Назад
На главную страницу

В.Н. Поливанов и В.Э. Красовский

МАТЕРИАЛЫ ИСТОРИЧЕСКИЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ

РАЙОНА БЫВШЕГО ПРИКАЗА КAЗАНСКАГО ДВОРЦА

Т. II

Собрание актов XVII-го и начала XVIII-го в.в., В. П. Мещеринова, П. В. Анненкова, А. В. Толстого, Л. А. Прушакевича и др.

Издание Симбирской Губернской Ученой Архивной Коммиссии.

Симбирск

Губернская Типография.

1898

Печатано по постановлению Симбирской Губернской Ученой Архивной Коммисии 7 января 1898 года.

От редакции

Исторический архив Симбирской Ученой Архивной Коммиссии, одновременно с нею открытый 30 июля 1895 года, несмотря на свое недавнее существование, быстро обогатился ценными памятниками XVII и начала XVIII столетий. В числе документов, поступивших в его собрание, находятся царские жалованные грамоты и указы, челобитные, владенныя выписи из писцовых, переписных и отказных книг, списки с дел судебнаго и административнаго производств и др. акты, издаваемые правительственными должностными лицами, а также и акты частнаго юридическаго быта. Всего за этот сравнительно короткий промежуток времени в исторический архив поступило, не говоря о массе дел от учреждений, от частных лиц более 300 древних рукописей и документов, имеющих значительный Устный интерес, по своему близкому отношению к прошлому симбирскаго Поволжья. Такое сочувственное отношение к научным задачам Архивной Коммиссии симбирскаго поместнаго дворянства и других лиц, любящих родную старину, несомненно ей очень дорого, тем более, что судьба документов, хранящихся в наших фамильных архивах, далеко не всегда обеспечена. Дела и документы правительственных учреждений хранятся в более или менее приспособленных для их хранения архивных помещениях, где им ведутся описи и указатели, тогда как у частных лиц они зачастую гибнуть бесследно для науки. Сколько фамильных архивов, с переходом имений в руки разночинцев, было продано на вес, как никому более ненужный хлам! Между тем эти злосчастные столбцы — памятники заветной старины — в научном отношении не

IV

менее драгоценны, как и официальные ценные бумаги. Справедливо замечает проф. Загоскин, что архивы приволжья правительственных мест и учреждений содержат в себе самое незначительное количество актов, относящихся к допетровской эпохе: пожары и время с роковою последовательностью совершали дело постепеннаго истребления их. Не здесь следует искать письменных памятников истории местнаго края: их следует искать у частных лиц, в грудах старых книг и бумаг, нередко целыми сундуками хранящихся по помещичьим домам и усадьбам. Замечание это особенно важно по отношению к Симбирску, в виду того, что ведавший его Приказ Казанскаго Дворца сгорел в 1701 году, а с ним погибли и документы.

С целью сделать поступившие в наш исторический архив рукописи доступными для изучения, Симбирская Архивная Коммиссия просила своего члена В. Э. Красовскаго заняться разбором и приведенем их в систематически порядок по роду актов и по годам. Обилие поступившаго материала и трудность его разработки вынуждает на первый раз ограничиться изданием только трех отделов: А) Царские грамоты и указы и различные акты, издаваемые правительственными должностными лицами, Б) Челобитные и В) Книги, дела и выписи. Коммиссия надеется на продолжение в будущем году издания со включением других отделов в том же порядке и из тех же архивов П. В. Анненкова, А. В. Толстаго, В. П. Мещеринова, Л. А. Прушакевича и др.

Помещенные в сборник акты дают богатый материал для изучения колонизации симбирскаго края, знакомят нас с постепенным водворением здесь русскаго служилаго элемента и представляют ценные данные к определению поместной системы и вотчинных прав. Настоящее издание по характеру вошедших в него письменных памятников, по времени и месту, к которым они относятся, имеет непосредственную связь с изданным в 1882 году проф. Н. П. Загоскиным сборником историко-юридических материалов района бывшаго

V

Приказа Казанскаго Дворца и является, таким образом, ответом на его запрос о желаемом появлении второго тома. В виду этого составители приняли однообразное расположение актов и дали сборнику тоже наименование с определением лишь его последовательнаго выхода, как второго тома одного общаго труда. Правописание подлинника сохранено в точности, но для облегчения чтения малопонятных древних документов, все сокращения или титла, находящиеся вверху строки, введены в текст; некоторые малые буквы заменены большими и расставлены знаки препинания. Под каждым актом указано лицо, от котораго он был получен. В конце сборника приложены алфавитные указатели лиц, географических названий и некоторых, встречающихся в тексте, предметов.

