Назад
На главную страницу

Создание Симбирского наместничества (губернии). 1780 год.

Карсун

Один из первых документов, с которых можно проследить начало строительства Карсунской части Симбирской черты, относится к 1645 году («7155 года марта в 7 день»). Эта грамота была послана из новгородской чети в Нижний Новгород стольнику и воеводе Данилу Ивановичу Ладыгину да дьяку Глебу Патрекееву, а в ней написано:

«... указали ехать на Атемар с стольником и воеводою нашим с Богданом Хитрово нижегородским стрельцам 150 человек, а для той нашей службы тем стрельцам дать в дорогу по фунту зелья да по фунту свинцу. И как к вам, сея наша грамота придет, и вы б нижегородских стрельцов 150 человек на нашу службу на Атемар выслали тотчас, и зелья и свинцу дать им велели по фунту по нашему указу, да о том для ведома к нам отписали, а отписку велели подать в новгородской чети дьяком нашим думному Назарю Чистого да Алмазу Иванову да Микифору Демидову».

Царский указ нижегородскому воеводе Ладыгину о высылке нижегородских стрельцов в г. Атемар. Зерцалов А. Н. Материалы по истории симбирского края XVII и XVIII вв. Симбирск, 1900. № 7.

Б. М. Хитрово подготовил и отослал в Разряд чертеж засечных крепостей Карсунской черты: «... в нынешнем во 155 году майя в 21 день (т.е. 21 мая 1647 года) писал ко государю царю... стольник и воевода Богдан Хитрово что он по государеву указу меж реки Барыша к реки Корсуновки с рускую сторону на горе на Корсуне поставил город Корсун и всякими крепостьми укрепил...»

РГАДА. Ф. 210. оп. 13. д. 562. л. 501-502.

[...] Как построен город Корсун и Корсунская черта, и в то время переведены в Корсун из Алаторского уезда станишные мурзы для вестей от приходу воинских людей», при чем десяти из них впоследствии было поручено «быть в Корсуне в дозорщиках»

Г. Перетяткович. Арх. Мин. Юст. III Вотчин. Отд. Казань, отказная стар. лет, кн. № 6 и № 18 грам.

Приходная книга Синбирской приказной избы 1665 – 1667 г.

Карсун.

[...]С мелницы у Синбирского посацкого человека у Петрушки Шибанова и у ево порутчиков, у Карсунских служилых людей, у Ивашка Мещерякова с товарыщи, откупу прежнего против верного бранья и новой наддачи и перекупных пошлин 164 рубли 18 алтын пол четверты денги и в то число сентября в 10 день у Ондрея Попова сто рублев, а Ондрей те денги взял с сей мелницы у Синбирского посацкого человека у Максимка Левонтьева откупу, да у него ж, Ондрея, таких же денегсентября в 27 день 20 рублев да 30 рублев 3 алтын 2 денги, да ноября в 16 день 16 рублев, да ноября ж в 23 день 10 рублев.

Декабря в 16 день у подъячева у Левонтья Богданова 10 рублев 10 алтын 4 денги «взято», а Левонтей те денги взял Сергашские мелницы зборных помольных денегь, принел те денги десять рублев Офонка Дуров да десять алтын четыре денги, а те денги у него, Левонтья, написаны в приеме тем же месецом и числом ниже сего на пятом листу.

Ноября в 25 день в грамоте великого государя из приказу Казанского Дворца за прописью дьяка...... (1) писано в Синбирской к столнику и воеводе ко князю Ивану Ивановичю Дашкову. Великий государь царь и великий князь Алексей Михаилович, всеа великия и малыя и белыя России самодержец, указал город Корсунь и по Карсунской черте пригородки и острошки и засечные крепости, и в Корсуни и в пригородках приказных и всяких служилых и жилецких людей ведать во всем и пашни и всякие заводы заводить столнику и воеводе князю Ивану Ивановичю Дашкову, а к Саранску, Корсуни и Корсунские черты ведать не велено. И столнинь и воевод князь Иван Иванович Дашков велел в Корсунской черте завести построить Сурского острогу голове Степану Савелову на реке на Аргаше под слободою пятины Каменного броду на государов обиход мелницу с Корсунскими жилецкими и уездными людми, и в нынешнем во 175 году, сентября в 25 день, писал в Синбирск к столнику и воеводе ко князю Ивану Ивановичю Дашкову Сурского острогу голова Степан Савелов, что де государева мелница построена на ходу и учала молоть сентября в 21 день, а почему с четверти за помол имать, и о том бы указ учинить.

