Назад
На главную страницу

Археологическое исследование укреплений Симбирска XVII века

А. В. Вискалин

Месторасположение первых деревянно-земляных укреплений Симбирска и засечной черты в черте современного города Ульяновска стало предметом дискуссии краеведов. В 2000 и 2002 годах Заповедником «Родина В.И. Ленина» была сделана попытка локализации Симбирского кремля и засечной черты. Для этого в центральной части современного города Ульяновска археологически было исследовано 2 объекта, дающих представление о конструкции укреплений Симбирска XVII века и их исторической судьбе.

На подступах к Симбирску вал Симбирско-Карсунской засечной черты проходил по территории современного Засвияжья вдоль трассы Московского шоссе до левого берега реки Свияга. На ее правом берегу он поднимался по Волжско-Свияжскому водоразделу между современными улицами Ленина и Л. Толстого по направлению к Симбирскому кремлю (ныне площадь Ленина). За истекшие столетия в черте города вал оказался почти полностью срыт. И только на огородах по адресу ул. Ленина № 58-6 и удалось обнаружить небольшой фрагмент сильно оплывшей земляной насыпи длиной - 50, шириной - 11 и высотой - 1,5 м. В 2000 году этот фрагмент вала и прилегающего рва были прорезаны строительной траншеей, что дало возможность археологически изучить их строение.

Насыпь вала сложена из слоев почвенного гумуса (чернозема) и бурого суглинка, выброшенного со дна рва. Ее современная высота от уровня погребенной дневной поверхности составила 1,4 м. Насыпь ложится на темно-серую погребенную почву толщиной около 1 м, развитую на буром суглинке. На контакте почвы с насыпью вала обнаружена тонкая, прерывающаяся зольная прослойка толщиной 0,01 м. Под южной полой земляной насыпи вала, на расстоянии около 2,4 м от северного края рва, прослежена узкая траншея шириной 0,44 и глубиной около 1 м, ориентированная вдоль линии вала. Траншея имеет вертикальные стенки и плоское дно. Она вырыта с уровня древней дневной поверхности и заполнена пестроцветом с вкраплениями угольков. На самом дне траншеи обнаружены следы от торцов вертикальных бревен частокола. Они представляют собой круглые пятна пестроцвета диаметром 0,25 м, окруженные плотно утрамбованным черноземом. Внутри пятен обнаружены крупные, предположительно, дубовые угли. В насыпи вала над траншеей отмечены следы прокала в виде охристой прослойка толщиной 0,01-0,03 м, плавно ниспадающей в сторону рва. Ни в слое насыпи, ни в подстилающей ее почве археологических находок не обнаружено.

Ров проходит с южной стороны от вала. Его ширина в верхней части составляет 6,4 м, а глубина от древней поверхности - около 2,4 м. В профиле ров имеет треугольные очертания со сходящимися под конус стенками. В верхней части заполнения рва находится слой рыхлого гумуса мощностью около 0,7 м, содержащий предметы современной эпохи: осколки оконного стекла, куски резины, ржавой жести и др.

Ниже залегает плотный гумусированный слой мощностью 0,6 м с находками XVIII - начала XIX веков. Комплекс находок включает обломки серой с лощением и красно-коричневой с глазурью керамики, печные изразцы, кованные железные гвозди, осколки стеклянных толстостенных бутылок темно-зеленого стекла с вогнутым дном и оконного стекла толщиной от 1,5 до 3 мм, обломки керамических курительных (турецких) трубок, фаянсовой посуды и облицовочных плиток с гладкой белой и голубой глазурью, литые латунные пуговицы, пряжку от портупеи, медные монеты, кости животных.

Среди монет найдено 3 деньги 1748, 1749, 1751 годов, рубль 1768 года, а также одна копейка с неопределенной датой.