В заключении составители сборника, принося свою искреннюю благодарность всем лицам, сделавшим пожертвования актами и документами, вошедшими в его состав, позволяют ceбе надеяться, что издание это не будет лишним в ряду историко-юридических материалов среднего Поволжья и вместе с тем послужит достойным вкладом к предстоящему юбилею 250-летия основания города Симбирска
В. Поливанов. В. Красовский.

А.

Царские грамоты, указы и различные акты, издаваемые правительственными должностными лицами.

Жалованные грамоты, указы, наказные памяти воеводам, благословенные грамоты, послушные грамоты, доездные наказные и платежные отписи (квитанции) приказных лиц в приеме в казну различных денежных и хлебных сборов.

3

№ 1. 7182—1674 г. Жалованная грамота*) царя Алексея Михайловича Ивану Путилову на поместную землю в Свияжском уезде, за его службу, промыслы и храбрость в войне России с Польшею и Литвою.

Божию милостью, мы Вел. Гос. Ц. и Вел. К. Алексей Михайлович (титул) по своему царскому милосердному осмотрению пожаловали св... льевича Путилова за его к нам Вел. Гос. Царю и Вел. Князю А... и к нашим Государским благоро... Царевичю и Великому Князю Алексию Алексиевичю и благоверному Царевю и Велико.. и благоверному Царевичю и Великому Князю Симеону Алексеевичю и благов... Иоанну Алексиевичю и ко всему Московскому Государству многую службу...во 162... (1654)... после поляновскаго д.. нчания, что было... ми... вечному миру противенство учинено и за те досадительства христианские Пресвятая Богородицы молитвою, взяв непобедимое оружие, святый и живо... мы Вел. Гос. Ц. и Вел. Кн. Алексей Михайлович (тит.) своею Государскою особою с Царевичи, которые служат нам Велико... Государстве, с Грузинским и с Касимовским и с Сибирскими и с боляры на... многими ратными людьми на польское и литовское королевство ходили на Смоленск... и иные многие городы в Литве и на белой России поимали: и коруны польские... в дальних местах в походах великое одоление учинилось. И в прошлом... генваря в день, милостию того всесилнаго Бога и заступлением надежды христианск... силою честнаго и животворящаго Креста Господня и молитвами московских чудотворцов... и Ионы и Филиппа, а нашим Великого Гос. Царя и Вел. Кн. Алекия Михайловича (тит.) и дптей наших Государских благовернаго Царевича... Князя Симеона Алексиевича и благовприаго Царевича и Великаго Князя Иоанна

*) Образец жалованной грамоты в XVII веке утверждался особым указом (см. Историко-юридические материалы изд. М. А. М. Юст., вып. I, 1889 г.) так что никаких изменений в ней не могло быть делаемо до тех пор, пока новый указ не изменял установленнаго образца, равно обязательнаго для всех служилых лиц. Прим. ред.

— 4 —

Алексиевича, счастием буд... съездех великие и полномощные послы, болярин наш и наместник Шацкой Афонасий Лаврентиевич О…. Нащокин с товарищи, с польскими и литовскими послы и комиссары: договор учинили на перемирие на тринатц... лет и на шесть месяцов. А в те перемирные лета, за Божиею помощиею, нам Великому Государю, нашему Царск... Величеству, с братом нашим с Великим Государем, с его, Королевским Величеством, искать вечнаго миру... и в надежду того во всякой помочи Государственной против бусурман союз учинили. А завоеванного за нами Великим Государем, княжество Смоленское и Украина по Днепра, а уступили в сторону Королевскаго Величества по... ин все городы до Лифлянт и договорную запись на чем виру учинили, к нам, Великому Государю, к Москве (п)ривезли. И мы Вел. Гос. Ц. и Вел. Кн. Алексей Михайлович, (тит.) те службы, которые сначала в нашем Великого Государя в Царственном, с благодарением всесилнаго Бога, в походе были и все лета тое войны с полки в разных походах, многое одоление над противными славно по всему свету показали, пожаловали Ивана Путилова, похваляя его службу, промыслы и храбрость в роды, с поместнаго его окладу с — 400 четвертей, со 100 четвертей по 20 четвертей, итого 80 четвертей из его, Свияжснаго поместья в селе Буркашеве да в селе Муратове да в деревне Кулабердине пашни восемьдесят четвертей в поле, а в дву потому ж, в вотчину со крестьяны и со всеми угодьи. А по Свияжскому перечневому списку 115-го и 116-го и 117-го и 118-го и 119-го г. и подаче 105-го в жеребью села Буркашева пашни тридцать одна четверть без полтретника, а в жеребью селе Муратове по даче 105-же года пашни двадцать девять четвертей с осминою, а в деревне Кулабердине по той же даче 105-го года пашни двадцать четей, всего в вотчину восемьдесят четей в поле, а в дву потому ж. И сверх вотчиной дачи осмидесять четей останется за ним, Иваном поместья в Свияжском же уезде, в том же селе Буркашеве, старые дачи осмина без полполтретника да примерные земли, что у него примерил писец осмина с получетвериком да пустоши на лева ж старые дачи осмина да примерные земли одиннадцать четей с полтретником да что ему даны из Ивановских сенных