И октября в 6 день послана в Сурской острогк голове к Степану Савелову из Синбирска память, за рукою и за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, а по той памяти велено за помол збирать на государев обиход денги верным целовалникам в ящик по месечно, а ящики два посланы к нему, Степану, за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, а за мелево велено имать со ржи с Корсунского пуда по 10 денег, со пшеницы по 3 алтына по 4 денги с пуда с солоду с пивнаго по 8 денегс пуда с виннаго солоду по 10 денегс пуда, а лопаточного муки и солоду имать не велено для того, что положена денежная цена болши иных мелниц, что б болши на денги с помолом сторонные люди приезжали, а как ящику, месец отойдет, и тех целовалников велено выслать на Синбирск з государевою казною на подводах, а новой месяц велено убирать в иной ящик, и месяца с месяцоме смешивать не велено и записывать велено ему, Степану всякой месяц в книге порознь.

И в нынешнем во 175 году, ноября в 12 день писал в Синбирскь к столнику и воеводе ко князю Ивану Ивановичу Дашкову Сурского острогу голова Степан Савелов и прислал в ящике с верным целовалником с Ивашком Гундоровым мелничного ево, Ивашкова, збору 4 рубли 6 алтын 3 денги, и те денги в государеву казну «взяты», принял те денги Левка Богданов.

Декабря в 10 день верной целовалник Ивашко Гундоров привез в Синбирск ящик, за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, а в томе ящике почету государевы казны с Аргашской мелницы помольных денег верного ево, Иванова, бранья октября с 23 числа да декабря по 7 число 6 рублев 4 алтына 2 денги, в государеву казну в Синбирску «взяты», принял те денги Левка Богданов.

Генваря в 10 день верной целовалник Мелешко Михайлов привез в Синбирск ящик, за печатью столника и вооводы князя Ивана Ивановича Дашкова, и в том ящике позщету государевы казны с Аргашской винокурни помолных денег верного бранья декабря с 7 числа генваря по 1 число 10 рублев, и те денги в Синбирску в государеву казну принял те денги Левка Богданов.

Февраля в 6 день Аргашские мелвицы верной целовалник Ивашко Гундоров привез ящик, за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, а в том ящике по счету государевы казны с Аргашские мелницы помольных денег верного бранья генваря с 1 числа февраля по 1 число 8 рублев 8 алтын 2 денги, и те денги в Синбирску в государову казну принял те денги Левка Богданов.

Марта в 5 день Аргашские мелницы верной целовалник Аничко Федотов привез в Синбирск ящик, за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, а в ящике по счету государовы казны помолных денегево, Аничкина, верного бранья февраля с 1 числа да марта по 1 число У рублев 80 алтын, и те денги в государеву казну принял те денги Левка Богданова.

И марта в 26 день послана из Синбирска память, за печатью и за рукою столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, на государеву Аргашскую винокурню к верным целовалникам к Синбирским посацким людем, к Максимку Левонтьеву с товарыщи, а по той памяти велено ему Максимку с товарыщи те мелничные помолные денги збирать мелнишным целовалникам в ящики, а те ящики велено ему Максимку с товарыщи держать за своими печатьми, и те зборные денги велено держать за своими початьми, и те зборные денги держать им, Максимку с товарыщи, на винокуренные на всякие росходы, и записывать в приходные и в расходные книги, а в Синбирск тех зборных денегирисылать не велено, и для того на март месяц с той Аргашской мелницы денежные казны зборные в Синбирску в государеве казне в приходе, по записке подъячего Левонтья Богданова, и не объявилось. А в приходных книгах верных целовалников, Максимка Левонтьева с товарыщи написано: на марть месяц иринял он Максимка из ящика помолных денегь 12 рублев 20 алтын.

