливаться на всей земле голод, и почти всему роду людскому пришел конец...», — пишет Н. С. Щербиновский [151]. Во Франции во время голода 1030—1932 гг. некто был казнен за то, что убил и съел 48 человек, а в Венгрии один человек сознался на исповеди, что съел 30 детей и 8 взрослых [140].
Г. И., Швец [147] полагает, что на юго-западе Русской равнины лето 1032 г. было благоприятным. В доказательство он приводит фрагмент из летописи о том, что с этого года Ярослав Мудрый (1016—1054 гг.) «. . .поча городы ставити по Реи» (по реке Роси) и заключает, что очевидно, для строительства погодные условия были нормальными. Такие метеорологические условия позволили собрать неплохой урожай.
В 1033 г. в Северной Европе зима была очень суровой [161]. На северо-западе Руси также погибли озимые.
В 1035 г. недород на Руси был обусловлен гибелью озимых. Об очень суровой зиме во всей Европе, за которой последовало очень засушливое лето, сообщает М. А. Боголепов [23], о жарком лете в восточной части Германии, где 6 месяцев не было дождя, пишут П. Райе [165] и Р. Хенниг [159]. Однако в Англии зерновые пропашные и плодовые культуры погибли от сильного заморозка 30 июня 1035 г.
На Руси 1037 и 1039 гг. были урожайными [105]. В Западной Европе лето 1037 и 1039 гг. было засушливым. В некоторых районах Германии наблюдались дожди и наводнения [17]. Однако в целом оба года были среднеурожайными с местными недородами [159].
В литературе имеется указание, что между 30 и 60 ° с. ш., где ветры направлены с юго-запада на северо-восток, находятся пояса с частыми бурями, грозами и шквалами, проявляющимися в течение всего года. К. Брукс [30] полагает, что в XI в. наблюдалась максимальная увлажненность в Европе. Он указывает также, что в Европе период с 1050 по 1350 г., как и с 800 до 950 г., был дождливым.
40-е годы XI в. н. э. — период гроз, жестоких засух и суровых зим. На Руси 1040 и 1041 гг. были сильно увлажненными. Однако в литературе нет указаний о недородах в эти годы. По-видимому, годы были среднеурожайными.
Летописцы и хронографы обычно обращали внимание только на те годы, которые были экстремальными и бедственными.
Еще К. Брукс [30] отметил, что между описаниями климатических флуктуации, относящимися к античной эпохе и к средневековью, наблюдается определенное расхождение, связанное с перемещением центров цивилизации к северу, из Средиземноморья в Западную и Центральную Европу, т. е. из региона с климатом, как правило, более сухим в область более влажного климата. В первом регионе сухое лето представлялось обычным, а влажное — явлением, достойным быть отмеченным в летописи. На северо-западе Европы, где климат более влажный, большее внимание уделялось засухам. По этой причине в русских летописях чаще упоминаются засухи, а недород от избытка влаги только в случае, если неурожай сопровождался голодом, эпидемией, мором и т. д. Одним словом, на влажные годы летописцы мало обращали внимания.

В 1041 г. в январе были большие штормовые приливы на побережье Северного моря [159]. В 1040 и 1041 гг. были сильные наводнения в Германии, Верхней Италии и Тироли. В 1041 г. были сильные ливни в Англии [23, 159]. В 1042 г. на северо-западе была отмечена эпизоотия: «бе мор в конних» [109], видимо, вследствие военных действий Ярослава Мудрого против финнов.
Избыточно увлажненным был 1042 г. [159]. Суровая зима 1043 г. обусловила гибель озимых на северо-западе Руси. Лето 1043 г. на Руси было неблагоприятным, крайне бурным, похожим на зиму. Во время жатвы вдруг выпал снег. Хлеб не уродился. Голодный год.
В Западной Европе лето 1043 г. было очень прохладным, ветреным, увлажненным, с грозами. Во время жатвы выпал снег, нанесший большой ущерб урожаю [159]. В Германии лето также было неустойчивым, похожим на зиму. Неурожайный, голодный год [165].
Зима 1044 г. в Европе была очень суровой, многоснежной. Погибли озимые. Штормовые приливы наблюдались на побережье Балтийского моря [159]. О суровой зиме в 1044 г. в Северной Европе сообщает X. Лэм [161]. В. Т. Пашуто [108] отмечает, что в 1044 г. в Германии был голод.
Местный недород от гибели озимых наблюдался на северо-западе Руси в 1045 г. О лютой зиме 1045 г. в Северной Европе сообщает Р. Хенниг [159]. В Германии была крайне суровая зима с большим количеством снега [165]. Неурожайный, голодный год [108].
В 1047 и 1048 гг. на северо-западе Руси недород был обусловлен гибелью озимых. Зима 1047 г. была столь суровой, что «. . .волки из Норвегии перебегали в Данию по льду» Балтийского моря, которое вообще не замерзает. Этот факт подтверждается исландской хроникой [15]. П. Райе [165] также сообщает, что зима 1047 г. была лютой, и в Германии снег лежал даже в марте.
О суровости зимы 1048 г. сообщают В. В. Бетин и Ю. В. Преображенский [15]. В качестве доказательств они приводят сообщения из датских хроник о темц, что Балтийское море между Данией и Норвегией в эту зиму замерзло, и «. . .волки перебегали по льду с одного берега на другой». Г. И. Швец [147] сообщает, что зима 1048 г. на Руси и в Западной Европе была очень суровой; замерз Скагеррак. На западе Англии 7 января выпал сильный снег, который лежал до 7 марта [159].
М. А. Боголепов указывает, что 50-е годы XI в. в Европе были спокойными, и только в начале 60-х годов вновь отмечались суровые зимы. В 1055 г. — недород от гибели озимых и голод [128].
В 1057 г. зима была суровой, многоснежной; в Западной Европе погибли виноградники и озимые [159]. В 1058 и 1060 гг. зима была: суровой и продолжительной; погибли озимые. От холода гибли люди [22, 23, 165]. Недороды в Западной Европе и на северо-западе Руси были обусловлены гибелью озимых. Весной наблюдались наводнения в Германии и в Альпах [159]. Во Франции лето было увлажненным [159], в Приднепровье — засушливым [16].
В начале 60-х годов XI в. н. э. на Русь надвигаются торки, до сих пор мирно жившие в степях Причерноморья, хотя о существовании их известно со времен Владимира Святого (980—1015 гг.). В связи с усилением климатических флуктуации участились набеги кочевников. Летописец, рассказывая о походе русских князей против торков в бассейне р. Рось в 1060 г., описывает бегство кочевников в степи, где они умирали от голода, жажды и мора. «В лето 6568 . . .Изяслав, и Святослав, и Всеволод, и Всеслав, совокупившие коних и в людях, бесчиленно множество на Торки. Се слышавше Торки, убояшася, пробегоша. . . и жаждою помроша. . . ови от зимы, друзии же гладом и жаждою, они же мором», — сообщается в Лаврентьевской и в Густынской летописях [111, т. 1, 2]. Обратим внимание читателя, что в этом сообщении летописцев содержится первое достоверное указание о появлении в 1060 г. эпидемии какой-то болезни. Среди торков разразился мор. Болезнь не была занесена в русские города, а поразила только войска и князей, ушедших в поход [36]. Видимо, много бед причинили торки русскому населению и потому летописец с облегчением замечает, что «...оттоль изгибе сей род поганский» [111, т. 1]. Возможно, одна из причин гибели торков — засуха: лето было маловодным [147] и обусловило местный недород.
В Западной Европе зима 1063 г. была очень суровой. Темза замерзла на 14 недель. Весна была многоводной, с возвратом холодов. В конце марта и в середине апреля наблюдались снегопады и сильные ветры [23, 159, 165]. Лето было засушливым.
На северо-западе Руси погибли озимые. Летом 1063 г. на Руси недород был обусловлен засухой. В Густынской летописи сообщается: «В лето 6571 (1063 г.) . . . Волхов тече воспять, за дней пять. . .» [111, т. 2]. Это событие отражено и в Никоновской летописи: «. . .в Новгороде иде река Волхов вспять 5 дней; сия же знамение не на добро бысть. . .» [16]. Летописец интуитивно, но верно предугадал беду. Течение Волхова вспять наблюдалось только в годы необычайно великих засух, обусловивших крупнейшие неурожаи и голод в регионе.
Сведения о суровой зиме 1066 г. приводит Е. В. Оппоков [105]. Она обусловила гибель озимых в византийских провинциях Причерноморья. В литературе имеется указание, что лето 1066 г. было жарким и засушливым в Европе. Яровые хлеба не уродились и на юго-западе Руси. Р. Хенниг [159] сообщает, что в Чехии в 1066 г. от великой засухи горели леса и болота, и дым застилал землю более 300 дней. Такая страшная засуха в Чехии не могла не коснуться юго-запада русских земель [161]. В 1066 г. морское наводнение с затоплением многих земель наблюдалось в Ольденбурге [161]. Штормовые приливы отмечались на побережье Северного моря [159].
В 1067 г. зима была суровой: «В лето 6575 Ярославичи же три изяслав идоша на Всеслава зимъ сущи велице. . . бе бо снег великъ»
(на р. Немиге под Минском) [111, т. 9]. О походе ярославичей на Всеслава и суровой зиме сообщает тажке Лаврентьевская летопись, но под годом 6574, что объясняется различием хронологии летоисчисления, которым пользовался последний летописец. О суровой зиме этого года на центральной части Русской равнины сообщает Н. М. Карамзин [70, т. 2]. О сильных морозах в 1067 г. в бассейне Днепра и Припяти упоминает Е. В. Оппоков [105]. Суровая зима была в Богемии [159]. Недород из-за гибели озимых.
Избыточно влажным, с наводнениями был 1068 г. [23, 165]. На центральной части Русской равнины недород от избытка влаги. Неурожайный год.
Неурожаи, не приносившие народных бедствий и являвшиеся следствием метеорологического, а не исторического порядка, упоминались летописцами лишь отчасти, ненароком, порой почти случайно. Иногда подобные упоминания, ранее не имевшие места в летописях, «всплывали» в гораздо более позднее время.
Зима 1069 г. была в Европе суровой и снежной. В 1069 г. был неурожай в Германии от избытка влаги [165]. Ив западных землях Руси недород был от избытка влаги. Редкий год не сопровождался на Руси местным недородом.
Зима 1070 г. была очень суровой, весна — многоводной, лето — избыточно влажным [159]. В Восточной Европе разразилась сильная засуха в Ростовской земле, после чего последовали чрезвычайный неурожай и голод в 1071 г. «Бывшю тогда гладу в Ростове, приидоша Ярославци. . .», — говорится в Суздальской летописи [23]. Г. И. Швец [147] сообщает, что лето было маловодным на большой территории Руси.
Неурожаи 1024 и 1070 гг. были местными. На севере сопровождались жестоким голодом и людоедством. Этим воспользовались волхвы, призвавшие народ к бунту и погромам [88]. Недород повлек за собой сильный голод в последующем 1071 г. в районе Ярославля (бассейн Верхней Волги). Вследствие голода вновь повторились волнения народа под предводительством волхвов («Бывши бо единою скудости в Ростовьской области») [109].
Несомненно, что неурожаи 1024 и 1070 гг. имели одни и те же причины и последствия: сильная засуха, недород, голодные бунты. Но В. Н. Лешков, анализируя тексты русских летописей, указывает на их различие. И в том и в другом году народ был доведен до исступления. Языческие жрецы, волхвы, согласно своим верованиям, объявляли челядь и женщин причиной голода, требуя их казни. Народ еще верил, что неурожай и голод обусловлены сверхъестественной силой. Княжеская власть вела борьбу с язычеством. И в 1070 г. удалось остановить разбой.
Хотя христианство на Руси было введено в X в., спустя столетие язычество все еще оставалось в памяти людей. И голодные бунты под предводительством волхвов с убийством женщин и стариков несомненно являются отголоском идеологической борьбы двух религий — христианства и язычества.

Зимы 1074, 1076 и 1077 гг. были исключительно суровыми. По данным X. Лэма [161], в Северной Европе зима 1074 г. была чрезвычайно суровой. Погибли озимые в Англии и Германии. В Западной Европе зима 1076 г. была столь суровой, что по льду Рейна можно было ходить до конца марта [23]. Зима 1076/77 г. в Европе была
суровой и многоснежной. Все реки Европы, в том числе Темза, Сена, По, Тибр, Рейн, Эльба и Дунай, замерзли. Погибли озимые и много деревьев. И на северо-западе Русской равнины в 1074, 1076 и 1077 гг. погибли озимые.
На Русской равнине 1083 г. был засушливым и неурожайным. По данным В. Н. Татищева, в этом году здесь вновь вспыхнула эпидемия: «Мор на людей во всей Русской земле» [129]. Это совпадает с данными Е. П. Борисенкова и В. М. Пасецкого [26]. В 1083 г. лето было жарким во всей Западной Европе, в частности в Германии [23, 159]. Неурожайный, голодный год.
Есть основания полагать, что на юго-западе и в центральной России лето 1084 г. было засушливым. По данным Ф. П. Кеппена [71], имело место нашествие саранчи, хотя русские летописи об этом не сообщают. Нашествие саранчи наблюдалось также в Германии, во Франции, в Англии и Польше. Об этом сообщает одна немецкая хроника [1569 г.): «Die Heuschrecken, auf gegenseit Preussen, ver-vustet sehr das Land der Reussen, dazu die Reussen, haben sich verder-bert selbst so jemerlich. . .» '
Избыточно влажные годы в Европе — 1085, 1086 и 1089 гг. [23, 159, 165]. В 1085 г. наводнение было на р. По. Много дождей и гроз наблюдалось в Англии [159]. Неурожайный год.
В 1086 г. наводнения были в Италии и во Фландрии [159]. Сильные наводнения отмечались в 1086 г. на побережье Англии [161]. (Примерно с 1086 г. на юго-востоке Англии наступил период обильных дождей, который окончился в XIII в.) [30]. Неурожай от избытка влаги.
По данным Б. А. Колчина [77] и А. А. Молчанова [100], в 1085 и 1086 гг. в районе Новгорода наблюдались климатические флуктуации. Дендрологи, фиксируя наличие экстремальных климатических флуктуации, не указывают их причину. Наш анализ дает возможность уточнить: они были вызваны избыточным увлажнением этих лет в регионе произрастания деревьев. Однако у Ф. П. Кеппена [71] имеется указание, что в 1086 г. в Польше и в России было нашествие саранчи. Саранча — визитная карточка засушливости, местного недорода и голода.
Вспышки размножения саранчи происходят в засушливые годы при резких изменениях солнечной активности [32, 71, 151].
Активность солнца развивается волнами с периодами 2, 7, 11, 22 и около 100 лет. Особенно четко прослеживается 11-летний цикл. При анализе солнечной обусловленности колебаний урожайности основное внимание обычно уделяется 11-летнему циклу, который характеризуется относительными числами солнечных пятен, которые чаще называют числами Вольфа. Числа Вольфа являются одним из наиболее важных индексов солнечной активности.
Сопоставление данных о продолжительности вегетационного периода зерновых за длительный период со средними годовыми числами Вольфа W, выполненное в работах [94, 106, 120], показывает, что усиление солнечной активности приводит к Удлинению вегетационного периода растений в северном полушарии. Дендрологи [100 и др.] утверждают, что для лесов, расположенных в зонах постоянного увлажнения, между шириной годичных колец и солнечной активностью наблюдается высокая корреляционная сопряженность. О влиянии солнечной активности на все живое на земле свидетельствует также корреляция между индексами солнечной (геомагнитной) активности и статистикой эпидемических заболеваний, сердечнососудистой патологии, транспортных происшествий, производственного травматизма, цикличности недородов и т. д. [58, 59, 77, 80, 93, 100, ПО, 119, 143, 144 и др.]. Все это — примеры проявления активных солнечно-земных связей.


1. «Саранча со стороны Пруссии нахлынула на землю русских, сильно опустошила ее и нанесла русским большой ущерб».
Местный недород от засухи в 1086 г., очевидно, был в южных землях России, но не нашел отражения в летописях средней полосы России. В остальных областях урожай был ниже среднего.
Во всей Европе 1089 г. считают увлажненным. Большое наводнение было на р. Маас [159]. Урожай ниже среднего.
В 1090 г. повторяется засушливое лето в Центральной Европе. М. А. Боголепов [23] сообщает о жарком лете в Германии в 1090 г. С 11 июня стояла страшная жара. Год был неурожайным. И на Руси засуха обусловила местные недороды.
Следующий 1091 г. был на Руси плодородным. «В лето 6599 . . . умножения бысть плодов всяческих.» [111, т. 9]. В Западной Европе в 1091 г. была неустойчивая погода. В октябре неустойчивая с грозами погода установилась в Англии. Сильный ураган в Лондоне и Солсбери 23 октября разрушил тысячи домов [159]. Но, как часто было и ранее, урожайный год сменился чрезвычайным недородом от засухи в центральной и южной части Руси.
В 1092 г. на Руси была такая сушь, что горела земля, болота и боры «. . .сами зажигахуся и иные знамения различные бываху, яже вся злая Русской земле прознаменоваша» [111, т. 2]. Об этом сообщает и Воскресенская летопись: «Лето же то бяше ведряно велие, яко земля изгораше и мнози боры и болота возгорахуся . . .» [111, т. 7]. Никоновская летопись так описывает это событие: «. . .того же лета ведро бяше, яко изгараше земля, и мнози боры возгорахуся сами и болота. . . Того же лета приидоша прузи (саранча) на Русскую землю. . . поядоша всяку траву и много жита». Неурожай был не повсеместным; в некоторых южных районах голод был страшным и сопровождался эпидемией (мором), появившейся вначале в Полоцке, а затем в Киеве.
В 1092 г. неурожай и голод сопровождались мором. Н. М. Карамзин [70] писал, что голод, болезни и мор свирепствовали во многих областях. Как сообщают летописи, «люди стали умираху розличными недугыи», и лишь в одном Киеве за 78 дней «от филипова дне (14 ноября) до мясопуска (7 февраля) (ст. ст.)» умерло от голода и болезней 7 тыс. человек. Повальная смертность прекратилась к февралю. Следовательно, киевляне к этому времени получили подвоз хлеба. Торговля хлебом, по заключению В. Н. Лешкова [88], и здесь оказала свое благотворное влияние. По мнению современных исследователей, так называемый «антонов огонь», от которого погибали киевляне в том голодном году, представляет собой отравление спорыньей, которой питались голодающие.
В 1092 г. голод был также и на Волыни. Как засушливый и неурожайный этот год отмечен также в бассейне Даугавы. Недород по силе засухи и по последствиям превзошел чрезвычайные неурожаи 1024 и 1070 гг.
Необычные условия погоды наблюдались в 1092 г. и в Западной Европе. В апреле 1092 г. в Германии отмечались сильные морозы, каких не было даже зимой. Неурожайный, голодный год.
