Назад
На главную страницу

П. Мартынов. Город Симбирск за 250 лет существования

XI. Посещение города Симбирска Высочайшими Особами Императорскаго Дома.

Император Петр Великий был в Симбирске два раза, два года подряд, и оба раза совершенно случайно, без предварительного намерения посетить город. Первый раз в 1722 году, проездом в город Астрахань, по случаю сильной бури на Волге, Петр остановился в Симбирске, под горой, на том месте, где впоследствии, в память этого события, построена церковь во имя св. апостолов Петра и Павла, существующая и до настоящаго времени. Второй раз, в 1723 году, отправляясь походом к Дербенту, Петр тоже останавливался под Симбирскою горою и как гласит предание, кушал чай на берегу р. Волги. Старожилы разсказывают, что во время пребывания Государя под горой, во всех городских церквах производился трезвон и как видно, с особенными усердием и искусством, так что Петр обратил внимание на одну из церквей и пожелал узнать, кто так искусно вызванивает на колокольне этой церкви, а когда ему доложили, что трезвонит старичек дворянин Кашинцев, то пожелал его видеть и разговаривал с ним (Моск. Вед. 1883 г. № 225 "Из записок о былом" Кн. В. И. Баюшева. Это предание немножко не вяжется со сведениями, сообщаемыми Карамзиным, который в одном из писем к Дмитриеву говорит, что в детстве он знал некоего Сергея Кашинцева, звонившаго в Симбирске в колокола, при получении известия о Полтавской победе.) Как относительно перваго пребывания Петра Великаго в Симбирске не сохранилось сведений, был-ли Государь в самом городе на горе, точно также неизвестно ничего и об его посещении города во время похода к Дербенту (Симбирский сборник 1868 г., стр. 144.).

Императрица Екатeринa II, путешествуя по Волге в 1767 году, прибыла в Симбирск 5 июня того года и остановилась в единственном тогда в городе каменном доме купца Ивана Семеновича Мясникова (он же Пустынников), находившемся близ церкви св. Троицы, на месте нынешняго кадетскаго корпуса (По разсказам Симбирских старожилов, этот дом принадлежал не Мясникову, а тоже богатому купцу Светову, родоначалнику Симбирских богатых дворянских фамилий: Пашковых, Бекетовых и Дурасовых.) У хозяина этого дома были четыре дочери, на которых Государыня обратила внимание и устроила их судьбу, выдав впоследствии, замуж за своих придворных: Пашкова, Бекетова, Дурасова и Казицкаго, которые получили в приданое, за своими женами, каждый по 19000 душ крестьян, с соответствующим количеством земли в Симбирской губернии, да по два железных завода в Оренбургском крае (Симбирский сборник 1868 г. стр. 189.). По преданию, от реки Волги, от берега, к которому пристала богато отделанная Императорская галера "Тверь". (Галера "Тверь" хранится в настоящее время в гор. Казани, в Адмиралтейской слободе (бывшее адмиралтейство), в особом сарае. Хотя галера уже пришла в значительную ветхость, тем не менее еще заметно, что она окрашена зеленою краскою и по ея борту были резныя статуи; на носу галеры устроены две комнаты для кухни, а на корме целый двух-этажный дом: в нижнем этаже — восемь комнат для свиты Государыни, а на верху — зало и семь комнат, в которых помещалась Императрица; комнаты верхнего этажа были, как заметно, обиты различными материями. Тут же сберегается и кровать Императрицы. До 1804 года хранились еще четыре галеры, в таком же роде, только меньших размеров, но оне, по Высочайшему повелению, разобраны. (Рыбушкин "Краткая история  г. Казани", стр. 134. и до теплаго собора (в то время он назывался Троицким собором), постлано было, по дороге, алое сукно, по которому Императрица изволила шествовать в собор, а оттуда отправилась в дом Мясникова.

