Назад
На главную страницу

С. Мельников

Древние царские грамоты Казанской и других губерний

Именной и географический указатель.

XXII. (..) Росии самодержцу, бьет челом холоп твой, Свияжской служилой татарин, деревни Чирков, Ямбулатко Бекбулатов. Есть, Государь, поместные сенные покосы отца моего старинные, чрез реку Свиягу и чрез Даушевской старой перевоз, дорогою прямо на гору, на два дуба, на вершину Свияги реки, и в тех, Государь, урочищах граней не знать. Милосердный Государь, Царь и Великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия, и Малыя, и Белыя Росии Самодержец, пожалуй меня, холопа своего, вели, Государь, в те отца моего старинные поместьица, сенные покосы послать из Свияжска дозорщика, кого пригоже, и досмотрить и грани поставить вновь, чтоб с ясашными людми спору никакова не было. Царь, Государь, смилуйся, пожалуй!

XXIII. Прошение Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, от чувашенина, ногайской дороги деревни Саралан, Ишмашки Меличева, о избавлении его от двойной работы на валу.

Царю, Государю, и Великому Князю Алексею Михайовичю всеа Русии, бьет челом сирота твой, чувашенин ногайские дороги, деревни Саралан, Ишмашко Меличев. Тому, Государь, третей год, по Твоему Государеву указу, ездили за Каму реку для чертежу Казанцы Степан Змеев, да Григорий Лвов, а мы сироты твои у тово чертежу были в вожах; а ныне, Государь, по тому чертежу указано делать вал, а мне, сироте твоему, сказано, у тово валовова дела по прежнему быть в вожах. И в прошлом, Государь, во 160 году, был я, сирота твой, у тово валовова дела в вожах, во все лето; да яж был написан в степь, в роботу, в деловые люди с трех дворов, и от тое работы был отставлен для вожи; и будучи в вожах и до межи своей до вотчины отделал, а ныне я, бедной, написан в деловые люди со шти дворов, да сверх того емлют меня с собою в степь голова Ондрей Илюткин в вожи, к проезжим станицам, и мне стало вдвойне служить не в мочь. Милосердый Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа Русии, смилуйся! Вели Государь мне о том свой Царский указ учинить, чтоб мне, вдвое служа, в конец не погибнуть. Царь, Государь, смилуйся, пожалуй!

XLVIII. Грамота Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, казначею и старцам Тетюшскаго Покровскаго монастыря, об отмежевании пожалованных оному рыбных ловель от других владельцев особо.

(Грамота эта, к сожалению, не имеет ни начала, ни конца; но так как в ней очень хорошо объясняется топографическое положение многих дачь и мест симбирской и самарской губерний, то найденные остатки ея прописываются здесь слово в слово).