Лето 1093 г. на юго-западе Руси было избыточно влажным. Характер весеннего половодья на Днепре в районе Киева известен по описанию летописцем трагической переправы через небольшой правобережный приток р. Стугну княжеских дружин 1 июня после их разгрома половцами. Река Стугна «наводнилася вели тогда». Во время переправы на глазах своего брата Владимира Мономаха утонул князь Ростислав. В Воскресенской летописи так рассказывается об этом: «. . . Бе же поводъ велика в то время ... И побреде Володимер с Ростиславом и нача Ростислав утопати пред очима Володимера ... Си же злоба слючися на Вознесение Господне, маиа в 26 ...» [111, т. 7]. Год был дождливым и многоводным [22, 147]. Недород был от избытка влаги.
Наводнения наблюдались на всех реках Англии. В Западной Европе дожди шли непрерывно с октября 1093 г. по апрель 1094 г. Неурожайный год.
Недороду 1094 г. много внимания уделяется в «Повести временных лет» [109]. В ней рассказывается о том, как жителей юга, которые не успели оправиться от ужасов засушливого, неурожайного и голодного 1092 г., уже в 1094 г. посетило новое несчастье. Неурожай был обусловлен сильной засухой («лето ведряно велми, яко земля из-гороша») и саранчой, налетевшей на русские земли (вероятно, Киевской, части Переяславской и Черниговской областей): «. . . Придоша прузи, 26 августа на Землю, и ... ядоша всяку траву и много жита» [109]. Об этом есть сведения также у В. Н. Лешкова [87]. Он высказывает мысль, что саранча особенно большого вреда урожаю в конце августа принести уже не могла, так как почти весь хлеб был убран. Имеются также данные, что в этом году было низкое весеннее половодье [147]. Недородными были южные и юго-западные земли.
М. А. Боголепов сообщает, что в Западной Европе год был экстремальным; наблюдались бури, дожди и наводнения. Эти данные подтверждают Р. Хинниг и Е. В. Оппоков [105, 159].
В 1095 г. весной были бури и засухи [22]; сильная засуха и саранча опустошили русские поля. В Киевском княжестве «тучи саранчи летели с юга на север, оставляя за собой отчаянье и голод» [70]. Никоновская летопись сообщает, что «В лето 6603 г. . . придоша прузи месяца июля в 28». О том же говорится и в Воскресенской летописи: «В лето 6603, . июля в 28, придоша прузи и покрыша землю, и видети бе страшно, и идяху к полунощным странам, ядуща траву и проса». Год был неурожайным в юго-западных и южных землях Руси. Такое бедствие могло случиться в засушливый и маловодный год.
В Западной Европе весна была засушливой и ветреной, лето — очень дождливым [159].
В 1096 г. на юго-западе Руси зима была суровой и снежной, весна — увлажненной, лето — засушливым. В летописи отмечается, что Дружины Святополка и Владимира в середине июля переправились через Днепр у Зарубинца (вблизи Переяславля): «приидоста к Зарубу и ту перебродистася» [111, т. 25]. Войска так «тихо переправились через Днепр, что половцы не ведали о том» [129]. Это подтверждает вывод о том, что лето было маловодным, поскольку в многоводное лето переправа вброд вряд ли была бы осуществима [26, 147]. Местный недород на юго-западе от засухи. Голодный год. В Западной Европе лето 1096 г. было неурожайным и голодным седьмой год подряд. Относительно 1096 г. интересные данные приводит Р. Хенниг: «Суровая зима; все реки замерзли настолько, что они выдерживали повозки с грузом. В Восточной Европе от наводнений сильно пострадали первые крестоносцы» [159]. Неурожайный, голодный год.
К 1096 г. относится начало первого крестового похода из цикла религиозных войн, духовная инфраструктура которого не имеет ничего общего с его экономической подоплекой.
В конце XI в. скопища людей — мужчин, женщин и детей идут вслед за рыцарями наживы на Восток. Фактически они уходят от голода в Европе после семи неурожайных лет. Их гонит извечный голод и страх перед близким концом света, предсказанным церковниками. Они хотят найти спасение и надежду на улучшение условий своей жизни в Иерусалиме. Огромные толпы народа запрудили европейские дороги. Ужасная картина голодного темного мира с изломанным сознанием, с беспросветной нуждой и судьбой. Почти никто из этих бедняков не вернулся из крестовых подохов — ни взрослые, ни дети. Таких походов в средневековье было восемь: в 1096—1099, 1147— 1149, 1189—1192, 1202—1204, 1217—1221, 1228—1229, 1248—1254 и 1270 гг.).
Западная Европа ходила в крестовые походы грабить богатейший Ближний Восток. Крестовая длань дотянулась и до Руси. Тевтонский орден и рыцари-меченосцы свирепствовали и в Прибалтике, и на русском северо-западе, разоряли Польшу и даже заключали союзы с половцами. Но славяне усмиряли псов-рыцарей и на льду Чудского озера (1242 г.), и в Грюнвальдской битве (1410 г.).
Так уж сложилось исторически, что Русь, по образному выражению А. Блока, «. . .держала щит меж двух враждебных рас. . .» Не удержи наши предки этот щит, докатились бы лютые орды Батыя, Мамая и Тортамыша и до западно-европейских стран, как до Венгрии, и тащиться бы им столетия в захлестке ханского аркана, изнемогая от удушья данью, и национального унижения.

В 1097 г. погода на Руси была неустойчивой, год — среднеурожайным.
В Западной Европе лето было жарким, а осень была такой дождливой, что нельзя было обрабатывать поля для озимых [23]. Зима 1096/97 г. была мягкой и дождливой [159].
В 1099 г. лето на Руси было засушливым, что привело к местному недороду на юго-западе. Сильная засуха наблюдалась и в Чехии [105, 159]. В Англии и Голландии осенью были сильные штормовые приливы и наводнения, от которых погибло 100 тыс. человек. Неурожайный, голодный год.
Зима 1100 г. была необычайно суровой. Погибли озимые на северо-западе Руси.
Во Фландрии в ноябре наблюдались штормовые приливы [159]. Суровая зима отмечалась и в Западной Европе [23, 105, 159]. Погибли озимые. Гибель озимых наблюдалась и в Германии, где голод свирепствовал в течение трех лет — с 1099 по 1101 г. [108].
Для характеристики недородов начала второго тысячелетия н. э. наибольшую ценность для нас представляет «Повесть временных лет» (ПВЛ). Это летописный
свод, создававшийся в течение более чем полустолетия (1056—1115 гг.) в нескольких феодальных и литературных центрах Руси многими летописцами. Но важнейшим его автором является историк и мыслитель монах-черноризец Нестор. Сообщения других летописей о народных бедствиях для нас также представляют несомненный интерес.

На основании данных, собранных по крупицам из летописей, в XI в. на Руси было выделено 39 чрезвычайных недородов: от засухи — 22, от избытка влаги — 4, от гибели озимых — 13; в том числе от смешанных причин— 14, от нашествия саранчи — 5. Но повсеместных неурожаев, сопровождавшихся сильным голодом, в XI в. было только три: в 1024, 1070 и 1092 гг. Кроме того, на юго-западе Руси голод был в 1008 и в 1090 гг. Очень урожайными, как повествуют летописи, были только четыре года — 1003, 1037, 1039 и 1091 гг.
2.3. Недороды и погода в Европе в XII в. н. э.
Это столетие, как и XI в. н. э., относится ко второму климатическому оптимуму и характеризуется потеплением и повышением увлажненности [25, 30].
В астрономической литературе имеется указание, что в XII в. усилилась солнечная активность. В хрониках отмечается, что с конца 70-х годов XI в. до 1250 г. наблюдалось большое количество солнечных пятен и полярных сияний.
По экстремальным условиям погоды XII в. н. э. немногим отличался от XI в. н. э. В отдельных регионах Европы наблюдались очень засушливые годы или периоды. Так, неурожаи от засухи в Германии были три года подряд (в 1099, 1100 и 1101 гг.).
Обратимся к первоисточникам. В 1102 г. усилилась солнечная активность. Полярное сияние в 1102 г., видимое даже в средней полосе Руси, наблюдалось в течение трех суток. В Никоновской летописи так описывается это явление: «В лето 6610 (1102 г.). . . бысть знамение на небеси, месяца генваря в 29 по 3 дни, яко пожарна заря от востока и юга, запада и севера, и бысть таков свет всю нощь, яко от луны полныя светящеся». По данным Г. И. Швеца [147], весна 1102 г. на юго-востоке была засушливой и ветреной. Неурожай от засухи.
О сухой и ветреной весне в Западной Европе и жарком лете в Германии упоминают М. А. Боголепов и Р. Хенниг [23, 159]. Зима 1103 г. на Руси была суровой [23], лето — сильно засушливым. Недород был обусловлен засухой и нашествием саранчи. Никоновская летопись сообщает: «В лето 6611 (1103 г.). .. Приидоша прузи августа в 1 день. . . Многий вред в полях учинился» [111, т. 1, 2, 7]. О нашествии саранчи имеется указание и в Воскресенской летописи. По данным Г. И. Швеца [147], сильная засуха в 1103 г. была на юго-западе Руси. В Ипатьевской летописи в описании похода русских князей на половцев в начале лета 1103 г. сообщается, что пешие воины «. . .поидоша в лодзях Днепрош, даже до порогов, друзии же конми и стаща в Протолчех в Хорчи чем острове и оттоле выседши з лодзий поидоша пеше в июле, и приидоша на Сутин» (р. Молочная).
По этому поводу Г. И. Швец отмечает, что преодолеть расстояние 800 км от Киева до Сутени княжеские дружины могли только при отсутствии дождей. Таким образом, естественно предположить, что лето 1103 г. было маловодным. Засуха на юго-западе и нашествие саранчи [71] обусловили здесь недород. По данным В. Т. Пашуто [108], на юго-западе неурожай породил и голод. Как правило, нашествие саранчи в древности обусловливало не только недород, но и неизбежный голод, ибо средств борьбы с ней в ту пору, как справедливо утверждает Н. М. Карамзин [70], еще не существовало. В 1104 г. вновь усилилась солнечная активность. В «Повести временных лет» [109] и в Лаврентьевской летописи [111, т. 1] есть указание о том, что 10—12 февраля 1104 г. наблюдались круги у солнца — гало '. В Воскресенской летописи так описывается это явление: «Стояло солнце в круге, а по середине круга — крест, по середине креста — солнце, а вне круга по обе стороны два солнца (ложные), а над солнцем вне круга — дуга рогами на север. . .». В Никоновской летописи сообщается, что «такое же знамение и в луне тем же образом месяца февраля по 3 дни. . .». О погодных условиях этого года на Руси сведений нет.
В Германии лето 1104 г. было дождливым. В июне в Вюрцбурге наблюдался сильный град — каждая градина из расколотого на 4 части града была еще столь тяжелой, что ее не могли поднять четыре человека [159]. Нам кажется, что хронограф, сообщивший об этом, был прямым предком Мюнхаузена.
Зима 1105 г. на Руси была малоснежной и мягкой [147]. Имеются сведения о том, что зимой половцы совершили поход из своих кочевий в бассейне р. Самары (Поволжье) на землю торков в бассейне р. Роси (Приднепровье): «В ту же зиму пришел боняк с Половцы на Зарубе на Торки и Бериндичи» [111, т. 2]. В суровую и многоснежную зиму такой поход вряд ли мог быть осуществлен [147]. Лето на Руси было
умеренным.
Лето 1106 г. на Руси было увлажненным. «Русские рати, преследовавшие половцев, утонивши половцев до Дуная, полон отьяша, а половце иссеккоша». При этом им пришлось пройти более 800 км по южным степям, что в засушливое лето было бы невозможно [147]. Относительно засухи 1107 г. имеются лишь косвенные доказательства: «Тогда погоре пол Киева, и Чернигов, и Смоленск и Новгород» [111, Т. 1, 2]. Обычно пожары случались только в засушливое лето, когда горели леса и торфяники. Местные недороды на северо-западе, юго-западе и в центральной части Руси от засух.
В Западной Европе лето 1107 г. было сильно засушливым и жарким, осень — увлажненной. Неурожайный год.
Лето 1108 г. на юго-западе Руси было сильно увлажненным, дождливым. Никоновская летопись сообщает: «В лето 6616 (1108 г.)... вода бысть велика в Днепре, и Десне и Припяти». В Новгородской синодальной летописи событие отнесено к 1109 г.

1. По данным русских летописей, на Руси часто наблюдалось гало, которое возникало при определенном состоянии атмосферы, не связанным с солнечной активностью. .
[111, т. 3]. (Такое расхождение в датах объясняется различием летоисчислений, которыми пользовались летописцы.) Весна и лето были многоводными. Местный недород от избытка влаги.
В Западной Европе наблюдались сильные штормовые приливы во Фландрии на побережье Северного моря [159].
Зима 1109/10 г. на Руси была мягкой, малоснежной и дождливой [147]. Косвенным доказательством этого являются сведения о военных действиях польского короля Болеслава III зимой этого года против ятьягов, обитавших в бассейне Немана. Поляки в этом походе несколько раз пересекали страну ятьягов в разных направлениях. В суровую и многоснежную зиму такие перемещения в то время были бы весьма затруднительными. В Никоновской, Ипатьевской и Лаврентьевской летописях рассказывается о грозе 18 февраля 1110 г. в Киеве.
В Западной Европе весной 1110 г. наблюдался возврат холодов. Так, 12 мая в ночь полного лунного затмения был сильный мороз; пострадали озимые культуры и виноградники. Лето было засушливым. Трент при Ноттингеме пересох в течение 24 ч. [159].
Зима 1110/11 г. на Руси была суровой и малоснежной, весна — маловодной. В бассейне Днепра лето было засушливым. Засуха была на Киевщине, Черниговщине, Смоленщине и в Новгороде. Горели леса и торфяники. В Киеве сгорел Подол, пожары отмечались также в Чернигове и Смоленске. В Никоновской летописи это приурочивается к 1112 г.: «В лето 6620.. . тогда погоре Подолие в Киеве, и в Чернигове, и в Смоленецъ, и в Новгороде» [111 т. 8]. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе зима 1111 г. была суровой, весна — многоводной, лето — избыточно влажным. Наводнение наблюдалось на Тибре [159].
В 1112 г. в мае в Саксонии был сильный снегопад [159].
В 1113 г. после суровой зимы наблюдалось засушливое лето на юго-западе Руси. Местный недород.
В Западной Европе зима также была суровой [23]. В Северной Франции 30 апреля выпал снег. Лето было исключительно засушливым, знойным, жарким, ветреным; наблюдались степные и лесные пожары [23, 159]. Штормовые ветры на побережье Фландрии вызвали наводнение; имела место миграция населения в глубь страны и в Англию [159, 161].
В 1114 г. лето в Европе и центральной части Русской равнины было засушливым. Очень засушливая осень отмечалась в Англии. Темзу в Лондоне переходили вброд даже дети. В октябре наблюдался сильный шторм в Англии [161].
О засушливом лете 1115 г. на юго-западе Руси можно судить по тому, что «Володимер (Мономах) устрой мост (у Киева) через Днепр». Такое строительство в многоводное лето было бы трудно осуществимым [147]. Местный недород от засух.
Зима в Западной Европе была холодной, многоснежной [159].
На Руси 1116 и 1117 гг. были дождливыми [16]. Местные недороды от избытка влаги.
В Западной Европе 1116 г. был увлажненным. С августа установилась холодная, дождливая осень. Местные недороды от избытка влаги. Зима 1117 г. была бурной. Сильные штормы наблюдались 6 февраля в Германии, Голландии и Швейцарии. Весна, лето и осень были избыточно влажными, с наводнениями.
Увлажненным на северо-западе был 1118 г. Имели место недороды от избытка влаги. В Западной Европе (в Германии и Богемии) в начале августа бушевали ураганы и наводнения [23]. В сентябре отмечались наводнения в Центральной Европе, особенно в Чехии, Штейермарке и в Эльзасе. Сильный шторм был в Англии 28 декабря [159].
В 1119 г. весна на юго-западе и северо-западе Руси была засушливой. Местные недороды от засухи. В Германии отмечались наводнения зимой. Лето было засушливым; сильная засуха наблюдалась в марте, апреле и мае. Неурожайный год [165].
Лето 1120 г. было засушливым в центральной части Русской равнины. Засуха обусловила местный недород. Повсеместный неурожай от засухи и голод были в Западной Европе [23, 165].
Зима 1121 г. на Руси была холодной, многоснежной, весна — многоводной, лето — сильно засушливым. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе зимой наблюдались наводнения, весной — сильные засухи. Горели леса и болота. В Эрфурте из-за дыма и пожаров солнце три дня казалось огненно-красным [159]. Повсеместные недороды от засухи.
Зима 1122 г. в Западной Европе была суровой, весна и лето — увлажненными [159]. На Руси зима была совсем малоснежной [17].
Ретроспективный обзор прошлых лет показывает, что несмотря на ряд местных неурожаев, первая четверть XII в. на Руси прошла без сильных потрясений и голодов.
Весна и лето 1124 г. были маловодными, засушливыми. Воскресенская летопись сообщает: «В лето 6632 (1124 г.). . . Все же лето бысть бездождие. . .»; Густынская: «В то же лето бысть суша великая, и Киев мало не весь погорь и церкви, и монастырь. . .»; Новгородская: «В лето 6632. . . сгоре град Киев весь, и горело 2 дни, а церквей сгорело 600, а людей без числа. . .» [111, т. 3]. Столь сильные пожары могли быть только в период большой засухи. Засуха 1124 г. обусловила повсеместный неурожай и голод. Погибли все посевы.
В Западной Европе зима была снежной и дождливой, лето — засушливым. Неурожайный, голодный год.
В 1125 г. ураганом был разрушен Великий Новгород. Экстремальные погодные условия 1125 г. так описываются в летописях [111, т. 3, 9]: «В лето 6633 (1125 г.). . . бяше буря велика с громом и градом и хоромы раздера, и с божницъ вълны раздеря, стада скотины потопи в Волхове, а другая она переимаша живы». На северо-западе недород от избытка влаги и голод [26].
В Западной Европе зима была суровой; от голода погибли люди [23]. Весной наблюдался возврат холодов, сильный мороз и снегопады во всей Центральной Европе. Летом (10 августа) было наводнение в Англии [159, 161]. Погибли посевы, деревья. Голод 1125 г. уменьшил население в Германии наполовину. Имело место людоедство. Год неурожайный, голодный.
По мнению К. Гадзяцкого [43], голода в России случались реже, чем в других западноевропейских странах. В средние века в последних сильный голод случался каждые 8—10 лет, а на Руси — только через 13 лет, и лишь одна треть — очень сильных.
Зима 1126 г. на Русской равнине, особенно на северо-западе (Новгород, Псков), была суровой и многоснежной. Снег лежал до
7 мая. Такого же характера была зима и в бассейне Днепра [147]. Местные недороды от гибели озимых.
Во всей Европе зима также была суровой, снежной [23], особенно в Германии [105]. Голодный год [128].