Особую важность для датировки времени появления в окрестностях черты первых усадеб горожан представляют находки печных изразцов - непременной принадлежности домов богатых горожан того времени*. Найденные изразцы изготовлены из кирпично-красной, хорошо прокаленной глины. По технике нанесения росписи, цвету, характеру узоров среди них выделено 3 группы. Первая группа представлена изделиями с рельефными растительными узорами, покрытыми желто-зеленой поливой по белому фону. Подобные многоцветные (ценинные) изразцы появляются в России в середине XVII века. Во второй половине XVII века этот вид продукции становится массовым [2, с. 89]. Однако найденные изразцы следует датировать немного более поздним временем - началом XVIII века. На некоторых из них обнаружены следы росписи темно-синей кобальтовой краской, появившейся в России под воздействием голландского искусства во времена Петра I. Вторая группа изразцов является русским подражанием голландским образцам с гладкой поверхностью и кобальтовой росписью по белому фону и также может датироваться петровским временем. Третья группа представлена изделиями с рельефными рисунками темно-синего и желтого цвета по белому фону. Среди рисунков встречается мотив медальона — характерный барочный элемент искусства 18 столетия**. Все названные группы изразцов залегали в заполнении рва компактно, вместе с кирпичным боем и вероятно, являлись обломками одной печи, построенной в начале XVIII века и пережившей несколько фаз ремонта. После 1768 года (год чеканки самой поздней монеты из слоя с изразцами) остатки печи оказались в заполнении рва. Произойти это могло скорее всего в год сноса укреплений Кремля, т.е. в 1776 году.

Нижняя часть рва заполнена коричневатым гумусом, разделенным прослойками древесного тлена. Здесь найдены обломки серой мореной и красновато-коричневой керамики без следов поливы, осколки стеклянных штофов из мутноватого зеленого стекла плохого качества (посуда государственных водочных монополий), обильно встречающихся в городских слоях XVIII века [2, с. 67-68]. Время образования этого слоя - с середины XVII по третью четверть XVIII века.

Особенности строения насыпи вала и заполнения рва дают основание для следующей реконструкции обследованного участка засечной черты. Его строительство начато на необитаемом месте, т.к. следов более ранних поселений ни в насыпи вала, ни в слое почвы под ней не обнаружено. Вначале строители сожгли сухую траву и кустарник. Одновременно началась прокопка рва и выкопанный грунт перекрыл слой золы. Видимо поэтому зола и пепел не были развеяны ветром и смыты дождями. Выкопанный фунт ссыпался на древнюю поверхность на некотором удалении от края рва. После завершения прокопки рва вдоль его края была вырыта узкая и глубокая траншея, в которую вертикально установлены бревна тына. Для закрепления вертикальных бревен между ними и стенками траншеи насыпана и утрамбована земля. Верхушка насыпи выровнена и подсыпана к тыну изнутри, на ней создана боевая площадка. За время своего существования деревянные конструкции засечной черты, по крайней мере, один раз полностью выгорели. На это указывают угли на дне траншеи и следы прокаленного грунта в толще насыпи на месте тына. Восстановление тына на валу впоследствии не производилось. Вскоре по соседству с засечной чертой начинают возникать усадьбы горожан. Находки печных изразцов с кобальтовой росписью свидетельствует, что произошло это не позже конца XVII - начала XVIII веков. В течение первой половины XVIII века ров не вычищался, и на его дне накопились культурные отложения нижнего слоя. В начале последней четверти XVIII века (предположительно, 1776 год) ров организованно засыпается мусором с соседних усадеб, в том числе обломками печи с изразцами, а вал частично срывается.

Симбирский кремль находился в центральной части современного города, занимая площадь Ленина и примыкающий к ней с севера сквер. По данным Росписного списка 1703 года, составленного при воеводе Петре Бестужеве-Рюмине, размеры деревянной крепости Симбирского кремля в конце XVII века составляли «вдоль 90 сажень, поперек 83 сажени», т.е. примерно 191 х 177 м. Деревянная крепость была обнесена рвом глубиной не менее 6 м и шириной Юм: «Круг города ров в глубину 3, в ширину по верху 5 сажень»*** (см. рис.). При обследовании площадки, занимаемой кремлем, в 2002 году была обнаружена небольшая ложбина глубиной 0,15 м, протянувшаяся от западной ограды Областного краеведческого музея в направлении школы-гимназии № 1 и от памятника К. Маркса в направлении здания Областной администрации. Для выяснения характера ложбины и ее связи с укреплениями Симбирского кремля в пределах сквера в том же году была заложена разведывательная траншея площадью 20 кв.м. В раскопе был выявлен засыпанный поздними отложениями ров северной стены Кремля. Его глубина от современной поверхности составила 6, а ширина - 12-13 м. Профиль рва - треугольный, скаты - крутые и ровные. В заполнении рва выделяется несколько разновременных горизонтов.