... Ловят многие сторонние люди насилством, а те де их монастырские озера з западными и с восточными обмежеваны и ныне потому ж старые признаки есть, и Нам Великим Государем пожаловати б их, велеть те их монастырские рыбные ловли, озера Княгинка с озеры и з западными и с восточными по старым межам и граням вновь обмежевать и о том межеванье дать им Нашу Великих Государей грамоту. А в приказе Казанского Дворца, Спаса Новаго мопастыря стряпчей Иван Домахин подал ввозную грамоту, какова дана в Казани, из приказное полаты, в прошлом во 154 году, за приписью Дьяка Ивана Ларионова, и с той ввозной грамоты взят к делу список, а подлинная отдапа ему, а в списке написано: в прошлом во 153 году, посылан был казанец Матвей Тютчев, на рыбные ловли Покровского Тетюшского монастыря, да Княз Федора, да Княз Ивана Осановых, а велено ему Тетюшского Покровского монастыря Княз Федоровы и Княз Ивановы рыбные ловли розмежевать в правду, по старым межам, которые межи и урочища написаны в Наших Государевых межевых грамотах, и по дачем поставя на меже с обе стороны исцов и ответчиков, чтоб в тех рыбных ловлях меж ими впред спору не было. И Матвей Тютчев, приехав в Тетюши, сторонними людми и старожилы, монастырские рыбные ловли озеро Княгинки с казанскими новокрещены и со Князем Федором Осановым, по отводу старожилцов, розмежевал по старым межам, которые межи и урочища написаны в жалованных грамотах и по дачам поставя на межах с обе стороны исцов и ответчиков: Княгинка озера вышла из Волги реки, на луговой стороне, на низ впала в то озеро Княгинку истоком речка Рутка (вероятно р. Утка), а в ту речку Рутку впал исток из Волги, да из болота озерко Янк (вероятно оз. Яик); а верхняя межа тому озеру Княгинке от Волги, подле того Волского истоку, что пал в Рутку речку, грань на кудрявом дубу, одна грань натесана на низ по Волге реке, до Княгинки озера, а з другой грани с того ж дуба, к черному лесу на два дуба и на одном дубу грань, а с тое грани чрез врашек к озеру к Янку, что впал в ту речку Рутку, а та речка Рутка впала в Княгинку озера, и подле того озера Янку на березе грань, а та береза покляпа в то Янк озеро, а с тое грани вниз потому озеру Янку, на Березовое озерко, а то озерко вышло ис тое речки Рутки и пало в левой же стороне в Княгинку озеро; и в том Березовом озерке на осокоре грань, и с тое грани, на низ по Княгинке озеру, на дубок блиско бору, на ней грань; на низ по Княгинке ж озеру, а то Княгинкино озеро прошло сквоз Заборного озера, и с того озера заборного выпало озерко Полевое и с истоком, и пало то полевое озеро истоком в Княгинку ж озеро и на том полевом озере на левой стороне верхней изголови и на дву березах на одном корене грань, а с тое грани того Полеваго озера на низ на дерево, на виловатуго потол, а подле тое потоли грань, а с тое грани на дву дубах на низ по Княгинке озеру, нижняя межа, а верхней изголови у Ботмы речки; да ис того ж Княгинкина озера на право в стороне вышел исток Бобровой, а пал тот Бобровой исток в Пигели озерко, и на том Пигелском озерке на дубу грань, против того дуба осокор стоит в воде в праве, а то Пигеское озерко пало в Оленья озеро, а то Оленья озерко пало в ту ж Ботму речку, и на том Оленье озерке вверх стоят на праве ж две осокори, подле их дуб тройной на одном корене, и на одной осокори грань, а с тое грани на туж нижнюю грань на два дуба, что верхней изголови у Ботмы речки, а тою Ботмою речкою и около ее озеры источными и не источными и заводными и Красною рекою вниз монастырских вод Княгинкин исток по левой стороне, позад граней, и Боброваго истоку и Пигилеевскаго и Оленья озеров на право позад граней владеют водами Княз Яков, да Княз Федор Асановы, а та их Ботма речка пала истоком в Волгу реку, в Ботемскою волошку, а та воложка пала устьем на Волгу против Лопаткины заводы; да Тетюшского Покровского монастыря воды рыбные ловли, Белое озеро, на луговой сторопе выпала ис степи из дву рек Кулмайра, да Кавыкормана, а пала то озеро в Волгу реку, против Костоломских гор, да на горах озеро Торопово выпало от их же монастырских вод от волошки Кривуши, а пало то озеро в их же воды в волошку Щучью, а Подгорное озеро вышло ис Черемишевские волошки, а пала в Кривуши озеро; а Щучья волошка вышла из Волги, против Утинной волошки, а пала в Волгу реку против Княгинского устья; а Кривуша волошка выпала из Волги, против Сергеевского острова, а пала в Щучью волошку. Да во 153 же годе Тетюшского Покровского монастыря и Княз Федора и Княз Ивана Осановых, на рыбные ловли посыланы были казанцы Княз Дмитрей Болховской, а велено ему сыскать всяких чинов людми, большим повалным обыском, которыми озеры владели Тетюшского Покровского монастыря и Княз Яков з братом Осановы против дачь, да которые озера окажут обыскные люди Тетюшского Покровского монастыря и Княз Якова з братом Осановых и Княз Митрею с теми старожилцы по сыску, и по выписи книг и дачь как описано выше сего...

IXL. Данная от Боярина и Воеводы Князя Данила Афанасьевича Борятинскаго, казанскаго уезда, нагайские дороги закамской стороны вожам, деревни Табор, Кадырмаметке Илмаметеву, на пустую порозжую землю и сенные покосы по речке Мурасе.