На Руси в 1127 г. снег лежал до конца апреля, лето было избыточно влажным, а осенью из-за мороза погибла озимь. Гибель озимых обусловила недород и голод на северо-западе Руси («. . .и бысть голод всю зиму»). Неурожай от избытка влаги и засух в Новгородской, Псковской, Полоцкой, Суздальской и Смоленской областях.
8 Новгородской летописи сообщается: «В лето 6635 (1127 г.) паде метыль густь по земле и по воде и по хоромам, по 2 нощи, а по 4 дни. . . Том же лете вода бяше велика в Волховъ, а снег лежа до Яковля дни (30 апреля, ст. ст.), а на осень уби морозъ вьрьшь (рожь) и озимице; и бысть голод церез зиму, ржи осминка по полугривнъ». Неурожайный, голодный год; повсеместная дороговизна.
В связи с приведенной цитатой из Новгородской летописи нам представляется необходимым уточнить, что означает примечание летописца «ржи осминка по полугривнъ». С XII по XV в. русские летописцы указывали на разные причины неурожаев и голода, порой по-разному отмечали их локализацию, повышение цен на хлеб и их влияние на жизнь народа. Сравнивая различные события одного столетия, а также сопоставляя выводы разных веков, мы на основании летописей с наибольшей степенью достоверности можем выявить и оценить отличительные черты этой стороны древней жизни народа. В XII в. летописи освещают события исключительные, а цены на хлеб отмечают только наиболее высокие. Однако в некоторых случаях летописцы делали исключение и указывали цены и в «недорогие годы». Сопоставляя все это, с большой четкостью можно воспроизвести и понять экономический быт древней России. Так, в древности высшая единица веса носила название пуда в 40 фунтов, или больших гривенок. Гривенка равнялась фунту и содержала в себе 96 золотников. Малая гривенка, кладовая и скаловая составляла полфунта (48 золотников), если должна была служить мерой веса дорогих вещей, шелка и особенно золота и серебра, а вместе с тем и денег. Древнейшей и наибольшей хлебной мерой являлась кадь (оков), разделяющаяся на 4 четверти и на 8 осьминок (или малых кадет). Осьминка, в свою очередь, делилась на четверики — '/в четверти.
Всеобщий эквивалент, который измеряет все стоимости и постоянно обращается на товарном рынке, есть по существу деньги. Золото как металл известно человеку около 6 тыс. лет, некоторые черты денег оно приобрело в древности около 5 тыс. лет назад. За всю историю хозяйственного быта человечества деньгами были различные товары: меха и морские раковины, камень, соль и скот и даже сами люди — рабы. В древней Руси княжеская казна называлась скотницей, а казначей — скотником, хотя в казне уже хранились не быки и коровы, а меха и слитки серебра.
Денежная система древней России до конца XIV в. была гривенная, а затем сделалась рублевого. Таким образом, до XIV—XV вв. все ценилось, покупалось и продавалось гривнами и ее частями (кунами, векшами и т. д.), а потом, до XIX в. рублями, полтинами, гривнами, деньгами. В древней денежной системе гривны встречались трех видов: гривна золота, гривна серебра и гривна кун. Гривны золота и серебра
содержали в себе полфунта металла, название которого они носили. Гривна золота содержала в себе 50 гривен кун, а гривна серебра только 7,5, так что стоимость золота относилась к серебру почти как 7: 1. Со своей стороны, гривна кун равнялась 50 резанам или 20 ногатам, так что ногата содержала в себе 2,5 резаны. Теперь нам становистя понятно, что '/г четверти ржи (с учетом натуры зерна ржи — примерно 70 кг) стоила в 1127 г. полфунта (200 г) серебра. Понятно, что по такой цене хлеб могли покупать только очень богатые люди. Такая дороговизна — одна из главных примет голода народных масс, которые вынуждены были отказываться от употребления хлеба и питались листьями липы, березовой корой, кониной и т. д. («ядяху лист липов, кору березову, иные уш, конину»).
Зима 1127 г. в Западной Европе была суровой, а лето — засушливым. Наблюдались лесные пожары и возгорания торфяников [23]. Неурожайный, голодный год.
Весеннее половодье на Руси в 1128 г. явилось стихийным бедствием. От наводнения пострадали строения, были уничтожены посевы, имелись и человеческие жертвы. Чрезвычайный неурожай и сильный голод были от избытка влаги. «. . . Вода бяше велика в Волхове, а снег лежа до Яковля дни (30 апреля, ст. ст.), а на осень уби мороз верьшь всю и изимици. . . И бысть голод и через зиму, ржи осминка по полгривне», — сообщает Новгородская летопись. Так повествуют об этом голодном годе Никоновская летопись: «В лето 6636. . . бысть вода велика, потопи люди и жита и хоромы снеся»; Густынская: «Лета 6638 (1128 г.). . . бысть повод великая, яко не токмо потопи сбоже (zboze — хлеб на корню), но и храмы изнесе. . .» Неурожайный, голодный год.
В 1128 г. был великий «глад и мор» в Новгородской земле. При описании этого мора летописцы впервые указывают, что в Новгороде были наняты специальные люди, чтобы хоронить погибших от заразной болезни за городом: «. . .итако другым падшим от глада, трупие по улицям и по търу и по путъм и всюду, наяша наймиты возити мъртвьця из города; а смороди нелга вылезти (т. е. от смрада нельзя было выйти на улицу), туга беда на всех! Отец и мати чадо свое въсажаше в лодью даром гостьм (купцам), ово их измъроша, а друзии разидошася по чюжим землям и тако, по грехам нашим, погибе земля наша» [111, т. 3]. Об этом же рассказывают Ипатьевская, Воскресенская и Новгородская IV летописи. В Ермолаевском списке после слов «вода велика» добавлено «в Днепре». По данным Г. И. Швеца [147], благоприятные условия для формирования высокого половодья начали создаваться в 1127 г., и поэтому половодье следует оценивать как высокое. Лето было столь дождливым, что снова вызвало разливы Днепра. Голод был страшным и сопровождался чрезвычайной дороговизной хлеба.
Летописи так описывают дороговизну в Новгороде в 1128 г.: «Лють бяше: осминка ржи погривнъ бяше, и едят люди лист липов, кору березову, пни и молоць истокше, мятуце съ пельми». Это означает, что в Новгороде четверть ржи (141 кг) стоила 2 гривны, или 100 кун, т. е. 2 фунта серебра, а кадь — 8 гривен (8 фунтов серебра).
Надо помнить, что драгоценные металлы в ту пору на Руси, да и во всей Европе, были дороже современных. Америка с ее рудниками была открыта только три века спустя. Такой голод показывает, что хлеба не было ни в продаже, ни в запасе [88].

1128 г. в Западной Европе был увлажненным. Летом наблюдался возврат холодов. В Швейцарии 17 июня был сильный снегопад. Неурожай от избытка влаги [159].
По мнению М. А. Боголепова [21], почти все 20-е годы каждого столетия в той или иной степени отличаются возмущениями климата. И. П. Дружинин и Н. В. Хамьянова [59] указывают, что на этот период приходится наибольшее число солнечных реперов — геоэффективных резких изменений солнечной активности, с которыми возмущения климата находятся в прямой связи.
Летом 1129 г. на юго-западе и северо-западе Руси из-за обильных осадков наблюдались разливы Днепра, Волхова и Невы. Сильный недород от избытка влаги обусловил необычайный голод и дороговизну. «. . . Осминка ржи по гривне бяше. . .», — вновь свидетельствуют летописи.
Зима 1129 г. в Западной Европе была мягкой, неустойчивой, дождливой, весна, лето и осень — избыточно увлажненными. Неурожай от избытка влаги [159].
В 113О г. на юго-западе Руси лето было засушливым. Местный недород.
В Западной Европе лето было очень засушливым [23]. Горели леса и торфяники. В Эльзасе пересох Рейн [159]. Неурожайный, голодный год.
Зима 1132 г. на северо-западе Руси была необычайно суровой. Неурожай от гибели озимых.
На севере Европы зима была суровой. О суровости зимы в Дании можно судить хотя бы по тому, что замерз Слиен [15]. В Германии весна была бурной и многоводной.
Весна 1133 г. на Руси была избыточно влажной. Половцы захватили значительную часть Киевского и Переяславского княжеств. Ипатьевская летопись сообщает: «Половцы поплени державу Киевскую и Переяславскую. . . даже до Киева приидоша, но не могша перевезтися через Днепр, ни сии, ни оные» [111, т. 2]. При маловодье Днепра переправа, вероятно, была бы осуществима [147]. Местный недород на юго-западе от избытка влаги.
Зима 1133 г. в Западной Европе была многоснежной и суровой, лето — сильно увлажненным [23]. Летом в Германии наблюдались наводнения во время жатвы [165]. Неурожайный год.
Зима 1134 г. на Руси была суровой. В бассейне Оки наблюдались сильные метели. В Новгородской I летописи сказано: «В лето 6642 (1134 г.). . . назиму, иде Всеволод на Суждаль ратью, и всья Новгородская область, месяца декабря въ 31 и сташа денье зли, мразъ, вялиця, страшно зъло».
Об этом говорится также в Тверской и Никоновской летописях, но под годом 6643, что объясняется различием в принятом летописцами летоисчислении. Так, авторы Тверской и Никоновской летописей пользовались византийским летоисчислением. А при переводе византийского летоисчисления на современный счет времени необходимо из порядкового номера года вычесть 5509, если событие имело место в период с сентября по декабрь. Таким образом, произведя соответствующее вычитание, получим искомый год: 6643—5509=1134 г.
После устойчивой и многоснежной зимы весна была многоводной. Урожай, вероятно, средний.
В Западной Европе 1134 г. был дождливым. Штормовые приливы наблюдались в Англии, в Зеландии [159]. Неурожай от избытка влаги.
Лаврентьевская летопись сообщает: «В лето 6643 (1135 г.)... тое же зимы погремъ, месяца декабря в 10». Согласно Новгородской летописи, с 31 декабря 1134 г. (ст. ст.) «настали тяжелые дни: мороз, метель, очень страшно» [111, т. 1, 3]. В западных землях Руси зима была холодной и суровой, лето — засушливым. Местные недороды от засухи.
Зима 1135 г. в Западной Европе была суровой, а лето и осень — засушливыми. Все источники и пруды высохли [23]. В восточной части Германии в течение 6 месяцев не было дождя. В Аугсбурге деревья и кустарники сами воспламенялись. В некоторых местах при вспашке из земли вырывалось пламя, горели торфяники [165]. В октябре было наводнение в Голландии и в северо-западной части Германии [161]. Осенью 1135 г. в Европе наблюдались штормовые морские приливы на побережье Северного моря. Лето 1135—1137 гг. было исключительно засушливым и жарким во всей Европе [23, 105, 111, 159, 165].
В 1136 г. недород на Руси был обусловлен засухой. В Западной Европе лето также было засушливым [23, 159, 165].
Очень засушливым на Руси был 1137 г. Местный недород от засухи.
По данным В. Н. Лешкова [88], в 1137 г. вновь наблюдалась дороговизна в Новгороде. За осьминку (четверик) ржи платили по 7 резан, а за четверть ржи (141 кг) — 56 резан, или одну гривну и 6 резан. В. Н. Лешков, правда, предполагает, что на дороговизну хлеба повлияли еще и военные действия, имевшие место в ту пору.
В Германии вследствие необычайной жары сгорели Майнц, Шпейер, Страсбург и Гослар [159]. Рейн так обмелел, что его можно было перейти вброд [165]. Чрезвычайно неурожайный, голодный год. Следует отметить, что 1137 г. отличался высокой солнечной активностью: наблюдалось большое количество солнечных пятен [93].
1138 г. был урожайным на Руси. О погодных экстремумах в летописях не сообщается. Весна была ранней. В Новгородской I летописи говорится: «В лето 6646 месяца марта въ 9 день, бысть гром велий, яко слышахом чисто в истьбъ съдяще». В Никоновской летописи сообщается о полярном сиянии. В Западной Европе год был также урожайным [23, 165].
В 1139 г. в Западной Европе после ряда засушливых лет вновь стали наполняться водой все источники и болота [23, 165]. Однако, поданным Р. Хеннига [159], в Богемии (Чехии) была сильная засуха. Горели леса и торфяники. Из-за дыма наблюдалось необычайное затемнение в полдень.
В 1141 г. в Новгороде, по данным В. Н. Лешкова [88], вновь наблюдалась дороговизна (очевидно, из-за военных действий) и то «туда ни жито не идяше, ни отхольже».
Понятие «жито» не имеет одинакового смысла в различных сельскохозяйственных районах. Обычно им обозначался главный хлеб, который возделывался земледельцами в определенном регионе: на северо-западе — рожь, на юго-западе — ячмень и рожь, на юге — пшеница и т. д. В XII в. жито — чаще всего синоним главного хлеба — ржи. Пуд ржи обычно выступал и как денежная единица при расчетах.
Зима 1141 г. в Западной Европе была суровой, многоснежной, весна — многоводной, лето и осень — влажными [23, 159].
1142 г. был увлажненным. Урожай ниже среднего.
Осень и лето 1143 г. на Руси были дождливыми. Ипатьевская летопись сообщает: «В лето 6651 (1143 г.)... бысть буря велика, ака же не была николиже, около Котельничъ, и розноси хоромы и товаръ и клъти и жито из гумень, и просто рещи, яко рать взяла, и не остася у клътехъ ничто же; и нъчии налъзоша бронъ у болотъ, занесены буре» В Новгородской I летописи об этом говорится так: «Стояша вся осенина дъждева, от Госпожина дни (15 августа, ст. ст.), до Корочюна (12 декабря) тепло, дъжгь, и бы вода велика вельми в Волховъ и всюде, сена и дрова разнесе и внесе в Волхово» [111, т. 3]. Недород от избытка влаги. В Новгородской области был голод [105].
В Западной Европе зима была суровой [165]. Темза замерзла. В феврале наблюдался сильный шторм в Англии и Германии. Лето и осень были влажными [159].
В 1144 г. в конце марта выпал снег. В Ипатьевской летописи сообщается: «В лето 6652 (1144 г.). . . паде снег велик в Киевской стороне, коневи до черева, на велик день. . . (конец марта)». Местный недород на юге Руси.
В Германии зима была холодной, лето и осень — дождливыми [159, 165].
Все 40-е годы XII в. были недородными, но1145 г. в погодном отношении был наиболее неблагоприятным. Зима на Руси была холодной, многоснежной. В июне на юго-западе наблюдалась сильная засуха; горели леса и торфяники. В Лаврентьевской летописи сообщается о том, что в «Киеве погоре половина Подолья» [111, т. 1]. О погоде на северо-западе Новгородская I летопись сообщает: «В лето 6653 (1145 г.). . . стояста 2 недели пълнъ яко искря жгуце, теплъ велми, переже жатвы; потом найде дъждъ, яко не видехомь ясна дни ни до зимы, и много бе циме жито и сена не уделаша, а вода бы больше третьяго лъта (1143 г.) на ту осень, а на зиму не бысть снега велика, ни ясна дни и до марта. . .» [111, т. 3]. Осень 1145 г. была дождливой. Неурожай на северо-западе от избытка влаги, на юго-западе — от засухи. Неурожайный, голодный год.
В Западной Европе зима была суровой, лето — засушливым [23, 165]. Неурожайный, голодный год.
Зима 1146 г. была малоснежной, дождливой. Новгородский летописец сообщает: «А на зиму не бысть снега велика, ни ясна дни, и до марта». Аналогичная погода наблюдалась зимой во время похода князя Всеволода на Галич: «Идоша к Галичю. . . и бысть дожгь и стече снег. . . и тако идяху на коних и на санех» [147]. Недород от гибели озимых. В Западной Европе год был избыточно влажным, с наводнениями. Сильное наводнение наблюдалось на Рейне [159].
На юго-западе Руси лето 1147 г. было засушливым. В начале августа князь Изяслав в районе Киева переправлялся с войском через Днепр: «Изяслав же, совокупя все, перебродися через Днепр и ста над черторыею» [147]. На северо-западе осень была дожливой. В Новгородской I летописи говорится: «В лето 6655 (1147 г.)... на осень ходи Святополкъ съ своею областию Новгородского на Гюрьгя, хотя на Суждаль, и воротишася на Новом Търгу, распутья дъля». Недород на юго-западе от засухи, на северо-западе — от избытка влаги.
В Западной Европе зима была суровой, снежной. Все реки замерзли [159]. В Германии неурожай от избытка влаги [165].
На юго-западе Руси весна 1148 г. была немноговодной, засушливой [147]. На северо-западе лето было дождливым [16].
В Западной Европе год был увлажненным, бурным [159]. ч На северо-западе Руси зима 1149 г. была очень суровой. Погибли озимые. На юго-западе лето было очень засушливым. В Ипатьевской летописи говорится, что дружины князей Изяслава и Ростислава перешли вброд Днепр у с. Витечева. Известно, что в районе с. Витечева и Канева имелись броды, через которые в маловодное лето можно было переправляться на лошади. Переправы через Днепр в начале лета могли быть успешными только в маловодное лето после засушливой весны [149]. В бассейне Днепра и в южных степях недород от засухи.
В Западной Европе зима была суровой и продолжительной (с 17 декабря по март). Замерзла Темза. Замерзло море вдоль берегов Голландии, что случается чрезвычайно редко [15]. Лето было увлажненным, с наводнениями [159]. Местный недород от избытка влаги.
Зима 1150 г. на Руси была суровой. На северо-западе погибли озимые. Лето было очень влажным. Яровые пострадали от избытка влаги. На юго-западе лето было сухим. Урожай ниже среднего.
В Западной Европе зима была суровой, лето — влажным [23]. Ливни и наводнения наблюдались на Дунае. Недород во многих странах от избытка влаги [159]. Однако в Швейцарии лето было очень жарким и засушливым. Недород от засухи [159]. Неурожайный, голодный год в Германии [108].
На юго-западе Руси лето 1151 г. было засушливым. Половцы на лошадях вброд переправлялись через Днепр. «Половци же вседше на коне в бронях защиты с копьи якоже биться, взбредоша в Днепр. . . от множества вой. . . Святославома же перебредоша Днепр. . .» [112]. Местный недород от засухи. На северо-западе лето было избыточно влажным [23]. Местный недород от избытка влаги.
В Западной Европе дожди шли непрерывно с 1 июля по 15 августа. Недород от избытка влаги [105, 165].
В 1152 г. лето на Руси было засушливым. Новгородская I летопись повествует о большом пожаре в Великом Новгороде [111, т. 3]. Такой пожар был возможен только в очень засушливое лето, когда горели леса и торфяники. Осень была избыточно влажной, многоводной. Осенние дожди и разлив рек явились главной преградой половцам в их намерении овладеть Новгород-Северским после опустошения Путивля [147]. Недород летом от засухи, а осенью от избытка влаги. В 1152 г. при осаде г. Ярославля волжскими булгарами в городе был голод [107]. «Изнемогаху людие в граде гладом и жажею» [111, т. 34].
