Ф. Касимов

ОН СПАСАЛ ГОЛОДАЮЩЕЕ ПОВОЛЖЬЕ

10 октября 2011 года исполняется 150 лет со дня рождения Фритьофа Нансена. Знаменитый исследователь Арктики, он известен также как замечательный ученый, выдающийся политик и общественный деятель. Назовем наиболее яркие страницы его биографии. В 1893-1897 годах Нансен возглавил экспедицию по Северному Ледовитому океану на корабле «Фрам». Вмерзнув в лед, норвежцы в течение почти четырех лет дрейфовали от Новосибирских островов к Шпицбергену, проводя большую исследовательскую работу. В 1898 году Нансен избирается почетным членом Петербургской академии наук. В 1906-1908 годах является послом Норвегии в Англии. После окончания первой мировой войны был верховным комиссаром Лиги наций по делам военнопленных. По его предложению был введен в обращение так называемый «нансеновский паспорт», являвшийся временным удостоверением личности. Этот документ помог многим военнопленным вернуться на родину. В наших краях память о замечательном норвежце связана, прежде всего, с той помощью, которую Нансен оказал населению Поволжья и Украины в голодные двадцатые годы прошлого века.

Начало голоду положил неурожайный 1920 год. Кое-как пережив зиму, население все свои надежды связывало с новым урожаем, но ожидания оказались напрасными. Засуха 1921 года оказалась еще более страшной. С весны до осени в Поволжье не выпало ни одного дождя. Всходы озимых погибли, а яровые вообще не взошли. Лес стоял таким же черным, как и поля - гусеницы съели листву. Пересохли ручьи и мелкие речки, высохли прежде непроходимые болота. Черемшан обмелел настолько, что превратился в жалкий ручей. Домашнюю скотину нечем было кормить, вся она, включая лошадей, пошла под нож. Старые запасы были съедены полностью. Наступил голод, охвативший огромную территорию.

По официальной статистике в те годы на Украине и в Поволжье страдало от голода 24 миллиона человек, из которых 16 миллионов были моложе 16 лет. В 1921 году в Мелекесском уезде от недоедания умерло 10 тысяч человек, в самом Мелекессе - 1062 человека. Толпы людей бежали "куда глаза глядят", многие направились на железную дорогу и к пристаням, пытаясь уехать в благополучные регионы. Когда Нансену предложили возглавить работу по оказанию помощи России, ученый решил лично посмотреть на то, что происходит в голодающих районах. Побывав в Самарской губернии, он увидел ужаснувшую его картину: повсюду лежали трупы умерших, которых некому было похоронить, а мимо них шли толпы голодных и обессиленных людей. Такая же обстановка была и в других местах. Везде одно страшное зрелище: тысячи людей бредущих в поисках пищи по проселочным дорогам и вдоль железнодорожных путей, всюду – покойники и умирающие.

Для борьбы с голодом требовались огромные средства. Нужна была не только немедленная помощь - предстояло еще прокормить эти миллионы в течение наступающей зимы, а к весне снабдить посевным материалом, тягловым скотом, тракторами и многим другим, чтобы избежать еще большей катастрофы. Понимая, что в одиночку справиться с бедствием невозможно, Нансен выступил в Лиге Наций с рассказом об увиденном. Однако, несмотря на его просьбы, правительства всех европейских стран отказались помогать Советской России.

В такой, казалось безнадежной ситуации, большинство людей просто отступили бы, но не таким был Нансен. Бросив все свои личные дела, он отправился в длительную поездку по городам Европы и Америки, выступал на многочисленных митингах, читал лекции и, в конечном счете, сумел переломить общественное мнение. Нансен обращался за помощью к простым людям - и был услышан. Знаменитому норвежцу оказали поддержку многие благотворительные организации и частные лица, от которых поступали посылки с подарками и крупные денежные суммы. Норвежские судовладельцы пожертвовали около 10 тысяч крон, два английских квакера (члены религиозной христианской общины) отдали все свое состояние - 23 тысячи фунтов, молодая американка – личные сбережения - 341 доллар. Всех, кто помогал, перечислить просто невозможно. Нансен благодарил всех, но особую благодарность просил передать прокаженному из больницы св. Йоргена, который отдал все, что имел - 50 крон, и 90-летней норвежке, приславшей свои 2 кроны: больше у нее не было.