Как самый город, по внешнему своему виду, так и экономическое  его положение, произвели на Императрицу неблагоприятное впечатление, как потому, что ее застигли здесь сильнейшие жары, всегда имевшие тяжелое влияние на ея расположение духа, так и потому, главным образом, что на город оказались значительныя казенныя недоимки, не смотря на естественныя богатства края, так что она назвала Симбирск "скаредным" городом. В письме из Симбирска к Никите Ивановичу Панину. (Чтения Общ. истор. и древн. 1863 г., стр. 30.) Императрица между прочим, пишет "здесь такой жар, что не знаешь куда деваться, город же самый скаредный и все дома, кроме того, в котором Я стою, в конфискациi. И так мой город у меня же. Я не очень знаю, схоже ли это с здравым разсуждением и не полезнее-ли повернуть людям их домы, нежели сии лучинки иметь в странной собственности, из которой ни коронныя деньги, ни люди не сохранены в целости. Я теперь здесь упражняюсь сыскать способы, чтобы деньги были возвращены, дома попусту не сгнили и люди не приведены были вовсе в истребление, а недоимки, по соли и вину только, сто семь тысяч рублей, к чему послужили как кражи, так и разныя несчастливыя приключения". Симбирск оказался конечным пунктом путешествия Императрицы Екатерины по Волге, так как здесь неожиданно получено было известие о сильной болезни Наследника Цесаревича Павла Петровича, и 8 июня 1767 года Екатерина II отправилась из Симбирска обратно в Москву, сухим путем на Алатырь (Симбирский сборник 1868 года, стр. 34 и 145.)

Император Александр 1-й Благословенный. В первых числах августа 1824 года начальник главнаго штаба, барон Дибич, уведомил тогдашняго Симбирскаго губернатора, действительнаго статскаго советника Андрея Федоровича Лукъяновича (Симбирский Губернатор Лукъянович, раньше командовавший Мариупольским гусарским полком, истый малоросс и даже говорил с малороссийским наречием, был человек простой, добрый, большой хлебосол, любивший хорошо пожить, но не заниматься делами и особенно письменными, которыя он вполне предоставлял своему секретарю, а сам только подписывал бумаги, исполняя эту обязанность по необходимости и не всегда терпеливо. Про него разсказывают анекдоты: в одно прекрасноe утро он мечтал у себя в кабинете о предстоящем пикнике, как увидал входящаго, к нему секретаря, с огромною кипою бумаг для подписи; недовольный таким визитом, он сказал секретарю: "что же вы, Яким Сергеевич, бумаги-то все ко мне, да ко мне, а деньги-то все себе, да себе — так возьмите ж и бумаги себе". (Москов. Вед. 1883 года, № 225), что в начале сентября того же года.

Государь Император Александр Павлович осчастливил Симбирск своим посещением, проездом из Петербурга в Оренбург. Тотчас же начались приготовления к достойной встрече обожаемаго монарха. Для пребывания Государя приготовлен был губернаторский дом; оканчивались подготовительныя работы для закладки, в присутствии Государя, вновь строившагося храма на соборной площади; дворянство предположило чествовать Государя балом и заблаговременно послало от себя депутатов в rop. Пензу, для приглашения Его Величества, на бал, на что и получило Высочайшее соизволение. Наконец 5-го сентября 1824 года, послеобеда, в 4 1/2 часа, Александр Благословенный прибыл из Пензы в Симбирск, по Московскому тракту и при въезде в город, остановился, для переодевания, в доме купцов Шишкиных, у р. Свияги. (Этот дом принадлежал тогда купеческим братьям Алексию и Степану Петровичам Шишкиным; он сохранился и до настоящаго времени, (на углу набережной реки Свияги и Большой Конной улицы; в нем с давних пор помещается трактирное заведение). Император Александр I-й в первый же день пребывания своего в Симбирске, потребовал к себе все семейство Шишкиных и на память о своем Монаршем благоволении, подарил матери и женам их по бриллиантовому перстню.)

Переодевшись, Государь, при восторженных кликах народа, поехал в собор, где был встречен архиепископом Казанскими и Симбирским Амвросием, прибывшими нарочно по этому случаю из Казани, (Архиепископ Амвросий приветствовал Государя речью; равным образом и при отъезде Государя из Симбирска, архиепископ тоже произнес в соборе речь. Списки этих обеих речей хранятся в библиотеке Симбирской Губерн. Ученой Архивной комиссии. (См. приложение № 8), а из собора отправился в губернаторский дом, где и отдыхал до следующаго утра. 6-го сентября представлялись Государю дворяне, чиновники и купечество. (Разсказывают, что во время этого представления, губернатор Лукъянович, когда очередь дошла до его приятеля и земляка, малоросса Лазаревича, служившаго губернским почтмейстером, указывая на него обеими руками и обращаясь к Государю сказал: "а се  наш почтеннейший Иван Хведорович", вызвав тем на лице Государя улыбку. (Москов. Вед. 1883 года, № 225), затем, Государь ездил осматривать город, посетил дом трудолюбия, больницу, острог, (Осматривая острог, Государь обратил внимание на содержавшихся там знаменитых в то время Курмышских разбойников, по прозванию "Пахомку" и "Ваську", которые в продолжении нескольких лет наводили своими злодеяниямн ужас на жителей. Не только Симбирской, но и соседних губерний; им покровительствовал, как потом оказалось, Курмышский исправник. На вопрос Государя, сколько убийств они совершили, один из них отвечал, что в точности не упомнит, но не менее 30, причем объяснил, что жертвами их злодеяний были преимущественно священники. Они на коленях просили о прощении, но Государь сказал, что для таких извергов не может быть ни помилования, ни снисхождения. Впоследствии они были наказаны кнутом, причем старший не вынес и умер под ударами, а младший жил не долго после экзекуции. (Москов. Вед. 1883 года, № 225) учреждения. (Все поездки по городу Государь совершал на городских лошадях, но со своим любимым кучером (сопровождавшим Его Величество во всех поездках, не только по России, но и за границу), Ильею, уроженцем села Загудаевки, Симбирскаго уезда и принадлежавшим прежде Симбирскому помещику, флотскому офицеру, Лукину, приобревшему европейскую известность по своей силе и по разным эксцентричным выходкам.)