В Западной Европе наблюдались сильные наводнения [23]. Так, в результате наводнения на Рейне в Германии погибли озимые. В Центральной Европе лето было очень засушливым [159]. Яровые погибли от засухи. Голодный год [128].
В 1153 г. урожай на Руси был средним.
Лето 1153 г. в Западной Европе было неустойчивым. Катастрофический шторм во Франции опустошил большие пространства. Голодный год.
Зима 1154 г. на Руси была холодной, лето — избыточно влажным. Неурожай от избытка влаги. В Черниговской земле имела место эпизоотия «и бысть мор в коних во всих его, ако же не был николиже» [ 111, т. 1, 11 ]. К. Г. Васильев и А. Е. Сегал [26] эти события относят к 1153 г. В этом году была внутренняя война. Поход со своими войсками предпринял князь Юрий Долгорукий [108], который домогался Киевского престола в борьбе с князем Изяславом.
В Западной Европе зима 1154 г. была суровой, морозной [23, 105], лето — влажным, с наводнениями [159]. Неурожаи от избытка влаги.
На северо-западе и юго-западе Руси лето 1155 г. было дождливым. «В лето 6653 (1155 г.)... быша дожди, велици» [111, т. 9]. Об избыточной влажности лета этого года сообщает и Г. И. Швец [147]. Недород от избытка влаги.
В Западной Европе зима была суровой, лето — очень сухим, жарким [23, 159, 165]. Неурожайный, голодный год.
В 1156 г. после суровой зимы на юго-западе Руси был недород от засухи.
В Германии наблюдалась жестокая засуха. Горели леса и торфяники. Чрезвычайный неурожай от засухи и голод [165]. Лето в Европе было избыточно влажным, с наводнениями во всех странах, особенно в Италии и Англии. В июле в Англии отмечались штормы и грозы; 18 августа было сильное наводнение. Такая же погода была на Руси. Местные недороды от избытка влаги.
Зима 1157 г. на северо-западе Руси была неустойчивой, весна, лето и осень — избыточно влажными. В Новгородской I летописи сообщается: «В лето 6665 (1157 г.). . . зело страшно бысть гром и молния, град же яко яблоко больши» в ноябре месяце. Недород от избытка влаги.
В Западной Европе зима была очень холодной, в марте выпало много снега [23]. Лето было очень жарким и засушливым [105, 159], осень — дождливой [147]. Местные недороды, особенно в Германии.
Сведений о погоде на Руси в 1158 г. очень мало. Вероятно, в южных степях лето было засушливым. Недороды от засухи. В Новгородской земле имели место эпидемия и эпизоотия. В Тверской летописи говорится: «Мор бысть мног в Новгороде в людех и в конех, яко нельзе бяше дойти торгу сквозе город, ни на поле выйти, смрада ради мертвых; и скот рогатый помре» [111, т. 15]. В Новгородской I летописи отмечается: «Мор бысть в людех много и конь множество помре» [111, т. 3]. В Туровской земле во время похода и осады г. Турова войсками князя Изяслава «бысть мор в коних». [111, т. 2].
В Южной Европе лето было чрезвычайно засушливым. В Италии войска могли переходить вброд все реки. Местный недород от засухи [159]. В Средней и Северной Европе лето было теплым, несколько засушливым, но плодородным [23].
Данных о погоде на Руси в 1159 г. немного. В Киеве было ветрено и дождливо, а «во граде же Чернигове бысть. . . четыре дни ведро. . .» [111, т. 9]. В остальных регионах лето было засушливым. Местные недороды.
В Западной Европе лето 1159 г. было сухим [23]. В апреле в Швейцарии после холодной зимы наблюдался возврат холодов и снегопады. С конца мая до начала апреля 1160 г. в Западной Европе были сильные засухи. Местные недороды от засухи [159].
Сведения о 1160 г. имеются только у В. Т. Пашуто [108]. По его данным, в Минской земле во время гражданской войны и осады Минска войском полоцкого князя Всеволода был голод: «а ты (торки вспомогательного отряда) померше голодом и придоша пеши» в Киев» [111, т. 2].
Но ни наводнения, ни мор, ни эпизоотии прежних лет не принесли столько великих бедствий народу, сколько их принесла засуха 1161 г. В Новгородской I летописи сообщается: «В лето 6669 (1161 г.). . . стоя все лето ведром (засуха), и пригоре все жито, а на осень уби всю ярь мороз; еще не то зло оставися, нъ пакы на зиму ста вся зима теплом и дъжгемь, а гром бысть» [111, т. 3]. В Никоновской летописи отмечается: «Того же лета бысть ведро, и жары велищи и сухмень чрез все лето, и пригоре всяко жито и всяко обилие, и озера, и реки засхоша, болота выгореша, и лесы и земля горела. И на осень ту восташа мрази велици зело, зима же бысть тепла и дожди велици и млъниа (молния) и громы страшны зело и множество человек избиваху». Чрезвычайная засуха, с пожарами лесов, болот и торфяников была летом 1161 г. Осенние морозы ужесточили недород. Летописи полны скорби народной в связи с голодом, обусловленным чрезвычайным неурожаем и дороговизной хлеба. «Велика скорбь бяше в людехъ и нужа» [111, т. 2]. Голод в Новгородской и Черниговской землях [108].
В Западной Европе весна была многоводной, лето — засушливым.
Сведений о погодный условиях на Руси в 1162 г. нет.
В Западной Европе весь год была неблагоприятная погода. Весной наблюдались сильные штормовые приливы на побережье Северного моря [159]. Очень голодный год [128].
Зима 1163 г. на Руси была теплой, с дождями и грозами, но урожай был хорошим.
В Германии зима была очень продолжительной, холодной, а ранней весной (26 февраля) отмечалось наводнение на р. Везер [165]. Суровой и продолжительной зима была во всей Западной Европе [23]. Лето и осень были дождливыми [159].
В 1164 г. местный недород был от потопа в Галиче из-за разлива Днестра: «и бысть в них жатва дорога рамяна на эту зиму» [111, т. 2, 7]. Много людей утонуло. О сильных наводнениях на юго-западе Руси сообщается в Ипатьевской летописи. Из-за недорода наблюдалась дороговизна хлеба.
В Западной Европе 1164 г. был увлажненным и бурным. В январе наблюдались штормовые приливы на побережье Северного моря, в феврале — ураганы с грозами в Северной Германии. От наводнения погибло 100 тыс. человек. Наводнения отмечались на Эльбе и Везере [159]. Неурожайный, голодный год.
s В 1165 г. на северо-западе Руси зима была суровой. Местный недород от гибели озимых. На юго-западе недород от засухи.
В Западной Европе также наблюдались сильные засухи [23, 159]. Местный недород от засухи. В Сицилии от штормового прилива погибло 12 тыс. человек [159].
1166 г. был избыточно увлажненным в Средней Европе, особенно в Германии [105, 159].
Зима 1168 г. на Руси (в Черниговской земле) была очень суровой. «В лето 6676 (1168 г.)... ходиша Ольговичи на половцы, бе же тогда зима люта велми» [111, т. 2]. На юго-западе погибли озимые. Местный недород.
В Западной Европе лето 1168 г. было избыточно влажным [23].
1169 г. на Руси был весьма урожайным. «В лето 6677 (1169 г.). .. бысть умножение плодов всяческих», — сообщается в Никоновской летописи [111, т. 9].
В 1170 г. на Руси наблюдалась жестокая засуха. Лето было необычайно жарким, засушливым. Горели леса и торфяники, иссушались болота [147]. Недород от засухи и голод в Новгородской земле [108]. Во время похода князя Андрея Боголюбского (1169—1174 гг.) в войске «друзии людие помроша с голода. . . бысть дороговь» [111, т. 1, 3]. Есть основания предполагать, что недород от засухи был и на юго-западе; голод.
Лесные пожары и воспламенения торфяников и болот, описание которых мы встречаем в летописях, охватывали огромные пространства Европейской части России и продолжались в течение нескольких месяцев. Они представляли собой национальное стихийное бедствие, от которого негде было укрыться, некуда было бежать людям и животным. В большинстве случаев лесные пожары длились 2—3 года подряд и были обусловлены засухами.
Необычайная жара летом 1170 г. отмечалась и в Западной Европе. Горели леса и торфяники [105]. Засуха обусловила неурожай и голод. Осенью наблюдались большие наводнения в Германии, Чехии и Швейцарии. Морской прилив на побережье Северного моря 10 ноября разорвал старый Воркум на четыре части, одна из которых является современным островом Юист [159]. Наводнение достигло Утрехта и нанесло серьезный ущерб. В канун Нового года наблюдалось много зимних гроз [159]. Недород от засухи.
Лето 1171 г. на Руси было умеренно теплым. Урожай ниже среднего уровня.
В Германии лето было очень засушливым [23, 165], осень — влажной, ветреной. В Англии 1 января был сильный шторм. Аналогичная погода наблюдалась во Франции, Шотландии, Ирландии и Фрисландии [159].
Зима 1172 г. в бассейнах Днепра и Даугавы была теплой, почти бесснежной. Год был среднеурожайным.
Чрезвычайная засуха поразила Русь в 1173 г. Ее предвестником были красные облака, которые наблюдались 18 февраля. Горели леса и болота. Люди задыхались от дыма пожарищ. Хлеба на полях высохли на корню, люди были не в состоянии даже собрать семена для сева на будущий год [19]. В. Н. Лешков [88] указывает, что в 1173 г. наблюдался «мор в конех» из-за внутренней войны и осадного положения в Новгородской земле. Неурожайный, голодный год. В Западной Европе весна 1173 г. была многоводной. Наблюдались катастрофические наводнения в Германии на всех реках [165], особенно на Рейне и Маасе [159]. Летом в Западной Европе была такая засуха и жара, что во многих странах не собрали даже семена. Осень была дождливой. Неурожайный, голодный год [21]. — Зима 1173/74 г. была неустойчивой, с оттепелями, что помешало походу Владимирского, Муромского и Рязанского князей на волжских болгар: «Бысть нелюб (плохой) путь всим людем сим, зимне непогодье есть зиме. . . идучи не идяху» [147]. Весна и лето 1174 г. на Руси были влажными. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе лето 1174 г. было холодным, дождливым [23]. Отмечались наводнения на Рейне и его притоках [165]. Погибли все зерновые культуры и виноградники [159]. Наблюдались штормы в Саксонии. Осень была также избыточно влажной. Наводнения наблюдались на Рейне и Маасе в Голландии [159]. Повсеместный неурожай от избытка влаги.
Сведений о погодных условиях 1175 г. на Руси мало. По всей видимости, год был неустойчивым и избыточно влажным. Урожай — ниже среднего уровня. В 1175 г. голод был во Владимире-на Клязьме при осаде города ростовскими войсками. Горожане, после семи недель осады, «не терпяче глада», открыли ворота [108].
В Западной Европе лето 1175 г. было дождливым, избыточно влажным. Осенью наблюдались наводнения; зима была суровой, морозы держались до начала февраля 1176 г. Урожай ниже среднего уровня.
На северо-западе Руси зима 1176 г. была суровой. Южная часть Балтийского моря замерзла [25]. На северо-западе погибли озимые. Местный недород. Весна была многоводной, лето — очень засушливым во всей европейской части России. Вода в Волхове пять дней шла вспять, вверх, что случается в чрезвычайно засушливые годы. По многолетним наблюдениям, подобное явление происходит при сильной засухе, когда снижается уровень воды в озере Ильмень и дует северный ветер. Неурожай от засухи на северо-западе и на юго-западе Руси.
Зима 1176 г. в Западной Европе с конца декабря до начала февраля была очень суровой и бурной. Штормовые приливы в январе наблюдались во Фландрии и в графстве Линкольн, в Англии. Весна была чрезмерно засушливой, особенно в Чехии. Лето было также сильно засушливым [23, 165]. Местные недороды от засухи.
DV Зима 1177 г. на Руси была неустойчивой, с оттепелями. Устойчивый ледостав на реках в бассейне Оки образовался только в феврале [147]. По сведениям Никоновской летописи, в южной части нечерноземной полосы наблюдались зимние оттепели. Во время войны с князем Глебом Рязанским князь Всеволод Юрьевич не мог перейти р. Колакши (в бассейне Оки) и стояли войска враждующих сторон друг перед другом месяц («.. .бе бо нельзя перейти реки твердости ради. . .»), хотя поход начался зимой. И только на «Масляной недели. . . (в феврале) наряди возы, и посла на ту сторону реки Колакши». Это подтверждают Лаврентьевская и Суздальская летописи: «. . .бе бо не язъ перейти реки твердью». Весна в этом году была маловодной [147], лето — чрезмерно засушливым. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе зима 1177 г. была суровой, многоснежной, весна — многоводной. В конце апреля наблюдался сильный ураган и шторм в Центральной Европе. Лето и осень были очень засушливыми во всей Европе [19, 159, 165].
Зима 1178 г. в Европе была неустойчивой, снежной, с оттепелями и наводнениями. В июне наблюдался сильный град. С июля до конца года непрерывно шли дожди [19, 159, 165]. Неурожай летом от избытка влаги во всей Европе, в том числе и на Руси. Осень была влажной, ветреной. В Центральной Европе 7 декабря был штормовой ветер [159]. В Англии наблюдались штормовые приливы и «кровавые» дожди [159, 161].
Зима 1179 г. на Руси была холодной, весна — многоводной, лето — засушливым. Местные недороды, голод.
В Западной Европе зима была суровой, многоснежной, продолжительной, весна — холодной, ветреной, с наводнениями, лето и осень — засушливыми. Горели леса и болота. От дыма луна в Тюрингии ночью казалась красной, а днем было видно пурпурно-красное кольцо вокруг солнца [88, 105, 159]. Урожай ниже среднего уровня.
Интересно сопоставить погоду одногои того же года в Европе из века в век за длительный период. Например, климатические экстремумы 79-го года каждого столетия на протяжении последних двух тысячелетий поражают своим постоянством. Согласно дошедшим до нас письменным источникам, в Европе экстремальными были: от избытка влажности — 579, 979, 1179, 1379, 1479, 1579, 1779 и 1879 гг.; от сильной засухи —479, 679, 879, 1179, 1279, 1679, 1979. Все эти годы были чрезвычайно неурожайными.
В целом 70-е годы XII в. были бедственными в Европе. Исключительно неурожайными были 1171, 1173, 1175, 1177 и 1179 гг. В Германии в 1171 г. была чрезвычайная жара и сушь; в 1173 г. — жаркое, сухое лето; 1175 г. был увлажненным; в 1176 г. было умеренно засушливое лето, в 1177 г. наблюдалась сильная засуха, лето 1179 г. было засушливым.
Но 79 г. любого столетия не является исключением. Так, чрезвычайные неурожаи наблюдались в 880, 980, 1080, 1180, 1280, 1380, 1480, 1580, 1680, 1780, 1880 и '980 гг. Поразительное вековое повторение!

По данным П. Раиса [165], после экстремальных 70-х годов период 1180—1186 гг. был благоприятным для сельского хозяйства. В связи с этим сведений о погодных условиях в эти годы в Европе очень мало.
На юго-западе Руси лето 1180 г. было очень засушливым. Наблюдались большие пожары в городах. По сведениям Ипатьевской летописи, большой пожар был в Киеве: «В лето 6688 (1180 г.). .. погоре Киев, погореша дворове по Горе и Святая София» [111, т. 2]. Местный недород на юго-западе от засухи. Однако в других регионах Руси 1180 г. был сильно дождливым. Урожай на Руси, по-видимому, был ниже среднего уровня.
В Западной Европе в 1180 г. было наводнение на р. Молдау [159]. Отсутствие подробных сообщений об аномальной погоде в Европе подтверждает версию П. Раиса о том, что год был среднеурожайным. В 1181 г. лето было засушливым в Новгородской земле [26]. Лето в других регионах Руси было умеренно увлажненным. Урожай, по-видимому, был средним.
В Западной Европе 1181 г. был умеренно влажным, а урожай — в пределах нормы. Влажная, прохладная погода обусловила пандемию гриппа. Например, в Германии в 1180—1181 гг. эпидемия гриппа унесла почти половину населения [36].
В 1183 г., по данным Н. М. Карамзина [70], на северо-западе Руси лето было дождливым. Недород от избытка влаги. По сведениям Е. В. Оппокова [105], на юго-западе лето было засушливым. Днепр в некоторых местах можно было переходить вброд. Местный недород от засухи.
В Европе 1184 и 1185 гг. были среднеурожайными. — В 1186 г. на северо-западе Руси и в районах Балтийского моря зима была необычно теплой. Лето в бассейнах Волги и Оки было дождливым. В Никоновской летописи упоминается: «Того же льта черезъ все льто быша дожди велици зъло. . .» [111, т. 9]. Это свидетельствует о том, что лето 1186 г. на Руси было избыточно влажным во многих областях. Недород от избытка влаги.
В Западной Европе зима 1186 г. была необычайно мягкой. В январе набухли почки на деревьях в Швейцарии [23, 159]. В мае был собран урожай озимых полевых культур. В августе созрел виноград. И только в конце июня во Франции наблюдался сильный град величиной с куриное яйцо [159].
В 1187 г. в южной Руси зима была суровой, многоснежной [70]. Местный недород от гибели озимых. Из-за суровой зимы погибли озимые на северо-западе. Лето было засушливым, особенно на юго-западе. Днепр в отдельных местах можно было перейти вброд. В летописях указывается, что в 1187 г. на Руси была эпидемия: «Бысть болесть сильна в людех вельми. . .» [111]. Эпидемия началась в Новгороде и распространилась на другие города Руси. Очевидно, это был грипп, принесенный с запада через Новгород [36].
В Западной Европе зима 1187 г. была холодной, многоснежной. Суровая и продолжительная зима была в Северной Европе [15]. С марта по июнь отмечались сильные холода; 24 мая наблюдался сильный снегопад, повредивший виноградники [159]. Среднеурожайный год.
На юго-западе Руси зима 1188 г. была суровой: «бысть зима зла велми, тако и же в нашю память не бывала николиже» [111, т. 1, 3]. Лето в бассейне Волхова было засушливым. Видимо, в этом регионе давно не было большой воды, иначе снесло бы старый мост, который был заменен новым в 1188 г. Недород в Новгородской земле был от засухи. В Новгороде необычайно подорожал хлеб. «В лъто 6696 (1188 г.). . . хлъб дорог бысть в людъх», — сообщает Никоновская летопись [111, т. 9]. Однако смертности от голода не было. В Новгородской I летописи говорится: «На зиму бысть дороговъ, оже купляхуть по двъ ногать хлъб, а кадъ ржи по 6 гривен: нъ. .не бысть пакости въ людех» [111, т. 1, 3]. Многоснежная зима была в бассейне Даугавы в Прибалтике [102] и Польше [15].
В Западной Европе в 1188 г. лето было засушливым и жарким [23, 159]. Сильные штормовые приливы наблюдались осенью в Англии [159, 161]. Местные недороды от засухи.
