Назад
На главную страницу

Закамская засечная черта

"И со 153 году блаженные памяти вел. Государь, царь и вел. князь Алексей Михайлович всеа великия и малыя и белыя Росии самодержец указал для покою христианскаго черту строить попрежне, равнявшаяся 2, 13 м.

Летом 1651 года под руководством боярина Никиты Ивановича Одоевского (он строил Белогородскую черту и был воеводой в Казани) служилыми людьми Степаном Змеевым и Григорием Львовым был составлен план будущей черты и отослан в Москву, в приказ Казанского дворца. План был одобрен и в 1652 г. возвращен в Казань, указав «устроить городы и жилые и стоялые остроги, и всякие засечные, и земляные, и деревянные крепости от Волги реки до Ику реке, и вниз, и до Камы…» Весной 1652 г. закипела работа….

Изображение царя Алексея Михайловичана памятной медали, выпущенной к 250-летиюг. Симбирска.

…Непосредственно от города Белаго Яра начиналась укрепленная Закамская черта, состоявшая из группы сооружении, тянувшихся по правой стороне Большаго Черемшана, так что кочевому неприятелю надобно было при вторжении перейти сперва эту реку, и потом уже он встречался с укрепленною чертою. При сооружении укрепленной линии строившие ее старались повидимому приспособляться и пользоваться природными особенностями, которыя встречались им на пути, вследствие чего находить, что одни укрепления воздвигались в степных местах, а другия в лесных; но так как в здешних местах господствовал лес, то поэтому на черте между укреплениями преобладает «засека».

… к тарасному валу, сооруженному «дубровою и степью чистыми местом до чернаго лесу»… в частности говорится, что «тарасы рублены в крайнем сосновом и в дубровном лесу, в вышину до обламов две сажени, поперек тож; а обламы рублены в пол-аршина и в три четверти, и в тарасах насыпана земля). По тарасному валу построены были в разном разстоянии еще особыя небольшая укрепления, которыя назывались городками и выводами; всех таких построек по валу сделано двадцать пять на четырнадцати - верстном разстоянии. Со стороны поля, в разстоянии двух и более саженей от тараснаго вала, городков и выводов, на всем этом пространстве быль выкопан ров в две сажени глубины и в три ширины («в государеву». От конца тараснаго вала по направленнию к засеке, под увал, на десяти саженях поставлены тройныя надолбы». Затем чрез черный лес на разстоянии двух верст и девятисот саженей устроена была валежная засека в крепких топких местах», шириною от 40 до 60 саженей, — при чем в засеке лес вален всякой: дубняк, вязник, липняк, ольшняк; от корени деревья рублены в аршин и в два аршина». Около леса, в котором была устроена засека, на пространство нескольких сажен находилось топкое место, вследствие чего здесь вбиты были «семерныя надолбы»…

От города Белого Яра до Ерыклинсаго острога "всего валоваго и надолбнаго и острожнаго и засечнаго дела "было устроено на разстоянии девятнадцати верст и 343 саженей."

От рва Ерыклинскаго острога, примыкавшаго к глухой, угольной башни, шла укрепленная черта, которая начиналась по прежнему сперва острогом на разстоянии нескольких саженей, а за ним простирался опять тарасный вал с обламами на верху и рвом со стороны поля известной уже глубины и ширины; лесными пространствами устроены были по прежнему засеки определенной ширины, а «топлыми» местами (около рек) устанавливались по всему болотному пространству «семерныя надолбы». Но такь как тут среди лесных пространств не встречалось таких значительных открытых мест, как между городом Белым Яром и Ерыклинским острогом, то поэтому здесь встречаем несколько раз на разстоянии около 200 саженей один тарасный вал со рвом при нем без городков и выводов. Но коль скоро открытое пространство приближается к 500 саженям, то опять встречаемся с городком при тарасном вале. Преобладание леса на пространстве между Ерыклинским острогом и Тиинским обусловило собой преобладание засеки над тарасными валами и городками по укрепленной черте, которая тянулась на разстоянии около двадцати двух верст от Ерыклинскаго острога.