К Высочайшему обеденному столу приглашены были: архиепископ Амвросий, губернатор А. Ф. Лукъянович и губернский предводитель дворянства князь М. П. Баратаев. После обеда Государь прогуливался в саду, устроенном при больнице и названном, также как и самая больница, "Александровским". В этом саду купечество угощало Государя, в нарочно устроенном вокзале, чаем и фруктами, из оранжерей и садов Симбирской губернии, причем хозяйкою была уважаемая всеми купчиха Д. М. Косолапова. Вечером того же дня Государь удостоил своим присутствием бал, данный дворянством, и открыл его польским, с супругою губернскаго предводителя, княгинею Александрою Наколаевною Баратаевою, а потом танцевал и с другими дамами. 7-го сентября, в воскресенье, в 6 часов утра, Государь присутствовал при закладке новаго собора, собственноручно положил в его основание камень и заделал его известкой, посредством нарочно приготовленной для сего серебряно - вызолоченой лопатки, поднесенной губернским предводителем дворянства. После церемонии закладки храма, Государь прошел пешком в казармы военных кантонистов, находившияся на венце, где теперь помещается епархиальное женское училище. В тот же день, после полудни, Государь, выслушав краткое молебствие всоборе, уехал из Симбирска, по Саратовскому тракту, направляясь в Самару. (Симбирский сборник 1868 г., стр. 150.)

Император Николай I-й прибыл в Симбирск в 3 часа дня, 22-го августа 1836 года и приветствован был в соборе архиепископом Симбирским и Сызранским Анатолием. (Современная рукописная копия речи, произнесенной при этом преосвященным Анатолием, хранится в библиотеке Симбирской Губернской Ученой Архивной комиссии. (См. приложение № 9). Еще за три дня до приезда Государя, народ из соседних деревень, на 4 версты от города, занял почтовую дорогу, по обеимсторонам; тут и ночевал. На мосту через р. Свиягу, энтузиазм народа, при встрече Государя, достиг своего апогея: двое крестьян бросились под экипаж, со словами: "дави, да дай себя увидеть, отец наш!" Государь приказал отложить пристяжных лошадей и шагом, окруженный своим народом, доехал до собора, а оттуда до крыльца приготовленнаго для него губернаторскаго дома, где уже ожидали Государя местные дворяне, чиновники и именитое купечество. Государь не заставилсебя долго ждать и вскоре же по приезде вышел в зало, принял от купечества хлеб-соль, а дворян и чиновников представлял бывший губернатор, Иван Степанович Жиркевич, только за день до того сдавший уже свою должность вице-губернатору, вследствие назначения губернатором в Витебск. Увидав целый ряд дворян, ростом один выше другого, Государь весело сказал:

"Ого! вижу, что Я приехал в черноземную губернию; такой рост не везде встречается".

Затем, обходя представлявшихся, Государь остановился перед бодрым стариком Петром Петровичем Бабкиным и

сказал:

— Вашего мундира и Я не знаю; скажите, какой это мундир?

— Вечныя памяти матушки Екатерины, капитана Преображенскаго полка! ответил Бабкин.

— Славнаго вы роста!

Государь был очень милостив и весел. По окончании представления, обращаясь к дворянам, Он спросил их:

— Господа скажите,— кто у вас был лучшим и любимым губернатором?

— Жмакин! ответили в один голос дворяне.