О погоде 1189 г. на Руси сведений очень мало. Лето, видимо, было засушливым, а урожай — средним.
В Западной Европе с 18 марта по август была сильная жара [23, 159]. Местные недороды от засухи.
Зима 1190 г. на Руси была неустойчивой, мягкой. Значительное потепление и разлив рек отмечались на юго-западе [147]. Лето было избыточно влажным. Голодный год [26].
В Западной Европе зима была мягкой, а лето — влажным, с дождями, наводнениями и градом. Недород и голод во многих странах. «Зима 1192 г. на Руси была суровой, снежной, лето — засушливым. По свидетельству Никоновской и Воскресенской летописей в 1192 г. в июне сгорел Владимир-на-Клязьме: «нагоръ 14 церквей» [111, т. 7, 9]. По многолетним наблюдениям, такие пожары были возможны тогда, когда воспламенялись торфяники и горели леса. Недород во Владимирской земле от засухи.
В Западной Европе лето было очень засушливым. В августе внезапно похолодало [23]; наблюдались дожди и наводнения, в частности на Майне [159]. Местные недороды от засухи.
В 1193 г. засуха на северо-западе Руси продолжалась с конца мая по 22 августа. Горели леса и торфяники. Сгорело много городов. В Новгородской области люди в это лето боялись жить в домах, опасаясь пожаров, и жили в поле. В Новгородской земле сгорели Руса, Ладога, Городище. В Новгородской I летописи об этом говорится: «. . . Не смеяху людье жировати въ домъх, нъ по полю живяхуть» [111, т. 3]. Тверская летопись уточняет: «В лъто 6701 (1193 г.)... учинися небо, аки кроваво, до Юрьевския рати за Нлетъ» [111, т. 15]. В результате засухи неурожай охватил и южную Русь. На приглашение князя Рюрика Ростиславича принять участие в походе на половцев Святослав Всеволодович ответил: «Не мощно, брате, пути учините, зане жито не родилося бяше нынъ: абы своея земли устеречи». Неурожай от засухи был также во Владимире-на-Клязьме. Голодный год. В Западной Европе лето 1193 г. было избыточно влажным. На Дунае было наводнение; наблюдался разлив и других рек. Много полей и селений было залито водой. Погибли виноградники [159, 165]. В Англии лето было чрезмерно дождливым [23]. Чрезвычайный неурожай от избытка влаги и голод во многих странах. # Зима 1194 г. на Руси была холодной, снежной, весна — умеренной. Летом в Новгородской области были пожары; сгорели Руса, Ладога, Городище: «. . . Того же лета погоръ Ладога, и Руса, и Городище, а Новъгородъ по вся дни загарашеся. . .» [108]. Пожары летом были во многих городах [32]. Таким образом, можно сделать вывод, что в 1194 г. на Руси была засуха. Неурожайный год.
В Западной Европе лето было чрезвычайно засушливым, особенно в Тюрингии [105]. Неурожайный, голодный год.
в На юго-западе Руси зима 1195 г. была суровой, снежной, лето — чрезвычайно засушливым [26]. В южных землях наблюдалось нашествие саранчи: «приидоша прузи» [111, т. 2]. Местный недород от засухи и саранчи. Голодный год [26].
В Западной Европе лето было дождливым. В Австрии наблюдались наводнения, во Франции — сильные дожди [105, 159]. В Австрии и Германии был голод.
В 1196 г. зима была многоснежной в конце февраля на Смоленщине. Это подтверждается свидетельством Воскресенской летописи о набеге Ольговичей черниговских на Смоленскую землю [111, т. 7]. Весна была многоводной [147]. Имеющиеся сведения не дают четкого представления о неурожае в этом году. По-видимому, год среднеурожайный.
В Западной Европе лето было избыточно влажным, холодным, с наводнениями [23, 159, 165]. В Австрии и Германии год неурожайный, голодный [108].
О погодных условиях 1197 г. в Европе сведений нет. Урожай ниже среднего [165]. Дороговизна в Австрии и Германии.
Зима 1198 г. во всей Европе была мягкой, неустойчивой, весна — холодной, дождливой. В мае в Англии наблюдались «кровавые» дожди [159]. Урожай ниже среднего. В Германии была дороговизна
хлеба [165].
в Зима 1199 г. на Руси была холодной, снежной, весна — многоводной, лето — засушливым [23]. Горели леса и торфяники. От пожара 1 августа г. Владимир был наполовину уничтожен [111, т. 1, 3; 26]. Местные недороды от засухи.
Зима 1200 г. на Руси была суровой, а лето — засушливым [23]. В Прибалтике лето было засушливым. Местные недороды от засухи. В Западной Европе зима была очень суровой, лето — чрезвычайно засушливым [23, 105, 165]. Недород от засухи. Однако в Англии осенью наблюдались сильные дожди и наводнения. В 1200 г. от штормовых ветров море затопило Фрисляндию. Утонуло 100 тыс. человек [159, 161].
С развитием производства зерна в XII в. развивалась торговля хлебом. В XII в. не было таких ужасных последствий неурожаев и страшного голода, какие были в XI в., за исключением 1128 и 1129 гг.
Неурожаи XII в. порождали главным образом местный голод и дороговизну.
Все летописи отмечают в 30—40-е годы XII в. различные «знамения». Так, в Никоновской летописи сообщается: «В лъто 6643 (1138 г.). . . на ту же нощь дньно бысть знамение на небесах. . .». Очевидно, знамение, видимое в Киевской области осенью, есть не что иное, как северное сияние, которое обычно здесь не наблюдается. То же повторилось в 1141, 1143, 1147 гг. и т. д. В Никоновской летописи читаем: «В лъто 6655 (1147 г.). . . бысть знамение в солнце, и на ту нощь быша громи, и млъниа и вътри велици зело. . .» [111, т. 9]. Все знамения так или иначе свидетельствуют об усилении в 30—40-х годах XII в. солнечно-земных связей. По данным М. А. Боголепова [23], с 1130 по 1138 г. в Западной Европе наблюдались суровые зимы с гибелью озимых, летние пожары лесов, пересыхали реки, в Эльзасе пересох даже Рейн. И хотя русские летописи не отмечают столь разрушительных природных катастроф, славяне, ведущие веками борьбу с набегами кочевников на их земли, именно в эти годы флуктуации климата ориентировались на знамения, ожидая очередного набега соседних кочующих племен.
После 1066 г. в Причерноморье вторглись половцы. Киевская Русь к этому времени ослабевает. Разобщенные русские княжества XI—XII вв. отражают натиск половцев с большим напряжением сил. С 1070 по 1210 г. половцы совершили 46 набегов на русскую землю. И не случайно в 1097 г. на съезде в г. Любече жаловались русские князья: «. . .половцы землю нашу несут роздно. . .», выражая этими словами отчаяние, которое охватывало русских земледельцев от ожидания очередного нашествия половцев после очередного возмущения климата и появления знамений в небесах. Величайший голод и междоусобицы князей на Руси в 1128—1129 гг. не приносили столько бедствий народу, сколько набеги кочевников. Однако с конца 30-х годов в степях было спокойно, и половцы не появлялись на Руси до 1138 г., когда они сожгли Курскую область, а в 1139 г. — г. Пирятин, в связи с чем здесь наблюдался голод.
Как только прекращались климатические флуктуации, в степях успокаивались и кочевники. Так продолжалось до 70-х годов XII в., когда вновь началось чередование засух с дождями, суровыми зимами и очередными неурожаями. В соответствии с этими событиями активизировались половцы (1171 —1173, 1177, 1179 гг. и т. д.). В 1172 г. половцы около самого Киева «взяша села без учета» с людьми, с женами, и коней, и скот, и овец и угнали их в половецкие станы; в 1179 г. они взяли шесть берендейских городов на р. Роси; а в 1179 г. половецкий хан «Концак, приехавше к Пеяславлю, много зла створи крестьяном, иных плениша, а инии избиша, много женщин же избиша и младенец». Пять набегов на Русь совершили половцы за одно десятилетие (1130—1140 гг.). И так продолжалось почти до конца XII в.
Влияние зрелой культуры Руси на кочевников, торговый обмен и родственные связи между русскими и половецкими княжескими родами привели к тому, что к началу XIII в. половцы были вовлечены в интенсивный экономический и культурный симбиоз с Русью, и набеги прекратились.

В результате проведенных исследований в XII в. нами было выявлено:
— в Западной Европе 68 лет с экстремальными погодными условиями, в том числе чрезвычайных неурожаев от избытка влаги — 6, от засухи — 14, от гибели озимых — 3, чрезвычайных голодов — 32;
— в Восточной Европе 72 года с экстремальными погодными условиями, в том числе чрезвычайных неурожаев от избытка влаги — 12, от засухи — 11, от гибели озимых — 8, чрезвычайных голодов — 28 (см. Приложения 1 и 2).

2.4. Недороды и погода в Европе в XIII в. н. э.
Климат нашей эпохи теснейшим образом связан с его глубоким прошлым. На ветви общего увлажнения за текущее тысячелетие наблюдались неоднократные периоды понижения увлажненности, сопровождавшиеся повышенной температурой. Особенно значительное потепление было в XI—XIII вв. [80]. Эти столетия — часть малого климатического оптимума (VIII—XIII вв.), который характеризовался более сухим летом и более влажной зимой. Малый климатический оптимум охватил 2/з северного полушария и закончился около 1300—1310 гг. [25, 161].
В Европе максимум потепления наблюдался в 1200—1250 гг., а в отдельных регионах — в 1205—1310 гг. [25, 161]. Эти годы были наиболее благоприятными для земледелия. Исторические источники подтверждают, что урожайность сельскохозяйственных культур в Европе за период 1265—1310 гг. была на 'Д выше, чем в 1310— 1326 гг., и на 6% больше, чем в 1326—1349 гг. Внутрисезонная изменчивость климата заметно увеличилась в 1270—1350 гг. [25, 26].
В русских летописях у хронографов подавляющее большинство исторических свидетельств о разного рода бедствиях — неурожаях, эпидемиях, стихийных катастрофах — сопровождается описанием необычайных явлений на небе — «знамений небесных» (северное сияние, ложные солнца и т. д.). Полярные сияния редко наблюдаются в средних и низких широтах, но с северным сиянием связаны так называемые авроральные явления. В гелиофизической литературе имеется указание, что в XIII в. северные сияния «удалились» от Европы. Однако в начале XIII столетия русские летописи все еще сообщают о них. Из дохристианских и средневековых документов до нас дошло мало объективной информации о северных сияниях. Все необычное, что появлялось на небе, люди считали «знамениями небесными» и, не понимая их природу, верили, что они являются предвестником беды.
Солнечно-атмосферные связи существуют, но еще не изучены конкретные физические механизмы их проявления. Изменчивость .. климата не хаотична. В отличие от периодических колебаний, когда изменяющиеся величины повторяются через равные промежутки времени (периоды), колебания климата являются циклическими. Известные циклы колебаний климата имеют различную длительность — от нескольких лет до сотен тысячелетий в зависимости от причин, их обусловливающих: внутривековые, междувековые колебания и ледниковые периоды [15—23, 25, 27, 30, 90, ПО, 113 и др.].
Земледелие нечерноземной центральной части Русской равнины сыграло важную роль в истории русского народа. Именно здесь в XII—XIII вв. располагались после распада Киевской Руси основные русские княжества, объединившиеся в XIV в. в Московское великое княжество и составившие впоследствии ядро единого централизованного русского государства — России. Большая часть Черноземья находилась за ее пределами до XVII в., отчасти даже до конца XVIII в.
По данным М. Е. Ляхова [90], в Нечерноземье Европейской России средняя годовая температура за 30-летия 1201 —1230, 1231 — 1260 и 1261 — 1290 гг. соответственно составила 4,3, 8 и 3,0 °С; зимняя —9,5, —9, 4 и —9,8 °С; летняя 17,2, 16,7 и 17,2 °С; весенняя — для всех трех периодов 3,8 °С. В этих 30-летиях были экстремально сухие весенние и летние периоды с температурой соответственно 8,1 и 3 °С, а также влажные периоды с температурой 4,1 и 3 °С.
Рассмотрим метеорологические условия XIII в. по имеющимся в нашем распоряжении источникам и выявим неурожайные годы. "-Лето 1201 г. на Руси было избыточно влажным; дожди шли непрерывно все лето — «ста все лето дъждево» [111, т. 3]. На северо-западе недород был от избытка влаги. Недород обусловил голод. Это подтверждает В. Т. Пашуто [108]. Тверская летопись относит эти события к 6710 г. (1202 г.).
В Западной Европе зима 1201 г. была суровой в течение двух месяцев, а лето — очень дождливым; весной были наводнения.
Зима 1202 г. во всей Европе была очень суровой и многоснежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным. В, Швейцарии наблюдался град величиной с куриное яйцо [159]. Урожай в 1201 г. ниже среднего уровня. 1202 г. был неурожайным и голодным [128].
На юго-западе Руси зима 1203 г. была суровой, многоснежной. В описании похода русских князей на половцев в Никоновской летописи говорится: «В лето 6711 (1203 г.)... князь велики Роман Мстиславичь Галичский. . . идоша на Половцы; бысть же тогда зима люта зъло, и Половци въ скорби велицъ. . .» [111, т. 9]. Речь идет о больших морозах в степной полосе Русской равнины. Наблюдались северное сияние и ложные солнца. В Новгородской I летописи сообщается о эпизоотии: «измороше кони Новгороде и по селом» [108]. Недород от гибели озимых.
В Западной Европе зима была суровой, снежной, весна — многоводной, лето — влажным. Из-за ливней наблюдались наводнения; местные недороды, голод.
О погоде 1204 г. Никоновская летопись сообщает, что «В лъто 6712 (1204 г.). . . быша знамениа на небеси въ солнцъ и в лунъ» [111, т. 9]. Зима была морозной, лето — засушливым. Данных для вывода об урожае недостаточно. По-видимому, урожай был ниже среднего и поэтому не нашел отражения в летописях.
В Западной Европе в 1204 г. зима была очень суровой и продолжительной (с декабря до конца марта), лето — необычайно засушливым, жарким. Недород от засухи. Осенью в Чехии наблюдался ураган необычайной силы.
«.. В 1205 г. в Прибалтике зима была многоснежной, лето — избыточно влажным [121]. В бассейне Днепра весна и лето были такими же [147]. Недород от избытка влаги.
В Западной Европе зима была суровой, лето — жарким, засушливым [23, 159, 165]. В Англии с 21 января до 29 марта был мороз. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1206 г. на северо-западе Руси была очень суровой, лето и осень — избыточно влажными. В Прибалтике лето и осень были очень дождливыми [121]. Местные недороды от избытка влаги. В Западной Европе зима была очень морозной. Замерзла Эльба. В Дании зима была очень суровой. Вольдемар Сейер со своим войском перешел через замерзшую Эльбу [15]. Лето в Западной Европе было избыточно влажным. Наблюдались наводнения во Франции, в Италии и Германии [159]. Местные недороды от избытка влаги. 1207 г. был засушливым, но в урожайном отношении удовлетворительным, благоприятным. По данным В. Т. Пашуто [108], во время осады г. Пронска войском князя Всеволода, люди в городе умирали от жажды: «Жажды ради водныя, измираху бо мнози людье в граде» [111, т. 1].
— В Западной Европе зима и лето были неустойчивыми. В Англии в январе наблюдался шторм. Среднеурожайный год.
В 1208 г. суровая зима в Прибалтике обусловила недород от гибели озимых и голод. От холода и голода погибло много людей [26, 121].
В Западной Европе год был увлажненным. В Германии в феврале 1208 г. после солнечного затмения наблюдались дожди и наводнения [165]. В декабре во Франции было сильное наводнение. Местные недороды от избытка влаги.
1209 г. на Руси был избыточно влажным, дождливым. На северо-западе и юго-западе недород от избытка влаги.
В Западной Европе все лето было дождливым [23]. В Германии летом дожди шли с 5 июня до 16 августа; с 27 мая дождь шел непрерывно целую неделю [165]. В Германии неурожай яровых от избытка влаги. В начале декабря сильные ветры с грозами наблюдались во всей Средней Европе [159].
Зима 1210 г. на Руси была на редкость суровой. На северо-западе недород был от гибели озимых.
В Западной Европе зима была очень холодной [23]. Замерзли реки Рона (Франция) и По (Италия), Черное море и Дунай [159]. Погибли озимые культуры. Лето было чрезвычайно увлажненным. В начале августа наблюдались ливни с наводнениями, особенно на Дунае. Исключительно опустошительное наводнение было в Шотландии. Погибло много народу. Недороды от избытка влаги. Во многих странах 20 декабря наблюдались сильные штормы [159].
В 1211 г. погодные условия на Руси были разнообразными. Зима в Новгородской земле была лютой. Погибли озимые: «Мороз побил хлеб» [26]. Лето на северо-западе и северо-востоке Руси было таким засушливым, что в Новгороде от большого пожара сгорело 4300 дворов и 15 церквей [111, т. 10]; 20 тыс. человек остались без крова. Сгорел почти весь Ростов Великий [111, т. 1]. Такие пожары наблюдаются только при сильной засухе, когда горят леса, торфяники и болота. Неурожай яровых от засухи. Засуха охватила также Ливонию и Эстонию. Бушевали пожары. Погибли посевы. Повсеместный неурожай на Руси обусловил страшный голод: «Глад был велик» не только на Руси, но и в Прибалтике. Дороговизна хлеба была необычайная; многие погибли от голода [26].
В Западной Европе зима 1211 г. была суровой, снежной [105, 159, 165]. Замерзли р. По и Адриатическое море. Весна была многоводной, лето — сильно засушливым. Местные недороды.
В 1212 г. на Руси был сильный голод, что явилось следствием неурожая предыдущего года: «. . .глад бысть велик и мяса едаху в великие говение» [ 111, т. 1, 15]. В Эстонии и Ливонии наблюдался голод и мор [108].
В 1212 г. в Западной Европе наблюдались сильные бури; были затоплены побережья Северного моря в северной Голландии; 306 тыс. человек утонули [159, 161].
В 1213 г. в Европе был чрезвычайный голод [128].
