Назад
На главную страницу

Создание Симбирского наместничества (губернии). 1780 год.

1606

Вспыхнул бунт в Алатырском уезде. Восставшие утопили Алатырского Ждана Степановича Сабурова, грабили и убивали представителей местной власти и дворян. Объявив себя сторонниками чудом спасшегося от гибели царевичи Дмитрия, они двинулись к Нижнему Новгороду.

Красовский В. Э. Хронологический перечень событий Симбирской губернии 1372 - 1901. Симбирск, 1901. с. 4

1609

Не позднее 12 января.

Вятский воевода князь М. Ухтомский направил отписку в Великий Устюг с сообщением о поражении восставших татар, чуваш, марийцев, свияжских и чебоксарских и цывилских и кокшайских и алатырских и арзамасских воров под Чебоксарами и Свияжском. В ней, в частности, указывалось:

"Да генваря в 12 день писали к нам из Казани, что генваря в 1 день [...] Казанские и Свияжские служилые люди Татар, Черемису, Свияжских и Чебоксарских и Цывилских и Кокшайских и Алатарских и Арзамаских воров, под Свияжеским многих людей бесчислено побили на голову и трупу их легло побитых на семи верстах, а кололи их что свиней, и многих живых поймали и в Казань привели; а которые воришка утекли, и за ними послали легких людей, и то к нам писано ж, что и тем не утечь. И в Казане и на Вятке, дал Бог, радость велика и на радость за государя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии молебны поют с звоном по всем храмом, а побив, Казанская сила вся и иных городов пошли к Москве, к государю царю и великому князю Василью Ивановичу всеа Русии [...]".

Акты археографической экспедиции. - Т. 2. - с. 197 -198

1613

24 января

Князья Дмитрий Трубецкой и Дмитрий Пожарский выдали Баишу Мурзе Разгильдееву грамоту по совету всей земли и по приговору воевод с признанием за ним княжеского достоинства за многие службы и за отечество: Московского государства боярин и воевода князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой да стольник и воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский с товарищи, и по совету всей земли, приговаривали: Алатырского города Баишу Мурзе Разгильдееву, за его многую службу и за раденье, что он в прошлом де во 120 [1612] -м году служил, как приходили Ногайские люди на Арзамаские и на Алатырские места, и воевода де князь Андрей Хилков велел ему збирать Алатырских Мурз и Мордву и всяких служивых людей и послал де его воевода против Нагайских людей, и Нагайские люди воюют Арзамаские места и Алатырский уезд. И как де он, Баиш пришел на Пьяну реку на Чуколы, и тут де с Нагайскими людьми был бой два дни, и в деревне Чукол от Нагайских людей в осаде сидели, и на выласках многих Нагайских людей побили и переранили, да и в Ардатовском лесу в воротех был бой с Нагайскими людьми и побили Нагайских людей с пять сот человек, да у них же у Нагайских людей убили Мурзу Курмаметя и знамя взяли, и их прогнали к Озерам, и многие от того бою Нагайские люди потопили, и отгромили у Нагайских людей на том деле всяких людей семь тысяч, и его, Баишу Мурзу, на том деле сбили с коня и отшибли у него на том бою коня. А родство де его были из стари деды и прадеды в княжестве. И за ту его за многую службу и за отечество дать ему, Баишу Мурзе Разгильдову, княжество, и впредь у них того княжества и у его детей и у его родства неотымати; а как же даст Бог на Московское государство Государя, и тогда велит ему Государь за то княжество дать свою Царскую жалованную грамоту, за красною печатью. К сей грамоте боярин и воевода Князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой да стольник и воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский велели земскую печать приложити, лета 7121 [1613], генваря в 24 день.

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца. Т. I. Казань, 1882. с. 53-54

1614

Не ранее 12 мая

Алатырские воеводы князь Ахамушуков-Черкаской и Фефилатьев направили отписку воеводам князю Одоевскому и Головину о набегах на Алатырь нагайских татар, в которой указывалось:

Господам князю Ивану Никитичю, Семену Васильевичю, Василью Юдичу Петр Черкаской, Григорей Фефилатьев, Иван Сукин челом бьют. Мая в 12 день писали вы на Алатырь к воеводам к Петру Батурмину да к Семену Беклемишеву да ко мне, Ивану, с Афанасьем Прокопьевым, что Мая в 6 день приехал к вам из Самары Донской атаман Иван Онисимов с товарищи, семь человек, а в распросе вам сказал: послал де вор Ивашка Заруцкой да Нагайский Иштерек князь, из Астрахани, Нагайских Юртовских татар на Русь войною тысяч с двадцать, а Сарпу де Нагайские люди перевезлись на масленой недели, и приходити де им на Алатырские места. И мая в 13 день, в третьем часу дни, прибежал к нам на Алатырь Алатырской выездной казак Гришка Костентинов, а сказал: ездили де они казаки пашни делить, и увидели де они Нагайских людей на Короулной горе, от города версты с три, а они отгоняют стада, а по смете де тех Нагайских людей с пятьсот человек. И мы, господа, послали за ними голову казацкого Ивана Осорьина и с ним казаков, и собрав на Алатыре всяких людей у кого лошади были в городе, и сошли они их на той же Короульной горе, и с ними дралися и стадо у них воровье и полонеников, мужиков и женок и ребят, сто тридцать семь человек отбили, а конския стада те нагайские люди отогнали, а которые сторожи стоят на объезжих польских короулях, и приезжие станицы и дозорицики, которые посланы сторож дозирать, и те на Алатыре мая по 13 число не бывали, про них неведомо. И мы, господа, про те вести, по вашей отписке, и что у нас на Алатыре про нагайских людей объявилось, в Темников к воеводе к Михаилу Дмитриеву писали.

Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. 3. Санкт-Петербург, 1841 - с. 12

Конец мая - начало июня.

Князья Сумшев и Баратынский направили отписку к Астраханским воеводам князю Одоевскому и Головину, о своем прибытии с войском в Алатырь для охраны его от разбойных нападений вора Ивашки Заруцкого и набегов крымский и ногайских татар:

Господам князю Ивану Никитичю, да Семену Васильевичю, да Василью Юдичю Юрья Сулешов да Никита Барятинский челом бьют. Присланы мы, господа, по Государеву цареву и Великого князя Михаила Федоровича всея Руси, указу, на Алатырь, против вора Ивашки Заруцкого и оберегать от Крымских и от Нагайских людей; а с нами, господа, присланы, по Государеву Цареву и Великого князя Михаила Федоровича всея Руси указу, многие городы, дворяне и дети боярские: Рязань, Кашира, Тула, Алексин, Цненск, Новосиль, Чернь, Плова и Солова, иные многие украинские городы, и стрельцы и казаки многия, с огненным боем. И вам бы, господа, писать к нам про всякие вести про вора про Ивашка Заруцкого, что его завод воровской, и нас без вести не держать, а у нас, господа, которые объявятся впредь, и мы, господа, станем к вам писать.

Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т.З.- СПб., 1841 - с. 15-16

1615

Царь Михаил Федорович, по прошению монахов Алатырского Троицкого монастыря, в связи с бедственным положением, вверяет его управление Преподобному Сергию.

Красовский В.Э. Хронологический перечень событий Симбирской губернии 1372-1901. Симбирск, 1901. с. 5

1618

25 апреля

Царь Михаил Федорович направил в Алатырь список с жалованной грамоты алатырским служилым князем и мурзам, князю Баишу Разгильдееву и Ямашу Мурзе князь Мангушеву с товарищи об освобождении их от некоторых денежных и натуральных повинностей:

Божею милостию мы, Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Федорович, Всея России Самодержец, пожаловали есьми Алатырского города князей и мурз и татар, князя Баишева Разгильдеева да Ямыша Мурзу князь Мангушева с товарищи, что били они нам челом, а сказали: служать де они наш всякия наши службы зимния и летния, рядовыя и выборныя, и никоторая де их служба не минует, а поместья де их невеликия, а деды де и отцы их искони вечно служили прежним Государем, а данных и посошных и ямских и подымных денег не давывали, а ныне де их заставляют рвы копать и острожное и городовое и засечное дело делать, и ямские и дымные деньги с них емлют, а их де братьям, Касимовским, Кадомским и Темниковским, Цненским и Арзамаским князьям и мурзам всех городов, даны наши жалованные тарханные грамоты, что им опричь нашей службы никаких податей не давати. И нам бы их пожаловати, велети им дать нашу жалованную грамоту таковую ж, каковы даваны их братии Касимовским, Кадомским, Темниковским, Цненским, Арзамаским князем и мурзам и татарам. И про то посылано сыскивать на Алатырь, с Алатырских князей и с мурз при прежних Государях данных и посошных и ямских и подымных денег с них неимывали ль, и городого и осторожного и засечного дела не делывали ль. И в обыску всяких людей обыскных 240 человек сказали: Алатырские князи и мурзы, князь Баюш Разгильдеев да Ямаш Мурза князь Мангушев с товарищи, служать всякия наши службы со своих поместий, зимния и летния и рядовыя и выборныя, и никоторая их служба не минует; а данных и посошных и ямских денег и подымных денег не плачивали. И мы, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всея Руси, Алатырских князей и мурз и татар; князя Баюша Разгильдеева да Ямаша Мурзу князь Мангушеева с товарищи, и некоторыя Арзамаские князи, мурзы и татары испомещены в Алатырском уезде, пожаловали, велели им дати нашу жалованную грамоту таковую ж, каковы даваны их братии Касимовским, Кадомским, Темниковским князем и мурзам и татарам: что с их поместных земель ямских и подымных денег, и крестьян их к нашему делу в целовальники и на ям в ямщии имати на них не велели; а им с тех поместей и с денежного жалования во всякия наши зимняя и летния службы быти по наряду. Дана сия наша Царская жалованная грамота лета 726 [1618], апреля в 29 день.

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца. Т. I. Казань, 1882. с. 54-55

1621 г.

Доклад и боярский приговор о переселении из Брянска в Алатырь детей боярских Стародубцев с их семьями.

В памяти из Казанскаго дворца написано: «Били челом государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа русии Стародубцы дети боярские, Иван Борознин и в товарищев своих 52 чел. место, что по государеву указу посланы они на житье на Алатырь с матерыми своими, и с женами, и с детьми и с людьми, и матери де их, и жены, и дети и люди живут во Брянску и помирают голодною смертью, а привезти их на Алатырь не на чем; и государь бы их пожаловал, велел под матерей их, и под жен, и под дитей и под людей, на чем их изо Брянска свезти на Алатырь, дати подводы, а матерей их, и жен, и детей во Брянску осталось 115 чл., да людей их 57 чел., всего 172 чел. И по государеву указу велено Стародубцев детей боярских, и матерей их, и жен, и детей и людей изо Брянска отпустити до Калуги на подводах, а из Калуги на Алатырь водяным путем, а скольким человеком дати подвода, того в памяти не указано. И только дати подводы изо Брянска до Калуги четырмя человеком подвода, итого будет 43 подводы; а будет дати только трем человеком подвода, итого надобет 57 подвод. И приехав в Калугу до водяного пути где им на дворех стояти, о том как государь укажет.

Прпговор: «130 года ноября в 22 день. Государь указал, говоря с бояры: послати грамота в Брянск, чтобы их из Брянска отпустили на подводах на Алатырь, а дати б им подводы как мочно подняться, а робята срослые и пеши шли б, и подорожныя им дати и пристава с ними послати и роспись ему дати, сколько подвод дадут. Да проезжаго бы дати на корм: лучшим — по полуполтине человеку, а иным — по две гривны, а иным — по пяти алтьн, а самым худым — по гривне, а всего дати рублев двадцать, или полтретьядцать, или по большей мере тридцать рублев».

По сей помете грамота в Брянск воеводам: князю Алексею Григорьевичу Долгорукову да Ивану Юрьевичу Ловчикову, послана декабря в 16 день 1624 года, не ней писано: «и как к вам ся наша грамота придет, вы б Стародубцев детей боярских, Ивана Борознина с товарищи, матерей их, и жен, и детей и людей их отпустили на Алатырь с приставом с добрым, и имена их приставу, и подводы им, и подорожную ото Брянска до Алатыря дали, как им мочно подняться; а которые робята срослые, и тем подвод не давали, велели им идти пешим. Да и кормец бы есте им в дорогу по нашему указу дали перед собою всем на лицо из таможенных или из кабацких доходов лучшим - по полуполтине, а иным - по две гривны, а иным — по пяти алтын, а самым худым — по гривне, чтоб дати всем рублев двадцать, или полтретьядцать, или по самой по большой мере — тридцать рублев, а больше тридцати рублев не давали. А кому именем боярыням и их детем корму дадите их именем на Алатырь с приставом пошлете и сколько им подвод дадите, и то б есте к нам отписали и роспись прислали тотчас, чтоб нам было тое ведомо».

Москов. ст. столб. № 12, д. 1, лл. 155 — 160

1625

1 июля

При осмотре князем П. Репниковым с И. Ловчиновым государевых служилых людей из дворян и детей боярских на лицо в первой половине дня сказалось "коломниче 103 человека, Рязанцев выборных 13 человек, дворовых и городовых: Около городнаго стану 164 человека, Старорязанскаго стану 73 человека, Понискаго 38 человек, Перевицкаго стану 105 человек, Бардаковских татар 16 человек, казаков рязанских помещиков 22 человека, Алаторцов детей боярских первые половины 102 человека, Алаторских казаков поместных 68 человек, Темниковских князей и мурз и татар 188 человек. И всего в Переславле Рязанском дворян, и детей боярских, и казаков, и татар по наряду с обеими воеводами 892 человека.

А по смотру стольника князя Никиты Черкасского к концу дня насчитывалось лишь: коломниче 54 человека, Рязанцев 326 человек, Бардаковских татар 13 человек, Алаторцов 75 человек, Алаторских казаков 55 человек, Темниковских татар 147 человек. Всего в Переславле в естех 700 человек. Да в отсылках, и на вестех по городом, и на сторожех и которые посланы к Москве с отписки в сбор по нетчиков июля по 10-е число детей боярских и татар 28 человек. И всего дворян и детей боярских, и казаков и татар в естех и с теми, которые в отсылках, 728 человек.

Акты московского государства. Разрядный приказ. Московский стол. № 185. л. 200 Московск. ст. столб. № 23—л. 1-12.

2 июля

По государеву, цареву и великого князя Михаила Федоровича всея Русии указу предписано князю Д. М. Черкасскому и диакам Ивану Болотникову да Ивану Грязеву указать детем боярским Алатырцом, Курмышаном и Мещерских городов и Темниковским, и Касимовским, и Кадомским и Цненским князем и мурзам и татаром других половин, которые ныне живут по домом, быть к своей государеве службе готовым совсем; а идти им на государеву службу в полки вскоре, а как на государеву службу идти и на которой срок стати, и о том к ним государев указ будет тотчас.