(Воспоминания Э. И. Стоговa (Русская Старина, 1878 г. Декабрь, стр. 675). 23-го августа Государь слушал обедню в Никольской церкви, откуда проехал на Александровскую площадь, произвел там смотр Симбирскому гарнизонному баталиону, а потому поехал, с губернатором Жиркевичем, осматривать город и заведения. Этот Царский осмотр принес огромную пользу городу, так как Государь сделал много указаний к возведению новых построек, которыя потом были приведены в исполнение и послужили к благоустройству и украшению города. Так, Государь обратил внимание на необходимость построить новые дома: дворянской и городской; указал как привести в порядок соборную площадь, устроить новую площадь

около губернаторскаго дома (Карамзинскую) и хороший спуск к Волге, набережную на ней и пристань. 23-го августа 1886 года после обеда, в 6 часов вечера, Император Николай Павлович выехал из Симбирска на Пензу (Записки И. С. Жиркевича (Русская Старина, 1890 г. июль, стр. 118 и след.)

Император Александр был в Симбирске два раза: первый раз, еще будучи Наследником Цесаревичем, Александр Николаевич прибыл в Симбирск утром, 24-го июня 1837 года, по Московскому тракту; в свите находился воспитатель Его, знаменитый поэт Василий Андреевич Жуковский. Народ и представители города встретили Его Высочество, ещедалеко за чертою города, с хлебом и солью, а в кафедральном соборе Наследника Цесаревича приветствовали преосвященный Анатолий, епископ Симбирский и Сызранский, начальник губернии Иван Петрович Хомутов и представители всех сословий. Осмотрев город, Цесаревич удостоил своими посещением выставку местных произведений, устроенную нарочно по случаю приезда Его Высочества, а вечером был на балу, данном дворянством. На следующий же день, рано утром, Наследник Цесаревич выехал из Симбирска по Сызранскому тракту и в память пребывания своего в нашему городе, пожаловал 5000 рублей ассиг., для раздачи бедным города Симбирска, каковыя деньги и были распределены, между беднымивсех сословий, губернатором совместно с Архиереем и Губернским Предводителем Дворянства (Симбирский сборник 1868 г., стр. 156. Симб. Губ. Вед. 1838 г., № 1.)

Второй раз, Император Александр Николаевич, вместе с Наследником Цесаревичем Александром Александровичем и Великим Князем Владимиром Александровичем, осчастливил город Симбирск своим посещением 28 августа 1871 года, в 12   1/2 часов дня, проездом на Кавказ. После краткаго молебствия в соборе, Его Величество остановился в доме дворянскаго собрания. Удостоивпринять дворян, должностных лиц, представителей городского управления, хлеб — соль от цеховых и мещан, Его Величество посетил мужскую и женскую гимназии и приют общества христианскаго милосердия. Затем, после большого завтрака, к которому были приглашены: apxieрей, губернатор, губернский предводитель дворянства, городской голова и начальники отдельных частей, Его Величество с Их Высочествами, благополучно отбыл, в 4 1/2 часа дня, в Самару.— В память вторичного посещения Симбирска незабвенным Государем, Симбирская Городская Дума учредила две стипендии имени Его Величества, по 240 руб. каждая, на содержание воспитанников избедных жителей города Симбирска, в одном из высшихучебных заведений. (Симб. Губ. Вед. 1871 г., №№ 64 и 79).

Наследник Цесаревич Николай Александрович ныне в Бозе почивающий, изволил посетить город Симбирск 1-го Июля 1863 года, во время путешествия своего по Волге, на пароходе "Турист", принадлежавшем Самолетскому обществу. В 10 ч. утра "Турист" подошел к Симбирской пристани и Наследник Цесаревич был встречен начальствующими лицами. На мосту, ведущем от пароходнаго дебаркадера к петропавловскому спуску, стояли дворяне и купечество, все в мундирах; за ними следовали цеховые со своими значками, а далее — множество народа, оглашавшаго воздух восторженными криками "ура"! С пристани Наследник Цесаревич поехал в город, в коляске, в сопровождении губернатора, Михаила Ивановича Анисимова и остановился у собора, на паперти котораго был встречен преосвященным Евгением, с крестом и святою водою.