5

покосов два(д)цать шесть четей без третника; всего за ним, Иваном, сверх вотчиной дачи останется поместья в Свияжском уезде старые дачи и с примерною землею сорок восемь четей с полполтретником в поле, а в дву потому ж; ему, Ивану, теми перехожими четьми владеть в поместье. И на ту вотчину велели есмя дать сию нашу Царскую жалованную грамоту, за нашею Царскою красною печатью. И по нашему Великого Гос. Ц. и Вел. Кн. Алексея Михайловича (тит.) Царскому жалованью, та вотчина ему, Ивану Путилову и его детям и внучатом и правовнучатом в роды их неподвижно, чтоб наше Царское жалованье и их великое дородство и храбрая служба за веру и за нас, Великого Государя и за свое отечество, последним родом было на память и на их бы службы дети его и внучата и правовнучата, кто по нем роду его будет, так же и за веру христианскую и за святыя Божия Церкви и за нас, Великаго Государя и за свое отечество стояли мужественно. А в той вотчине он, Иван Путилов, дети его и внучата и правовнучата по нашему Царскому жалованью волны и продать и заложить и в приданое дать, а в монастыри той вотчине по душе не отдать. А будет продаст в чужой род, а кто будет роду его похочет тое вотчину выкупить, ему ту вотчину выкупить по Уложению. А будет у него роду не останется и та вотчина останется не продана и не заложена и в приданые не отдана: и та вотчина взята на нас, Великого Гос. Ц. и Вел. Кн, Алексия Михайловича, (тит.) в поместные земли. Печатана нашего Государства в Царствующем граде Москве. Лета 7182-го марта в 22 день. И алт(ы)н две взят. В книгу записана.

Из собрания М. Ф. Белякова

№ 2. (1686 г.) Жалованная грамота синбиренину Артемью Жеребятникову на почетную землю в Синбир. уезд за его службу, промыслы и храбрость в войне России с салтаном турским и ханом крымским.

Божию милостию, мы великие Государи и Цари и Вел. Кн.. Иоанн Алексиевич, Петр Алексиевич (тит.) по своему царскому милосердному рассмотрению, пожаловали синбиренина Артемья Елизарова Жеребятникова, за его многую службу, что он во время настоящия с

6

салтаном ту.... и с ханом крымским войны, как они в прошлом во 181— (1673) г. приходили сами.... своими: а после того салтан же турской присылал везиря своего и многих паш.... и хана крымскаго со ордами под наши Царскаго Величества малороссийские города, служил отцу нашему, блаженныя памяти Великому Гос. Ц. и Вел. Кн. Алексию Михайловичу, (тит.) и брату нашему, блаженныя памяти, Великому Гос. Ц. и Великому Князю Федору Алексиевичу, (тит.) и нам, Великим Гос. Ц. и Вел. Кн. Иоанну Алексиевичу, Петру Алексиевичу, (тит.), будучи в полках с боляры нашими и воеводы: и с начала той войны, помощи во все лета, по 189-й (1681) г. при помощи Божией, на разных боях, славно отпор учинили. И в прошлом в 189-м г., за помощью того же всемогущаго в Троице славимаго Бога и заступлением надежды христианския Пресвятыя Богородицы и всех святых молитвами, война у брата нашего, блаженныя памяти Вел. Гос. Ц. и В. К. Федора Алексиевича, (тит.) и у нас Великих Государей, у нашего Царскаго Величества, с салтаном турским и с ханом крымским, со обоих сторон прекратилась и учинено перемирие на двадцать лет. И мы, Вел. Гос. Ц. и Вел. Кн. Иоанн Алексиевич, Петр Алексиевич, (тит.) за те службы его, Артемья Жеребятникова, жалуем, милостиво похваляем: И пожаловали, похваляя его службу, промыслы и храбрость в роды и роды, с поместнаго его окладу, 800 четвертей со 100 по 20 четвертей, итого 160 четвертей из его поместья в вотчину, в Синбирском уезде, подле Алексеевы земли Аксакова, на речке Сухой Майне да вверх Сухой Майны и вниз Майны. А по отказным книгам отказу синбиренина Ивана Кокорева, прошлого 185-го г. окт. 30-го числа подле Алексеевы, земли Аксакова на р. Сухой Майне, пашни шестьдесят четвертей. Да по отказным же книгам 185-ж г. маия 13-го числа отказу синбиренина ж Тихона Своробоярскаго, что ему отказана лишняя примерная земля, в его ж межах и гранях, что осталось за его, Артемьевою, прежнею дачею за шестьдесят четвертыми в синбирском же уезде, сверх Сухой Майны и вниз Майны, пашни двести четвертей, всего ему, Артемью в вотчину сто шестьдесят четвертей в поле, а в дву потому ж, со крестьяны и со всеми угодьи. А за вотчинною дачею осталось за