Весна 1214 г. была ранней. В начале февраля «бысть гром на небеси» [111, т. 25]. Лето было необычайно засушливым на северо-западе и северо-востоке Руси. Горели леса и торфяники. Был большой пожар во Владимире-на-Клязьме; сгорело 200 дворов и четыре церкви. На северо-востоке во Владимиро-Суздальской земле недород был от засухи. В летописи Переяславля Суздальского о 1214 г. сообщается: «Того же лъта бысть глад велик по всей земли Суздальской, и многа зла сътворися. . . овии бо ъдяху доубовоую кору, а инии мохъ, а инии соломоу тлъкоуче, а инии кониноу ъдяхуть и в великое говъние и много людии тогда изомроша от глада. . .» [20]. Отметим, что подобные пожары от засухи были во Владимире-на-Клязьме в 1185, 1193, 1199 и 1227 гг. и, как следствие, неурожай, голод и эпидемия наблюдались во Владимиро-Суздальской земле в 1187, 1214, 1223 и 1227 гг. В Новгороде в 1214 г., по данным Н. М. Карамзина [70] и В. Н. Лешкова [88], тоже был чрезвычайный неурожай, который сопровождался страшным голодом. Об этом свидетельствует дороговизна хлеба. Голод унес много жизней. Летописец говорит: «Ядяху люди сосновую кору и лист липов и мох. О горе бяше; по тъергу трупие, по улицямъ трупие, по полю трупие» [111, т. 3]. Страшную картину голодной смерти рисует летописец. Целая область опустела. Голод здесь продолжался два года подряд (1214 и 1215 гг.). Дороговизна была чрезвычайной: «В Новгороде зло бысть вельми. . .: кадь ржи куплахуть по 10 гривен, а овса по 3 гривны, а ръпъ воз по 2 гривнъ». По мнению М. А. Боголепова [20], голод длился два года подряд и охватил все северные и центральные земли Руси. Неурожай в Новгородской земле был обусловлен гибелью яровых от мороза летом. В Новгородской I летописи имеется указание: «Поби мразъ обилье по волости...» [111, т. 3]. Неурожай от гибели яровых.
Зима 1214 г. в Западной Европе была суровой, снежной, весна — ранней и многоводной, лето — засушливым. Местные недороды от засухи.
Зима 1215 г. на Руси была суровой, снежной, весна — многоводной, лето — засушливым. В 1215 г. в Новгородской и Смоленской землях был недород от засухи: «Было бездождие великое». Очень голодный год.
В Западной Европе зима была суровой, снежной, весна — многоводной, лето — засушливым. Неурожайный, голодный год. /Зима 1216 г. на Руси и в Прибалтике была очень суровой, многоснежной. Балтийское море замерзло до о. Сарема [121]. Озимые хлеба погибли. Осень была многоводной, лето — избыточно влажным. Неурожай в северо-западной и северо-восточной Руси от избытка влаги [16, 26]. Очень голодный год.
В Западной Европе в 1216 г. зима была очень суровой, весна — многоводной, лето — избыточно влажным. Неурожай и голод были в Австрии [108] и во многих других странах., Штормовые приливы наблюдались на побережье Северного моря. В одном районе Бремена от наводнения погибло 20 тыс. человек [159, 161]. Неурожайный, бедственный год.
Зима 1217 г. на Руси была холодной, снежной, весна — ранней, многоводной и дождливой, лето — избыточно влажным. Осень в Прибалтике была чрезвычайно дождливой [147]. Местный недород от избытка влаги. В Германии, Австрии, Чехии и Венгрии год был также неурожайным и голодным [108]. От чрезвычайной засухи был недород в Испании [23].
Зима 1218 г. в Западной Европе была холодной и снежной, весна — прохладной, многоводной, лето — избыточно влажным, осень — дождливой, штормовой. На побережье Северного моря 24 ноября наблюдался штормовой прилив. От наводнений погибло 100 тыс. человек в Германии и Голландии [159, 161]. Местные недороды от избытка влаги.
Местные недороды в 1219 г. были от избытка влаги. В Новгородской земле лето было дождливым. Этот факт подтверждается Б. А. Колчиным [77], обнаружившим, что в районе Новгорода в 1219 г. резко снизилась ширина годичных колец деревьев. В Прибалтике отмечались высокие уровни рек [147]. Лето было дождливым в Польше. Наблюдались летние паводки [32]. Неурожайный, голодный год [26].
В Западной Европе наблюдался избыток влаги. В Англии прошли дожди и бури [23]. В Фрисландии от штормовых ветров и наводнений погибло 36 тыс. человек [159, 161]. Местные недороды от избытка влаги. Низкий уровень воды в Ниле свидетельствует о чрезвычайной засухе в Африке в 1219 г.
Зима 1220 г. была необычайно теплой и дождливой, что явилось препятствием для проведения в Прибалтике военного похода [147]. В бассейне Днепра и в Поволжье лето было избыточно влажным. Урожай ниже среднего уровня.
Зима в 1220 г. в Западной Европе была дождливой, с грозами и штормами. В январе наблюдался штормовой прилив в Фрисландии [159]. Весна и лето были избыточно влажными. Недород от избытка влаги. Голодный год.
В 1221 г. в северо-восточной Руси лето было засушливым. Горели леса и болота. Сгорел почти весь Ярославль: «Ярославль погре мало не весь» [109, т. 1]. Недород от засухи. В Прибалтике зима была многоснежной, с сильными снегопадами, весна — многоводной, лето — влажным.
В Западной Европе зима была неустойчивой, влажной, с дождями, грозами и бурями. Весна и лето были очень дождливыми, с наводнениями. Большое половодье и сильные наводнения в Польше [147, 159, 165] вызвали неурожай и голод [108]. В Германии шли непрерывные дожди до осени; погибли все яровые и озимые. От чрезвычайного неурожая и голода погибали люди, а от бескормицы — скот [108]. Большие штормовые приливы наблюдались весной и осенью в Фрисландии [159].
По данным В. Н. Татищева [129, т. 3], 1222 г. на Руси был сильно засушливым. Горели леса и воспламенялись болота. Недород от засухи. Голодный год.
Зима в Западной Европе была суровой, снежной, весна — многоводной, лето и осень — избыточно увлажненными. В Зальцбурге выпал град величиной с куриное яйцо. Очень сильный шторм с грозами наблюдался в Англии 7 декабря. «Кровавые» дожди прошли в Риме [159]. Бедственный, неурожайный год от избытка влаги.
Очень засушливым было лето 1223 г. во Владимиро-Суздальской земле и на юго-западе [26]. Горели леса и торфяники: «. . .бе ведро (засуха) вельми, и мноза борове и болота загарахуся и дымовое сильны бяху яко недалече бе видети человеком» [111, т. 1]. Мгла покрыла землю, птицы падали на землю и погибали [26]. Большая засуха и жара в августе отмечались в Прибалтике [147]. Неурожайный, голодный год.
В Западной Европе в Фрисландии 6 февраля 1223 г. наблюдался штормовой прилив, в апреле — возврат холодов. В Западной Европе лето было дождливым. Неурожайный, голодный год.
Зима 1224 г. на Руси была суровой, многоснежной и длительной, весна — поздней, маловодной [147]. В год первого появления татаро-монгольских орд на Русской земле — в 1224 г. — выдалась редкая по продолжительности повсеместная засуха (по типу засух 1972 и 1975 гг.), не отмеченная в каталоге засух на ЕЧС Ю. А. Раунера [114]. Горели леса, воспламенялись торфяники и болота. Дым от пожаров был таким сильным, что птицы падали на землю и умирали, лесные звери блуждали среди людей в городах и селах, потеряв всякое чутье и ориентацию. Летописец свидетельствует: «В лъто 6731, бысть ведро (засуха) велие, и бысть страх и ужас на всъх» [111, т. 15]. В начале мая, перед походом на Калку, дружины русских князей переправились через Днепр. Переправа половцев, черниговцев и других войск («вся там по суху же Днепр перешедшим») у Зарутинец и у Варяжского острова во время весеннего половодья на Днепре свидетельствует о том, что она осуществлялась не при высоких уровнях реки. Это тем более достоверно, что была весенне-летняя засуха на юго-западе, обусловившая здесь недород. Из-за засухи неурожай на Руси был чрезвычайный и повсеместный. Недород породил голод [26, 108]. Однако голод, вероятно, не был повсеместным.
В Западной Европе в 1224 г. была суровая и продолжительная зима [23, 159]. Лето было дождливым, с грозами и градом. В июне в Бологне от града погибло много людей. В Польше и Германии лето было избыточно влажным и голодным. В Англии наблюдались сильные штормы [159]. Местные недороды от избытка влаги.

В Польше и Германии этот год был неурожайным уже четвертый год подряд.
Зимы 1225 и 1226 гг. были суровыми во всей Европе. Лето на Руси 1225 и 1226 гг. было избыточно влажным. В Западной Европе в эти годы зима была суровой, продолжительной, лето — избыточно влажным. Суровой и холодной была зима 1225 г. в Норвегии [15]. В Германии 1225 и 1226 гг. были неурожайными, голодными уже шестой год подряд [108].
В 1227 г. зима на Руси была неустойчивой. На северо-востоке лето было засушливым. Русские летописи (Никоновская, Лаврентьевская, Ипатьевская) сообщают, что летом сгорел Владимир-на-Клязьме. За один час сгорел весь город, в том числе хоромы князя и 27 церквей [111, т. 1]. Видимо, горели леса и болота. Однако во Владимиро-Суздальской земле осень была дождливой: «Бяхут дождеве велми мнози день и нощь» [111, т. 1]. Об этом также сообщает В. Т. Пашуто [108]. Местный недород от засухи.
В Западной Европе зима была дождливой [23], а лето — засушливым, особенно в Швейцарии. В декабре в Германии наблюдались штормы [159]. Среднеурожайный год.
Зима 1228 г. на Руси была неустойчивой, мягкой, весна — ранней, лето — избыточно влажным, особенно на северо-востоке и северо-западе Руси. Летописец печально повествует: «Рожь не родися по всей нашей земли и дорого бысть жито» [111, т. 1 ]. Недород на северо-востоке от избытка влаги. Особенно дождливой была осень на северо-западе в Новгородской земле. Сообщает Новгородская I летопись: «В лето 6736. . . осени найде дожгь велик день и ночь, на Госпожинъ день оли и до Никулина дни не видъхомъ свътла дни; ни съна людъмъ бяше лэъ добыта, ни нивъ дълати. . .» [111, т. 3]. Дождь шел непрерывно с 22 августа по 13 декабря [16]. Неурожай от избытка влаги. В Прибалтике была мягкая зима с дождями. Неурожай на Руси 1228 г. сопровождался страшным голодом, как и сто лет назад (1128 г.). Людям нельзя было ни сена добыть, ни поля под озимыми обработать — вода смывала и разносила запасы, постройки, скот и людей. Голод этого года описан во всех летописях. Дороговизна, начавшаяся в 1228 г., продолжалась до 30-х годов XIII в. и породила голод, приведший к гибели людей.
Зима 1228 г. в Западной Европе была очень мягкой, весна — погожей. В апреле уже цвели виноградники, жатву закончили ко времени Ивана Купала (конец июня). В конце июля созрел виноград. Вместе с тем в некоторых странах лето было избыточно влажным. В Фрисландии, а также в некоторых местностях Германии (Магдебург, Айслебен и др.) от ливней были большие наводнения. В Англии летом часто наблюдались грозы, осень была дождливой [17, 159]. Местные недороды от избытка влаги.
1229 г. был избыточно влажным. На юго-западе обильные дожди продолжались с 1 апреля до 27 июня. В Ипатьевской летописи говорится: «В лъто 6637 (1229 г.). . . бысть вода велика. . . (в Ермолаевском списке добавлено — «в Днепре») потопи люди и жита и хоромы снесе» [111, т. 1]. Недород, голод и дороговизна были и на северо-востоке Руси: «То же лета жито не родилось и бысть дороговь по всей Земле нашей. . . Болгары возили жита по ... всем городам русским» [26].
Чрезвычайные бедствия обрушились на Русь в 1230 и 1231 гг. На юго-западе (бассейн р. Припяти), в центральной части нечерноземной полосы (на Смоленщине), в Поволжье, а также на всем юго-востоке Руси была сильная засуха, обусловившая недород и голод. На северо-западе, с 1 апреля до 27 июля, шли сильные дожди, а 21 сентября «. . .мраз силенъ поби жита всюду» [111, т. 5]. Морозы в летние месяцы после непрерывных чрезмерных осадков в течение трех лет побили все посевы «на цвету» [70]. При малой относительной влажности небольшие морозы (—1, —2 °С) проходят без вреда для многих растений. Но при сырой почве и высокой влажности зерновые не только вымерзают, но вымокают и гниют. Гибель зерновых была потрясающей и породила сильный голод. От непрерывных дождей разлился Днестр [26]. Неурожаем была охвачена вся Русь за исключением Киева.
Голод породил чрезвычайную дороговизну: «. . .Изби мразъ на Вздвиженье честного хреста обилье по волости нашей, и оттолъ горе уставися велико: почахомъ купити хлъб по 8 кун, а ржи кадь по 20 гривен, а в дворъхъ по полъ 30, а пшеницъ по 40 гривен, а пшена по 50, а овса 13 гривенъ. . .» [111, т. 3]. Если в 1228 г. пшеница ценилась почти вдвое дороже, а просо стоило также почти вдвое дороже ржи, то в 1230 г. цена пшеницы относилась к цене ржи как 2: 1. цена проса к цене ржи как 5: 2. а цена овса к цене ржи как 13: 20. «Бысть глад зол по всей земли яко же не бывало николи же тако. И кто не прослезится о семъ видяще мертвьця по улицам лежаща, и младенца отъ пьсъ изъеднемы? . .: [111, т. 3]. В братских могилах хоронили по 3 тыс. человек или «без числа». Голод породил людоедство. «Что бо реши, или что глаголати о бывшей на нас от бога казни? — вопрошает летописец, — яко инии простая чадь (юноши) резаху люди живые и ядяху. . .» [111, т. 3, 5]. В Новгороде и Смоленске был сильный мор, вероятно, от сыпного и брюшного тифа [36].
Зима 1230 г. в Западной Европе была неустойчивой. Сильные штормовые приливы наблюдались на побережье Северного моря 23 и 24 февраля. Весна была дождливой с наводнениями. Очень большое наводнение было на Тибре в Риме, где вода дошла до ступеней собора Святого Петра [159]. Лето было дождливым, избыточно влажным. Неурожайный, голодный год.
В 1231 г. на северо-западе в Новгородской земле лето было засушливым. Горели леса и воспламенялись торфяники. В Новгороде был сильный пожар: «Бяше лют пожар, яко по воде огнь горяще, ходя чресь Волхове» [111, т. 3]. От голода и мора в Смоленске за два года погибло более 45 тыс. человек: «В Смоленске сътвориша и скуделници (могилы) в дву положиша 16000, а в третьей 7000, а в четвертой 9000: се бысть зло по два лета» [111, т. 4]. Во время голода 1230—1231 гг. не было возможности купить хлеба даже за золото [88]. К весне 1231 г. во всей Руси наступил опустошительный голод. Голод охватил всю Русь и был приостановлен началом навигации, когда немцы привезли из-за моря хлеб и муку и русские «ожиша».
В сущности, голодным на Руси был весь период с 1227 по 1231 г. Но страшный голод 1230—1231 гг. занимает в истории особое место, как по влиянию на русский народ, так и по ценам на хлеб, выше которых в России не было все последующие столетия. Начиная с 1231 г. подобных неурожаев, грозящих голодной смертью, Россия уже не знала вплоть до 1279 г.
Зима 1231 г. в Западной Европе была неустойчивой, дождливой. В Лондоне 1 февраля был сильный шторм с грозой. От дождей наблюдалось наводнение на р. По [159]. Лето было избыточно увлажненным и в Германии. Урожай ниже среднего из-за избытка влаги. Вместе с тем М. А. Боголепов указывает, что в Западной Европе лето 1231 г. было сильно засушливым [23]. Указание М. А. Боголепова более справедливо, вероятно, для следующего года.
Зима 1232 г. была на Руси суровой. Замерз Босфор [147]. Лето было засушливым, но урожайным: «Лето плодоносно быти всяким житом и всяким овощом». Однако в Псковской земле наблюдался недостаток пищи, так как «. . .не пусти князь гости (купцов) к ним, и купляху соль по 7 гривен» [111, т. 3]. Из-за торговой блокады Владимиро-Суздальского князя Ярослава Всеволодовича (1236— 1248 гг.) наблюдалась дороговизна [43, 108].
В Западной Европе в июле и в августе 1232 г. стояла такая сильная жара, что в песке можно было печь яйца [105, 159].
Зима 1233 г. была суровой во всей Европе (в Западной — с Нового года) [159]. Весна, лето и осень были умеренно увлажненными. Среднеурожайный год.
Зима 1234 г. была суровой на юго-западе Русской равнины, а на северо-западе лето было чрезмерно дождливым. Гибель озимых и дожди обусловили местные недороды. В Новгородской земле из-за недорода была дороговизна хлеба. Об этом свидетельствует I Новгородская летопись: «Недостало бо у них (у лодейщиков) бяше хлеба» [108].
Во всей Европе зима тоже была очень суровой, морозной до начала февраля. Замерзли р. По и Адриатическое море, как в 1211 г. [159, 165]. Груженые повозки переезжали по льду через Адриатическое море около Венеции [23, 159, 165]. По льду Средиземного моря в эту зиму также можно было ездить. Недороды от гибели озимых во многих странах Европы. Весна и лето были увлажненными [159].
В 1235 г. лето на Руси было избыточно влажным. Имеющиеся сведения не дают четкой ориентации об уровне урожая этого года. Видимо, урожай был ниже среднего.
В Западной Европе весна и лето были избыточно влажными. Весной на Дунае наблюдалось наводнение [159]. Наводнение на Майне разрушило устои моста во Франкфурте [165]. — Зима 1236 г. на Руси была неустойчивой, малоснежной, весна и лето — избыточно влажными на северо-западе Руси. Об этом можно судить по тому, что поход Галицких князей на литовское племя ятвяг не удался из-за многоводности рек в бассейнах Припяти и Западного Буга [147]. Лето было сильно засушливым. Урожай на Руси ниже среднего, местами недороды от засухи.
В Западной Европе зима была очень мягкой и увлажненной. В конце января наблюдались грозы в Германии и, Швейцарии. В феврале уже цвели деревья. Избыточно влажной была зима в Англии. Большое наводнение на Темзе наблюдалось 17 февраля. Весной и летом были наводнения на Дунае. Однако лето в Европе было сильно засушливым в течение пяти месяцев. Горели леса и торфяники [23, 159, 165]. Недороды от засухи во многих странах, в частности в Германии, Англии, во Франции и в, Швейцарии. Голодный год.
Зима 1237 г. на Руси была суровой [26]. Все русские пленные, захваченные татаро-монголами «ото мраза изомроша» [111, т. 22]. Несомненно, на Руси имела место гибель озимых.
В XIII в. русский народ подвергся величайшим испытаниям — порабощению татаро-монгольскими завоевателями. Взяв в 1237 г. Рязань, полностью истребив ее героических защитников, как и в г. Римове и сотне других городов, татарские орды рассыпались по всей Русской земле: «. . . Бе же пополох тогда зол по всей земли. . .» [111, т. 10]. (Русский Рим — г. Римов — татаро-монголами был полностью уничтожен, а население — и стар и млад — полностью истреблено). То, что пощадили татарские мечи и огонь, стало добычей «глада и мора». Недороды, голод и эпидемии были постоянными спутниками татаро-монгольских завоевателей в течение всего этого века на Руси. Земледелие было подорвано нашествием татар, народ надорван и обесчещен. И малейшие климатические флуктуации при этом состоянии производительных сил обусловливали недород.