Лета 7198 сентября в день, по указу Великих Государей, Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алесеевича, и Великие Государыни и Благоверные Царевны и Великия Княжны Софьи Алексеевны, всеа Великия, и Малых и Белыя России Самодержцев, Боярин и Воевода Княз Данила Офонасьевич Борятинской с товарыщи, дали выпись, Казанского уезду, Нагайские дороги за Камской стороны вожам, деревни Табор, Кадырмаметку Ишмаметеву с товарыщи, на пустую порозжую землю, и на сенные покосы, по Мурасе речке, для того: в прошлом во 184 году июня 13, били челом блаженные памяти, Великому Государю, Царю и Великому Князю Федору Алексеевичу, всеа Великия, и Малыя и Белыя Росии Самодержцу, Казанского уезду, Ногайской дороги, за Камской стороны вожи, деревни Табор, Кармышко Беляков, Кадырмаметко Шимаметев, Тирнячко Уразов, Ахмаметко Алимов, Ишка Бурнашев, с товарыщи: есть де за Камою рекою пустая порозжая земля, дикое поле ковыла, а селище той их пустоши на устье Карей речки, против стараго городища, а межи и урочища той пустоши, нижняя межа от Тююрман, а около Тююрман черной лес, а против Тююрман ключ впал в речку Марасу; Карей река по обе стороны с черным лесом, и с сенными покосы, а от Карей реки борок, и дубровы, и черной лес, и пашенная земля, и сенные покосы, к всякие угодья, и черной лес в вершине Марасы речки, и з борком; а ниже Кирея речки, Мураса река, по обе стороны; против студенаго ключа, моховое болото и Ятняк и озерка и борок вершина черной лес; и та де пустошь не отдана никому, лежит в пусте и не владеет ею нихто. И как де бывают Великаго Государя на службе до Самары, и до иных городов, и едучи им попадаютца текучие звери и птицы на Кинеле реке, и на Черемшане, и на Соку реках, летним и зимним путем; и они де на котел зверя и птиц убить не смеют и тех вотчин хозяева Чуваша, и Черемиса, и Мордва стрелять им не велят; а у них де поместей, и вотчин, и оброчных рыбных ловель и меленок нет; а отделяютца у них брат от брата и сын от отца, и служат с ними; а пашенной земли и сенных покосов нет. И Великий Государь пожаловал бы их, велел тое пустошь, дикое поле, за ними справить в тех межах и урочищах, и с меленкою колотовкою, где доведетца построить, с пашенною землею и сенными покосы и со всякими угодьи и по рекам Кинелю, и Черемшану а по Соку зверя и птицы бить, и где попадетца в тех вотчинах неделаной дуб, или сосна, зделать без пенно, и с хмелевым браньем, за их службы, и скорые посылки. А в поместных дачах, и в оброчных, и в ясачных книгах за Камою рекою пустей порозжей земли дикаго поля ковыла, и сенных покосов, и всяких угодий, по тем межам и урочищам, которые в челобитье написаны у челобитчиков вожей, у Кармышка Белякова с товарищи, и поместье, и на оброке, на ясаке ни за кем не сыскано. А у выписи челобитчики, вожи Кармышко Беляков с товарыщи, сказали: о которой де пустой порозжей земле, о диком поле, и о сенных покосах, и о всяких угодьях бьют челом Великому Государю они Кармышко с товарыщи, та де пустая порозжая земля и дикое поле, и сенные покосы, и всякия угодья, по тем межам и урочищам в поместье и в оброк и на ясак никому не отдано, лежит порозже и никто ими не владеет. И в прошлом же во 184 году июня 17 по выписке за пометою Дьяка Ивана Кучецкого велено про тое землю сыскать, та земля и угодья лежат порозжи ль? в поместье и на оброк на пред сего кому не отданы ль? и не владеет ли хто? а будет, хто владеет, и почему владеет, и по сыску будет та земля и угодья лежат порозжи; и не кому не отданы и спору ли с кем не будет, велено отписать, и измерить, и сыск и мерныя книги подать в приказной полате; и против той пометы к сыск не посылывано. И в прошлом во 196 году, августа в 14 день, били челом Великим Государем Царем и Великим Князем Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичю, и Великой