Акты Московского государства. Разрядный приказ. Московский стол. № 181. - л. 196-197. Москов. ст. столб. № 20. л. 271-272

В этом году

В разрядных книгах указывается число служилых людей Алатыря: дворян: детей боярских - 441; пушкарей -13; затинщиков -17; служилых литовцев, черкасов, немцев - 10; стрелецких голов - 1; стрелецких сотников - 3; стрельцов и казаков 274; есаулов и казаков - 151 человек. Итого - 910 человек.

В. Д. Дмитриев. Чувашия в эпоху феодализма. Чебоксары. 1986. л. 110.

По указу царя Михаила Федоровича митрополиту Филарету (Романову) даны "на удовольствование" города Алатырь и Курмыш.

Красовский В.Э. Хронологический перечень событий Симбирской губернии 1372-1901. Симбирск, 1901. с. 5.

1626

В Алатырь под стрелецким конвоем сослан в "государевой опале" Иван Граматин. Позднее И. Граматин был назначен думным дьяком, ведавшим посольским приказом, а также пожалован печатником.

Красовский В.Э. Хронологический перечень событий Симбирской губернии 1372-1901. Симбирск, 1901. с. 5

1631

8 октября

Алатырский воевода Федор Лодыгин сообщил думному Ивану Гавреневу и Михаилу Данилову о том, что им направлено против воровских казаков, объявившихся в Алатырском уезде, голову стрелецкаго Юрья Матюшкина, а с ним алатырских стрельцов и казаков; и сентября де в 30 день, голова Юрий Матюшкин и стрельцы и казаки привели к нему на Алатырь донскаго атамана Ваську Гладкаго, да с ним пять человек воровских казаков, Сеньку Васильева с товарищи, а в роспрос ему те казаки сказали: пошло де их с Яика степью в Алатырский уезд четырнадцать человек и как де пришли в Алатырский уезд, и товарищи их восемь человек: Карпунка, да Исачко, да Федька, да Офонька, да Игошка, да Никонко, а отцов их имен упомнят, да Гарасимко Меркулов, да Мордвин Кудашко пошли в Шацкой, а называются торговыми людьми, а сказывали у себя в Шацком юрты и жены и дети; да до их де поездки дней за десять пошел с Яика атаман Щербак, а с ним воровских донских казаков сорок пять человек, а воевать де им Алатырский, Темниковский, Шацкий уезды, мордовския вотчины.....

Акты Московского государства. Разрядный приказ. Московский стол. № 317. л. 335. Московск. ст. столб. № 75. л. 34-39, 78-82.

1636

Начато строительство Алатырской засеки под руководством князя Григория Петровича Барятинского.

Красовский В.Э. Хронологический перечень событий Симбирской губернии 1372 - 1901. Симбирск, 1901. с. 6

1639

11 [января!

По указу царя Михаила Федоровича переведен в Алатырь Прилуцкий Покровско-Ладенский женский монастырь.

Основание Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. - оп. 3. - ед. хр. 1

1 марта

Приказ Казанского дворца направил алатырскому воеводе Федору Иванович Нащокину грамоту с прочетом об установлении Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю годовой руги и участка земли:

"Список з грамоты слова в слова.

От царя и великаго князя Михаила Феодоровича всеа Росии на Алаторь воеводе наш[ему] Федору Ивановичю Нащокину. В нынешнем в 147 [1639]-м году [янва]ря в 11 день по нашему, великого государя, указу велено Прилуцкаго города Покровскаго Ладенскаго девичь монастыря игуменью Ели[сав]еф с сестрами и отца их духовнаго игумена Мефодия, и чернаго попа Еферия, и старца Иякова, и певцов, и служебников, которые вышли из [Л]и[т]вы от гонения ляхов за православную веру, устроить на Олаторе в Никольском девичь монастыре, наше годовое жалованье денежные и хлебные руги учинить им оклад: игуменье денег 5 рублев, а хлеба восемь четвертей; руги пятидесяти двум старицам по два рубли с полтиною, по четыре четверти ржи; и о[т]цу их духовному игумену Мефодию денег десеть рублев, десеть четвертей ржи; черному попу Елеферию восемь [руб]лей денег, восемь четвертей ржи; да старцу Якову, да певцем семи человеком по три рубли да по пяти четвертей хлеба ржи; служебником осми человеком по два рубли с полтиною да по четыре четверти ржи, авса потому ж всякому человеку. Да им же давать по шестидесят сажень дров, потому что люди не завожные, вотчин нет, и привести дров некому. Да им же в Никольском монастыре, где им быть, велено давать ведро вина церковнаго, по полупуду ладану, да на свечи по четыре пуда воску, да на кутью по шести четвертей пшеницы по два пуда патоки на год. А давать им те церковные доходы и наше денежное и хлебное жалованье в начале лета, всегда руга всем сполна, потому что у них опчина на нынешнем 147 [1638/ 39]-м году давать им сполна, как оне на Алатарь приедут, и кельи им поставить особно всем вместе; да в монастыре им устроить трапезу теплую с церковью, буде преже сего не устроена; и певцем и служебником двор блиско монастыря устроить. А прежнюю игумению и стариц велено вывести из монастыря, где пригожа. И февраля в 11 день били челом Покровскаго девичь монастыря игуменья Елисавефья с сестрами, что де на Алатаре в Никольском монастыре церковь ветха де, пошатнулась в кровли и паперти обломились, служеб в монастыре и трапез, и поварни, и хлебни нет у них общей; хлеб оне едят все вместе в трапезе. А поставить де им служеб в том монастыре негде, а келий гнили, повалилися. А старые де старицы приходят к ним с великим воплем и с плачем, и со слезами. И нам де от тех слез к церкви божий пройти немощно. Есть де на Алаторе место пустовое под городам под стеною блиско от Силинской башни вверх по Суре реке подле острогу до орешника, что было дано росповцем детем боярским. И те де дети боярские по нашему указу взяты в Севеск. И ныне то место лежит пусто, ни за кем не записана, копают огороды выездные козаки бездачно. И нам бы их пожаловать, велеть то пустовое место дати под церковь и под келий, и под всякие монастырския обиходы. И отцу их духовному игумену Мефодию, и служебником их поставить двор поблиску того монастыря.

И мы их пожаловали, велели тем местом монастырь устроить, и церкви, и трапезы, и келий, им службы, без чево быти нельзе, и отцу их духовному игумену Мефодию, и служебником их поставить блиско монастыря двор на том месте, о котором оне нам били челом. А Никольского монастыря прежнюю игумению и старицами пожаловали, велели в том монастыре быть по прежнему.

И ныне нам били челом киевские старицы игумения Елисавеф с сестрами. А в челобитной их писано: пожаловали мы к монастырю их блиско пустое мельничное место на речке на Стемосе, что преже сего была наша мельница, и почему им в новом монастыре быть, мельничным местом владеть, наше жалованье на церковной обиход на свечи, и на ладон, и на вино церковное, и на просвирь, и на кутью, и на пшеницу, и на патоку, и хлебную, и денежную ругу, и дрова имать им, о том у них нашея жалованныя грамоты нету. И нам бы их пожаловать, велети им дать нашу грамоту, почему им в новом девичь монастыре отцу их им на церковной обиход свечи и ладан, и вино церковное, и на просвиры, и на кутью пшеницу и мед давать на Алаторе по все годы с начало лета по нашему указу сполна, и от обиды и насильства, и всякаго насильстваих оберегати чтоб нашею государскою милостию изустроены и в покое ни в скудости б были, и обиды, и насильства, и бесчинства никаких не было. А прочеть сию нашу грамоту, подлинную отдать игумение Елисавефии с сестрами, а они бы у себя держали и впредь для иных наших воевод и приказных людей. Писана на Москве лета 7147 [1639]-го году марта в 1 день.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. 3 ед. хр. 1

Царь Михаил Федорович пожаловал Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю ризы, богослужебные книги, иконы, колокола:

[...] Дано игуме[ну] Мефодию в церковное строенье риз и книг из П[ри]казу Большого дворца:

ризы празнишные, камка белая, оплечье златоглавное; патрахель и поручи златоглав[н]е ж. У патрахели и поручья дватцать пять пуг[о]виц серебреных. Стихарь подризной тофтавиницейка, шолк черлен да жолт; Оплечье - бархат рытой черленой. Пояс - шолк бел да червлен.

Другие ризы тофтавиницейка, шолк черлен да жолт; оплечье-бархат рытой черлен, патрахель и поручи того ж бархату черленова. У патрахели и у поручей дватцать пять пуговиц серебреных. Стихарь подризной, полотно коленское оплечье бархательное, пояс жолт да черлен.

Третьи ризы тафтавиницейка шолк зелен да жолт, оплечье бархат рытой черлен на белой земле; патрахель да поручи того ж бархату. Да у потрахели, да у поручей дватцать пять пугвиц серебреных, пояс шолк жолт да черлен. Стихарь подризной, полотно коленское, оплечье бархательное.

Четвертые ризы, полотно коленское; оплечье и патрахель, и поручи бархательные. У патрахельи поручи бархательные. У патрахели и у поручей пугвицы оловяные. Стихарь подризной холщов, оплечье выбойка, пояс нетной.

Книги.

Евангилие напрестольное; роспятие и евангилисты серебреные резаные.

Евангилие учительное.

Устав.

Апостал.

Охтали 1-го гласу.

Охтали 5-го гласу.

Минея опщая

Трефолой сентября месеца.

Трефолой декабря месеца.

Трефолой марта месеца.

Трефолой июня месеца.

Треодь поеная.

Треодь цветная.

Потребник.

Служебник.

Псалтырь.

Часовник.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 - оп. 3 - ед. хр. З.

1640

19 февраля

Приказ Казанского дворца направил Алатырскому воеводе Ф. И. Нащокину царскую грамоту с распоряжением отдать Киево-Николаевскому монастырю заводь Старицу:

От царя великого князя Михаила Федоровича всеа Руси на Олатарь воеводе нашему Федору Ивановичю Нащокину. Били нам челом алатарского Никольского нового девичья монастыря выезжие киевские старцы игумен Мефодей з братьею и с ним игуменья Елисавета сестрами. А сказали: крестьян де за Никольским девичьем монастырем и пашни и сенных покосов и рыбные ловли и никакова угодья нет. А место де скудное, а прочее нашего жалованья, что идет им на платье, никакова дохода нет, и купить им на монастырской обиход никакова харчю не на што. И нам бы их пожаловать рыбную ловлею заводью Старицею, что против города Алатаря. И близко нового монастыря Николы Чюдотворца. А преже де сего была та заводь Старица на оброке за посадцким человеком за Ворошилком Терпигоревым. А [пла]тил де он с тое заводью Старице оброку по четыре гривны на год. А ныне де тою заводью Старицею владеют Алатарского Троицкого монастыря строители неведомо почему. И мы, Алатарского Никольского нового девечья монастыря игумена Мефодия с братьею и игуменью Елисавеф с сестрами пожаловали, велели им ту рыбную ловлю дать безоброчно.

И как тебе ся наша грамота придет, и ты тое рыбную ловлю заводь Старицу отдал Алатарского Никольского нового девичьего монастыря игумену Мефодию с братьею и игуменье Елисавеф с сестрами безоброчно. А прочеть сию нашу грамоту и списав с нее список слово в слово дать список за своею рукою, оставил в нашей казне в съезжей избе. А сию нашу подлинную грамоту отдал бы еси игумену Мефодию с братьею и игуменье Елисавеф с сестрами. Писанно на Москве лета 7148 [1640]-го февраля в 19 день

ЦГА ЧР ф. 244 - оп. 3 - ед. хр. 2

В этом году.

Из приказа Казанского дворца со стрелецким головою Иваном Пановым присланы в Алатырский Киево-Николаевский новодевичий монастырь иконы, ризи и богослужебные книги:

Да в нынешнем во 148 [1640]-м году июля в 6 день прислано ис Приказу Казанского дворца с козанским головою стрелецким с Ываном Пановым в то ж церковное и в монастырское строенье оброзов и риз, и книг.

Образ Николы Чюдотворца налойной штилистовой да крест воздвизальной кипарисной, обложенны серебром басменным позолочены.

Крест воздвизальной же деревян письменой.

Двери царские с сенью и столбцы, да дверь северная на празелени.

Образ пречистые богородицы за престольной на празелени.

Стихарь подризной, полотно коленское, оплечье и зарукавье бархательное.

Патрахель да поручи, бархат рытой по черленой земле; шолк зелен опушка -дороги кашанские светло-лозоревы, нашиты пугвицы серебряные. Пояс - шолк жолт да лазорев.

Другие ризы - полотно каленское, оплечье бархательное.

Стихарь подризной холщовой, оплечье и зарукавы бойчетое.

Патрахель да поручи бархательные, опушка киндяк лозорев, пояс нитной.

Стихарь дьяконской, тафтавиницейка двоеличная, шолк черлен да жолт, оплечье и зарукавье бархат рытой по черленой земле, шолк зелен.

Уларь да поручи бархат рытой по черленой земле, шолк зелен, опушка -дороги кашанские лазоревы.

Другой стихарь дьяконской, полотно коленское, оплечье и зарукавье бархательное.

Уларь да поручи бархательные, опушка—киндяк лазорев.

Полотна пять аршин на руки, утиральники во освящение церкви.

Губа марская налой.

Да книг московские печати:

Евангилие напрестольное в оболочке бархательной; евангилисты серебреные; басменные, позолочены.

Устав.

Апостол.

Часовник.

Служебник.

Псалтырь с следованьем.

Псалтырь же учельная.

Шестодневец.

Потребник.

Минея опщая с часы царскими.

Две треоди: поеная да цветная. Евангилье учительное.

Ермалой письменой. И всего 14 книг, все подписаны.

Четыре колокола, подписаны ж. А весу в них 23 пуда.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 оп. 3 - ед. хр. З

1648

10 февраля

Боярская дума по указу царя приговорила: арзамасцам обеих половин, нижегородцам и иных городов дворянам и детям боярских, а также князьям, мурзам и татарам быть на государевой службе с окольничим и воеводою Богданом Матвеевичем Хитрово, а собраться ему окольничему и воеводе на Алатырь, а отпуск ему с Москвы вскоре, для того, чтоб ему на степи городы поставить и всякия крепости устроить до прихода воинских людей заранее с весны.

Красовский В.Э. Хронологический перечень событий Симбирской губернии 1372-1901, Симбирск, 1901. с. 8.