Зима 1237 г. во всей Европе была неустойчивой, влажной, а лето — избыточно влажным. В июне наблюдалась сильная гроза с градом в Кельне; град достигал '/г локтя в длину и 4 пальца в ширину и нанес большой ущерб сельскому хозяйству [159]. В Западной Европе был неурожай винограда [23]. Вероятно, был недород и яровых хлебов.
Зима 1238 г. на северо-западе, как и во всей Руси, была суровой и снежной. В Прибалтике весна, как и на всем северо-западе, была избыточно влажной [147]. В северо-восточной и Новгородской земле весна была поздней, затяжной. Татаро-монгольские завоеватели, не доходя до Новгорода 100 верст, из-за половодья повернули назад, боясь бескормицы. Но данных по 1238 г. недостаточно, и мы не можем дать определенную оценку урожаю этого года. По-видимому, урожай был ниже среднего.
В Западной Европе зима была суровой и снежной, весна — многоводной, лето — неустойчивым. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1239 г. по всей Европе была неустойчивой, мягкой, малоснежной, лето — неустойчивым. Год среднеурожайный.
Известия о погодных условиях на Руси 1240 г. до нас не дошли. При вторжении немецко-датских войск в этом году в Новгородской земле были захвачены все лошади и весь скот, так что нечем было вспахать поля и провести весенний сев. Новгородская I летопись свидетельствует: «Немцы. . . поимаща по Луге все кони и скот и нельзя бяше орати по селом и нечим» [111, т. 3]. Об этом сообщает также В. Т. Пашуто [108]. В 1240 г. немцы были разгромлены на Неве князем Александром, впоследствии почтительно названным в народе Невским. Урожай, вероятно, ниже среднего уровня.
Зима 1240 г. в Западной Европе была неустойчивой. Наблюдались штормовые приливы на побережье Северного моря. Большая; часть западного побережья от Шлезвига была поглощена морем, 62 деревни были разрушены, полуостров Нордстранд был оторван от материка морем [159].
Сведений о погоде в 1241 г. очень мало. По данным Р. Хеннига, татаро-монголы в своем становище под Бреслау сильно пострадали от непогоды. Неизвестно даже время года.
Не больше данных и в 1242 г. Весна 1242 г. на северо-западе была поздней. Об этом свидетельствует битва Александра Невского на Чудском озере (12 апреля).
В Западной Европе в 1242 г. наводнение от штормовых приливов наблюдалось в Голландии и в Германии (в районе Ольденбурга). В Англии были сильные штормы с грозами. Сильное наводнение было на Темзе, затопившее в нижнем Лондоне пространство до 10 км вверх по течению. В Лондоне до Вестминстерского аббатства можно было добираться только на лошадях [159, 161]. Чаще всего такие мощные штормовые морские приливы наблюдались в Западной Европе зимой.
Лето 1243 и 1244 гг. на Руси было засушливым. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе летом была сильная засуха [23, 159]. Осенью 1244 г. в середине ноября в Англии наблюдались частые грозы, в течение 15 дней штормило [159]. Местные недороды от засухи.
По погодным условиям 1245 г. был весьма близок к 1243—1244 гг. Имеются скупые сообщения, что лето 1245 г. в Западной Европе было засушливым [159], в частности в Германии [165] и Англии [105]. Местные недороды от засухи.
В 1246 г. юго-западе Руси зима была суровой. Черное море замерзло у берегов на 3 мили [15]. Местный недород от гибели озимых.
В Западной Европе зима была суровой, многоснежной, весна — многоводной, холодной. 2 мая наблюдался сильный мороз со снегом во всей Средней Европе. Осенью 1246 г. в Бельгии, Фрисландии и Везере тысячи людей погибли от наводнений. Местные недороды от гибели озимых.
Зима 1247 г. на Руси была неустойчивой, мягкой, малоснежной, весна — холодной, влажной, лето — дождливым. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима 1247 г. была мягкой, бесснежной, дождливой, весна — холодной, дождливой, лето — очень дождливым. В Англии зимой ходили в летней одежде [23]. С середины февраля до 28 марта отмечалось много дождей. В марте и апреле было очень холодно. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1248/49 г. на Руси была неустойчивой, малоснежной, весна — холодной, маловодной, лето — неустойчивым, осень —
дождливой, холодной.
В Западной Европе зима была исключительно теплой, без мороза и снега до конца марта. В начале января и 19 февраля в Фрисландии наблюдались два мощных штормовых прилива на побережье Северного моря. В Майсене 20 мая был такой сильный ураган, что повредил мост через Эльбу. Очень много людей погибло. Лето 1249 г. было увлажненным во всей Европе. Урожай ниже среднего уровня. В некоторых странах голодный год [128].
Зима 1250 г. на Руси была мягкой, неустойчивой, малоснежной, весна — дождливой, лето и осень — избыточно влажными. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима 1250 г. была мягкой, бесснежной, дождливой. Весной большие наводнения наблюдались в Германии. Лето в Европе было избыточно увлажненным, осень — сырой, ветреной. Сильные штормовые приливы наблюдались 8 октября на побережье Северного моря в Англии, Голландии и Фрисландии. В Винчелзее наводнениями были повреждены 300 строений и большинство церквей. Большие наводнения были в Испании. Урожай ниже среднего уровня. Голодный год в отдельных странах [128].
Зима 1250/51 г. на Руси была суровой и многоснежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным.
На северо-западе 1251 г. был избыточно влажным. Новгородская I летопись свидетельствует: «В лето 6759 . . . найдоша дъждеве и поимаша вси рли (пашенное поле), и обилия и съна, и мост снесе вода на Волховъ великий; и на осень би мороз обилье» [111, т. 3]. О великих дождях и наводнениях на северо-западе сообщают также Никоновская и Тверская летописи. Недород от избытка влаги и гибели озимых обусловил голод в Новгородской земле. Видимо, лето в Европейской России было избыточно увлажненным.
В Западной Европе зима в 1251 г. была суровой, многоснежной, весна — избыточно влажной, ветреной. Сильные штормовые приливы наблюдались на побережье Северного моря. Ураган с грозой и штормовой морской прилив наблюдались 26 мая в Англии [159, 161]. Лето было очень жарким. Недороды от засухи во многих странах. .» Зима 1252 г. на Руси была холодной, снежной, весна — многоводной, лето — очень засушливым на северо-западе. Горели леса и торфяники. В Новгороде был большой пожар [26]. Новгородская I летопись сообщает, что город «погоре славно от Ильи до Нутной улици» [111, т. 3]. Надо полагать, что подобная погода была во всей Европейской России. Недород от засухи.
В Западной Европе в 1252 г. наблюдались поздние весенние заморозки. Летом засуха длиласьло июля. В августе прошли обильные дожди [23]. Большие наводнения были в Польше [ 11 ]. В Чехии в июне наблюдались ливни с градом и наводнения. От града погибло много людей [159]. Местные недороды.
Зима 1253 г. на северо-западе Руси и в Прибалтике была многоснежной, суровой. «Зане снези велици бяша» [111, т. 2; 31]. Погибли озимые. Весна была многоводной, лето — влажным.
В Западной Европе зима 1253 г. была суровой. Балтийское море между Швецией, островом Гогландом и Эстонией замерзло [15]. Недород был обусловлен гибелью озимых. Весна была засушливой, лето — дождливым, с наводнениями. Много наводнений осенью наблюдалось в Англии, на Темзе. Осенью были большие снегопады в Австрии, шторм в Германии [159]. Недороды в Северной Европе от гибели озимых. В других регионах урожай ниже среднего уровня.
1254 г. на Руси был урожайным: «В лъто 6762. . . добро бяше хрестьяномъ» [111, т. 3]. В Южной Европе в придунайских странах наблюдался сильный мороз 2 мая; погибли озимые.
В 1254 г. в Германии и в Богемии в августе, сентябре и первой половине октября была большая засуха [23,159]. Недороды от засухи.
Зима 1255 г. на Руси была суровой, снежной, весна — многоводной, лето — засушливым. На юго-западе в бассейне р. Припяти осень была дождливой [147]. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима 1255 г. была суровой, сухой, лето — засушливым [23, 165]. В Англии осенью наблюдались дожди, наводнения, сильные штормовые приливы. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1256 г. на северо-западе Руси была многоснежной и суровой. Во время похода Александра Невского в Финляндию «. . . бысть зол путь, акыже не видали ни дни ни ночи» [111, т. 10]. Недород от гибели озимых на северо-западе.
В Западной Европе в июне 1256 г. в Богемии была сильная гроза с градом; град не таял в течение 7 дней. Осенью в Англии наблюдались штормы, грозы с градом и дожди [159]. Недороды от избытка влаги. Урожай ниже среднего уровня.
В 1257 г. весна и лето во всей Европе были умеренно влажными. Только в июле в Англии наблюдался сильный дождь с наводнением. Осень была дождливой. В начале октября наблюдались сильный штормовой прилив в Фрисландии и Ольденбурге и наводнение на Эмсе [159]. Урожай ниже среднего уровня."Зима 1258 г. на Руси была холодной, весна и лето — избыточно влажными. Местный недород на юго-западе от избытка влаги.
В Западной Европе зима была мягкой, сухой, лето — жарким, дождливым. Зимой в Англии, Германии и Италии была такая засуха, что например, у Энсдорфа 8 февраля можно было перейти пересохший Вильс [23, 105, 165]. Дожди и наводнения наблюдались летом в Испании. Сильный штормовой прилив с грозой наблюдался в декабре в Англии на побережье Северного моря [159]. Местные недороды во всей
Европе.
Зима 1259 г. на северо-западе Руси была суровой, весна — затяжной, с заморозками. Возврат холодов отмечался 9 мая. «Того же лета на канунъ Бориша дни бысть мразъ великъ по волости» [ 111, т. 3]. Погибли озимые. Лето и осень были избыточно влажными [26, 147]. Недород от весенних заморозков и избытка влаги.
В Западной Европе зима была суровой, снежной, особенно в Швейцарии. Весна была многоводной, лето — сильно засушливым [23, 165]. Недороды от засухи во многих странах. В Германии, Голландии и Англии 28 декабря наблюдался сильный шторм [159]. Вероятно, на побережье Северного моря были сильные штормовые приливы.
Зима 1260 г. в Прибалтике и на северо-западе Европейской России была суровой, лето — сильно засушливым. Местные недороды
от засух.
В Западной Европе зима была холодной, многоснежной, весна — многоводной, с частыми наводнениями. Сильные наводнения наблюдались в прирейнских странах [ 159]. Лето было засушливым, жарким [23]. Недороды от засух.
Зима 1261 г. на северо-западе была суровой и снежной, весна — ранней, многоводной, лето и осень — засушливыми. В Новгородской земле в ноябре полыхали пожары [26]. Урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима была суровой [15, 159], весна— ранней, многоводной. Рейн и его притоки разлились так внезапно, что утонуло многолюдей и скота, были повреждены строения [105, 165]. Летом была сильная засуха [23]. В ряде стран Европы имели место недороды от засухи. В Англии и Шотландии осень была сильно дождливой [159]. Голодный год [128].
Зима 1263 г. на Руси была многоснежной, холодной, весна и лето — засушливыми. Среднеурожайный год.
В Западной Европе зима была бурной, многоснежной, лето — засушливым, осень — неустойчивой. Сильная засуха наблюдалась в Чехии и Эльзасе [105]. Декабрь был аномальным в погодном отношении. В начале декабря в Германии наблюдались сильные грозы, а с 13 декабря установилась очень холодная погода. Сильные морозы стояли в течение четырех недель. Темза замерзла. В Фрисландии на побережье Северного моря наблюдались сильные штормовые приливы [159]. Год среднеурожайный. По мнению П. Раиса [165], в Германии год был урожайным.
В 1264 г. на юго-западе зима была холодной и снежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным. Имела место эпизоотия: «Великий мор в скоте» [111, т. 2; 26]. Среднеурожайный год.
В Западной Европе была суровая зима, лето — избыточно влажным. В конце года наблюдались опустошительные наводнения в Чехии, Саксонии и Брауншвейге [159]. Среднеурожайный год.
Погодные сведения за 1265 и 1266 гг. не дают возможности оценить уровень урожая в Европе.
Зима 1267 г. на северо-западе была холодной, снежной, весна — засушливой в Новгородской земле [26]. В Новгороде 30 мая был большой пожар: «. . .погоре весь конец Неревский. . .лют был пожар, яко и по воде огнь хожаше, и много товара погорело в Волхове в лодьях. . .» [111, т. 30]. В Прибалтике осень была холодной, избыточно влажной [121]. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1267 г. в Западной Европе была холодной, снежной, весна и лето — умеренно засушливыми. Урожайный год.
Зима 1268 г. на Руси была суровой, многоснежной, весна — многоводной, лето — засушливым. Урожай, ниже среднего уровня.
Зима 1268 г. в Западной Европе была очень суровой, многоснежной (с 7 декабря до 9 февраля). В Англии 19 и 21 января наблюдались сильные штормы. Замерзли Темза, Скагеррак и Каттегат [ 159]. Лето было сильно засушливым. В Эльзасе засуха длилась 19 недель: от дня Матвея (24 февраля) до дня 7 братьев (10 июля) [23, 159, 165]. Вместес тем летом и осенью наблюдались сильные наводнения на Рейне [165]. Местные недороды в различных странах. Зима 1269 г. во всей Европе была лютой, суровой, многоснежной. На северо-западе Европейской России погибли озимые. Весна была увлажненной и холодной. В Прибалтике после суровой зимы май был очень дождливым и холодным [102]. В Европейской России лето было
избыточно влажным. Густынская летопись свидетельствует: «В лъто 6777 на Шлионску (в Силезии, бассейн Одера) зась дождъ кровавый идяше, а потом засьбысть дождъ великъ и поводъ яко с села и людей вода забираше» [111, т. 1]. Осень была увлажненной. Недороды яровых от
избытка влаги.
В Западной Европе зима была суровой, снежной. В Северной Европе замерзло Балтийское море между Норвегией и Ютландией, так что по льду можно было ехать из Дании в Норвегию [15]. Замерзли Каттегат и Скагеррак [159]. Темза замерзла: через реку перевозили тяжелые грузы [23, 105]. Однако 13 февраля в Лондоне прошел сильный ливень и Темза вышла из берегов. Год неурожайный из-за вымерзания озимых и от гибели яровых колосовых от избытка влаги.
Зима 1270 г. была многоснежной на северо-западе. В Новгороде 1 апреля были засыпаны снегом дворы с людьми [15, 26, 111, т. 17]. В 1270 г., как и в 1269 г., климатические аномалии в районе Новгорода подтверждаются данными дендрологов, установивших в Новгороде резкое снижение ширины годичных колец в эти годы [77]. Лето было засушливым. Местные недороды от засухи.
В целом 70-е годы отличаются большими погодными аномалиями на Руси. В начале 70-х годов XIII в. избыточная влажность обусловливает неурожай и голод во всех странах. Восточно-Европейской
равнины.
Зима 1270 г. в Западной Европе была мягкой, малоснежной, весна — маловодной, лето — сильно засушливым [159]. Местные недороды от засух. Голодный год [128].
Зима 1271, 1272 и 1273 гг. на Руси была суровой, весна и лето — холодными, дождливыми. В бассейнах Северной Двины, Днепра и Волги отмечалась многоводность [121, 147]. Недороды от избытка влаги во всей Руси. «Нынче третье летожита не родилось не токмо в Руси, но и в Латинах» [26]. Все эти годы были голодными во многих землях на Руси. В Новгороде 1273 г. был голодным [111, т. 10].
В Западной Европе, по сообщению Р. Раиса [165], 1271 —1273 гг. были холодными и дождливыми. Осенью 1271 г. в сентябре в Англии наблюдались сильные штормы и грозы. Ливень и большое наводнение было в Кантербурге [159]. В марте 1272 г. наблюдались сильные наводнения в Чехии, Баварии и Австрии [23, 159]. С 25 августа 1272 г. до 21 января 1273 г. в Швейцарии и Эльзасе лето было облачным, с туманами. В декабре в течение 20 дней было очень холодно. Морозы были столь суровыми, что озеро Боден полностью замерзло. В Шотландии наблюдались штормовые грозы и град [159]. В августе 1273 г. было сильное наводнение на р. Молдау в Праге [105, 159]. От наводнения в Фрисландии осенью погибло 2 тыс. человек. Неурожаи и голод обусловили чрезвычайную дороговизну хлеба в Германии, Италии и во многих других странах. Много людей погибло от голода.
Еще М. А. Боголепов подметил [16], что в XIII в., как и в XII в., сильные засухи, обусловившие пожары лесов и болот, последовательно передвинулись с середины 20-х к середине 30-х годов, с 60-х в начало 70-х годов и с 90-х годов в начало следующего века. Если зимой сухо и холодно, то летом сухо и жарко.
Зима 1274 г. на Руси была холодной и сухой, лето — засушливым. По данным А. Сапунова [121], в Прибалтике зима была суровой, а лето — засушливым. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе после суровой зимы лето было очень засушливым. Однако Р. Хенниг [159] сообщает о наводнении на Рейне и о дождях в Швейцарии и Эльзасе. В Эльзасе 26 сентября наблюдались заморозки. В Базеле 2 ноября был сильный шторм [159]. Местные недороды от засухи и избытка влаги.
Зима 1275 г. на Руси была холодной, многоснежной, весна — прохладной, многоводной. Лето на северо-западе было очень засушливым. В Новгороде был большой пожар. Сгорел немецкий торг, семь деревянных и четыре каменных церкви [29; 111, т. 3]. Однако на северо-востоке во Владимире-на-Клязьме наблюдались дожди и сильная гроза [26]. Здесь лето было, видимо, избыточно влажным. На юго-западе лето тоже было дождливым. Местные недороды на северо-западе были от засухи, на юго-западе и северо-востоке — от избытка влаги. Никоновская летопись сообщает о «знамениях» 10 мая: «В лето 6783 . . . знамение въ солнцъ: огородися солнце яко круги, а посреди кругов кресты; дуги же быша сини, зелены, желты, багряны, чрьлены. . .» [111, т. 10].
В Западной Европе зима была многоснежной, весна — многоводной, лето — избыточно влажным [23] .Дождливым лето было в Германии, Австрии (с мая до осени) и в Швейцарии. Это помешало жатве: хлеб сгнил на корню на полях. В Италии наблюдались селевые потоки [26]. Наводнение на Эльбе и на других реках было 31 августа. Неурожаи от избытка влаги обусловили голод во многих странах Европы.
Зима 1276 г. на Руси была долгой и суровой, весна — поздней и многоводной, лето — засушливым. В Прибалтике было жаркое, засушливое лето [121]. Можно предположить, что и в бассейне Днепра лето тоже было засушливым, маловодным [147]. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе зима была продолжительной и суровой, лето — засушливым, жарким [159]. Виноград созрел в первой половине августа. Во многих странах наблюдалась бескормица [23, 165]. Однако в Германии лето было избыточно влажным, а из-за ливней и разлива Майна во Франкфурте в августе был разрушен каменный мост [165]. Наводнение наблюдалось и на Рейне [159]. Местные недороды от засухи и избытка влаги.