От Тиинска Закамская укрепленная черта попрежнему сперва шла рядом с рекою Большим Черемшаном, а потом, перейдя реку Малый Черемшан, она принимала северовосточное направление, подымаясь к р. Шешме, притоку р. Камы. За Тиинском укрепления Закамской черты были те же, что и прежде: точно также от наугольной башни на небольшомь пространстве (14 саженей) "поставлен острог"; затем на нескольких стах саженях до чернаго лесу сделан тарасный вал, насыпанный землею, с городком и рвом со стороны поля, а далее чрезь лес известной ширины засека. Но так как полян по пути черты было не много и оне были сравнительно не велики, то поэтому тарасные валы не отличались длиною; напротив, сплошной лес начинался не доходя Малаго Черемшана и тянулся пепрерывно без малаго на разстоянии шестидесяти верст. В сорока одной версте от Малого Черемшана чрез лес проходила в направлении с севера на юг«старая вотчинная дорога», которую пересекала устроенная чрез весь лес засека около 50 саженей ширины. В конце леса на поляне, не достигавшей двух верст, встречаемся опять с тарасным валом, тремя городками и выводами со стороны поля, защищенными рвом на протяжении всей поляны… Укрепленная черта между острогами Тиинским и Новошешминским проходила на разстоянии 83 верст, 386 саженей и состояла как мы видели, проеимущественно из засек, устроенных в лесах…

(Г. Перетяткович. Поволжье в 17 и начале 18 века. 1882 г.)

Семь острогов на страже

Закамская линия начиналась с Белоярской крепости на Волге, шла вдоль Черемшана, удаляясь от реки на 10-20 километров, и уходила дальше к северо-востоку, заканчиваясь на реке Ик, неподалеку от впадения в Каму. Кроме Белого Яра, на линии имелось еще шесть острогов: Ерыклинский, Тиинский, Новошешминский, Кичуйский, Заинский и Новомензелинский. Последний был самым большим: общая протяженность его стен достигала двух километров, что было в два раза больше, чем в Белом Яре. Остальные остроги значительно уступали в размерах.

Ерыклинская крепость представляла в плане прямоугольник со сторонами 88 и 109 метров. Ее окружал вал с 4-метровым частоколом. На валу стояло б башен, две из которых - северная и южная (на казанскую и ногайскую сторону) - имели проезжие ворота и вышки. На северной башне находился «государев вестовой колокол». Высота башен с вышками достигала 17 метров, что позволяло «в степь видеть на пять верст». Вокруг острога был сделан ров глубиной 4 метра, заполняемый при необходимости речной водой. Так же были устроены Тиинский и Новошешминский остроги, тогда как в Кичуйском, самом маленьком, имелось только 4 угловых башни.

Основной заслон - деревья. Оборона не располагала сильным вооружением. Так, в Белом Яре имелось «3 пищали медные в станках на колесах, пищаль фунтовая, к ней 30 ядер, 2 пищали четырех-фунтовые, к ним 50 ядер, 3 пищали полковые, к ним 89 ядер пушечных, 3 пуд зелья ручного, свинцу тож, 405 самопалов». Примерно такие же арсеналы имели другие крепости. Закамская черта, имея протяженность около 350 километров, большей частью состояла из лесных засек. Деревья подрубали на высоте человеческого роста и не отделяя от пня, валили в сторону неприятеля. Ширина завалов достигала ста и более метров. Эти лесные участки считались заповедными, в них запрещалось рубить деревья, прокладывать новые дороги и тропы. Население могло проходить через засеки только в определенных местах - засечных воротах. На открытых участках возводили 4-метровые земляные валы с глубоким рвом. Отдельные протяженные участки древнего вала сохранились в районе Белого Яра, Мулловки, Тиинска, Боровки и в других местах.

Польские шляхтичи на службе у государя

Основу гарнизонов составили польские шляхтичи, взятые в плен после трехмесячной осады Смоленска. Рассказывая об этих событиях, известный историк В. Соловьев пишет, что воеводе Обуховичу и полковнику Корфу разрешили уехать в Литву, а остальной шляхте и мещанам предоставили право выбора: они могли или вернуться в Литву, или присягнуть государю. Многие остались в России и были посланы на Закамскую черту. Смоленским иноземцам оставили прежних командиров, сохранил и структуру отрядов и знамена. Отряд Белого знамени в количестве 141 человека направили в Тиинский острог. Им отвели земли под дворы, огороды и гумна и выдали деньги на дворовое строение. Жили поляки в отдельной слободе, построив себе 123 двора. Поручиком в Тиинске был Лавринко Бутов, знаменосцем – Гришка Беляев. В Новошешминске нес службу отряд Красного знамени численностью 127 человек под руководством поручика Степана Пузикова и хорунжего Марлона Сверкуна. В Заинске стоял отряд Желтого знамени (81 человек), в Новомензелинске - отряд Черного знамени 126 человек). Таким образом в 1656 году на Закамскую черту прибыло 478 шляхтичей. Кроме них, службу несли более 600 стрельцов и казаков, присланных из разных мест. Так, в Тиинске было 50 стрельцов из Ахтачинска, а сотня конных казаков из Лаишева составляла основу белоярского гарнизона. В Кичуйском остроге служили вахтовым методом по 50 ратников из Казани.