10 января

Приказ Казанского Дворца направил Алатырскому воеводе А. Е. Рчинову список с Царского указа с выговором и вторичным предписанием выслать в Москву зе порукою к ответу алаторца Безчастного Топорнина:

От царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Руси на Алатырь, воеводе нашему Артемью Михайловичу Рчинову. В прошлом во 160 [1652]-м году, февраля в 10 день, послана к тебе наша грамота по челобитью Арзамасца Ивана Воронцова, а велено Алаторца Безчастного Топорнина в его Иванове иску, в беглом человеке в Исачке да в сносных животах, в двадцати рублях, за поруками выслать к ответу к Москве на cрок генваря к 1 числу нынешнего 161 [1653]-м году, да о том к нам отписать и о ответчике поручная запись прислать. И генваря в 6 день писал еси к нам, что ты по Безчастного Пропорщика с Алатыря послал пристава и Безчастной, приехав на Алатырь, подал тебе челобитную, и ты ту челобитную под отпиской своею прислать к нам к Москве, а в челобитной написано, что Безчастной в Иванове иску Воронцова поруки по себе не дал опасаючись нашей службы, потому что де о службе прислана на Алатырь наша грамота. И тебя было той челобитной принимать и к нам присылать не довелось, потому что посланы о службе наши опасныя грамоты, а что на поруки на давать и судебных делах никакого нашего указу не написано, и то ты делаешь не гораздо. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б по прежнему нашему указу и по сей нашей грамоте Алатырца Безчастного Топорнина в иску Ивана Воронцова, в беглом человеке в Исачке Павлове да с сночных животах в двадцати рублях, велел дать на поруку с записью, и за порукою выслал его к ответу к Москве, генваря к 1 числу 162 [1654]-м году да о том к нам отписал и в ответ сию порученую запись прислал и велел подать и ответчику явиться в приказе Казанского Дворца, боярину нашему князю Алексею Никитичу Трубецком да дьяком нашим, думному Лариону Никитичу Трубецкому да дьяком нашим, думном Лариону Лопухину, да Федору Грибоедову да Томилу Перфильеву. Писана на Москва лета 7161, генваря в 10 день.

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца Т. и. Казань, 1882. - с. 57-58

1648 -1671

"В прошлых давных летех, при княжении великих князей Московских, как Скифской породы Татарские цари жили в Орде на луговой стороне Волги реки на реке Ахтубе. И в те времена Ордынские цари и Нагайские Мурзы с татары приходили в Российские места войною Сакмами:

По 1-й, из за Волги, на Царицынской и на Самарской перевозы, и через реку Дон на Казанской брод и на урочище Казар, где ныне город Воронеж, на Рязанския на Коломенские и иныя места;

по 2-й, перешод реку Волгу, а Дону реки не дошод, промеж реки Хапра и Суры, чрез реки Лесной и Полной Воронежи, на Ряския и на Рязанския и на Шацкия места, которою Сакмою и Батый в войну на Русь шол.

А как по милости Всесильного, в Троице Славимого Бога, великие князи Московские на Ахтубе Орду войною разорили и учинили пусту и Ординские царевичи с татары, которые из тех мест от войны ушли и повоевали и завладели подле Черного моря, меж рек Днепра и Дону, Греческие Области Корсунскую землю и в ней поселились и устроились и прозвали то место Крымом и учинились владетелями и с тех времен Крымские ханы и мурзы с татары приходили войной на Российские городы от Крыму, промеж рек Днепра и Дону, новыми Сакмами;

По 1-й, по Кальмиюской и по Изюмской, чрез реку Северской Донец и Ливенскиея и на Елецкия и на Тульския места;

по 2-й, по Муравской и Бакаевым шляхом, меж Северскаго Донца и рек Мерха и Ворскла к Думчему Кургану - на Курския и на Северския и на иныя тамошния места; а промеж же рек Волга и Дону прежними Сакмами, которыя писаны выше cего приходили на Рязанския места и в Низовые городы Озовцы и Нагайские кочевые татаровя;

по З-й, вверх по Волге реке нагорною стороною к Казани, а от Казани на Нижегородския и Муромския и Касимовския и иныя тамошния места. И великие князи по тем вышеописанным Сакмам построили в степи городы: на 1-й Елец, Воронеж, на 2-й - Ряской, на З-й Арзамас, Курмыш, Алатырь и иные. И при державе блаженныя памяти Царя и великаго князя Ивана Васильевича всеа Русии от Крыму и от Ногаю на тех вышеописанных сакмах по урочищам в летнее время для обереженья ставили на сторожах станичные головы с станицами.
А при державе сына его, блаженные памяти царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии и во время царя Бориса Федоровича всеа Русии на тех же Сакмах построены были городы Ливны, Оскол, Валуйка, Царев Борисов, Белгород. И со 114 по 121 год в Московское разоренье те городы от Черкас пожжены и разорены и были пусты, а со 121 году, блаженныя памяти великий государь, царь и великий князь Михаило Федорович, всеа Русии самодержец, указал для защищения Святых Божиих церквей и целости и покою христианского от бусурманских татарских безвестных приходов на поле построить черту, и от Крымские стороны через Муравскую и Кальмиюскую Сакмы, от реки Псла к реке Дону до Воронежа на 377 верстах, а от Воронежа чрез Нагайские Сакмы вверх по реке Воронежу к Козлову и к Танбову на 205 верстах, а от Танбова до реки Волги и до Синбирска на 374 верстах, всего на 956 верстах и по черте построить городы, а промеж городов по полям земляной вал и рвы и остроги и надолбы, а в лесах засеки и всякие крепости, чтобы на ево государевы Украины теми местами татарского приходу не было.

И по тому государеву указу... построены по черте городы:... по р. Ворсклу, на Бакаевом шляху - Вольной, Хотмышской;... на Муравской Сакме, на вершинах речки Северского Донца - Белгород;... на речке на Короче – Короча...на Изюмской Сакме, …на Яблоком колодезе Яблонов... на Кальмиюской Сакме, на реке Тихой Сосне - Усерд, Ольшанской; ...на реке на Воронеже, близко реки Дону, Воронеж,... Романов... Козлов.... Бельской городок... Челнавский острог.

И от тех городов и через тое черту Крымские и Озовские воровские и Нагайские кочевые татаровя для войны прихаживали многожды, потому что те городы были малолюдны и город от городу построены не в ближнем разстоянии, а вал и всякие крепости были немногия.

И со 153 году блаженные памяти вел. Государь, царь и вел. Князь Алексей Михайлович, всеа великия и малыяи и белыя Росии самодержец, указал, для покою христианскаго, черту строить попрежнему указу отца своего... и по черте устроить прибавочные городы и населить большим многолюдством и земляной вал устроить больше прежнего, по размеру - в подошве в ширину 3-х сажень, в вышину 2 сажен с четвертью и 2 сажен в своде, и подле валу с полевую сторону выкопать рвы, в глубину 2 и полторы сажени, в ширину 2 сажен, на дне в своде полусажени, также и надолбы большия и стоялые острожки частые и
лесные завалы и иныя многие крепости, где какие доведется. И по тому указу... сделан земляной вал, а подле валу капаны рвы, а подле рек на бродах и на перелазех ставлены надолбы, а по лесам лесные засеки, а в реках, на бродах, биты частики и сваи и рогатки и всякие крепости, а в иных местех, приведены крепости к крепким и к заповедным лесам и к топким лесам и во многих местех поставлены караульные башни и стоялые острожки, а в тех башнях и в острожках в летнее время для береженья от приходу воинских людей велено стоять на сторожах днем и ночми безпрестанно тех же городов всяких чинов служилым людям..

А делали то валовое дело бояря и воеводы и полков их ратные люди, с поместей своих и с вотчин с крестянских и с бобыльских дворов по развытке с 20 дворов по сажени, а однодворцы всякой человек по сажени, а иные по две и по три сажени, и за то валовое дело великий государь пожаловал бояр и воевод и полков их ратных людей своим государевым жалованием, поместными и денежными придачами... И тою чертою и крепостями Московскому Государству учинилось:

- через тое черту воинским людем на украинные городы безвестно стало не мочно...

- в той же, черте, в Ряских и в Рязанских, и в Тульских, и в Орловских и в иных во многих к тому краю прилежащих местех бояря и многие государевы ближние и московских чинов и иных чинов люди, помещики и вотчинники в диких полях построили многия села и деревни и завели большие пашенные заводы и тем в Московском Государстве хлеба и всяких съестных запасов, перед прежними годами, учинилось множество и в покупке того всего цена дешевая, а с торговым людем промыслы и пожитки и в пошлинах с того сборы большие."

Выписка в Разряд о построении новых городов и черты – 7189 (1671) г. (Фрагменты.)

1656

Алатырь становится важным административным центром Симбирско-Корсунской засечной черты.

Красовский В. Э. Хронологический перечень событий Симбирской губернии 1372-1901. Симбирск, 1901. с. 16

1658

7 марта

Приказ Казанского дворца направил алатырскому воеводе И. И. Щетинину список с царской грамоты о выдаче деньгами невыданного за 1656 г. хлебного жалования и средств на церковные расходы Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю:

Список з государевы грамоты слово в слово

От царя великого князя Алексея Михайловича всеа великие и малые и белые Росии самодержца на Алатарь воеводе нашему князю Ивану Ивановичю Щетинину. В приказе Казанского дворца в Олаторских в окладных книгах прошлого 163 [1654/ 55] - го году написано нашего великого государя годового денежного жалованья по окладу киевским выходцом Никольского Нового девичья монастыря 5 рублев, игуменье по 2 рубли с полтиною, пятьдесят дву старицам 10 рублев, строителю восмь рублев, черному попу по три рубли, старцу да семи человеком певцом по два рубли с полтиною, осьми человеком работником, да им же игуменье и старицам, и страителю и попу и певцом и работником нашего, великого государя хлебного жалованья триста шесть четверть ржи, овса тож. Да тот же Никольский Новодевичь монастырь ведро вина церковного, на свечи четыре пуда водку, полпуда ладану, на присвиры и на кутью шесть четверть пшеницы, шездесят сажень дров.

И ныне били челом нам великому государю Алаторского Никольского Нового девича монастыря игуменья Таисиея с сестрами да черной поп Елефферей, и певцы и служебники. А сказали: по нашему де великого государя указу велено им давать по вся годы на Олатаре наше великого государя жалованье, денежная и хлебная руга, и в монастырь вино церковное и на свечи воск, и ладан, и на просвиры пшеницу и дрова. И ты де им, игуменье с сестрами и черному попу с братьию и певцом и служебником наше, великого государя денежное жалованье на нынешней на 166 [1657/58]-й год выдавать не велел. И нам бы великому государю пожаловати их игуменью с сестрами и черного попа з братьею и певцов и служебников, велеть им наше, великого государя хлебное жалованье и в монастырь вино церковное и воск и ладан и пшеницу и дрова на нынешней на 166 год выдовать.

И как к тебе ся наша великого государя грамота придет, а чево будет на нынешней 166 год Алатарского Никольского Нового девичья монастыря игуменье с сестрами и черному попу с братьею и певцом и служебником против нашего, великого государя указа не дано нашего великого государя жалованье годовые руги и в церковь вина церковного, и ладану и воску и пшеницы и в монастырь дров, и ты б все велел им игуменье с сестрами и черному попу и певцом и служебником из нашего великого государя казны по нашему великого государю указу и по окладу выдать с полна, что вперед о том нам великому государю о тех Никольского Нового девичья монастыря ружников челобитье и в нашем великого государя жалованье в руге тем ружником скудости не было. А велел бы еси наше великого государе жалованье им дать из наших великого государя из Алатарских из таможенных и кружечного двора из зборных денег.

Писано в Москве лето 7166-го марта в 7-й день.

А у подлинной великого государевы грамота припись дьяка Ивана Третьякова.

ЦГА Чувашской Республики, ф. 244 оп. 3. ед. хр. 4

1659

31 января

Приказ Казанского дворца направил алатырскому воеводе список с царской грамоты о беспрепятственной выдаче жалованья Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю

[...] И как к тебе ся наша великого государя грамота придет, и ты б Алатарского Никольского Нового девича монастыря игуменья с сестрами и отцу их духовному и белым попом и старцу и певцом и служебникам наше великого государя жалование на нынешний на 167-й год по прежнему нашему великого государя указу дал. И впредь давать безаволокитно, что б от них выделить старец впредь нам великому государю о том челобитья не было. А прочеть всю нашу, великого государя грамоту, отдал бы еси Алатарского Никольского Ново девича монастыря игуменья с сестрами. А на Алатаре в нашей казне оставил список. Писано на Москве лета 7167-го году генваря 31 день.

А подлинная государева грамота за приписью дьяка Ивана Потрекеева, справа подъячего Федора Яковлева.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 - Oп. 3. - ед. хр. 5

21 ноября

Алаторцы Давыд, Лаврентий и Максим Михутины дали мировую поступную запись свияженину Мокею Захарову Шалимову на беглых крестьян:

Се аз, Давыд Обидин сын, да аз, Лаврентий Васильев сын, да аз Максим Романов сын, Михутины, алаторцы, в нынешнем в 167 году, ноября в 21 день, дали мы на себя сию запись на себя, в городе на Алаторе, свияженину Маковею Захарову сыну Шелимову в том, что искать было ему, Маковею, на нас, на мне на Давыде, да на Лаврентие, да на Максиме, старинного своего и крепостного крестьянина Васьки Тихонова, да сына его Сеньки, да Сенькиной дочери Устюшки и их крестьянских животов. И тот его, Маковев, крестьянин Васька да Сенька и к Сенькиною дочерью Устюшкою, бегаючи от него, Маковея, жили за нами во крестьянах и из за нас бежали, и мы, я Давыд, да Лаврентий, да Максим поговоря меж себя с ним, Маковеем, полюбовно, не хотя в Суд, помирились на том, что поступились мы, я Давыд, да Лаврентий, да Максим ему, Маковею, старинных своих крепостных крестьян: Давыдка с братом с Аниською Зиновьевых детей, да Давыдкину жену Аксюшку Лаврентьеву дочь, да с дочерью Аксюшкою ж, и со всеми их крепостными животы и с хлебом стоячим и с молоченными и с земляным, который поесли по 168 году, вместо того его, Маковеева, старинного крестного беглого крестьянина беглого крестьнина Васьки Тихонова, да сына его Сеньки и Сенькиной дочери Устюшки и впредь нам, Давыду, да Лаврентию, да Максиму и женам нашим и детям и роду нашему и племени, ближнему и дальнему, на него Маковея, и на жену его и на детей, о тех своих поступных крестьянах, о Давыдке и о жене его и о детях и о брате его об Аниске и об их крестьянских животах, впредь Великому Государю, Царю и Великому князю Алексею Михайловичу, всея великия и малые и белые России самодержцу и его Государевым боярам и дьякам и в городах воеводам и всяким приказным людям, не бить челом никакими делы; а буде мог я, Дывад, да Лаврентий, да Максим, или наши жены, дети, или род наш и племя ближнее и дальнее, о тех поступных крестьянах впредь учнять Великому Государю бить челом на него, Маковея, и на жену его и детей, или кто у него, Маковея, в тех поступных наших крестьян; со стороны впредь учнеть вступаться, и наш Давыду, да Лаврентью, да Максиму его Маковея, и жену его и детей, во всем очищать и харчей и убытков не довести; а буде мы, Давыд, да Лаврентий, да Максим, на него, Маковея, и на жену его и на детей, впредь учнем Великому Государю бить челом какми делы о тех своих поступных крестьянах, кои в сей записи имяны писаны, или кто со стороны у него, Маковея, в тех наших поступных крестьян угнеть вступаться, а мы, Давыд, да Лаврентий, да Максим, его, Маковея и жены его и детей очищать не учнем, или ему, Маковею, и жене его и детям в нашей неочистке какия харчи и убытки учинятся, и ему, Маковею, и жене его и детям взять на нам, на Давыда, да на Лаврентии, да на Максиме, и на женах наших и на детях, по Государеву указу и по соборному уложению и по сей нашей поступной записи, за всякую весною голову и харчи и убытки, что ему, Маковею, и жене его и детям его, в нашей неочистке учинятся, в том мы, я Давыд, да Лаврентий, да Максим, ему Маковею, на себя сию и запись дали за рукою. А на то послуси: Иван Куликов, Дивей Соколов, Петр Шапошников, Афонасий Проухин, Павел Копцов, Григорий Сергеев. А запись писал Алатырский площадный подъячишка Стенька Потехин лета 7167 году, ноября в 21 день.

