Ф. Касимов

ЛЕСОПОВАЛ АНДРЕЯ САХАРОВА

21 мая 2011 года исполняется 90 лет со дня рождения А.Д. Сахарова. Знаменитый советский физик-ядерщик, лауреат Нобелевской премии, всемирно известный правозащитник Андрей Дмитриевич свою трудовую деятельность начинал в Ульяновске, но первоначально ему пришлось поработать на лесозаготовках, недалеко от нашего города. Это было в сентябре 1942 года. В том году он с отличием окончил Московский университет по специальности "Оборонное металловедение" и получил направление на Ульяновский патронный завод. Сначала его определили в отдел главного механика, что по мнению самого Сахарова, было совершенно бессмысленно. Он не имел никакого представления о патронном производстве и вообще очень плохо разбирался в станочном оборудовании. Поняв это, руководство отдела сразу же направило молодого специалиста на лесозаготовки. "Вскоре я, - как вспоминал впоследствии Андрей Дмитриевич, - в составе небольшой бригады пилил лес недалеко от Мелекесса".

Во время войны многие города, не говоря уже о сельской местности, испытывали трудности с электроснабжением. Большинство заводов и фабрик работали от автономных паросиловых установок, мощностей которых едва хватало для собственного производства. Топливо для них обычно заготавливали сами рабочие и служащие. Вблизи Мелекесса небольшие лесозаготовки велись в районе поселка Чурки, где делали топливо для газогенераторных автомобилей. Это были обыкновенные полуметровые "чурбаки", давшие название всей местности.

Наиболее значительные вырубки проводились в Старомайнском лесном массиве, а также в лесах, расположенных к западу от Мулловки. Заготовленный там лес доставлялся к станции Бряндино и затем поездами перевозился на различные предприятия страны. Здесь действовали две узкоколейные железные дороги, подходившие к станции с разных сторон. Одна из них начиналась рядом с поселком Лесные Поляны, где в то время находилась зона исправительно-трудовой колонии. Отсюда колея, обходя местные деревушки, шла по колхозным полям и подходила к станции с севера. Ее протяженность была около 30 км. Вторая узкоколейка шла с юга, от поселка Кулдюш, проходила вблизи деревни Степановка (Вязовка) и, минуя село Старое Еремкино, доставляла лес к основной железной дороге. По воспоминаниям старожилов, именно в этом районе трудились рабочие и служащие Ульяновского машиностроительного завода им. Володарского (так в то время назывался патронный завод). Вместе с ними работали люди, прибывшие с Кавказа и Средней Азии. По узкоколейке и на лесовозах они доставляли бревна к станции, грузили на платформы, и составы непрерывно отвозили продукцию в Ульяновск и другие города. Значительная часть леса направлялась в Москву. Отдельные бригады, работавшие вблизи железной дороги, насчитывали до 500 человек. В отдаленных поселках, в одном из которых оказался Андрей Сахаров, народу было меньше. Спустя много лет, он так описывает то время.

"На постой нас поместили в деревенских домах. Мне навсегда запомнилась заброшенная в лесах деревенька, тревожная, трагическая атмосфера того времени, которая чувствовалась в каждой реплике, во взглядах встречавшихся у колодца женщинах, в необычно притихших детях. В деревне остались только женщины, старики и дети, образовавшие что-то вроде большой семьи".

Это был очень тяжелый труд. К концу дня многие буквально валились с ног. Но надо было еще позаботиться о пище. Закончив работу, мужики покрепче отправлялись на колхозное поле за картошкой, оставшейся в земле после основной копки. Они запасали ее на зиму. У более слабых, в числе которых был и Сахаров, сил хватало только для того, чтобы набрать немного картошки на общий ужин. Экономя керосин, коптилку зажигали лишь на время еды, остальное время сидели в темноте. Жили в деревне скудно, и чувствовалось приближение еще более трудных времен. У вечернего костра молодой Андрей впервые услышал открытое осуждение Сталина. "Если бы он был русский, больше жалел бы народ", - говорили рабочие, вспоминая погибших сыновей.

Сахаров не долго оставался в лесной деревушке. Через две недели он серьезно поранил руку, и рана загноилась. Необходимо было показаться врачу и ему пришлось срочно возвращаться в город. Говоря о своем обратном пути, он вспоминает, что пешком шел "километров пятнадцать до железной дороги, оттуда - на попутном товарняке". На заводе он получил новое назначение – младший технолог заготовительного цеха, и, вылечившись, приступил к работе.

На патронном заводе Андрей Дмитриевич работал до 1945 года. Затем он поступил в аспирантуру Физического института им. П.Н. Лебедева и переехал в Москву. Основным направлением его научной деятельности были исследования по теоретической физике, связанные с созданием ядерного оружия. В августе 1953 года в районе Семиполатинска были проведены успешные испытания водородной бомбы, ведущим разработчиком которой являлся Сахаров. В том же году он становится академиком АН СССР. От лесоповала "под Мелекессом" прошло всего 11 лет.

Свои воспоминания Сахаров написал в середине 80-х годов. За прошедшее время он, конечно, позабыл названия тех мест, где пилил лес в молодости. Упоминается только наш Мелекесс, запомнившийся ему, вероятно, потому, что впоследствии здесь был создан НИИ атомных ректоров, близкий академику по роду научной деятельности.

В архиве Ульяновского патронного завода не сохранились документы о лесных работах, проводимых во время войны. Нет данных о том, сколько леса было заготовлено, отсутствуют списки тех, кто и в какие места направлялся на лесозаготовки. Вместе с тем, упомянутые выше "пятнадцать километров до железной дороги" позволяют понять, где пилил лес будущий академик в сентябре 1942 года. Нет сомнений в том, что трудился он в поселке Кулдюш, который расположен как раз в 15 км от станции Бряндино. Это был конечный участок южной узкоколейки. Другие местные деревушки и поселки - Новый Свет, Степановка, Старое Еремкино, существовавшие в то время, находились значительно ближе к железной дороге.

Поселок Кулдюш, который Сахаров называет "заброшенной в лесах деревенькой", возник в годы Советской власти. Первоначально здесь был лесной кордон, затем по соседству появились крестьянские хозяйства. После окончания войны, когда лесозаготовки прекратились и узкоколейку разобрали, многие жители стали покидать эти места. Те, кто остался, поначалу занимались сбором бересклета, но вскоре и это единственное занятие было оставлено за ненадобностью. К началу 70-х годов в Кулдюше проживало около 40 человек. В наши дни поселок перестал существовать.