Государыне, Благоверной Царевне и Великой Кпяжне Софии Алексеевне всеа Великия, и Малыя и Белыя Росии Самодержцем, станишные вожи, Нагайские дороги закамские стороны деревни Табар, Кадырметко Ишмаметев с товарыщи: в прошлых де годех били челом Великим Государем оне о пустой земле и сенных покосах, за Камою рекою, на Марасе реке; и про тое де землю, про сенные покосы велено сыскать, и по сыску отказать за них; и для сыску и отказу на тое землю, и на сенные покосы не посылывапо; и Великие Государи пожаловали б их, велели на тое землю, и на сенные покосы, для сыску и отказу послать подъячево. И августа в 18 день, по указу Великих Государей, и по помете на деле Дьяка Данилы Небогатова, велепо послать подъячего, по прежним пометам, и про тое землю с угодьи сыскать и по сыску, буде спору не будет, измерить в десятины, и положа в чети, отказать им, и послать откащика, да тот сыск в мерные и отказные книги за руками подать в Полате. А в сыскных и отказных книгах, приказные Палаты, подъячего Василья Ондреева, прошлого 196 году написано: приехав он в казанской уезд, по Ногайской дороге, за Каму реку, на пустую порозжею землю, на дикое поле, по Мурасе речке, по обе стороны, в те урочища, которые написаны в челобитье вожей, у Кармышки Белякова, с товарыщи, взяв с собою сторонних людей, Билярского городка белопашенных стрельцов трех человек, да Мещеряков деревни Марасы двух человек, деревни Алтаровы шти человек, деревни Кашкины двух человек, да ясачнаго татарина деревни Алкеевы одного человека, всего сторонних людей было шеснадцеть человек, и теми сторонними людми против челобитья вожей, Кадырмаметка Ишмаметева с товарыщи, про тое пустую землю и про сенныя покосы сыскивал; а в сыску билярские белопашенные стрелцы, по святей Евангельской непорочной заповеди Господни а Мещеряки и ясачной татарин по своей вере, по шерти, сказали, о которой де пустой порозжей земле, о диком поле, по Мурасе речке, по обе стороны, по сенных покосах, по лесу, и всяких угодьях, которые в челобитье написаны у вожей, у Кармышка Белякова с товарыщи, бьют челом Великим Государем вожи, деревни Табор, Кадырмаметко Ишмаметев с товарыщи, и та де земля по тем урочищам, с сенными покосы, и с лесом, и со всеми угодьи, лежат в пусте, в поместье, и в вотчину, и на оброк, и на ясак никому не отдана, и не владеет ею нихто; и при тех сторонних людех, ту пустую порозжую землю, дикое поле по Мурасе речке, по обе стороны, и сенные покосы переписал, и измерил в десятины, и положил в чети, а по мере и по смете тое порозжие пустые земли дикого поля на четыреста на дватцеть десятин, а четвертьми на восемь сот на сорок четвертей в поле, а в двух потомуж, да сенных покосов на четыре тысячи копен; и ту пустую порозжую землю, дикое поле по Мурасе речке, по обе стороны, и сенные покосы со всеми угодьи, по урочищам, что писано в челобитье у Кармышка Белякова с товарыщи, отказал вожам деревни Табор, Кадырмаметку Ишмаметеву с товарыщи, против их челобитья, при тех же сторонних людех, которые в сыску были. И в нынешнем 198 году, сентября в 3 день, били челом Великим Государем Казанского уезду, Ногайские дороги закамские стороны вожи, деревни Табор, Кадырмаметки Ишмаметев с товарыщи: в прошлых де годех дана им за Камою рекою пустая порозжая земля и сенные покосы, по Мурасе речке, а выписи владенной на тое землю и на сенные покосы им не дано, и Великие Государи пожаловали б их, велели им на тое землю, и на сенные покосы для владенья дать выпись. И по Указу Великих Государей, Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексевича, и Великия Государыни, Благоверные Царевне и Великия Княжны, Софии Алексеевны, всеа Великия, и Малыя и Белыя Росии Самодержцев вожам Кадырмаметку Ишмаметеву с товарищи, на тое землю, и на сенные покосы, и на всякия угодьи, дана сия выпись, по их челобитью...