Материалы исторические и юридические районы бывшего приказа Казанского Дворца. Т. XVI. Симбирск, 1921. - с. 106-108

1660

20 февраля

Алатырец Иван Сумароков получил выпись из переписных книг на владение крестьянином Васькой Савельявым Мельником:

168 году, февраля в 20 день, бил челом Государю, Царю и Великому князю Алексею Михайловичу, всея великия и малые и белые России Самодержцу, а на Алаторе, в Съезжей Избе, воеводе Семену Павловичу Давыдову, подал челобитную Иван Сумароков, в челобитной его написано: в прошлом во 167 году бил де он челом ему Мигалевскому уезду, деревни Касицы, белорусец Васька Савельев сын Мельник, в холопство, и тот де новый человек его Васька женился на старинной его крестьянке на вдове Федосице Ивановой дочери. Чтоб Великий Государь его, Ивана пожаловал, велел того человека его Ваську, на Алатыре, в съезжей избе, записать в книге. И тот белорусец Васька, на Алатыре, в съезжей избе, в записной книге записал: Васька, ростом высок, волосом рус, долголиц, в лицо смугол, глаза серые, нос прям, лет с двадцать. И по указу Великого Государя алаторцу Ивану Суморокову тем белорусцем Ваською владеть. Воевода Семен Давыдович.

Материалы исторические и юридические района бывшего Казанского Дворца Т. XVI. Симбирск. 1914. - с. 71

1666

В Алатырском Киево-Николаевском новодевичьем монастыре во время пожара сгорели 6 келий, монастырская ограда и ворота. В связи со случившимся игуменья Паисия направила на имя царя челобитную, в которой просила оказать помощь в восстановлении келий и ограды, а также заново перебрать деревянную церковь и перекрыть ее крышей.

ЦГА ЧР. Ф. 244 - Oп. 3. ед. хр. 6

Приказ Казанского дворца направил алатырскому воеводе А. И. Еропкину и подъячему П. Ляпину список с царской грамоты о восстановлении построек Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря:

И как к вам ся наша великого государя грамота придет, а на Алатаре в Киевском Никольском девичье монастыре, будет кельи и ограда погорели, а строены на перед сего нашею великого государя казною и церковь Николы Чюдотворца будет ветха, и кровля и углы огнили, и вы б Никольском девечьем монастыре велели кельи и органду построить нашею великаго государя казною. А церковь Николы Чюдотврца велели б есте дасмотрить, да будет по досмотру та церковь обветшала, и кровля и углы огнили, и вы б церковь Николы Чудотворца велели починить. И что доведетца вновь сделать по своему расмотренью, без чево быть немочно, а деньги на церковные и на келейные, и оградные строения велели б ести давать из наших из Алатарских денежных доходов. А тово велели б есте смотрить над теми людьми, хто у того строенья будет что б они перед росходом лишнего ничего не приписывали. А сколько на строенье церкви и келей и ограды из нашей казны денег выдет, и вы б то все велели в росходные книги и в сметной списак написать именно порознь, да том к нам великаму государю отписали и строенью роспись прислали ты, Перфелей, за своей рукою и велели отписку и роспись подать в приказе Казанского дворца боярину нашему князю Юрью Алексеевичу Долгоруково да думному нашему дворянину Лариону Дмитреевичу Лопухину да дьяком нашим Афанасию Зыкову да Андрею Нимирову.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 Oп. 3. ед. хр. 6

1667

19 апреля

Приказ Казанского дворца направил в Алатырь подъячему П. Ляпину список с царской грамоты с прочетом об установлении денежного, хлебного и церковного жалованья Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю:

[...] И как к вам ся наша, великого государя грамота придет, в вы б Киевского Нового Никольского девича монастыря игуменье Паисии с сестрами и черному попу и старцу и певцом и работними белому попу, и понамарю и просвирнице велели наше великого государя денежное и хлебное жалование годовую ругу и в церковной обиход вино церковное и воск, и мед, и ладон, и пшиницу, и дрова давать на Алаторе ежегодно, почему давоно им наберет сего в прошлых годех из наших изо всяких изо алаторских доходов всем на лицо с роспискую. А за очи и подставаю на мертвых никому ни на ково нашего великого государя жалованья денег и хлеба не давали никоторыми делы. А будет на Алаторе в наших житницах хлеба и ржи, и овса нет, и вы б за наше хлебное жалованье велели давать всем деньгами по алаторской по торговой по меньшой цене за отдаточну в четь за шесть четвериков, да и за вино церковное, и за воск, и за мед, и за пшеницу, и за дрова потому ж велели давать деньгами по торговой же по прямой цене с распискою. Да тое дачу велели написать в расходные книги особ статьею. А прочесть сию нашу, великого государя, грамоту отдали бы ести Алаторского Никольского Нового девича монастыря игуменье Паисее с сестрами, почему им наше, великого государя, денежная и хлебная жалованье, и на церковный обиход вино церковное, и воск, и ладон, и мед, и пшеницу, и дрова впредь имать. А на Алаторе в съезджей избе оставили бы ести список ты, Перфилей, за своей рукою впредь для иных наших воевод и приказных людей. Писано на Москве лета 7175- го апреля в 19 день.

Подлинная великого государя грамота за приписью дьяка Андрея Нимирова, справа подъячева Михаила Дурова.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 оп. 3 ед. хр. 8

21 августа

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Иосаф направил в Алатырский Киево-Николаевский новодевичий монастырь грамоту с благословением переноса за городской острог выше Казачьей слободы Воскресенской церкви и ее обновлении:

Божиею милостию се яз смиренный великий господин святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа Русии в нынешнем во 176 [1668]-м году августа в 20 день в патриарший Казенной приказ х казначею старцу Тихону Обанину да к диаку Перфилью Семенникову и с приказу Казанского дворца за приписью дьяка Афонасия Зыкова написано: великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Великия и Малые и Белые России самодержец указал: в городе Алаторе в Новом Никольском девиче монастыре в старые церкви во имя Покрова пресвятой богородице да в приделе Алексея Митрополита да Михаила Малеина да церковь теплую во имя Николы Чюдотворца разобрать, а разобрав, подрубить снизу и покрыв вновь, построить на новом месте за острогом на горе выше Казачьей слободы, где был храм Святые великомученицы Пятницы, во имя теж престолы. И нам бы пожаловать благословить велеть из святого девича Никольского монастыря старой церкви разобрать и подрубить всю вновь и перебрав, поставить на том Пятницком церковном месте за острогом выше Казачей слободы и Антимисы дати.

И аз смиренный великий господин святейший Иоасав патриарх Московский и всеа Руси по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великие и Малые и Белые России самодержцы благословил велел из за [острога] города Алаторя Никольского девича монастыре старой церкви разобрать, подрубить и перевести за острог выше Казачей слободы и поставить на Пятницком церковном месте во имя теж престола. А пределы велеть прирубить посторон тое церкви особую статьей, что б предельные двери были б в паперть и вход пределы были из паперти. А из церкви б в пределы входу не было. А будет в пределы зделаны в аднех стенах на одном тябле, а не особою статьею, и тех пределов нестить. А верхи б на тех церквах и на пределе были не шатровая и олтари зделать круглыя тройныя. А в церквах и в пределех в остальных стенах посреди были церковные двери. А по правую их сторону южныя, а по левую северныя. А подле церковских дверей по правую сторону меж южных в начале поставить образ всемилостивого Спаса. А подле святова образа поставить образ настоящего того святаго храма. А по левую сторону церковских дверей меж северных в начале поставить образ Пречистой Богородицы и иныя образы по чину. А старых церквей престолы и одеяния и препоясания и антимисы буде ветхи, зделать все новая. И над тем новым престолам посвящение сотворить престолу в начале службы вечерну и утреню обновлению храма Воскресения Христова, как указано в новом потребнике. А из олтаря вон не исходить и церковным стенам помазания не творить точею одне олтарная стены во время посвящения.

Писано в Москве в лета 7176 августа в 21 день.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. 3 ед. хр. 9.

Монахини Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря направили челобитную царю Алексею Михайловичу о переносе монастырских построек на новое место.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 - оп. 3 - ед. хр. 10.

1670

Не позднее июля.

Монахини Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря обратились с челобитной на имя царя об обмане подрядчика Осипа Мертвого при переносе монастыря на новое место.

Расследование по этому делу было поручено Артемию Огибалову:

А у сыску в допросе Тимофей Хрущов сказал: о смете де церковного и монастырского строенья к нам великому государю не писал он, что строенья все совершенье не пришло. А велено де ему отписать о том, как то строенье совсем свершитца. А для уговору того церковного и монастырского строенья посыпал в Олаторской уезд приставов, и на Алатаре биречем кликали по многие дни. И из уезду де плотников нихто на Алатарь не бывал. А алатарские де плотники просили оттого строенья тысячи рублев. И последнее де слово пятьсот рублев. И он де то строенье отдал по подряду строить Осиповым крестьянам, и дал им пятьсот рублев. А казенные де плотники пятьсот рублев не взяли. А что строить в монастыре, и тому дана роспись договорная. А теплыя де церковь и ограда монастырская делана подряду Автамона Еропкина. И дано оттого подрядчиком двести рублев.

А Осип Мертвой в допросе сказал: подрядился де он церковной и монастырской переноске не по стачке с Тимофеем Хрущевым. А денег де он от переноски у подряду взял пятьсот рублев. А то де строенье против договору все в отделке. А не деланова против договору нет ничего. А будет де чево в отделке не будет, против записи, и на нем, Осипе, наша, великого государя, пеня. И то монастырское строенье и подрядные де деньги взял он не за корыство. А взял за работу крестьян своих и иные деньги отдавал плотником и работником и покупал гвоздья де и лес. А ево, Осипов подряд дешевле, и первова подряду, что подряжал Автамон Еропкин.

И по нашему, великого государя, указу, Артемей Агибалов в девече монастыре церковное и монастырское строенья досматривал Троицы Сергиева монастыря строителям старцом Антонием, да соборной церкви с протопопом Григорием и с посацкими, и всяких чинов с жилецкими и иных городов с торговыми людьми. А что какова строоенья прежнее и нынешнее подрядчики против подрядов своих поставили и чево не достроили, и то писано досмотру их в росписи порознь.

И против подряду Автамона Еропкина церковь не додельна, покрыта не вся, и крест на церкве не поставлен, и притолоки, и заторы и окошка и лавки не деланы; и в той церкви все худо, да двух келей да переходов от церкви на колокольню не построена против подряду Тимофея Хрущева не делана; в трех алтарях у красных окошек крючья и пробоев к затворам, середней алтарь да на паперти не в одном месте ж в дождевое время течет, да колодез не зделан. Да двор где жил отец их духовной, не в отделке. Да у игуменьи в кельи печи нет, да у кельи уголья отпадали. А после досмотру выборные люди то церковное и монастырское строение ценили в правду по евангильской зап[о] веди. А в ценовных выборных людей за руками написано: построено того церковного и монастырского строенья по подрядной записи стольника Автомона Еропкина, что подряжались Алатарские плотники на шестьдесят на пять рублев на тридцать алтын на две деньги. А по подрядной записи Тимофея Хрущева, что подряжались Осиповы крестьяне Мертвого на сто на двадцеть на два рубли на тридцать алтын на две деньги. Да Алаторской подъячей Михайло Супонев сказал: прошлом де во 176[1668]-м году апреля во 2 день подрядились Алатарские плотники у Автомона Еропкина да у подъячего у Дмитрея Дмитреева под церковные монастырское строение, а найму они рядили двести рублев. И на перед им дано сто рублев. А другая сто рублев и подрядная по приказу Автомона Еропкина и по помете на челобитной подъячего Дмитрея Дмитреева, отдано с роспискою Алатарскому губному старосте Василию Апраксину. А велено ему те деньги и поручная запись выдать тем плотником, так они, против поручной записи, в отделке все с полна зделают.

А в обыску всяких чинов грацких руских людей двести восмьдесять семь человек сказали: Тимофей де Хрущев в то церковное и монастырское строение, что перенесть холодную церковь да дватцать келей за пятьсот рублев Осипа Мертвого подрядил. А по стачке ль он, Тимофей ево Осипа в то строенье подрядил, и давал ли в том подряде с кем торг, про то не ведают, а в теплой церкви и от ограды по подряду Автамона Еропкина дано двести рублев. А что построено и чево не достроено, и то строенье против тех денег стоит ли, и про иные статьи не ведают.

И с тех же обыскных людей двадцать семь человек пушкарей и затинщиков и сторожей и воротников и казенных плотников сказали: то они ведают, посылал он, Тимофей, с наказною памятью в село Гаранзино, хто б подрядился под церковное и монастырское всякое строенье. А на торгу биричьем о том не кликали. А с ними, казенными плотниками с шестью человек, был у него, Тимофея в том строенье торг; и просили де они у Тимофея от того строенья пятьсот рублев. А он давал тристо рублев. А только б дал четыресто рублев и они б взяли. А у Автомона де Еропкина подряду де взяли они двести рублев от переставки теплой церкви и от святых ворот и от келей, и от переходов и от рундуков. И на новое де место тот монастырь перевозили на своих подводах и поставили.

10 июля

Боярская дума слушала по челобитной Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря дело об обмане подрядчика Осипа Мертвого при переносе монастыря на новое место:

[...] по нашему, великого государя указу бояре наши, сего дело слушав, приговорили: за монастырское церковное строенье, что подряжались у стольника у Афтамона Еропкина Алатарские плотники, а по подряду дати было ему Автамону от того строенья им плотникам двесте рублев. А ценевщики оценили то строенье на шестьдесят на пять рублев на тридцать алтын на две деньги. И тех денег тридцать четыре рубли три алтына взяти на нем, Автамоне. А которые деньги того подряду дано сто рублев алатарцу Василью Апраксину, а велено ему Василью те деньги и поручную запись выдать плотником, как они против поручной записи в отделке все с полна.