Наиболее верхние отложения образовались в ХIX-XX веках при разбивке сквера, строительстве здания Областного краеведческого музея и разрушении Николаевского собора. Их суммарная мощность превышает 1 м. Они содержат слои чернозема, прослойки кирпичей, известки, песка и находок этого времени (бутылочное стекло, монета, пуля, резина и т.д.).

Под ними за пределами рва прослежен фрагмент погребенной черноземной почвы. Толщина почвы не превышает 0,4 м, что видимо, может быть связанно с ее поверхностным нарушением. Почва ложится на слои материковой глины и щебенки. В слое почвы археологических находок не обнаружено.

Непосредственно под слоями ХIX-XX веков во рву залегает толща более ранних отложений, образовавшихся в результате целенаправленной засыпки рва в 1776 году остатками крепостной стены и вала, а также городским мусором. Мощность этой толщи достигает 3,2 м. Для нее характерно чередование гумусно-щебенчатых слоев и прослоек истлевшей древесины. Со слоем засыпки 1776 года связаны многочисленные остатки жизнедеятельности горожан второй половины XVII - XVIII веков. Здесь же найдены неоспоримые свидетельства обороны Симбирского кремля от войск Степана Разина в 1669 году.

Свидетельствами ожесточенного обстрела защитников Кремля разинцами являются куски рубленого свинца, свинцовые пули и картечь, кованное железное ядро диаметром 28 мм, наконечники стрел. Большинство пуль отковано ручным способом из свинца. По форме две таких пули приближаются к шару (диаметр 15 и 18 мм), а остальные - к цилиндру (диаметр от 10 до 15 мм). В специальной форме отлита лишь одна шаровидная пуля диаметром 15 мм и три картечины с сохранившимися литниками диаметром 6 мм. Часть пуль и картечин расплющены от удара о твердую поверхность.

Нижний горизонт в заполнении рва представлен плотным темно-серым гумусированным суглинком толщиной по центру рва 1,5 м. На естественный характер этих отложений указывает их горизонтально-слоистая структура. С ними связаны многочисленные обломки грубой красной с серой прослойкой в изломе, серой лощеной, грубой черно-коричневой и белой керамики, гладких муравленных (зеленых) печных изразцов, красных кирпичей, осколки оконных стекол, а также гвозди, подковы и иные железные изделия, 2 крицы, медный выплеск, куски кожи, обломки костей домашних животных, кусочки оконной слюды.

Судя по отсутствию в нижних слоях рва пуль и углей, ров вскоре после осады и пожара 1670 года был тщательно вычищен, а накопившиеся к этому времени на его дне отложения удалены. Следовательно, самые ранние отложения рва едва ли могут быть древнее 1670 года. В 1776 года ров засыпается в ходе разборки укреплений Симбирского кремля. Вместе с остатками земляных валов и деревянных стен в него попадают пули, а также мусор из окрестностей. Находки разновременны. Древнейшими являются муравленые (зеленые) печные изразцы, серая лощеная, белая и грубая красная керамика. Они встречаются в одних слоях и могут считаться одновременными. Муравленые изразцы появляются во время правления Алексея Михайловича и датируются серединой XVII века [2, с. 88-89]. Белая керамика появляется в Москве в ХIV-ХУ веках, но существует лишь до конца XVII века [2, с. 61-63]. Подтверждает датировку наиболее ранних находок серединой - второй половиной XVII века серебряная копейка Алексея Михайловича Романова.

Все остальные находки из заполнения рва относятся уже к XVIII веку. XIX век представлен только в слоях, перекрывающих ров. Следов более раннего поселения ни в заполнении рва, ни в толще сохранившегося фрагмента погребенной почвы, ни в толще грунта из засыпки стены обнаружено не было. (Схема положения погребенных слоев почвы засечной черты и рва Кремля.)

ПРИМЕЧАНИЯ

* Рабинович М.Г. Гончарная слобода в Москве XVI-XVIII вв. //Материалы и исследования по археологии Москвы. -М.-Л., 1947. - Т. I.

** Рабинович М.Г. Московская керамика // Материалы и исследования по
археологии Москвы. - М.-Л., 1949. - Т. I. с. 89, 90

*** РГАДА. Ф. 396. оп. 353. л. 61.