Мая в 3 день Аргашския мелницы у вернаго целовалника у Анички Федотова принято государовы казны помолных денегиз ящика, которой привез он в Синбирск, за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, ево, Аничкова, верного бранья по счету 2 рубли 29 алтын, и те денги в государеву казну принял те денги Левка Богданов, а отданы Афонасью Дурову написанo ниже сего.

Мая ж в 29 день государевы Аргашские мелницы у вернаго целовальника у Ивашка Гундорова принято из ящика помолных денегиз запечати столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова ево Ивашкова верного бранья 2 рубли 15 алтын, и те денги в государеву казну принел Левка Богданов.

Июня в 26 день Аргашские мелницы целовалникь Аничко Федотов иривез с помолными денгами ящик, за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, а в том ящике государевы казны помолных денег верного ево, Аничкова бранья 3 рубли, 32 алтын, иринял Левка Богданов и отдал подъячему Афанасью Дурову, а написано у него в приеме ниже сего.

Июля в 28 день Аргашские мелницы у целовалника у Мелешко Михайлова государевы казны помолных денегиз за печати столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова из ящика ево, Мелешкина, верного бранья 33 алтына 3 денги, принял Левка Богданов.

Августа в 21 день государевы Аргашские мелницы у целовалника у Ивашка Гундорова государевы казны помолных денегиз за печати столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова из ящика ево, Ивашкова, верного бранья рубль 6 алтын 3 денги принял Левка Богданов.

176 г. сентября в 16 день, государевы Аргашские мелницы целовалникь Мелешко Михайлов привез ящик, а в том ящике, за печатью столника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, за помол зборных денегпо счету рубль 3 алтына 3 денги ис их денегпо росчету 19 алтынь 4 денги записаны в приход во 176 году 16 алтын записаны в приход в нынешнем во 175 году августа на десять дней, шеснатцать алтын приняль Левка Богданов.

И всего в нынешнем во 175 году на той мелнице собрано 59 рублев 17 алтын, о причь сей статьи десяти рублев 10 алтын 4 денег.

Декабря в 16 день Синбирской приказной избы у подъячего у Левонтья Богданова Корсунского Аргашского мелнишного збору 10 рублев 10 алтын 4 денги, а тот, Левонтей, те денги у ково взял и которых месяцов и чьево збору, и про то он про все, Левонтей дал скаску на писмо, а в скаске ево написано; принял Левка Богданов, отданы подъячему Афонасью Дурову выше сего, на пятом листу.

Да мая в 3 день у того ж, Левонтья, таких же денег 2 рубли 29 алтын, и июня в 26 день у того ж, Левонтья, таких же денег 2 рубли 3 1 алтын «взято», принел те обои денги 5 рублев 26 алтын 4 денги Офонка Дуров, а те денги в приеме у него, Левонтья, выше сего, на другом листу.

Февраля в 5 день у того ж Левонтья Богданова, с Корсунских меленок колотовок зборных збираны во 174 году 16 рублев, принел те денги шесьнатцать рублев Офонка Дуров, а с которых меленок и со многих ли и у ково имяны и почему с меленки, про то Левонтей Богданов по допросу сказал.

Челобитная Карсунского Спасского протопопа Степана Мелентьева о воспрещении Карсунского Преображенского монастыря черному попу Иосифу свозить сено со спорной земли.

Государю, Царю и Великому Князю Алексию Михайловичу, всея великия и малыя и белыя России Самодержцу, бьет челом богомолец твой, Государев, Карсунский Спасский протопоп Степан Мелентьев: в нынешнем, Государь, в 180 году…

…а за рекою; Государь, Барышом, около стараго городища, от стрелецкаго выпуска по большую дорогу и по Светлое озеро, от Карсунской башни по тарасной стене и по засечной крепости до станичных казаков земель и по грани их, по выпуску и строельных земляных Борисовых книг Приклонскаго, в тех гранях, 20 четвертей той земли оставлено на селитьбу, под дворы, на новоприборных людей; и на той, Государь, земле около стараго городища никто до моего челобитья не селивался, не бивал челом тебе, Государь…

Челобитная протопопа Карсунской соборной церкви Кирилла Стефанова об отводе ему земли, пожалованной его покойному отцу.

