Назад
На главную страницу

П. Мартынов. Город Симбирск за 250 лет существования

7) Памятник Российскому историографу Николаю Михайловичу Карамзину.

Мысль поставить Карамзину памятник в г. Симбирске впервые возникла в доме бывшаго в 30-х годах Министра Внутренних Дел, Дмитрия Николаевича Блудова, который в 1838 году, при содействии И. И. Дмитриева и Д. В. Дашкова, открыл, с Высочайшаго разрешения, подписку, давшую в короткое времяблестящие результаты, (Записки И. С. Жиркевича („ Русская Старина 1890 г. Июль, стр. 75)так как к этой мысли весьма сочувственно отнесся Император Николай Павлович. В Симбирском обществе такое предположение было встречено, конечно, тоже с полным сочувствием и Симбирское дворянство явилосьглавным участником в подписке. (Впрочем в Симбирске не все сочувственно отнеслись к мысли о постановке памятника Карамзину. Так, губернский предводитель дворянства князь М. П. Баратаев, вполне разделяя желание увековечить в Симбирске память о Карамзине, доказывал, что вместо памятника из бронзы и мрамора, было бы полезнее учредить учебное заведение, назвать его Карамзинским и предоставить старшему в роде Карамзиных представлять определенное число кандидатов, по своему усмотрению, для пользования курсом учения на счет общественнаго иждивения. (Симбирский сборник 1868 г., стр. 229).

Проэкт памятника составлен был в Петербурге известным художником-скульптором, профессором Академии художеств Гальбергом; ему же было поручено исполнение этого проэкта, согласно Высочайшемуповелению, в течении трех лет, из его материалов, за 91800 руб. ассигнациями, не считая денег, нужных на покупку 550 пудов меди, которая была отпущена от казны. Так как сумма, собранная по подписке, не смотря на успешность ея, оказалась недостаточною, то, с Высочайшаго соизволения, изданы были, в гравюре, рисунки статуи с пьедесталом и двумя барельефами, в количестве 10 тысяч экземпляров, которые и продавались по 5 рублей, на увеличение суммы для сооружения, памятника. (Липинский, т. II, стр. 721 и 722.)Памятник состоит из гранитнаго, четыреугольнаго пьедестала, на котором поставлена бронзовая статуя музы истории Клио: она оперлась правой рукой на скрижаль, а в левой держит опущенную вниз трубу. Под статуей, на лицевой стороне пьедестала, в круглой нише, поставлен прекрасно исполненный бюст Карамзина и под ним подпись: «Н. М. Карамзину, историку Российскаго государства, повелением Императора Николая 1. 1844 года.»

В боковыя стороны пьедестала врезаны два медных барельефа, на которых изображено, в аллегорической форме, с левой стороны — чтение Карамзиным отрывков из своей истории, пред Императором Александром I, во дворце Великой княгини Екатерины Павловны, в Твери, 18 марта 1811 года; Карамзин изображен стоящим пред Государем в римской тоге; с правой стороны — вручение умирающему Карамзину рескрипта Императора Николая 1, от 13 мая 1826 года, о пожаловании 50000 рублей на путешествие в Италию, для излечения; здесь Карамзин представлен лежащим на смертном одре, окруженный своим семейством; фортуна из рога изобилия сыплет дары, а ребенок собирает разсыпанныя сокровища. Памятник имеет вышины (Симб. Губ. Вед. 1838 г., № 23.) до 4 сажен. Разныя части его исполнены были, за смертью профессора Гальберга, его учениками; статуя Клио — Ставассером иИвановым, бюст Карамзина и левый барельеф — Рамазановым и правый барельеф — Климченко; отлил же памятник — барон П. А. Клодт.

Статуя Клио была привезена в Симбирск в 1843 году и пролежала на берегу Волги почти два года, пока не доставили из Петербурга пьедестал и бюст Карамзина. По изготовлении необходимых принадлежностей, памятник был поставлен в лучшей части города, на площади, которая с тех пор получила название Карамзинской. Торжественное открытиепамятника последовало 23 августа 1845 года. На открытии присутствовали два сына историографа: Андрей и Александр Николаевичи, а также приглашенный для произнесения соответствующей событию речи, академик Михаил Петрович Погодин, известный между учеными особенным сочувствием к Карамзину. (Торжество открытия памятника Карамвину подробно описано в „Симбирском Юбилей Н. М. Карамзина, изд. Комитета Карамзинской библиотеки, 1867 г., стр. 169 и след.) Первоначально памятник обнесли деревянной решеткой, но в 1855 году вдова одного из сыновей, историографа, Андрея Николаевича — А. К. Карамзина, пожертвовала, в память своего мужа, убитаго на войне, в 1854 году, под Силистриею, капитал, на постройку металлической решетки, которая и была изящно исполнена на Нижне-Тагильском заводе Демидовых. Эта решетка — железная, с медными вызолоченными сверху спицами и украшениями прекрасной работы. В 1865 году памятник Карамзина окружен прекрасным сквером.

Памятник Карамзина составляет одно из лучших украшений города Симбирска, но к сожалению, аллегорический характер, приданный этому памятнику, значительно уменьшает производимое им впечатление. Постановка статуи Клио и изображение лиц на барельефах в ненатуральном положении и полуобнаженными, представляется совершенно непонятным нетолько народу, но и большинству людей грамотных. Простой народ, не имея понятия о музе Клио, считает статую ея изображением жены покойнаго историка, и. вообще, благодаря этой статуи, весь памятник известен в народе под названием „чугунной бабы; а значенье барельефов едва-ли могут объяснить и интеллигентные люди, не знакомые с подробностями составления проэкта памятника. Из биографии скульптора Ставассера(„Русский Вестник 1863 г. Январь, стр. 221.) видно, что творец этого памятника, профессор Гальберг, хотел поставить на мраморный пьедестал статую Карамзина и уже сделал два прекрасных глиняных эскиза его статуи, но должно быть по какому нибудь постороннему настоянию, ограничился только бюстом историка, а на пьедестал поставил музу истории Клио. (Липинский, т. II, стр. 722.)