После краткаго молебствия, Его Высочество пошел пешком в губернаторский дом, где было приготовлено для Него помещение. В тот же день, после непродолжительнаго отдохновения, Цесаревич принимал дворян, должностных лиц и представителей городского и сельскаго населения; купечество поднесло, по старинному русскому обычаю, хлеб-соль и живого осетра. За купечеством представлялись ремесленники и цеховые, потом удельные крестьяне со своими головами, поднесшие хлеб-соль на резном деревянном блюде, работы Симбирскаго мещанина Ширшикова, семидесятилетняго старика, и наконец — волостные головы крестьян собственников и временно-обязанных. Всех представлявшихся Его Высочество осчастливил милостивым словом. После обеда Цесаревич посетил Спасский девичий монастырь, где настоятельница, игуменья Серафима, благословила Его Высочество иконою Спасителя, вышитою по карте золотом, работы монашествующих сестер. Здесь же, на монастырском дворе, Его Высочество был в училище для девиц духовнаго звания, удостоил принять поднесенную воспитанницами салфетку, искустно вышитую шелками. Из монастыря Его Высочество навестил преосвященнаго Евгения, в архиерейском доме, а затем катался по городу до наступления вечера, когда весь город осветился многочисленными огнями иллюминации. На другой день, 13-го Июля, Его Высочество посетил Марусинское женское училище, где принял от воспитанниц предназначенный в дар Ея Величеству, Государыне Императрице Марии Александровне, богато вышитый шерстями ковер. Из Мариинскагоучилища Его Высочество проехал в Елизаветинское женское училище; там воспитанницы поднесли салфетку, вышитую по белому сукну золотому и синелью. После этого, Цесаревич отправился за Свиягу, в удельное училище крестьянских дочерей, а по возвращении в города, осматривал заведение агрономических машин купца А. И. Зотова и произведения суконнойфабрики Селиверстова, находящейся и по ныне в Карсунском уезде, Симбирской губернии.

После обеда Его Высочество посетил земскую конюшню, откуда отправился на бега, происходившие за городом, по Саратовскому почтовому тракту, близКиндяковой рощи. На следующее утро, 14-го июля, Его Высочество слушал обедню в кафедральном Троицком соборе, а по окончании литургии произвел смотр местным войсками. Затем Его Высочество осматривал тюремный замок, из котораго проехал по Смоленскому спуску, в сад купца Карташова, (ныне сад этот принадлежат исправительному приюту) где, из беседки, долго любовался прекрасным видом на Волгу. Вечером, в 10 часов, Его Высочество удостоил своим посещением данный дворянством бал, благодарил представителей Симбирскаго общества за радушный прием и вскоре жеотбыл, для отдохновения, в губернаторский дом, а на следующее утро; в 8 часов, провожаемый неумолкаемыми криками"ура", отбыл, на пароход, в Самару (Симбирский сборник 1868 г., стр. 159 — 164.) При отъезде Цесаревич принимал Симбирских дам, которыя поднесли Его Высочеству букеты живых цветов, а взамен, каждая из них получила, на память, фотографическую карточку Его Высочества.

Император Александр III-й посетил Симбирск два раза, оба — когда еще был Наследником Цесаревичем. В начале лета 1866 года получено было известие, что Наследник Цесаревич Александр Александрович, путешествуя по Волге, в августе месяце того года, имеет намерение посетить Симбирск. Однако это не состоялось, потому что вследствие прибытия принцессы Марии - Дагмары в Россию ранее, чем первоначально предполагалось, Его Высочество принуждены был отказаться от дальнейшаго путешествия по Волге и из Нижняго-Новгорода поспешил вернуться в Петербург, для встречи своей Августейшейневесты. Это обстоятельство отсрочило посещение Его Высочеством города Симбирска на три года. 20-го июля 1869 года, в 11 часов утра, Наследник Цесаревич, вместе с Государыней Цесаревной Мариею Феодоровною и Великим Князем Алексеем Александровичем; прибыл в Симбирск, из Казани, на пароходе общества "Кавказ и Меркурий". С пристани, Их Высочества отправились, через изящно украшенныя триумфальныя ворота, сопровождаемые восторженными криками толпы народа, в кафедральный собор, где были встречены преосвященным Евгением. Приложившись к святому кресту и приняв поднесенныя преосвященным иконы, Их Высочества отбыли в дома Симбирскаго Дворянства, в приготовленное для них помещение. Здесь представлялись Их Высочествами дворяне, должностные лица, купечество, головы и волостные старшины, поднесшее хлеб-соль; кроме того Ея Высочеству, отдельно, представлены были Симбирския дамы. Во время обеденнаго стола, к которому были приглашены почетныя лица города, играл любительский оркестр музыки, составленный местным помещиком Сергеем Николаевичем Нейковым, председателем Симбирскаго музыкального общества; этот оркестр, за удачное исполнение датскагомарша и многих других пьес, удостоился личнаго одобрения Их Высочеств. После обеда Их Высочества катались по городу, посетили Карамзинскую библиотеку, мужскую гимназию, а также были в женской гимназии, воспитанницы которой поднесли Ея Высочеству ковер своей работы, а затем отправились за Свиягу, в детский приют общества христианскаго милосердия. Здесь, усердием крестьяне и заботливостью Симбирскаго исправника Д. И. Трутнева, вся улица была покрыта зеленью и цветами; по обеим сторонами дороги стояли, в праздничных нарядах, по правую сторону — крестьянки, по левую — крестьяне и собранные инородцы: татары, чуваши и мордва, в их национальных костюмах. Приняв от крестьян хлеб-соль и от воспитанниц приюта салфетку, Их Высочества осматривали приют, в сопровождении председательницы общества христианскаго милосердия, Александры Кировны Бычковой, и изъявили свое удовольствие за найденный отличный порядок. Затем Их Высочества отбыли в Симбирскую земскую больницу, осмотром которой тоже остались довольны, а отсюда поехали на пароходеи, в 11 часов вечера, отплыли из Симбирска. Вечерняя иллюминация города не вполне удалась, по случаю дождя. В память своего посещения rop. Симбирска, Их Высочества пожаловали 600 рублей, в пользу бедных города Симбирска, и 150 рублейна вознаграждение чинов полиции; Симбирскаго полицймейстера Н. Н. Некрасова наградили бриллиантовым перстнем, а губернскому предводителю дворянства, Александру Ивановичу Ермолову и городскому голове, потомственному почетному гражданину Петру Андреевичу Егорову, подарили свои фотографические портреты(Симбирский сборник 1870 г. отдел I, стр. 91 — 94 Симб. Губ. Вед. 1870 г., № 63 и 1894 г., № 86.)