Стояли небольшими гарнизонами

Остроги отстояли друг отдруга на 40-60 верст (между Тиинском и Новошешминском более 100 верст), и небольшие гарнизоны не могли надежно контролировать всю границу. В центральной России для этого имелась особая служба разведки. Наблюдение за противником вели «сторожа» - небольшие отряды из 6-10 человек, уходившие в степь на расстояние 4-5 дней пути. Им определялась полоса границы шириной до 20 верст. Еще дальше посылались более. Крупные отряды - «станицы», численностью до 100 человек. Они располагались в определенном месте (стане), откуда по разным маршрутам посылались дозоры. При обнаружении противника отправляли гонцов в крепости, а остальные станичники оставались в тылу врага, следили за ним, стараясь выведать его численность и планы. Сторожевая служба проходила с 1 апреля до начала зимы,

сторожа сменялись через 6 недель. Запрещалось покидать свой пост до прибытия смены, чтобы «сторожи без сторожей не были во весь год ни один час». Несколько другой распорядок был у станичников. В приграничных городах имелось по 8 станиц, они уходили в дозор на две недели, так что первая выезжала вторично через 4 месяца. Служба продолжалась до 1 декабря, но если к тому времени снег еще не ложился, станицы посылались и позже. Если станица была уничтожена, на ее место посылалась очередная, и расписание служб смещалось. Если выяснялось, что сторожа стоят «небрежно и неустороженно» или не на указанном месте, виновных били плетьми. За оставление своих постов до прибытия смены сторожей казнили. За лишние дни стоянки опоздавшая смена платила сторожам штраф по полуполтине в день на человека. Все эти меры предусмотрены в указе «О станичной и сторожевой службе», составленном в 1571 году боярином Воротынским.

 Только один набег калмыков

На Закамской черте сторожей и станиц не было. Во всяком случае ни в одном документе о них не упоминается. Калмыки только один раз преодолели линию обороны. Они прорвались между Тиинском и Новошешминском, когда строительство еще не было окончено, дошли почти до Камы и разорили много поселений. После этого оборону укрепили, построив новую Билярскую крепость, а перед границей сделали наблюдательный пункт, предупреждавший о нападении.

О тех временах напоминает название села Караульная гора. Наблюдение за кочевниками вели и в других местах. Село Старая Сахча стоит на старой казанской дороге, первоначально здесь находился сторожевой пост («сакчи» - сторож). При появлении противника отсюда посылали гонца в Тиинский острог или разжигали дымовой сигнальный костер. Петр и придавал особое значение Закамской черте, рассматривая ее не только как защиту от кочевников, но и как надежную опору в случае волнений местных коренных народов. После Башкирских восстаний он намеревался разместить здесь 10 драгунских полков, однако непрерывные войны на западных границах России не позволили осуществить эти планы. Только после смерти Петра в район Новошешминска перевели новые отряды гвардейцев. Их разместили в Петропавловской и Екатерининской слободе, которые сохранились до наших дней.

«Пахотные солдаты»

Потомки стрельцов, польских шляхтичей, белопашенных казаков, гвардейцев и драгунов, служивших на Заволжской границе, составили впоследствии особое крестьянское сословие - «пахотные солдаты». Они не подлежали рекрутству, но в случае особой необходимости на военную службу отправляли всех годных молодых людей, которых официально именовали «малолетками». Они служили по 15 лет, желающие оставались на 25 лет и получали полный пансион. Местное населление весьма гордилось звание «гвардионов» и сохраняло некоторые внешние отличия военныхлюдей. Они брили бороды, носили фуражки, были более подтянуты и вообщесвоим внешним видом отличались от остальных крестьян. После смещения границы к югу гарнизоны Закамской черты были упразднены. Из служивших здесь люден сформировали четыре полка - Шешминский, Билярский, Сергеевский и Александровский - и направили в Оренбургский край. Всего туда прибыло около 5000 человек, именно они дали начало Оренбургскому казачеству.

(Ф. Д. Касимов. Закамская черта 2002 г.)

В 1973 году А. Ермолаевым была проведена инвентаризация Закамской черты.