А зделают, эти деньги взять на Василье Апраксине потому, по досмотру Артемья Огибалов против подряду Автамона Еропкина, церковь не в отделке, покрыта не вся, и крест на церкви не поставлен, и притолоки, и затворы, и окошка, и лавки не зделано, и все строенье худо в той церкви да дву келей да переходов от церкви на колокольню не построены. А чево того строенья не зделано, и то делать казенным плотникам. А что подряжался от монастырского подряду и от церковного строенья Тимофей Хрущев с Осиповами крестьяны Мертвого, а по подряду Осипу Мертвому дано из нашей государевой казны пятьсот рублев, а по досмотру Артемья Огибалова того строенья не доделано ж. А по оценке выборных людей, того строенья на сто на двадцать на два рубли на тридцать алтын на две деньги, и тех денег, что передал Тимофей Хрущев двести семьдесят семь рублев три алтына, взять на Тимофее Хрущеве. А достальные тех же денег сто рублев вместе пене взяти на Осипе Мертвом по тому, что он, Осип в скаске своей написал: будет чево в отделке не будет против записи и на нем, Осипе наша, великого государя пеня, и то монастырское строенье. И по досмотру то монастырское строенье не в отделке, а что чево не доделано монастырского, и как к вам вся наша, великого государя, грамота придет, и вы б о монастырской доделке и о всем учинили по сему нашему, великого государя указу и по приговору бояр наших.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 оп. 3. ед. хр. 10.

Не позднее 2 октября

Полковой воевода Ю. Долгорукий направил отписку в приказ Казанского дворца о восстании населения в Алатыре, Лыскове, Мурашкине, Саранске, Темникове, Курмыше:

Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю [титулование] холоп твой Юшка Долгоруков бьет челом...

[...] И к тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, писал я, холоп твой, в отписках своих прямые вести бес прибавки, слыша от тех людей, которые сами видели, московские стрельцы 2 человека, Дмитриева приказу Полуехтова Иевко Филипов, Алексеева приказу Соловцова Феоктистко Романов, которые, ушед у вора Стеньки Разина, были на Алаторе 4 дни. И при них де, государь, воровские люди осторожную башню зажгли и в острог вошли, и от того рубленой город почал гореть весь. Да арзамасец Семен Тургенев, ушед из Алаторя, сказывал мне, холопу твоему, что на Алаторе воровские люди, взяв город, сожгли, а воевода Акинфей Бутурлин з женою и з детьми и дворяне, запершись в соборной церкви, все згорели при нем, Семене. И того арзамасца и московских стрельцов к тебе, великому государю, послал я, холоп твой, с теми подлинными вестьми, потому что они на Алаторе были и видели сами.

[...] А курмышской губной староста Петр Шипилов в распросе нам, холопем твоим, сказал.— На Курмыше де стрельцы и казаки и жилецкие люди и монастырские крестьяне учинили бунт и прибежав на двор к воеводе к Ивану Рожнову з бердыши неведомо для какова умыслу, а он де Петр, с Курмыша ушел уходом в прибежал в Нижней Новгород, а из Нижнево к нам, холопем твоим, в полк.

И по тем государь, вестям в те места послать на воров нам, холопем твоим, неново, что у нас в полку малолюдно. А будет твои великого государя ратные люди к нам, холопем твоим, в полки зберутца, и мы, холопи твои, учнем над теми ворами промышлять, сколько милосердный господь бог помощи подаст.

Крестьянская война под предводительством Ст. Разина. Сб. документов. М., 1957. Т. 2. Ч. 1. с. 92—93

Не позднее 13 октября

В ходе следствия о восстании Степана Разина крестьянин В. Семенов дал следующие показания:

"Юрьевского уезду Повольского великого государя дворцовые Каряковские волости крестьянин Васька Семенов в роспросе и с пытки сказал. - Взяли де ево воровские казаки под Синбирским в прошлом во 178-м году с струга юрьевченина посацкого человека Фомки Клементьева. И он де у воровских казаков был и к Синбирску с ними приступал, и ево де на том приступе ранили. И после де того вор Стенька Разин послал от Синбирска казака Максимку Осипова и велел ему по городам с воровскими прелесными письмами ездить, и збирать в казаки вольницу, и итти с ними воровать. А он де, Васька, да с ним черкас человек с 30 пошли с тем же казаком Максимком, и собрався, ходили под Алатарь, и Алатарь взяли и выжгли. А с Алатаря ходили на Курмыш, и курмышеня жилецкие всяких чинов люди город им здали. И они де, быв на Курмыше, пошли, собрався, на Мурашкино, и на дороге де к ним приставали многие люди волею. И в Мурашкине собрався, хотели итти с пушки к Арзамасу на обоз боярина и воеводы князя Юрья Алексеевича Долгоруково, а иные хотели итить к Нижнему. И к атаману де к Максимку пригнал гонец, донской казак, от вора Стеньки Разина, тому ныне с неделю, и велел де им вор Стенька быть к себе, для того, что де окольничей и воевода князь Юрья Никитич Борятинской и государевы ратные люди их, воров, побили и Стенька де Разин побежал на низ с небольшими людьми. А прежде того писал к ним Стенька Разин, что ему зимовать в Нижнем, и тем многих людей на воровство прельщал. Да к ним же де весть была, что у Стеньки Разина 3 струга потонула с татары, которые с ними на воровстве были. А больши де того ничего он не ведает [...]".

Крестьянская война под предводительством Степана Разина. Сб. документов. — М. 1957 Т. 2. Ч. 1. с. 150-152

19 декабря

Иван Гаврилович Сумороков дал жильцу Максиму Богдановичу Пестрому мировую сделочную запись о прекращении спора о беглом крестьянине Кондрашке Иванове:

"Се аз, алаторец, Иван Гаврилов, сын Сумароков, в нынешнем во сто семьдесят осьмом году, декабря в девятый на десять день, дал я, Иван, в городе на Алаторе, сию запись жильцу Максиму Богданову сыну Пестрому в том, что в нынешнем во 178 году бил челом он, Максим, именем дяди своего, Владимирца Михаила Кольцова, на меня Ивана Суморокова, в беглом дяди своего крестьянине, Кондрашке Иванове сыне и в жене его и детях и в его крестьянских животах и в хлебе стоячем и в молоченом и в зеленом. И ныне я, Иван Сумороков, поговоря с ним, Максимом, не ходя на Алатырь в суд и досмотря я, Иван, у него, Максима, дядиных крепостей Михаила Кольцова, в том крестьянине, в Кондрашке Иванове, помирились в том, что того крестьянина Кондрашку Иванова с женою его Просковицею Даниловою дочерью, да с сыном Ивашкою, да с зятем Ивашкою ж Ефимовым и с женою его Маринкою Кондратьевою дочерью, да с дочерью девкою Елизаветою и с крестьянами животы и хлебом стоячим и смолоченным и с зеленым, отдать того крестьянина на срок нынешнего 178 году, генваря в первый день перед третьим, в Алатырском уезде, в селе Гуляева, перед Симионом Силичем Степановым. А земляной хлеб, кой сеен к нынешнему ко 178 году, взять как поспеет. А за тем крестьянином за Кондрашкою Ивановым старинная мая Иванова крепостная крестьянка Прасковица, а вышла та женка за него Кондрашку, замуж в бегах, а взял я, Иван Суморонов, за ту женку, за Кондрашкину жену, выводу против Государева указу и соборного уложения. А буде я, Иван Сумороков, за того крестьянина с женою его и с детьми и с крестьянскими животы и с зятем, кои в сей записи имена писаны выше сего, на срок генваря в первый день перед третьим, не отдали, и на сей Иван Сумороков, взять ему Максиму, по сей записи, против Государева указу, двадцать рублев. А как он, Максим, того крестьянина Кондрашку Иванова и жену его и детей и с хлебом стоячим и с молоченым и с зеленым возьмет, и ему, Максиму, дать мне, Ивану, отпись за рукою. В том я, Иван Сумороков, и запись дал за рукою. А на послуси: Федор Иванов, Федор Богданов, Иван Копцов, Сила Ногаев, Федор Копцов. А запись писал Алатырский площадный подъячий Андрюшка Мальцев, лета 7178-го декабря в 19 день".

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца. Т. VI. Симбирск, 1914 с. 113-114

1671

Не позднее 22 сентября

Арзамасский воевода Л. Шайсупов направил отписку в Приказ Казанского дворца о сожжении Алатыря восставшими чувашами, черемисами и мордвой и их походе на Арзамас:

"Государю царю и великому князю Алексею Михайловичи) [титулование] холоп твой Левка Шайсупов челом бьет.

В нынешнем, государь, во 179 [1671] -м году сентября в 21 и 22-м числех стольники и стряпчие и дворяне московские и жильцы арзамаские и олатарские помещики и вотчиники, и арзамасцы дворяне и дети боярские и всяких чинов служилые и боярские многие люди прибежали, государь, в Арзамас в осаду от воровских людей от бунтовщиков. А сказывают, государь, они, дворяне и дети боярские, что город Алатарь выжгли весь, а воевод Акинфея Бутурлина, Емельяна Пестрикова и дворян, которые в том городе были, всех порубили без остатку. А выжгли де город Алатор и воеводу и дворян порубили бунтовщики, мордва и черемиса и чюваша, и воры, их жа, помещиков, люди крестьяне. (И те), государь, воры, мордва и черемиса, в Олаторском и в Арзамаском уездех дворян и детей боярских и жон их, и детей и их лю(дей) и крестьян многих порубили и села к деревни и домы их пожгли и разо(рили) без остатку. И те де государь, воры, (мордва) и черемиса, идут к Арзамасу бл(изко)".

Крестьянская война под предводительством Степана Разина. Сб. документов, М., 1957 Т. 2. Ч. 1 с. 71-72.

3 января

Алатырец П. П. Бахдин дал отпускную в замужество память крестьянке Ф. Дементьевой:

"Память мне алаторцу Прокофью Панкратову сыну Бахдину: в нынешнем во 181 году отпустил я, Прокофий, старшую своею крепостную крестьянскую дочь, девку Феколку Дементьву дочь, замуж за крестьянина Ивана Суморокова, за Константина Пантелеева сына и кто станет со стороны в ту мою крестьянскую дочь вступаться и мне, Прокофью, его, Иванова, крестьянина Константина очищать... в том я, Прокофий, крестьянке своей Феколке отпускную память дал. А память писал я, Прокофий, своею рукою, лета 7181 году, января в 3 день".

Материалы исторические и юридические. Том. VI. Симбирск. 1914 с. 158

25 июля

Алатырец И. Г. Сумороков дал меновую запись Ф. Х. Халабурде за поместье в Саранском уезде:

"Се яз, Иван Гаврилов сын Сумороков, алаторец, в нынешнем в 181 году, июля в 25 день, дал если сию на себя запись, в Саранске, атемарцу иноземцу Федору Христофорову сыну Халабурде в том: по любовному своему договору променял я, Иван ему, Федору, Великого Государя жалованья своей поместной земли в Алатырском уезде, в Тоянском стану, на речке на Чехе, в деревне Сумороховой, 40 четей, да в Менском стану, на речке Мене, да на речке Демлейке 35 четей и обоего 75 четей в том, а в дву потому ж, с усадьбою и сенными покосы и со всеми угодьи; а выменил я, Иван, у него, Федора, на ту свою поместную землю, его, Федоровы, поместья ж земли в Саранском уезде, на речке на Пытне, Карнайка она ж, по обе стороны, 75 четей в том а в дву потому ж, с усдьбою и с сенными покосы и со всеми угодьями; а смежна та его, Федорова, поместная земля с Кондратьевою поместною землею Булгака, а по другую сторону с Ивановою поместною землею Врослевского; а об росписке мне, Ивану, о тех меновных поместных землях бить челом Великому Государю с ним, Федором, вопче и челобитную за руками принести на Москву, в Приход, Казанского дворца; а до росписки и после расписки ему, Федору, на той моей поместной земле двор себе строить и крестьян семет и тою моею променного поместного землею и дворовою усадьбою и сенными покосы и всякими угодьи владеть; а мне, Ивану, и жене моей и детям, у него, Федора, и у жены его и у детей, в ту свою променную поместную землю не вступаться по повороте Великому Государю не бить челом ни которыми дела, а как Великий Государь, по нашей заручной челобитной укажет, те наши меновные поместные земли меж нами росписать, и мне Ивану, у допросу и у отказу, ту свою меновную поместную землю ничем не оспорить и дать сказку за рукою; а что от росписки в тех меновных поместных землях харчей и убытков учинится и то все мое, Иваново, и те меновные поместья мне, Ивану, за себя и за него, Федора, справить и отказать и книги взять к Москве своими харчи и убытки; а кто у него, Федора, и у жены его и у детей в ту мою променную поместную землю станет вступаться и мне, Ивану, и жене моей и детям очищать по своим крепостям и убытка никакого не учинить. А менялся я, Иван, с ним, Федором, теми своими поместными землями полюбовно, четь на четь. А которые [...] крестьяне на той моей Алатырской променной поместной земле ныне живут и тех своих крестьян мне, Ивану, свести на его, Федорову, поместную променную землю, на речку Карнайку и Великого Государя всякие подати с той своей алатырской променной поместной земли, по алатырским книгам, платить мне, Ивану, самому, а до него, Федора, и до жены его и детей, в тех податях никаких харчей и убытков не учинить; а будь я, Иван, об росписке тех меновных поместных землях бить челом Великому Государю, с ним, Федором, вопче не стану и челобитные за руками на Москве, в Приказе Казанского Дворца, не принесу или у отказу и у допросу ту свою променную поместную землю стану чем спорить и сказки за рукою не дам, или о повороте Великому Государю учну бить челом или до росписки или после росписки ему, Федору на той своей променной земле двора строить крестьян селить, и тою землею и дворовою усадьбою и сенными покосы и всякими угодьями владеть не велено, или впредь я, Иван, и жена моя и дети у него, Федора, и у жены его и у детей в ту свою променную землю станем вступаться, или его, Федора, и жену его и детей, в той своей променной поместной земле, кто у них станет вступаться, не очищим по своим крепостям и убытка в том какого доведем, или с той своей променной пометной земли, по Алатырским книгам, всяких Великого Государя податей по все годы я, Иван, и жена моя и дети, платить не станем, и всего, против сей записи, как в ней писано выше сего, малого чего не учиню, а на мне, Иване, и на жене моей и на детях взять ему, Федору, и жене его и детям, по сей записи, двести рублей денег. А та запись и впредь ему, Федору, и жене его и детям, в запись. А на то послуси: Назар Игольников, Григорий Тархов, Михаила Кузнецов, Афанасий Иванов. А запись писал Саранский площади подъячий Иволиха Полдомасов июля 25 день лета 1781 году. К сей записи, вместо алаторца Ивана Гаврилова сына Суморокова, по егс велению, приказной избы подъячий Василий Замятнин руку приложил. Послух Назарка Игольников руку приложил. Послух Гришка Тархов руку приложил. Послух Мишка Кузнецов руку приложил. Послух Афонька Иванов руку приложил."