Второй раз Наследник Цесаревич Александр Александрович посетил город Симбирск вместе с Августейшим родителем, Императором Александром II-м, 28-го августа 1871 года, о чем сообщено было выше. Великий Князь Михаил Павлович был в Симбирске 29-го августа 1817 года. (Симбирский календарь 1878 г., стр. 52.) Но о посещении Его Высочества сохранилось очень мало сведений. Известно только, что Его Высочество посетил губернскую гимназию, а оттуда отбыл в Спасский женский монастырь, где слушал всенощную и прикладывался к иконам. (Описание Симбирскаго Спасскаго женскаго девичяго монастыря, стр. 26. В библиотеке Симбирской Губернской Ученой Архивной Комиссии хранится интересное «росписанie лошадям, приготовленным под экипаж для вояжа Его Императорскаго Высочества Великаго княвя Михаила Павловича, на Елшанской станции», Симбирскаго уезда: 1) к коляске его Высочества. Кучером — Сейфиймулюк Хабибуллов; лошади: по правую сторону, к дышлу, мерин гнедой, подле его мерин пегий; по левую сторону, к дышлу, мерин сивый, подле его мерин сивой же. Фалейтор Насыр Ибетов, под ним мерин гнедой; подручная бурая. 2) Кавалерская. Кучер Савелий Борисов; лошади; по правую сторону, к дышлу, мерин рыжий, подле его мерин соловой. Фалейтор Тихон Борисов, под ним мерин искря-гнедой; подручная гнедая. 3) Для доктора и адъютанта. Кучер Аюп Юсупов; лошади: по правую сторону, к дышлу, мерин саврасый, подле его мерин чалый; по левую сторону, к дышлу, мерин чало-пегий, подле его мерин сивый. Фалейтор Искак Усманов, под ним мерин рыжий; подручная сиво-чалая. 4) Камердинерская. Кучер Александр Алексеев; лошади: по правую сторону, к дышлу и подле его гнедые мерины; по левую, к дышлу, мерин рыжий, к нему карий. Фалейтор Александр Алексеев, под ним мерин буланой; подручная бурая. 5) Фургон. Кучер Мухамет Халиков; лошади: по правую сторону, к дышлу, мерин белый, подле его соловая; по левую сторону, к дышлу и подле — мерины гнедые. Фалейтор Хабус Адрягимов, под ним мерин сивый; подручная каряя. Для фельдъегеря — перекладная тройка. Подписал: ИсправникВасилий Маркевич.)