Царям, Государям и Великим Князьям Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу, всея великия и малыя и белыя России Самодержцам бьет челом богомолец Ваш, города Карсуна Спасский протопоп Кирилл Стефанов: в нынешнем в 193 году прислана в Синбирск Ваша, Великих Государей, грамота, велено мне, богомольцу Вашему, отвести в Карсунском уезде, за рекою Барышом, около стараго городища и от граней Максима Муравья с товарищи, порозжую землю…

И против сей челобитной выписано:

…нынешняго 193 года, апреля в 29 день написано: по указу блаженный памяти Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича, всея великия и малыя и белыя России Самодержца, и по челобитью Карсунской соборной церкви протопопа Стефана Мелентьева, послана грамота в Карсун, к воеводе к Юрию Скрыпину, да к подъячему к Денису Посникову, в прошлом 169 году велено от города Карсуна, за рекою Барышом, около стараго городища, от граней станишных казаков Максимки Муравья с товарищи, вверх рекою Барышом, к валовой тарасной стене, 10 десятин земли, и измерив отказать протопопу Стефану в дачу... Приказ Казанского дворца. Рукописи фонда Языкова.

...Уездный г. Карсун расположен при p.p. Барыше и Карсунке. Время основания Карсуна неизвестно, но можно его относить к XVI столетию. В 1571 году царь Иван Грозный, желая дать правильное устройство сторожевой и станичной службе, поручил боярину князю Воротынскому привести в известность тогдашнее число и состояние всех существовавших в Московском государстве сторожевых пунктов. По собранным Воротынским сведениям, оказалось, что самая восточная сторожевая линия, называемая Мещерской, начиналась от реки Барыша, притока Суры, и тянулась к юго-западу до Ломова, притока Цны. На этой линии располагалось только четыре сторожи, и первая из них находилась в окрестностях нынешняго Карсуна: сюда высылалось из Алатыря по 6 человек, "а беречи им меж речки Барыша и Сурскаго лесу на пяти верстах". На месте этой сторожи, по всей вероятности, возник город, когда решено было устроить Симбирскую черту, что относится к периоду 1648 — 1654 г.г. Во время бунта Стеньки Разина, партия бунтовщиков, под начальством Мишки Харитонова, в сентябре 1670 г. двинулась из под Симбирска по черте на запад, призывая крестьян побить бояр, жен и детей их, а домы раззорить. Призыв этот встретил полное сочувствие в здешних жителях. Карсунцы тотчас пристали к ворам, составили "круг", засудили на смерть воеводу, подъячего и стрелецкаго голову; затем, учредив у себя казацкое устройство и управление, двинулись к Саранску, избивая везде помещиков по селам и деревням. Бунт быстро и со страшной силой охватил громадное пространство. В конце октября князь Юрий Барятинский двинулся с войском по черте и разбив шайки мятежников на р. Урене, отпустил некоторых пленных уговаривать карсунцев к повиновению. Мера эта не достигла цели: бунтовщики, собрав еще более народа, расположились в Усть-Уренской слободе, верстах в 17 от Карсуна. Мятеж после решительной победы кн. Барятинскаго под Усть-Уренем был подавлен: Карсун опять сделался сторожевым городом, управляясь то воеводами, то коммисарами до 1780 года, когда в нем учреждены были уездныя присутственныя места. Карсун —небольшой захолустный город, имевший в эпоху освобождения крестьян 3.800 ж., а ныне имеющий, по переписи 1897 г., 4.140 жит. Фабрик и заводов, кроме небольшого кожевеннаго заводика, нет. Торговля также незначительна и оживляется главным образом во время Троицкой десятидневной ярмарки, на которой продается мануфактурных товаров, лошадей, рогатаго скота и пр. на сумму около 300 тыс. руб.

(Россия. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. СПб. 1901.)

Город Карсун в 19 – 20 веках

1. Городская управа

2. Земская управа

3. Управление Государств. банка

4. Собор

5. Городское училище

6. Ремесленное училище

7. Женская гимназия

8. Речка Барыш