Материалы исторические и юридические. Том VI. Симбирск. 1914. с. 136-138

1675

Май

Л. Иванов дал алатырцу В.А. Гречину служилую кабальную запись:

" Се Лазарь Иванов сын прозвище Фока дал есьми в городе Алатыре сию на cебя запись алатырцу Василью Афонасьеву сыну Гречану в том: жить мне Лазарю у него Василья и у жены его и у детей во дворе с нынешняго со сто восемьдесят третьяго году впредь по их Васильева и жены его и детей живот. А ему Василью меня Лазаря женить на своей крепостной женке или девке; и живучи мне Лазарке от него Василья и от жены его и от детей с двора не сойти, пократчи не бежать и сносу не снести. А буде я Лазарь от него Василья и от жены его и от детей с двора сойду, или жить у него Василья и у жены его и у детей не стану, или пократчи сбегу или какой снос снесу, и ему Василью и жене его и детям на мне Лазаре взять по той записи пятьдесят рублев денег и те сносные животы, что я покрадучи сбегу и снесу по его Васильеве и жены его и детей сказке. А ся запись ему Василью и жене его и детям на меня Лазаря и впредь в запись, а не отыматься мне Лазарю от сей записи службою Великаго Государя и подписными челобитными, ни пометными грамоты и никакими делами; и где меня Лазаря он Василий или жена его или дети или кому он прикажет с сею записью... в коем городе или в уезде под коим судом... тут я Лазарь ему Василью и жене его и детям и судим по сей записи в житье крепок по прежнему. А родиною я Лазарь... деда его Васильева кумы Степановича Гречины лицем бел, глаза серы, нос прям, а от роду мне Лазарю лет шестнадцать. А нет меня Лазаря опричь сей записи ни в каких письменных крепостях. А на то послусти Аверкий Луховцев, Василий Александров, Кузьма Попов, Григорий Шишкин, Тарас Нечаев, Михаила Черкашенин, Тимофей Мещеряков. А запись писал алатырской площадной подъячий Федька Попов. Лета... году, мая в... день".

На обороте написано: к сей записи Иван Тархов сын Жадовской вместо Лазаря Иванова сына Фоки по его веленью руку приложил. Послух Аверька Луховцов руку приложил. Послух Гришка Шишкин руку приложил. Послух Кузьма Попов руку приложил. Послух Васька Александров руку приложил. Послух Тараска Нечаев руку приложил. Послух Тимошка Мещеряков руку приложил. Послух Мишка руку приложил.

Материалы исторические и юридические района бывшаго приказа Казанского дворца. Симбирск, 1912 Т. 3. с. 86—87. История родного края. с. 111-112

В алатырских переписных книгах сделана запись о поместьях князей Петра и Дорогуна Баюшевых:

"В Менском стану написано за Алатырцами, за мурзою за Богданом да за Чепкуном да за Андреем князь Баюшевыми детьми, а за ними крестьянских дворов: дв. крестьянин Гришка Софонов, с братьями с Ортюшкою да с Филькою, а у Гришки дети Ерофейко да Тенька; дв. Гарасько Козмин, с детьми с Гришкою да с Микиткою да с Ваською да с Кондрашкою да с Антошкою; дв. Оська Обросимов, с детьми с Сенькою да с Никитою да с Алешкою; дв. Офонька Тимофеев с детьми с Ромашкою да с Овдокимкою да с дочкою; дв. Злобка Власов, с детьми Кондрашкою да с Ивашкою да с Петрушкою; дв. Илюшка Антипьев, с детьми с Гришкою да с Елизаром да с Сидором; дв. Фенька Феофилов, с детьми с Родькою да с Карпункою да с Ермалайком; дв. Левка Антипьев, с детьми с Поликарпом да с Левкою да с Кондрашкою да с Гришкою да с Федотком, да внук Федосейко; дв. Нестерко Филипьев, прозвище Третьяк, с сыном с Абрамкою да со внуком с Данилком. Да бобыльских дворов: дв. Бобыль Кузько Андреев, а у него сын Нефедько, да Пронька Артемьев, с детьми с Петрекейком да с Ивашком; дв. Каменка Федоров, с приемышем с Анцыфорком Изосимовым; дв. Янко Парфентьев, а у него сын Васько; дв. Петрунько Антонов с сыном Якимком; дв. Ивашка Нефедьев с сыном с Янкою; дв. Самошко Иванов, с детьми с Ивашком да Федькою; дв. Сенька Федоров с сыном Якимком, а у Якимка сын Филько; дв. Афонька Семенов с сыном Петрушкою; дв. Андрюшко Антропов с сыном Гришкою; дв. Илюшка Нестеров с сыном Спирькою да с Тиханком.

Всего крестьянских девять дворов, а в них крестьян и крестьянских детей сорок один человек, да бобыльских одиннадцать дворов, а в них бобылей и бобыльских детей двадцать шесть человек; обоего, крестьянских и бобыльских, двадцать дворов, а людей в них шестьдесят семь человек.

А во 155 году, декабря двадесятого дня написано: дано Алатырским мордовским мурзами Нестерку да Смольянку Богдановым детям, да Обряшку да Тишке да Данилку да Напкану Чекупову детям князь Баюшевых детей Разгильдеевых.

И во 174 году били челом блаженныя памяти Великому Государю и Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу новокрещены Петр Федоров сын да Мордовский мурза Дорогунка Нестеров сын князь Баюшев, в прошлом де в 155 году дано им Великих Государей жалованья поместья, после отцов и дядей, и братьями их с Нестерком да с Смольянком, да с дядею их с Андреем князь Баюшевым, в Алатырском уезде в Менском стану, на речке на Мене, с примерною земель 182 четверти, да в деревне Княжой двадцать девять четвертей с полуосминою, в жеребью в деревне Рындиной семьдесят девять четвертей, да на речке на Тарле пятьдесят четвертей, всего триста сорок четвертей с полуосминою; и отцы де их и братья и дядья померли, а после их жен и детей опричь их никого не осталось, а то де поместье было за ними не росписано, владели вопче. А в прошлом во 174 году, поговоря они, Петр с братом своим с Дорогунько, меж себя полюбовно, и записьми укрепились, то поместье поделили: ему Петру досталось на речке на Мене в пустоши 182 четверти, да на Тарле двадцать пять четвертей; а ему Дорогуньке досталось в деревне Княжной двадцать девять четвертей, да на Тарле двадцать пять четвертей. И чтоб те их поместья велеть за ними справить и меж ими росписать по их полюбовному челобитью и по заручной их челобитной. И во 175 году августа в 9 день, по тому их челобитью, те поместья меж ими росписаны"

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца. Т. 1. Казань, 1882. с. 134-136

1679

20 ноября

Казанский приказ направил список с царской грамоты алатырскому воеводе И. В. Зузину о выдаче жалования Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю:

"Список великого государя з грамоты слово в слово.

От царя великого князя Феодора Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белая [Р]оссии [само]держца на Алаторь стольнику нашему и воеводе Ивану Володимеровичю Зузину. В Приказе Казанского дворца в Алаторских розборных книгах стольника нашего князя Никиты Приимкова-Ростовского да дьяка Кузьмы Прокофьева прошлого 185-го [1676/77]-го году написано: Алаторского Николаевского Нового девича монастыря киевским выходцом белоруссом нашего, великого государя, жалованья денежное и хлебные руги в год игуменье денег пять пудов, хлеба восемь чети, ржи и овса тож; пятидесят дву старицам денег по два рубли с полтинную, а хлеба по четыри чети, ржи и овса потому ж: черному попу денег восемь рублев, ржи и овса тож; старцу да семи человекам певцам денег по три рубли, хлеба по пяти чети, ржи и овса потому ж; осми человекам работникам денег по два рубли с полтиную, хлеба по четыре чети, овса потому ж; белым попом денег по пяти рублев, хлеба по пяти чети, ржи и овса потому ж; пономарю да просвирнице денег по шестнадцати алтын, по четыре деньги хлеба по четыре чети, ржи и овса потому ж. А в место хлеба дают деньгами по тринадцати алтын по две деньги и по осьми алтын по две деньги, и по сем алтын по три деньги за юфть. Да в тот же монастырь на церковный обиход пол пуда ладану, ведро вина церковного, четыре пуду воску чисто на свечи, два пуда патоки на канон, шесть чети пшеницы на просвиры, шестьдесят сажен дров.

И в нынешнем во 187 1678]-ом году октября в 24 день писал ты к нам великому государю, и прислал под отпискую своею заручную челобитную Алаторскоого Киевского Никольского Нового девича монастыря игуменьи Паисии с сестрами. А в челобитной их написано: в прошлых де годах по указу отца нашего, государева блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белая Росии самодержца давано им, игуменья с сестрами и отцу их духовному черному попу и двум белым попом, и дьякону и черному старцу и церковным причетним и монастырским работникам наше, великого государя, денежное и хлебное жалование и к церкви божей ладон, и на свечи воск, и на кутью, и на просвиры пшеницы и канун и церковное вино и в прошлом де во 186 [1677/78]-ом году по нашему, великого государя указу, и по грамоте, и против их челобитья то наше великого государя денежное и хлебное жалованье на прошлой на 186 год против прежнего выдано с полна. А на нынешней де на 187 год того нашего, великого государя, жалованья без нашего, великого государя, указу выдать ты им не смеешь, и церковь де божия без церковного вина и без свечи без ладону и без кануну и без кутьи, и без просвир стоит многое время без пения. А они де, игуменья с сестрами и с пречетники помирают голодную смертью, и нам великого государя пожаловати б их, велеть им, игуменья и старице, и попом с причетники, наше великого государя жалованье [г]одовую ругу по их окладом и на церковный обиход, и на дрова на нынешний на 187 год выдать. И о том дать им к тебе на Алаторь нашу, великого государя, грамоту.

И как к тебе вся наша, великого государя, грамота придет, и ты б Алаторского Никольского Нового девича монастыря игуменье с сестрами и попом, и церковным причетникам наше великого государя жалованья годовую ругу и на ладон и на свечи и на канон на нынешний на 187 год велел выдать потив дач прошлых лет из Алатарских доходов.

Писан в Москве лета 7187-го ноября в 20 день.

А у подлинной великого государя грамоты припись дьяка Петра Самойлова, справа подъячего Тимофея Протопопова".

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 оп. 3 ед. хр. 13.

1682

3 февраля

Казанский приказ направил список с царской грамоты алатырскому воеводе В. В. Языкову о выдаче жалования Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю:

"Список великого государя з грамоты

От царя и великого князя Феодора Алексее[вича]всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца на Алаторь воеводе нашему В[...] Васильевичу Языкову. Били челом нам великом[у] государю Алаторского Киевского Новодевичая монастыря игуменья Поисия с сестрами да того ж монастыря попы церковные, причетники, и монастыр[ские]работники. В прошлых де годех по указу отца нашего государева блаженные памяти ве[ли]кого государя царя и великого князая Алексея Михайловича Всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и по нашему великого государю указу и по грамотам давано им по окладу наше великого государя жалованье денежное и хлебное руга и в церкви божий на вино и на свечи и на ладон и на просвиры и на канун на Олаторе из приказной избы изо всяких окладных и неокладных денежных доходов и с таможни погодно.

И в нынешнем де в 190 [1681/82]-ом году прислано наша великого государя грамота из казанского приказу на Олаторь к тебе: алаторским ружником и оброчником нашего, великого государя, жалованье без нашего великого государя, указу давать ни из таких доходов не велено. И по тому де нашему, великого государю указу и по грамоте нашего великого государя жалованья денежной и хлебной руги им ты не выдаешь. А им де без нашего великого государя жалованья прокормитца и келий обогреть не чем. И нам, великому государю пожаловати их, велеть им в монастырь церкви божией на вино и на свечи и на ладон и на просвиры и на канун нашего великого государя жалованье выдать им годовую ругу денежную и хлебную на Олаторе из приказной избы из нашего, великого государя, казны изо всяких окладных и не окладных доходов и из таможни на нынешний на 190-й год и впредь по все годы выдавать без московской волокиты без задержании по прежнему, что б в церквах в божиих без пения не было. А им бы моля бога о нашем великого государя, многолетном здоровье было чем питатца. И о том дать им на Олаторь к тебе нашу, великого государя, грамоту.

И как к тебе ся наша, великого государя, грамота придет и ты б наше, великого государя, жалованье Алаторского Киевского Николаевского девичя монастыря игуменья с сестрами и того ж монастыря попом и церковным причетником и монастырским работником наше, великого государя, жалованье ругу велел выдовать из Олаторских изо всяких доходов. А из таможенных и из кружечных доходов давать не велел, потому что таможенного и кружечного двора дохода ведомы ныне в приказе большия казны. Да о том к нам, великого государю писал, а отписку велел подать в Казанском приказе боярину нашему князю Якову Никитичю Одоевскому с товарищи.

Писано в Москве лета 7190-го февраля в 3-й день.

На подлинной великого государя грамоте припись дьяка Петра Самойлова, справа подъячего Василья Капустина".

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 оп. 3 ед. хр. 16.

7 апреля

Царь Федор Алексеевич дал жалованную грамоту алатырцу А. К. Пересекину на поместье в Алатырском уезде за службу и участие в русско-турецкой войне 1676—1681 гг.:

"Божию милостию мы, великий государь, царь и великий князь Федор Алексеевич всеа великий и малыя и белыя России самодержец по своему царскому милосердному разсмотрению пожаловали алаторца Алексея Киреевич Пересекина за его многую службу, что он во время настоящия с салтаном турским и с ханом крымским войны, как они в прошлом в 181-м году приходили сами особами своими, а после того салтан же турской присылал визиря своего и многих пашей с войски и хана крымского со ордами под наши, царского величества малороссийские городы, служил отцу нашему государеву, блаженныя памяти великому государю, царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа великия и малыя и белыя России самодержцу. Будучи в полках з боляры нашими и воеводы с начала тое войны во все лете по 189 год, при помощи божией на разных боях наши, царского величества, боляри и воеводы ратные люди, вышеупомянутым неприятелям славно отпоручинили...

[...] И мы, великий государь, царь и великий князь Федор Алексеевич, всеа великия и малыя и белыя России самодержец за те службы его, Алексея Пересекина, жалуем милостиво и похваляем. И пожаловали, похваляя его службу, промыслы и храбрость в роды с поместного его окладу с 630 четвертей, со 100 по 20 четвертей, итого сто двадцать шесть четвертей [...]".

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского дворца. Симбирск, 1912 Т. V с. 16-17

1683

11 февраля

М. И. Мусин-Пушкин дал алатырцу И. Г. Суморокову сговорную рядную запись:

"Се яз, Матвей Игнатьев сын Мусин-Пушкин, в нынешнем во 191 [1683]-м году, февраля в 11 день, сговорил я Матвея, за себя, у алаторца у Ивана Гаврилова сына Суморокова, дочь его девицу Фотинью. А взять мне, Матвею, за себя у него, Ивана, дочь его Фотинью, на срок нынешнего году после святыя недели, на святые жены мироносицы, а другой срок после святых жен миротворцев в первое воскресенье. А буду я, Матвей, на те сроки у него, Ивана, дочери его не возьму, и на мне Матвея, взять ему, Ивану, по сей рядной записи, двести рублей. А рядную запись писал Алатырского уезду, села Ларионова, церковный дьячек Андрюшка Иванов, лета 7191 году, февраля в 11 день. К сей рядной записи Василий Куроедов, вместо Матвея Игнатьева сына Мусина-Пушкина руку приложил."

Материалы исторические и юридические. Том VI. Симбирск. 1914 с. 149-150

13 марта

Из приказа Большой казны послан алатырскому воеводе список с царской грамоты о выдаче жалованья Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю из средств от таможенных и кабацких сборов:

"От царей великих князей Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича, всея Великия, Малыя, Белыя Росии самодержцев на Олатырь стольнику нашему и воеводе Никифору Лаврентьевичу Сабакину. В прошлом во 190 [1681/82]-м году послана тебе наша великий государь, грамота.