Старожилы разсказывают, что для встречи Его Высочества собралось Симбирское дворянство, со своими уездными предводителями, в числе коих находился Самарский уездный предводитель Чемодуров, известный не только в губернии, но далеко за ея пределами, своим ростом, дородством и необыкновенным апетитом, приводившим в изумление современников. Его Высочество удостоил принять от дворянства приглашение на обед, который и был дан, на другойдень его приезда, в зале дворянскаго собрания. Исправлявший должность губернскаго предводителя, Симбирский уездный предводитель дворянства князь Баратаев, зная Чемодурова и боясь как бы он на обеде не сконфузил себя в глазах Великагокнязя, признал нужным поговорить с ним об этом и посоветовал ему пообедать сперва дома, а потом уже приехатьк парадному столу, на что Чемодуров охотно согласился. Пообедав исправно около 12 часов дня и немного соснув, Чемодуров отправился к назначенному часу в зало собрания, где, хлопотавший о достойном приеме высокаго гостя, князь Баратаев, встретив его, спросил, как он собою распорядился? и получив ответ, что он уже пообедал и не чувствует никакого апетита, успокоился. Чемодуров, вследствие занимаемой им должности и того уважения, коим он пользовалсяв обществе, сел за стол недалеко от Великаго Князя и когда услышал запах любимых кушаний, то совершенно забыл, что уже пообедал дома и, с перваго же блюда, начал усердно кушать и чем дальше, тем больше разгорался его апетит. Великий Князь заметил это и долго на него смотрел, а после обеда спросил князя Баратаева — богат-ли Чемодуров и получив ответ, что у него 1000 душ, сказал: "в таком случае можно быть спокойным — он не умрет с голода" (Москов. Вед. 1883 г., № 225. Из записок о былом", кн. В. И. Баюшева.)

Великий Князь Константин Николаевич был в Симбирске, в течении нескольких часов, 9 июня 1870 года. В 7 час. вечера того числа Его Высочество прибыл в Симбирск нановом пароходе «Император Александр II», принадлежащем и по ныне обществу "Кавказ и Меркурий", совершавшем тогдапервый пробный рейс от Спасскаго затона. По выходе на берег, Его Высочество, сопровождаемый несмолкавшими криками"ура", отправился в собор, где был встречен преосвященным Евгенiм и после краткаго молебствия, осматривал храм, при сем с похвалой отозвался об украшениях его. Из собора Великий Князь отбыл в дом дворянскаго собрания; тамбыло приготовлено ему помещение, так как губернаторский дом, постоянная резиденция Высочайших Особ, при посещении им гор. Симбирска, тогда не был еще обновлен после пожара 1864 года. С балкона дворянскаго дома, Его Высочестволюбовался видом на город и на Волгу, затем спустился в Карамзинскую библиотеку и осмотрев ее, записал свое имя вособую книгу, хранящуюся и до ныне, для записки имен Высоких посетителей. Из библиотеки Великий Князь, поехал, в сопровождении начальника губернии, кататься по городу, посетил самыя отдаленныя части его и, особенно те места, которыя, наиболее пострадали от пожара. В 10 часов вечера Его Высочество спустился под гору, по тихвинскому спуску, и возвратился на пароход; там ночевал, а утром 10-го июня, отплыл в Самару, на пароходе "Царевна Мария", принадлежавшем тому жепароходному обществу "Кавказ и Меркурий" (Симб. Губ. Вед. 1870 г., № 44.)

Великий Князь Николай Николаевич старший, с сыном, проследовал мимо города Симбирска 16-го августа 1883 года, проездом, из города Казани в город Самару. Пароход Самолетскаго общества "Ратьков-Рожнов", на котором изволили следовать Его Высочество, подошел к Симбирской пристани в 10 часов 15 мин. вечера и во время причаливания ЕгоВысочество стоял на трапе, приветствуемый восторженными криками собравшагося на берегу народа. Когда пароход пристал, Великий Князь сошел на пристань и был встречен губернатором, начальствующими лицами и представителями города. Приняв от городского головы хлеб-соль и удостоив некоторых лиц милостиваго разговора, Его Высочество возвратился на пароход и все остальное время, до отхода парохода, стоял, с Августейшим сыном, на трапе, освещенный электрическим светом, наведенным с крыши пароходной конторки. Народ, неумолкаемым "ура", приветствовал и провожал Высокаго гостя и клики его смолкли лишь когда пароход отошел уже далеко от Симбирска. В этот день все Симбирския пристани были, с утра, красиво убраны флагами и цветами, а вечером иллюминованы фонарями; во время стоянки пароходау пристани, на песках, против города, горели смоляныя бочки и пускаемы были ракеты. (Симб. Губ. Вед. 1883 г., № 58.)