Зима 1277 г. на Руси была холодной, снежной, весна — прохладной, многоводной, лето — засушливым. Однако имеется указание [26], что во многих районах летом были сильные ветры с грозами, от которых пострадало много людей. В средних широтах наблюдалось северное сияние: «В сие лето видяша на небе свет, яки бы небо отверзто» [111, т. 2, 20]. Данных для оценки уровня урожая недостаточно. Видимо, урожай ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима была неустойчивой. Сильные штормовые приливы наблюдались 20 января на побережье Северного моря. Весна была влажной, отмечались возвраты холодов. В конце марта было очень холодно в Швейцарии и Эльзасе. Лето в Европе было засушливым. Осенью наблюдалось наводнение на Рейне [23, 105, 159, 165]. Местные недороды от засухи и избытка влаги во многих странах.
1278 г. на Руси отличался от предыдущего тем, что «. . .мнози человъци умираху различными недуги» [111, т. 10, 15]. Эпидемия случилась зимой. Лето было засушливым.
В Западной Европе после неустойчивой зимы наблюдался возврат холодов. Сильный снегопад был 1 июня. Лето было засушливым [23]. Однако наводнения отмечались в Германии [165] и в Италии на Тибре [159]. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1279 г. на Руси была затяжной, лето — засушливым. В Прибалтике в феврале отмечались сильные морозы. С 1231 по 1279 г. на Руси не было неурожаев, грозящих народу голодной смертью [70, 88]. В 1279 г. «голод бысть в Руси и в ляхохъ (в Польше) и в Ятвязъхъ (Литве) ...» [111, т. 2]. Голод был обусловлен неурожаем от засухи.
В XIII в. хлебная торговля на Руси уже разделялась на внутреннюю и внешнюю. Вывозить хлеб за рубеж, особенно во время недорода, можно было только с разрешения князя. Внешняя торговля подлежала правительственному определению и влиянию.
В Западной Европе лето в 1276—1278 гг. было засушливым [23]. Надо полагать, что и 1279 г. не отличался от двух предыдущих после мягкой зимы и прохладной весны. Урожай ниже среднего уровня.
С 1280 г. начинается полоса увлажненных лет во всей Европе. На Руси летом наблюдались сильные ливни с грозами и бури: «В лъто 6788. . . быша Громове страшни и вътри мнози, и буря сильна, и молния многа, и многолюдий громомъпоби, и мнози млъниами попалени быша, и инде же вихорь силенъ взя дворъ изо основаниа, и с людьми и со всъмъ прочь отнесе. . .» [111, т. 2, 10, 15, 25, 33]. Год выдался аномальным, с резким проявлением солнечно-земных связей. Наблюдалось сильное северное сияние. Недороды от избытка влаги.
В Западной Европе лето было избыточно влажным, с грозами, градом и наводнениями [23, 165]. Наводнения наблюдались на Сене, Тибре и Дунае [159]. Осенью, в ноябре, в Англии был сильный шторм с грозой. Недороды от избытка влаги.
Зима 1281 г. на северо-востоке Руси была суровой, лето — избыточно влажным. Недород от гибели озимых. Год голодный.
В Западной Европе была снежная, холодная зима [23] и холодная весна [105]. Наводнение весной наблюдалось в бассейне Рейна и на Тибре [159]. Лето на западе было увлажненным, с возвратом холодов. Сильный снегопад 23 июля был в Швейцарии. Польская хроника сообщает, что в этом и следующем году в Польше был недород от избытка влаги и сильный голод, так что люди уходили в Венгрию. После голода была эпидемия, потому что люди питались чем попало [36].
Погода в 1282 г. была аномальной с резким проявлением солнечно-земных связей. В средних широтах наблюдалось северное сияние. На Руси лето было сильно засушливым. Страшная засуха была в Поволжье (по типу засух 1833, 1891, 1921 гг.). Засуха наблюдалась и на северо-западе, и на юго-западе. Неурожай от засухи был чрезвычайный. Во всей Руси, свидетельствует Густынская летопись, «Бяше глад кръпок, яко и дъти своя ядяху» [111, т. 2]. Голод на Руси был столь жестоким, что продолжался и зимой 1283 г.
В 1283 г. на юго-западе зима была очень суровой: от сильных морозов умирало множество людей как в городах, так и в селах [15]. Весна и лето были засушливыми. В Галицко-Волынской земле наблюдались жестокие морозы [26]. «. . . Бысть зима люта велми ... и мор велик» [111, т. 2]. Зимой погибли озимые, летом от засухи — яровые. Начались на Руси голод и эпидемия. Неурожаи, голод и эпидемия были также в Польше и в других странах Западной Европы.
Давно было замечено, что нередко эпидемии сопровождались грозными явлениями природы: засухами, опустошительными налетами саранчи, избыточной влажностью и наводнениями, обусловливающими страшные неурожаи и голод, а также землетрясениями. В конце XIII в. в Европе участились ливни, грозы, наводнения и другие явления, обусловленные усилением циклонической деятельности.
Погода в 1284 г. была вновь аномальной. Зима на Руси была очень суровой: «В лъто 6792 . . . бе же тогда зима люта и студена зело». [111, т. 10]. «... Toe же зимы не токмо во единой Руси бысть гнъвъ божий мором, но и въ ляхохъ тое же зимы и в Татарехъ изомре все, кони и коти и овцъ, все изомре, не остася ничего же» [111, т. 2]. В Густынской летописи, кроме того, еще указано, что был «въ полчищахъ Телибуги страшный мор и голод» [111, т. 2]. В Ипатьевской летописи [111, т. 2] содержится указание, что в 1283—1284 гг. во время осады татарами городов Подолья, Волыни и Польши среди осажденных вспыхнула какая-то эпидемия: «Измре в городах во остою бесчисленное множество». Затем эпидемия распространилась в окружающих селах, куда «бежали горожане по отшествии безаконных Агарян» (татар) [15]. Гибель озимых зимой и яровых от засухи летом вызвала необычайный неурожай, голод и эпидемию на всей Руси и в восточных степях — пристанищах татарских орд.
В Западной Европе зима была неустойчивой, весна холодной, дождливой, лето — ранним. В Австрии наблюдались грозы и наводнения. В Эльзасе 14 недель шли дожди. Недороды, голод и мор были во многих странах Европы. В Польше голод длился 4 года подряд. О погодных условиях 1285 г. на Руси имеется указание в Ипатьевской летописи: «В лъто 6793 . . . начаша повъдати, оже в Нъмцъх вышедъ море и потопило землю. . . более шестьдесят тысяч душ потонуло, а церквий каменных одинадесять и сто, опроче деревянныхъ» [111, т. 2]. Об этом почему-то нет данных у X. Лэма [161]. Е. В. Оп-поков [105] сообщает о высоком уровне воды в Эльбе. В Фрисландии дважды было наводнение от ливней [159]. Этот год во всей Европе был избыточно влажным, а в Германии от штормовых ветров в районе Северного моря было затоплено побережье.
Зима 1286 г. была суровой на северо-западе и северо-востоке Руси. Гибель озимых обусловила недород и голод. В литературе имеется указание, что замерзло Балтийское море [15]. В 1286 г. снова была эпидемия на Руси из-за отравления питьевой воды в колодцах татарскими завоевателями: «И аще кто от них пияше, абие умираше, и от сего великий мор бысть во всей Русской Земле» [111, т. 2]. Местные недороды от избытка влаги.
Не исключено, что это была эпидемия кишечных заболеваний, различного рода пищевых токсикоинфекций от питья загрязненной воды. В 1286 г. русские князья вместе с татарами совершили опустошительный набег на Польшу, где свирепствовала какая-то повальная болезнь, занесенная из Франции и Богемии [36]. Татарские рати Теле-буги возглавили этот набег на Польшу, пройдя сквозь Галицко-Волынскую Русь, принося и русским, и полякам голод, разорение и мор.
В Западной Европе зима 1286 г. была суровой, снежной, весна — прохладной, многоводной. Очень тяжелый ледоход наблюдался на Рейне [159]. Лето было избыточно влажным, особенно в Германии. Шторм с сильной грозой и градом наблюдался 13 июля в Магдебурге [159]. Местные неурожаи от избытка влаги.
Зима 1286/87 г. на Руси была теплой, неустойчивой, весна — ранней. В марте было тепло, как летом. Лето было умеренно засушливым. Данные не позволяют сделать конкретный вывод об уровне урожая на Руси в этом году. По-видимому, урожай был средним.
В Западной Европе зима была такой же чрезвычайно теплой, как сто лет назад, в 1186/87 г. [23]. На всем побережье Северного моря 21 декабря наблюдались страшные штормовые приливы, от которых погибли 8 тыс. человек. Море вышло из берегов в районе так называемого Лакус Флево и образовало сегодняшнее Чуйдерозеро. Одновременно сильные морские приливы были в Норфолке и Суффолке. Зима в Англии была дождливой, с наводнениями. Большие штормовые приливы наблюдались 8 января на побережье от Гумтир до Ярмута. Весна была увлажненной, а лето — засушливым. Среднеурожайный год.
Погодные условия 1288 г. на Руси были весьма близки к предыдущему году: мягкая зима, маловодная весна и умеренно засушливое лето. Среднеурожайный год.
В Западной Европе погодные условия 1288 г. были аналогичными предыдущему году: неустойчивая, мягкая зима. На побережье Северного моря 23 января и 12 февраля наблюдались сильные штормовые приливы, связанные с частыми ураганами в Западной и Южной Германии и в других североморских странах. Они нанесли большой ущерб сельскому хозяйству этих стран. В Эльзасе ураганом снесло целиком большой лес. Весна была влажной, с возвратом холодов. Сильный мороз отмечался 8 марта. В Эльзасе замерзли виноградники. Погибли озимые культуры. Начало июля было очень дождливым. Град наблюдался в Эльзасе. Затем наступило очень жаркое лето. Осень была влажной и ветреной, особенно в Германии и Англии. Вблизи Любека на Восточном озере от шторма 6 октября погибло более тысячи человек [159]. Местные недороды от гибели озимых и яровых из-за засухи. Зима 1289 г. была необычайно теплой. В Прибалтике зимы почти не было, цвели фиалки [102]. Лето было засушливым, но урожайным.
В Западной Европе зима была мягкой [23], весна — дождливой, лето — увлажненным, особенно в Англии. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1290 г. на Руси была снежной, а весна и лето — избыточно влажными. Наблюдались наводнения [26].«. . .Инатолетоводабысть велика» [111, т. 16]. Недород от избытка влаги. Год голодный.
В Западной Европе зима 1289/90 г., как и зима 1185/86 г., была мягкой, весна — ранняя. На Рождество цвели деревья, девушки приходили в церковь со свежими цветами, а юноши купались в реках; 13 января вернулись птицы, а 21 января зацвели виноградники и фиалки в Германии (на Рейне) и Австрии. Весна была увлажненной. В Фрисландии 28 марта наблюдались большие наводнения на реках. Сильные снегопады прошли 1 июня в Швейцарии. Лето и осень были избыточно влажными и холодными. Во всей Средней Европе наблюдались выпадения сильного града (размером в два-три хлеба) [165]. При этом, полагают, погибло примерно 60 тыс. человек. Местные недороды от избытка влаги [23, 159, 165].
Зима 1291 г. на Руси была суровой и многоснежной; наблюдалось полярное сияние [111, т. 2]. Весна была избыточно влажной и многоводной. В летописи указывается, что «... в лето 6799 (1291 г.) вода бысть в Волховъ велика, веснъ. . .» [111, т. 30]. Возврат холодов и морозов обусловил гибель озимых: «Того же лъта поби морозъ обилие по всей волости Новгородской» [111, т. 30]. Недород и бескормица сопровождались мором: «. . . помроша кони в Новгороде, малося оста. . .» [156, т. 3]. Эпизоотия была повальной. Недород обусловил дороговизну в Новгороде. На юго-западе весна и лето тоже были избыточно влажными [147]. Недород от избытка влаги.
В Западной Европе зима 1290/91 г. была неустойчивой, с зимними грозами и градом. В декабре четырежды наблюдалось наводнение на Рейне в Швейцарии. Большие штормовые приливы отмечались вВенеции [159]. Весна и лето были избыточно влажными. Урожай ниже среднего уровня.
В 1292 г. зима на северо-западе была суровой, весна — холодной, избыточно влажной, лето — умеренно засушливым. Недород от гибели озимых.
В Западной Европе зима была мягкой до начала февраля. Затем настали суровые морозы. Весь Каттегат покрылся крепким льдом [23]. Все реки в Германии замерзли настолько, что по льду можно было ехать в самых тяжелых повозках. Озимые погибли. Весна была холодной и влажной, лето — умеренно сухим. Яровые хлеба удались. Зима 1293 г. была неустойчивой, весна — ранней, началась она с февраля. В Новгородской земле рано (в начале марта) разлились реки: «В лъто 6801 . . . бысть оттепель, росполися вода подъ городомъ, а конем небысть корма, и отьидоша» [111, т. 3]. В Никоновской летописи добавлено, что от избытка влаги и гибели озимых был недород, голод и бескормица («и бысть нужа велия и людемъ, и конемъ»). В Западной Европе зима 1293 г. была неустойчивой, весна — влажной, с возвратом холодов. Сильный снегопад и ветер наблюдались в Англии. Во всей Центральной Европе лето было жарким и сухим [23]. Однако в Германии лето было дождливым, с грозами и наводнениями местного характера [165]. Сильные грозы наблюдались во всех странах 6 августа. Отмечались наводнения. Урожай ниже среднего уровня.
Зима 1294 г. на Руси была суровой и снежной, весна — многоводной, лето — засушливым, маловодным. Местные недороды от засухи.
В Западной Европе зима была суровой, многоснежной, весна — многоводной. Во всей Центральной Европе лето было жарким, засушливым. Засуха была более сильной, чем в предыдущем году. Жара наступила в июне, затем она усилилась. Все ручьи и реки пересохли [23]; высохли даже листья на деревьях. Жатва была перед Ивановым днем (14 июля). Яровые хлеба погибли. Недород от засухи. Год был голодным, от бескормицы погибал скот [165].
Зима 1295 г. на Руси была неустойчивой, весна — ранней, теплой, избыточно влажной, лето — засушливым. Наблюдались пожары. Сгорела Тверь: «Погоре град. . . весь» [156, т. 1, 10]. Местный недород от засухи на северо-западе.
В Западной Европе зима была теплой, но в апреле начались холода. Весна и лето были холодными и избыточно влажными. Наблюдался нилось его течение, и Брейзах отделился от Эльзаса и соединился с Брейсгау [159]. В Богемии наблюдались сильные ливни. Местные недороды от избытка влаги.
Зима 1296 г. на северо-западе Руси была суровой, весна — поздней, холодной, лето — дождливым. Местный недород от гибели
море замерзло до такой степени, что можно было ездить из Осло в Ютиам и в Ютландию, а также из Швеции до Готланда. Недороды на севере Европы, по-видимому, от гибели озимых. Зима 1297 г. на Руси была холодной, многоснежной, весна — ранней, теплой, лето — сильно засушливым. Засуха была необычно сильная и обширная. Горели леса, воспламенялись болота и торфяники, трескалась земля. Неурожайный, голодный год [37].
Подобные засухи в ЕЧС наблюдались: в 1092, 1124, 1223, 1224, 1282, 1298, 1299, 1303 1309, 1325, 1330, 1332, 1335, 1363—1365, 1371 — 1375, 1378 гг. и др., а также в 1833, 1839, 1855, 1891, 1897, 1901, 1906, 1911, 1921, 1931, 1938, 1946, 1963, 1972, 1975, 1979, 1981 гг.
В Западной Европе зима 1297 г. была холодной и снежной, весна — многоводной, лето — умеренно засушливым. Однако имеется указание, что в Австрии летом было много гроз [159]. Осень была очень теплой, до половины ноября цвели розы [105, 159]. Среднеурожайный год.
Аномальные погодные условия на Руси были и в 1298 г. Год был экстремально засушливым: «В лъто 6806 . . . сухмень бысть велия, и загарахуся лъсы, и боры, и болота, мъхи, поля; и бысть нужа велия, и мор бысть на скотъ» [111, т. 1]. Засуха охватила южную, среднюю полосы и северо-восточные земли Руси [26, 37, 147]. Был большой пожар в Твери. Неурожай был чрезвычайным и сопровождался голодом, дороговизной, бескормицей и эпизоотией.
Сведений о погодных условиях в Западной Европе в этом году не имеется.
Зима 1299 г. на Руси была холодной и снежной. Погодными аномалиями отличались засушливые весна и лето. Горели леса и торфяники [37]. В Новгороде был большой пожар ночью 18 апреля (ст. ст.) «въ суботу великую» [111, т. 4]. Пожар вспыхнул на Варяжской улице. Он распространился так быстро, что люди едва успели покинуть свои дома. Загорелся мост через Волхов [26]. «В лъто 6807, месяца мая въ 19, огородилося бяшеть солнце грозно. . .». Наблюдалось гало. Засуха охватила северо-западные, юго-западные, юго-восточные и северо-восточные земли. Чрезвычайный неурожай. На Руси голод продолжался уже третий год подряд.
Сведений о погодных условиях в этом году в Западной Европе очень мало. Наводнение было на Рейне в Эльзасе (12 августа). К. Вернер [37] считает, что и в Западной Европе 1297—1299 гг. были неурожайными, после которых началась полоса удовлетворительных урожаев.
1300 г. на Руси был избыточно влажным. В «лъто 6808 . . . съ весны, вътри силни баша, и дождове, и Громове,. . . въ великую суботу погоръ Новгород Великий. Toe же весны быша вътри велици. . .» [111, х. 1]. Вероятно, в Новгородской земле весна была засушливой. Наблюдались сильные бури, «въ Новоторгжской же волости» были снесены до основания «. .. много храмы» [111, т. 1]. Надо полагать, что урожай в этом году был ниже среднего уровня.
В Западной Европе зима 1300 г. была неустойчивой. В январе штормовые приливы на побережье Северного моря затопили половину Гелголанда и многие острова. Весна и лето были избыточно влажными, с наводнениями. Сильное наводнение наблюдалось в Нюрнберге [159]. Среднеурожайный год.
Обзор истории неурожаев показывает, что они располагаются в известном порядке: в одни десятилетия неурожайные годы встречаются часто, в другие десятилетия преобладают урожайные годы. Так, например, последнее десятилетие XIII в. во всей Европе было крайне неурожайным. Недороды были в 1291 —1295, 1297—1299 гг. Затем наблюдались урожайные годы.
В результате проведенных исследований в XIII в. было выявлено: в Восточной Европе с экстремальными условиями погоды — 80 лет, чрезвычайных неурожаев — 44, голодных лет — 31; в Западной Европе— соответственно 80, 24, 35 лет (см. Приложения 1, 2).
Продолжение