Велено Алатарского Киевского Николаевского Новодевича монастыря игуменье Паисие с сестрами и церковным причетником и работником на прошлый на 190-й год выдать наше, великий государь денежное жалованье и за хлеб деньгами по тамошней базарной самой меньшой цене по указным их статьям; и на вино церковное на Алаторе из таможенных и из кабацких доходов.

И ныне били челом нам, великим государем, Алатарского Киевского Николаевского Новодевича монастыря игуменья Паисия с сестрами и попы с причетники: по нашему де, великий государь, указу велено в тот монастырь денежное и хлебное жалованье на прошлой на 190 -й и на нынешний на 191-й [1682/83] годы выдать на Алатаре из таможенных и ис кабацких доходов. И того де нашего, великий государь, денежного и хлебного жалованья им не дано. И нам, великим государем, пожаловати б их велеть [л. 2.] по прежнему нашему, великий государь, указу то наше, великих государей, денежное и хлебное жалованье на прошлый на 190-й и на нынешний на 191-й годы выдать и предавать на Алаторе из таможенных и из кабацких доходов без московской волокиты и на том дать им грамоту с прочетом.

И как к тебе ся наша, великий государь, грамота придет, и ты б Алатарского Киевского Николаевского Новодевича монастыря игуменья Паисие с сестрами и попом и церковным причетником и работником на прошлой на 190-й и на нынешний на 191-й годы то наше, великих государей, денежное и хлебное жалованье буде кому не дано велел выдать из Алатарских таможенных и из кабацких доходов всем на лицо с расписками. И впредь давать по вся годы без московские волокиты. А за очи и подставою давать не велел. И тое дачу Алаторским таможенному и кружечного двора голове велел записывать в расходные книги именно особ статьею. А прочеть сию нашу, великий государь, грамоту отдал того монастыря игуменье предь для иных наших воевод.

Писано в Москве лета 7191-го марта в 13 день".

ЦГА Чувашская Республика. Ф. 244 оп. 3 - Eд. xp. 17

14 мая

Ф. А. Шурловский дал И. Г. Суморокову отпись на поступных крестьян:

" 191 году, мая в 14 день, атемарец Федор Андреев сын Шурловский дал отпись алаторцу Ивану Гавриловичу сыну Суморокову: поступных крестьян: Трофимку Васильева, с женою его и с детьми, да Бориску Агеева, с сестрою его Аринкою, вдовою, и с дочерью Василискою и с их крестьянскими животы, опричь хлеба, что у них в земле; в том я, Федор, ему Ивану, отпись дал. А отпись писал по его, Федорову велению, Саранского уезду, сельца Сергеевнского дьячек Микишка Спиридонов лета 7191 году, мая в 14 день".

Материалы исторические и юридические. Том VI. Симбирск. 1914. с. 170.

1684

26 марта

Игуменья Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря Паисия направила царям Ивану и Петру Алексеевичам челобитную с просьбой не велеть с тех пришлых людей двунадцати дворов, которые поселились на монастырской земле самовольством своим, стрелецкого хлеба ныне и впредь на них править и дать об этом грамоту.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. 3 ед. хр. 18

1685

27 января

Ясашные чуваши И. Орелев, Р. Крумов, Б. Налетев и П. Бодни из д. Мордовские Тимерсяны дали алатырцу Я. С. Чирикову заемную кабалу:

"Се аз Исай Орелев, да яз Радак Крумов, да яз Балка Налетев, да яз Понятойка Бадни Синбирскаго уезду, деревни Мордовских Тимерсян, ясашные чуваша все заемщики заняли мы в Синбирску у алатырца у Якова Степанова сына Чирикова сорок рублев денег, московских ходячих прямых без приписи, на мирской деревенской расход в нынешнем во сто девяносто третьем году, генваря в двадцать седьмый день, впредь до сроку от [...] числа до сырной недели и нынешняго ж году. А порукою по нас заемщиках в тех деньгах ручался ему Якову Синбирскаго уезду деревни Тимерсян ясашной чувашенин Яшкилда Иштеряков. А кто из нас заемщиков или порутчиков по сей заемной кабале на тот срок будет в лицах, то те заемическия деньги ему Якову все сполна, а за сроком тех денег не держать. А после сроку заплатить убытки по его Яковлеве сказке. А на то послуси: Иван Хохлов, Семен Попов, Григорий Ефимов, Дмитрий Раскащиков, Степан [...] А кабалу писал синбирской площади подъячий Афонька Иванов. Лета 7193 году, генваря в двадцать седьмый день".

На обороте написано: "К сей заемной кабале вместо толмача Декова по его велению Микитка Самарцев руку приложил, а для того сию кабалу толмачил, что порукою Яшкилда Иштеряков. Послух Ивашко Хохлов руку приложил. Послух Сенька руку приложил. Послух Гришка руку приложил. Послух Митька руку приложил. Послух Степка руку приложил".

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского дворца. Симбирск, 1912. Т. 3 с. 81—82

В этом году

Игуменья Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря Паисия направила царям Ивану и Петру Алексеевичам челобитную с просьбой о невзымании с обители стрелецких сборов:

"Беют челом богомолицы ваши города Алатаря Киевского Нового Николаевского монастыря игуменья Паисия с сестрами:

В прошлых, государи, годех до 186 [1677/78]-го году поселились на нашей монастырской старой усадебной [земле] пришлых людей розных городов и уезд[ов] двенатцать д[воров] самовольством. И в прошлом, г[осудари, во 186-м] году, как был на Алатаре пер[епищик] Григорей Супонев, и мы, богомолицы [ваши], очищая ту свою усад[ебную землю,] подали ему, перепищику, скаску, что т[е] пришлые люди живут на той нашей монастырской усадебной земле самовольством, и в монастырь никаких податей не дают и работ никаких не работают. И тот перепищик по той скаске написал в переписные книги 186-го году тех пришлых людей особ статьею имянно, что те пришлые люди живут на той нашей монастырской усадебной земле самовольством, пришед из розных городов и уездов из-за розных помещиков.

И после переписных книг 186-го году те пришлые люди поверстались в розные службы, а иных розобрали помещики и вотчинники.

И по вашему, великих государей, указу спрашивали на нас, богомолицах ваших, с тех пришлых людей з двенатцати дворов стрелецкого запросного хлеба. И в прошлом, государи, во 192 [1683/84]-м году по вашему, великих государей, указу, а по нашему, богомолиц ваших, челобитью, с тех пришлых людей з двенатцати дворов стрелецкого запросного хлеба и никаких податей по переписным книгам 186-го году впредь до валовых писцов имать не велено, (и в Стрелецком приказе из окладу те двенатцать дворов выложены и в платежных книгах по статьям очищено) потому чьи те пришлые люди помещиковы и вотчинниковы крестьяне, и откуды пришли, про то в тех переписных книгах написанно имянно. А платим мы, богомолицы ваши, по тем переписным книгам 186-го году стрелецкой хлеб и всякие подати с ружных работников с осми дворов, которые написаны в тех переписных книгах особ статьею, опричь тех пришлых людей денатцати дворов. А ныне, по вашему, великих государей, указу, и по грамоте ис Приказу Большие казны, и по росписи, какова прислана с тою вашей великих грамотою, спрашивают на нас, богомолицах ваших, с тех пришлых людей з двенатцати дворов полуполтинных денег, и всяких податей. А те, государи, пришлые люди за нами, богомолицами вашими, не живут, а розобрали их прежние помещики и вотчинники, а иные написались в службу и жили на нашей монастырской старой усадебной земле до переписных книг 186-го году самовольством. А за тем, государи, нашим монастырем земель пашенных и сенных покосов и рыбных ловель и мельниц, и никаких угодей нет. А дана нам, богомолицам вашим, та старая наша монастырская усадебная земля к тому нашему монастырю под монастырь и под огороды и питаемся мы, богомолицы ваши и с ружниками, которых написано в переписных книгах 186-го году за нами восмь дворов, вашим, великих государей, жалованьем, и платим всякие ваши, великих государей, подати за тех ружников за восмь дворов ис того ж вашего, великих государей, жалованья по вся годы сполна.

Милосердые великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы пожалуйте нас, богомолиц своих, для своего государского многолетного здравия, и для поминовения во блаженном успении великие государыни благоверные царицы и великие княгини Наталии Кириловны, не велите, государи, на нас, богомолицах своих, за тех пришлых людей з двенатцати дворов полуполтинных денег и иных никаких податей править, и велите, государи, о том, что те дворы в Стрелецком приказе во 192-м году из окладу выложены и в платежных книгах под статьями очищены, справитца с Стрелецким приказом и послать о том ис Приказа Большие казны в Стрелецкой приказ память. А справясь о том с Стрелецким приказом, дать нам, богомолицам своим, на Алаторь к воеводе свою, великих государей, грамоту, и не велите, государи, на нас, богомолицах своих, впредь за тех пришлых людей за двенатцать дворов всяких податей спрашивать, чтоб нам, богомолицам вашим от того вконец не разоритца и в рознь не розбрестись."

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244 оп. 3. ед. хр. 22

Игуменья Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря Паисия направила царям Ивану и Петру Алексеевичам челобитную с просьбой о невзымании с обители полуполтинных сборов:

Великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичиу, Петру Алексеевичу всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем бьют челом богомолицы ваши города Алаторя Николаевского Кие[вского] Новодевич монастыря игумения Паисея с сестрами.

В прошлом во 186 [1677/78]-м году были на Олатаре перепищик Григорей Супонев да подъячей Василей Петров. И мы, богомолицы ваши, очищая свою монастырскую усадебную землю, подали ему, перепищику, скаску, что на нашей монастырской земле поселились пришлых людей двенатцать дворов. И после переписных книг те пришлые люди поверстались в розные службы, а иных побрали помещики и вотченики. И после того за тех пришлых людей, по вашему, великих государей, указу, спрашивали тот стрелецкой хлеб на нас, богомолицах ваших.

И в прошлом во 192[1683/84]-м году били челом вам, великим государем, мы, богомолицы ваши, что те пришлые люди после переписных книг переписались в розные службы, а иных розобрали помещики и вотченики. И по вашему, великих государей, указу и по осмотру на Олаторе стольника и воеводы Степана Бобрищева-Пушкина, тех пришлых людей двенатцать дворов в Стрелецком приказе из окладу выложены, и в платежных книгах под статьями очищана стрелецкого и запросного и четвериковаго хлеба ныне и впредь до воловых писцов на нас, богомолицах ваших имать не велено, потому что чьи те крестьяня, помещиковы и вотчинниковы, и откуды они пришли, и то в переписных книгах писано имянно. А о том дана нам, богомолицам вашим, ваша, великих государей, грамота. С пришлых з 12 дворов всяких податей до воловых писцов имать не велено. И ныне та ваша, великих государей, грамота на Олатаре.

А ныне на нас, богомолицах ваших, за тех пришлых людей з двенатцати дворов спрашивают полуполтинных и ямских, и полоненичных денег с пуста.

Милосердые великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя, и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас, богомолиц своих, (не велите, государи, с тех пришлых з 12 дворов и с наемных годовых работников со 8 дворов напрасно полуполтинных денег править, и о том на Олатарь к воеводе послать свою, великих государей, грамоту, для того, что и в вашем, великих государи, указе, каков состоялся, с таких пришлых людей и наемных работников о взятье полуполтинных денег не написано).

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. З ед. хр. 23.

Воеводой в Алатыре служил стольник Илья Дмитриевич Дубенский.

Сборник историко-статистических материалов по Симбирской губернии. Симбирск; 1868. с. 146-149.

1687

Алатырскому воеводе дан царский указ о разделе поместья алатырца В. Т. Ляхова в Алатырском и Курмышском уездах, между вдовою его Матреною и племянником чебоксарцем Г. Я. Ляховым:

От Великих Государей, Царей и Великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и Великой Государыни, благоверной Царевны и Великой Княжны Софьи Алексеевны, всея Великия и малыя и белыя России Самодержцев, на Алатырь, стольнику нашему и воеводе к Степану Ивановичу Кузьмину-Короваеву. В даче 161 [1653]-м году, мая в 15 день написано: дано алатырцам Степану да Семену да Ваське Трофимовым детям Ляхова отца их Трофимова поместье Ляхова в Алатырском уезде, в жеребью села Медяны, да пустоши Барсуковой, пашни 75 четей в поле а в дву потому ж, в поместье со всеми угодий, а порознь за ними то отца их поместье в той даче не росписано и имеется того поместья на три жеребья, по 25 четей человеку; да за ним же Василием Ляховым поместья по даче прошлаго 171 [1663]-м году, что ему, Василию, дано прожиточное поместье жены его вдовы Матрены, алатырца Акимовой жены Демушкина, в Алатырском уезде, в деревне Демушкина, да в селе Медян, 77 четей с осьминою, да в Курмышском уезде, в пустоши Злобинской, да в пустоше Афанасьевской Белова, 12 четей с осьминою, всего пашни до четей в поле а в дву потому ж, с сенными покосами и со всеми угодьи; и в прошлом во 193[1685]-м году, Василий Ляхов, из поместья своего в Алатырском уезде, в селе Медяне 25 четей, да в деревне Демушкин, 5 четей, всего 30 четей в поле а в дву потому ж, поступился вместо придапного платья, за дочерью своею Феклою, зятю своему Григорию Глядову, в поместья со всеми угодьи; и всего за ним Василием, по тем дачам было поместья, в Алатырском да в Курмышском уездах, 85 четей. И в прошлом во 195[1687]-м году, июля в 14 день, послана к тебе наших Великих Государей грамота, по челобитью чебоксаренина Григория Яковлева сына Ляхова, а велено в Алатырский уезд, в село Медяны, да в деревню Демушкину, да на пустошь Малаеву, да в Курмышский уезд, на пустошь Злобинскую, да на пустошь Афанасьевскую послать кого пригоже и при сторонних людях в том его Васильев поместье велено описать усады и на усаде места дворовые и пашню паханую и перелог и дикое поле и сено и лес и всякия угодья, а описав то его Васильева поместье, а в нем пашни 85 четей, да из того его Васильева поместья, по нашему Великих Государей Указу и по уложению, с окладу его, с 300 четей, со ста по десяти, и того, в Алатырском уезде, в сем Медян, да в деревне Демушкине, пашни 30 четей в поле а в дву потому ж, велено оставить жене его вдове Матрене в поместье, со всеми угодьи; а достал того его Васильева поместья в Алатырском да в Курмышском уезде, пашни 55 четей-в поле а в дву потому ж, велено отказать племяннику его безпоместному, чебоксарину Григорию Яковлеву сыну Ляхову..

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца. Том XVI. Симбирск, 1914. С. 19-20.

1688

9 мая

В результате пожара в Алатырском Киево-Николаевском новодевичьем монастыре сгорели церкви божии и колокольня, и кельи, и ограда, и поповской двор все погорело без остатку. А святыя иконы и церковная утварь—сосуды и ризы, и книги, и колокола в то пожарное время с поможением градцких жителей из монастыря вынесено.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. З ед. хр. 25.