Великий Князь Владимир Александрович посетил город Симбирск два раза. В первый раз Его Высочество прибыл в Симбирск 18 мая 1868 г., в 11 1/2 часов утра, на пароходе Самолетской компании "Владимир Глазенап". В этот день, утром, в Симбирске была встреча чудотворной иконы Казанской Божьей Матери, ежегодно приносимой из жадовской пустыни. Вся масса богомольцев, состоявшая не только из городского населения, но и из сельских жителей, во множестве собравшихся в Симбирск, отправилась, после встречи иконы, к Волге и усеяла собою пристань, петропавловской спуск и венец, что придало особенную и оригинальную торжественность при въезде Великаго Князя в город, украшенный флагами. Выслушав в соборе краткое молебствие, Его Высочество отбыл в квартиру губернатора, находившуюся тогда на Покровской улице, в доме А. К. Бычковой.

После краткаго отдыха, Его Высочество отправился, в сопровождении начальника губернии, осматривать город, тогда далеко еще не оправившийся после большого пожара 1864 года, причем посетил мужскую гимназию, где присутствовал на уроках и женскую гимназию, воспитанницы которой поднесли Великому Князю ковер своей работы. Затем Его Высочество изволил осматривать тюремный замок с арестантской школой и земскую больницу, откуда отправился на пароход обедать; к обеденному столу были приглашены губернатор и некоторыя почетныя лица. Вечером, во время иллюминации, Великий Князь катался по городу. На другое утро, 19-го мая, в день Св. Троицы, Его Высочество был у обедни в гимназической церкви, а оттуда прибыл в дом дворянскаго собрания, где принимал представлявшихся ему дворян, чиновников и представителей городского общества, причем городской голова поднес Его Высочеству хлеб-соль на резном дубовом блюде и большого осетра, с двумя живыми стерлядями, в orромной ванне. После приема, осмотрев Карамзинскую библиотеку, Его Высочество отправился за город на бег, устроенный Симбирским обществом охотников конскаго бега; там лично раздавал призы и по просьбе членов, принял общество под свое высокое покровительство. Вечером около 8 часов, Великий Князь оставил город Симбирск. (Памятная книжка Симб. губ. на 1869 г. отд., стр. 3.) Второй раз Великий Князь Владимир Александрович был в городе Симбирске в 1871 году, о чем было упомянуто выше.

Великий Князь Алексей Александрович посетил город Симбирск не надолго, вслед за своим Августейшим братом. Вечером 19-ro мая 1868 года Симбирское общество проводило Великаго Князя Владимира Александровича, а 21-го того же мая, в 9 часов утра, прибыл в Симбирск Великий Князь Алексей Александрович, посетивший накануне сего, в день своего Ангела, приволжское село Ундоры, Симбирскаго уезда. После обычной встречи на пристани, Великий Князь, среди народной толпы, прибыл в кафедральный собор; оттуда, после молебствия, посетил мужскую и женскую гимназии, а затем поехал в квартиру начальника губернии, для отдыха. После полудня, Его Высочество осматривал Карамзинскую библиотеку, больницу. И затем съехал под гору на пароход, где принял от городского общества хлеб — соль. К завтраку, Его Высочества, приглашены были некоторые почетные лица города, а в 3 часа дня Великий Князь отплыл, на пороходе, в Самару, напутствуемый прощальными криками толпившагося народа. (Там же, стр. 11.) На следующее лето Великий Князь Алексей Александрович вторично был в Симбирске, 20-го июля 1869 года, сопровождая своего старшего брата, Наследника Цесаревича Александра Александровича и Цесаревну Марию Феодоровну, о чем было сказано выше.

Принц Петр Георгиевич Ольденбургский был в Симбирске несколько раз: 1 го сентября 1857 года, в 1858 году, 19-го июня 1861 года, 1-го июня 1869 года и 2-го июня 1874 года; Его Высочество приезжал исключительно для ревизии учебных заведений, находящихся в ведомстве Императрицы Марии: Женской гимназии и приюта общества христианскаго милосердия, но вместе с тем, посещал и другия городския учебныя заведения.

В Симбирске жила Грузинская царевна, Тамара, бывшая фрейлина Императрицы Александры Феодоровны, сосланная сюда из Грузии, на жительство, в 1829 или в 1830 году, после открытаго в Тифлисе заговора грузинских князей. Эта   несчастная страдалица, высокая, худая, лет под 50, почти десять лет пробыла в Симбирске и все время вела затворническую жизнь. Несколько раз подавала она разным высокопоставленным лицам прошения об исходатайствовании ей смягчения ея участи, но благоприятнаго результата не было и только благодаря участию, принятому в ней губернатором Жиркевичем, ей дозволено было возвратиться на родину, после того, как Симбирск посетил Император Николай Павлович (Воспоминания Э. И. Стогова — (Русская Старина, 1878 г. Декабрь, стр. 683) и И. С. Жиркевича (Русская Старина, 1890 г. июль, стр. 109)