Конечно, основную помощь оказывали общественные организации. В Норвегии было собрано почти 4 миллионов крон. Они поступили от представителей Красного Креста, Союза норвежских священников, студентов, рабочих профсоюзов, а также от правительства страны. Английские организации сообща внесли 472 тысячи фунтов, датское общество Красного Креста 723 тысячи крон и т.д. США взяли на обеспечение 2,5 миллиона детей, шведский Красный крест - 100 тысяч человек, квакеры свыше 350 тысяч. Нидерланды послали 4000 тонн продовольствия и медикаментов, Франция - 6 миллионов франков, итальянцы - 2,5 миллиона лир, Папа римский - 1 миллион лир. Нашей стране помогал весь мир.

На полученные средства надо было закупить продукты, доставить их в районы бедствия и раздать населению. Ежемесячно 2 тысячи нансеновских посылок с продовольствием, одеждой и медикаментами приходило на Украину и в Поволжье, где их необходимо было распределить среди нуждающихся. Для организации этой сложнейшей работы была создана международная комиссия по оказанию помощи голодающему населению России, которая вошла в историю под названием Нансеновской миссии. Работать иностранцам приходилось в тяжелейших условиях: из 60 ближайших сотрудников Нансена 10 умерло от сыпного тифа.

Большую работу в голодающей России проводила также Американская администрация помощи (АРА). Через эту организацию было собрано 60 миллионов долларов, из которых 20 дало правительство США. Многие сотрудника АРА, также как и представители Нансеновской миссии, находились непосредственно в регионах, распределяя продукты среди голодающих. Были организованы тысячи бесплатных столовых и медицинских пунктов. Особое внимание уделялось детям. В Рязановской волости в столовых питалось 366 ребятишек, в Хмелевской - 250, в Ерыклинске - 159, в Мулловке- 85, Любавке - 56 и т.д. Около 4,5 тысяч детей удалось вывезти в благополучные регионы, в основном в центральные районы России и Украины, а также в Грузию, Кавказ и Армению. Далеко не всех удалось спасти. Общее число людей, умерших в России от голода в 1921-1923 гг., историки оценивают в 5,4 миллиона. Если бы не помощь Нансеновской миссии и других благотворительных организаций, жертв было бы намного больше.

Летом 1923 г. Нансену был торжественно вручен благодарственный адрес от правительства России. В нем, в частности, говорилось: "Щедрая помощь, оказанная д-ром Нансеном голодающим советских республик никогда не изгладится в памяти населения Советских Союзных Республик. В настоящее время, когда помощь эта заканчивается, ибо миновал кризис, вызвавший голод, Совет Народных Комиссаров считает своим долгом официально выразить свою глубокую признательность д-ру Нансену, его помощникам и всем членам его организации".

Нансен понимал, что работа по устранению голода это только начало. "Снабдить русского крестьянина машинами и семенами еще недостаточно. Нужно помочь ему подняться до высшего уровня цивилизации", - утверждал норвежец. На полученную Нобелевскую премию он организовал две показательные с/хозяйственные станции: одну в Саратовской губернии, другую - на Украине, которые начали действовать летом 1923 года.

Норвежцам пришлось столкнуться с реальной российской действительностью. Иностранных специалистов, работавших на станциях, удивляла и раздражала медлительность доставки грузов, плохое качество горюче-смазочных материалов и их дороговизна, слабая подготовка рабочих и обслуживающего персонала. Особенно возмущало грубое безграмотное вмешательство в работу партийных руководителей, проводивших различные проверки. Представители советской власти не могли смириться с наглядным доказательством преимуществ капиталистической системы хозяйства. В их глазах миссия Нансена имела пропагандистский характер, отражая интересы буржуазно-кулацкой идеологии.

Несмотря на все трудности, успехи станции были впечатляющие. Современная культура земледелия, высокая трудовая дисциплина и механизация работ позволило собирать по 50-60 пудов пшеницы, 35-59 пудов ржи с гектара, что значительно превышало показатели соседних хозяйств. Однако российская деревня, ведомая партией, совершенно не была готова к переменам. В конце концов, хозяйства были ликвидированы. Весной 1926 года их передали властям Саратовской губернии и Украины.

Нансен, конечно, понимал, что в одиночку невозможно изменить существующее в России положение дел. Он хотел показать, как надо работать и каких показателей можно достигнуть при правильной организации сельского хозяйства. Память о замечательном норвежце, спасшем миллионы жизней и стремившейся помочь России, навсегда сохранится в нашей стране.