1689

6 июня

Митрополит Нижегородский и Алатырский Павел выдал Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю благословенную грамоту на строительство нового алатаря в деревянной теплой Николаевской церкви взамен ветхого:

"[Преосвяще]ннейший Павел митрополит Нижегородский и Алатарский. [В ныне]шнем во 197 [1689]-м году июня в день били челом нам, преосвященнейшему митрополиту города Алаторя Киевско-[Нико]лаевского ново девича монастыря игуменья Паиси[я] да поп Ияков подали челобитную. А в [чело]битной их написано: в монастыре у них церк[овь] божия построена во имя Николая Чюдотворца, а олтарь у той церкви стал быть ветх и великое в нем утеснение. И нам бы, преосвященнейшему митрополиту пожа[лова]ть, благословить, велеть вам в том монастыре к теплой церкви во имя Николая Чюдотворца вновь олтарь прирубить, и о том бы дать нашю благословенную грамоту.

И аз, смиренный преосвященнейший Павел, митрополит Нижегородский и Алатарский, города Алатаря Киевского Николаевского новодевича монастыря игуменью Паисию да попа Иякова пожаловал, благословил, велел им в том монастыре к теплой церкви во имя Николая Чюдотворца вновь прирубить олтарь круглой тройной. А святый престол со одеянием [с]рачицею и индитиею и препоясанием не руша внести в тот новопостроенной олтарь священником, а не простолюдином с великим брежением и поставить на старом престольном месте. А будет тот престол внося порушится, и в том олтаре зделать новой престол, а старого престола столбцы и доску велеть закопать под новой престол в землю. А с старого престола антиминс велеть заделать в новом престоле в десном столбце от восточные страны вытесать ящиком и накрыть доскою. А о посвящении того олтаря и об антиминсе бить челом нам, преосвященнейшему митропол[иту] в то время, как тот олтарь со всем совершитца.

Писан в богоспасаемом Нижнем Новегороде лета 7197-го июня в [?] день".

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. З ед. хр. 24.

1690

9 мая

В результате пожара полностью сгорел Алатырский Киево-Николаевский новодевичий монастырь.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. З ед. хр. 26

Игуменья Алатырского Киево-Николаевского новодевичьего монастыря Паисия направила царям Ивану и Петру Алексеевичам челобитную с просьбой о восстановлении сгоревших монастырских построек:

"Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем бьют челом богомолицы ваши города Алаторя Киевского новодевич Николаевского монастыря игуменья Паисея с сестрами. [..]

И ныне мы, богомолицы ваши, скитаемся меж двор. А построить нам, богомолицам вашим, церквей божиих и келей, и ограды, и иного строения нечем, вотчин и крестьян у того монастыря нет.

Милосердые великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас, богомолиц своих, велите, государи, против прежнего церкви божий и кельи, и ограду, и святые ворота, и колокольню, и на колокольне часы боевые, против иных монастырей, и черному попу двор построить на тех же местех своею, великих государей, денежною казною, каторая в зборе бывает на Олаторе в дворцовой приказной избе, или которую вы, великие государи, укажете. И сию нашу челобитную велите, государи, с Олаторя стольнику и воеводе князю Трофиму Федоровичю Борятинскому под отпискою послать к себе, великим государем, к Москве в Приказ Казанского дворца.

Великие государи, смилуйтеся, пожалуйте".

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. З ед. хр. 25

15 декабря

Приказ Большой казны дал алатырскому воеводе Т. Ф. Борятинскому поручение о взятии именных списков о ружниках Алатырского Киево-Николаевскаго и Старо-Николаевскаго монастырей и сообщении их таможенному и кабацкому голове для выдачи по ним монастырского жалованья:

"Список з грамоты слово в слово.

От великих государей, царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя, и Белыя Росии самодержцев на Алатарь стольнику нашему и воеводе князю Трофиму Федоровичю Борятинскому.

В нынешнем во 199 [1690]-м году декабря в 8 день указали мы, великие государи, всех городов ружником наше, великих государей, жалованье—городовую ругу, которым наперед сего давано в городех по указом ис Приказу Большие казны, на нынешней на 199-й год по окладом их на церковной обиход ис таможенных и ис кабацких доходов выдать с росписками.

И как к тебе ся наша, великих государей, грамота придет, и ты б алатарских старого и нового Николаевских Монастырей у игуменей старицам и попом с причетники к даче нашего, великих государей, жалованья взял имянной список в дестевых тетратех, и тот список за своею рукою послал к таможенному их кабацкому голове к Якушке Засыпкину с товарыщи. А к нему, Якушке, по тому имянному списку о даче нашего, великих государей, жалованья указ послан.

Писан на Москве лета 7199 декабря в 15 день".

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. З ед. хр. 27

1691

30 марта

Митрополит Нижегородский и Алатырский Павел выдал Алатырскому Киево-Николаевскому новодевичьему монастырю благословенную грамоту на перенос из Алатырского Троице-Сергиева монастыря деревянной Троицкой церкви в Алатырский Киево-Николаевский новодевичий монастырь и освящении во имя Вознесения Господня:

"Божиею милостию смиренный преосвященнейший Павел митрополит Нижегородский и Алатырский. В нынешнем во 199 [1691]-м году марта в 24 день били челом нам, преосвященнейшему митрополиту города Алатаря Киевского Николаевского новодевича монастыря игуменья Паисея с сестрами подали челобитную, а в челобитной их написано. В прошлом де во 198 [1690]-м году майя против 9-го числа в ночи волею божиею тот Николаевской монастырь выгорел без остатку и церковь божия згорела. И вместо де той згорелой церкви им дают в тот монастырь Троицкого Сергиева монастыря архимандрит Викентий з братьею из алатарского Троицкого Сергиева монастыря ветхую церковь во имя живоначальныя Троицы. И нам бы, преосвященнейшему митрополиту, их, игуменью Паисию с сестрами, пожаловать, благословить, велеть им тое ветхую церковь розобрать и пепревесть на погорелое место в Николаевской новодевичь монастырь, и построить теплую церковь во имя Вознесения Господня, и олтарь вновь прирубить, и о том бы дать им благословенную нашу грамоту.

И яз, смиренный преосвященнейший Павел, митрополит Нижегородский и Алатар[ский] города Алатаря Киевского Николаевского новодевича монастыря игуменью Паисию с сестрами пожаловал, благословил, велел им из Алатарского Троицкого Сергиева монастыря старую деревянную церковь во имя живоначальные Троицы в Николаевской Киевск[ой] новодевич монастырь взять. А ис тое церкви святыи престол со одеянием и с рачицею и индитиею и препоясанием вынести священником, а не простолюдином, и поставить в чисте месте. И тое старую церковь розобрать, а розобрав, перенесть в тот монастырь и поставить на старом церковном месте во имя Вознесения Господня теплую. А верх бы на той церкви был круглой, а не шатровой; и олтарь прирубить новой круглой тройной. А в церкви в олтарных стенах царские двери были б посреди. А по правую их сторону южныя, а по левую северныя, а подле царских дверей по правую сторону меж южных в начале поставить образ всемилостиваго Спаса.

А подле святого образа поставить образ настоящаго того храма. А по левую сторону царских дверей меж северных в начале поставить образ пресчистыя богородицы и иныя образы по чину. А как та церковь со всем совершится, и тот прежде бывшей престол со одеянием и с рачицею, и препоясанием внести в церковь божию священником, а не простолюдином, с великим брежением, и поставить на прежнем престольном месте. А будет тот святыи престол вынося или внося порушится, и в том олтаре зделать новой престол. А с старого престола антиминс велеть заделать в новом престоле в десном столбце от восточныя страны, вытесав ящиком и накрыть доскою. А которые старые церковные бревна в поделку не годятся, и те бревна велеть вывесть в поле и в чисте месте при реке огнем спалить. А о посвящении тоя церкви и об антиминсе бить челом нам, преосвященнейшему митрополиту, в то время, как [та] церковь со всем соверши[т]ся. А колокольница построить особ статьею, а не на трапезе ставить. Писан в [богоспасаемом Нижнем Нове[городе лета] 7199-го [мар]та в 30 день".

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244. оп. З ед. хр. 26.

Не позднее 20 декабря

Сделана выпись из Алатырских переписных книг 1646 и 1667 гг. на поместья князей Якова и Семена Баюшевых:

"[..] В Алатырских переписных книгах, переписи Володимера Злобина да подъячего Константина Зяблого, 154 [1642]-м году, в Менском стану написано за Алатырцем за мурзою за Чепкуном да за Андреем князь Баюшевым детьми, а за ними крестьянских дворов: дв. Калинка Федоров с приемышем с Анцыфырком Изосимовым, и во 153 [1645]-м году Декабря в 20 день написано: дано Алатырским мордовским мурзам Нестурку да Семольянку Богдановым Напкану Чепкуновым детям князь Баюшевым, отцов их, Богданово да Чепкуново, поместья князь Баюшевых детей Розгильдеева.

И во 174 [1666]-м году били челом Великому Государю новокрещен Петр Федоров сын да мордовский мурза.

Дорогунка Нестеров сын князь Баюшев, в прошлом де во 155 [1647]-м году дано им Великого Государя желованья поместья после отцов и дядей, с братьями их с Нестерком да Смольянком, да с дядею их с Андреем князь Баюшевыми, в Алатырском уезде в Менском стану на речке на Мене, и с примерною, земли сто весемьдесят две чети, да в деревне Княжой двадцать девять чети с полуосминого в жеребью деревни Рындине семьдесят девять чети, да на речке на Тарле пятьдесять чети, в сего триста сорок чети с полуосьминою; и отцы де и братья и дядья померли, а после их жен и детей, опричь их, никого не осталось, а то де поместье было за ними не росписано, владели вопче. И в прошлом де во 174 году, поговори они, Петр с ними Дорогункою, меж себя полубовно и записями укрепились, тс поместье поделили: ему Петру досталось на речке на Лине в пустоши стс восемьдесят две чети, да на речке Тарле двадцать пять чети; а ему Дорогунке досталось в деревне Княжной двадцать девять чети с полуосминою, в жеребьк деревне Рындиной семьдесят девять чети, да на Тарле да двадцать пять чети. И чтоб те их поместья велеть за ними справить и меж ими росписать по их полюбовному челобитью. И во 175 [1667]-м году Августа в 9 день, по тому их челобитью, те поместья меж ими росписаны, а по разделу Петру князь Баюшеву досталось на речке на Мене в пустоши сто восемьдесят две чети, да на Тарле двадцать пять чети; в Дорогунке досталось в деревне Княжной двадцать девять чети с полуосьминою, в жеребью деревни Рындине семьдесят девять чети, да на Тарле двадцать пять чети. И в нынешнем во 199 [1691] году, Декабря в 20 день, новокрещена Петрово ж поместье князь Баюшева, что осталось за мною на речке на Тарле двадцать пять чети, справлено за детьми его, за Яковом да за Семеном князь Баюшевыми. А дана выпись с Алатырских переписных книг 154 году Якову да Семену Баюшевым на их поместья по их челобитью, впредь для поместного их владения и для взятья из беглых их крестьян и бобылей в нынешнем во 199 году Декабря в 20 день".

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца. Т. I. Казань, 1882. С. 136-137.

Не позднее 23 декабря

Сделана выпись из Алатырских переписных книг 1676 года на поместья князей Петра и Дорогуна Баюшевых:

"[..] И по разделу Петру князь Баюшеву досталось на реке на Мене, в пустоши, сто восьмедесят две четверти, да на Тарле двадцать пять; а ему Дорогунке досталось в деревне Княжной двадцать девять четвертей с полуосминою, в жеребью в деревни Рындиной семьдесять девять четвертей, да на Тарле двадцать пять четвертей. И чтоб их те поместья велеть за ними справить и меж ими росписать по их любовному челобитью. И во 175 году, Августа в 9 день, новокрещен князь Петр Баюшев то свое Алатырское поместье в Менском стану, порозжую пустую землю, на реке на Мене пустошь, по писцовой книге 182 четверти и с примерною землею, променил Афанасию Борисову сыну Тергеневу; а против выменил у него, Афанасия, в Галицком уезде в Чуглавской осаде, в Винской волости пустошь Ляпина, пустошь Стариковая, пустошь Козловая, да треть пустоши Юрхины, по писцовой книге сто восемьдесят четвертей с третником в поле, а в дву потому ж. В нынешнем во 199 году, декабря 20 дня, новокрещена Петрова ж поместья князь Баюшева, что осталось за меною на реке на Терле двадцать пять четвертей, справлено за детьми его, за Яковом да за Семеном князь Баюшевыми. А дана сия выпись с Алатырских переписных книг 84 году Якову да Семену князь Баюшевым на их поместья; по их челобитью, впредь для поместного владения и для взятия из бегов беглых их крестьян и бобылей, в нынешнем в 199 году Декабря 23 дня".

Материалы исторические и юридические района бывшего приказа Казанского Дворца. Т. I. Казань, 1882. с. 57-58.

1692

Ноябрь

Алатырскому стольнику М. Х. Лопухину направлен список с царской грамоты о взятии денег с 12 дворов пришлых людей, живущих на землях Киево-Николаевского новодевичьего монастыря, на покупку корма для лошадей:

"Список з грамоты.

От великих государей, царей и в[ели]ких князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя, и Белыя Росии самодержцев на Олаторь стольнику нашему и воеводе Мартемьяну Харлампиевичю Лопухину.

В нынешнем в 200 [1692]-м году ноября в 1 день по нашему, великих государей, имянному указу велено в Приказ Большого дворца собрать на покупку конских кормов, чего в нынешнем в 200-м году не достало, с патриарших и архиерейских, и монастырских вотчин, и с церковных крестьян и бобылей, также и з дворцовых, против прошлого 199 [1690/91]-го году с убавкою по гривне с двора; и выслать те деньги к Москве на сроки: из ближних декабря к 1-му, из дальних - тогож декабря к 25-му числом нынешнего 200-го году, чтоб конской кормов в покупке был, не испустя нынешнего зимняго времени. И в том числе алаторских дворцовых сел бортничьих и новокрещенских, и бобыльских, и мордовских з дву тысич с осмидесят с одного двора двести восемьдесят рублев три алтына две деньги; да Николаевского Киевского девича монастыря з двенатцати дворов рубль шесть алтын четыре деньги.

И как к тебе ся наша, великих государей грамота придет, и ты б вышеписанное число денег велел собрать, а на ослушниках доправя, выслал к Москве к указному вышеписанному числу декобря к 25-му нынешнего 200-го году того монастыря с слушкою, а наших дворцовых сел с целовальники. Да о том к нам, великим государем, писал, а отписку велел подать и деньги объявить в Приказе Большого дворца боярину нашему Петру Аврамовичю Лопухину с товарыщи.

Писан на Москве лета 7200-го ноября в день".

У подлинной грамоты припись дьяка Григорья Посникова, справа подъячего Василья Нестерова.

ЦГА Чувашской Республики. Ф. 244, оп. З ед. хр. 28.