7

ним, Артемьем, поместья в Синбирском же уезде, на речке Сухой Майне, в тех же урочищах сто чет. Да что ему дано в Синбирском же уезде, подле его дачи дикаго поля тридцать четвертей да в Нижегородицком уезде в деревне Макарево да в пустоши сорок восемь четвертей с полуосминою в поле, а в дву потому ж; и теми перехожими, четвертьми владеть ему, Артемью, в поместье по прежнему. И на ту вотчину указали ему дати сию нашу жалованную грамоту, за нашею царскою красною печатию на память в предбудущым рода его: что он за мужественное свое и храброе в воинских делех стояние сию нашу царскую милость получил; и что бы впредь на его службы смотря, дети его и внучата и правнучата и кто по нем роду его будет, так же за веру христианскую и за святыя божия церкви и за нас Великих Государей и за свое отечество стояли крепко и мужественно. И по нашему Вел. Гос. Царей и Вел. Князей, Иоанна Алексиевича, Петра Алексиевича, (тит.) царскому жалованнию, та вотчина ему, Артемью Жеребятникову и его детям и внучатам и правнучатом в роды их неподвижно: и вольно им та вотчина продати и заложити и в приданые дати. Печатана нашего государства в царствующем граде Москве, в лето от сотворения мира 7194-го, от рождества по плоти Бога Слова 1686. Индикта 9 месяца ануария в 30-день. А подписал Великих Гос. и Вел. Кн. Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича (тит.) дьяк Иван Кучерков и алтын две взято в книгу записано.

Из собрания М. Ф. Белякова.

№ 3. 7201 – 1693 г. Жалованная грамота, данная стольнику Феодору Михайловичу Есипову на пожалованную ему вотчину в Свияжском и в Синбирском уездах.

Бога в трех присносиятельных упостасех единосущнаго, пребезначальнаго, благ всех виновнаго святодавца, им же вся быша, человеческому роду мир дарующаго милостию и сие благодеяние повсюду извествующе: Мы пресветлейшие и державнейшие, великие Государи, Цари и великие Князи, Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всея великия и малыя и белыя россии Самодержцы: Московские, киевские, владимирские,

8

новгородские, Цари казанские, Цари Астраханские, Цари сибирские, Государи псковские и великие Князи смоленские, тверские, игорские, пермские, вятские, болгарские и иных. Государи и великие Князи нова города, низовские земли, черниговские, рязанские, ростовские, ярославские, белозерские, удорские, обдорские, кондинские и всея северныя страны повелители и Государи Иверские земли, карталинских и грузинских Царей и кабардинские земли, черкаских и горских князей и иных многих Государств и земель, восточных и западных и сверных, отчичи и дедичи и наследники и государи и обладатели. По своему царскому милосердому призрению и осмотрению пожаловали стольника нашего Федора Михайловича Есипова, для нынешнего вечнаго учиненнаго мирнаго, с братом нашим, с великим Государем, с его королевским величеством польским, при дворе нашего Царскаго величества постановления: и за службы предков и отца его и его которые службы и ратоборство и храбрость и мужественное ополчение и крови и смерти, предки и отец его и он показали в пришедшую войну, в корун польской и в великом княжестве литовском до перемирнаго учиненнаго в Андрусов постановления, 175 году: от начала нарушения прежних поляновских договоров, которые во многих разрушительных письмах, тогда вечному миру, с стороны королевскаго величества противенством учинены, за которые досадительства при помощи Божии и надежды христианския пресвятыя Богородицы молитвою, взяв непобедимое оружие святый и животворящий крест господень, отец наш Государев блаженныя и вечнодостойныя памяти, великий Государь Царь и великий Князь, Алексей Михайлович, всея великия и малыя и белыя россии Самодержец, своею Государевою особою с поданными Царевичи и с боляры и воеводы, со многочисленными своими ратми, ходил на польское и литовское королевство и отмщение учинил и Смоленск и киев и всю малую россию и иные многие городы и места войною поимал. А когда в прошлом в 175 году, у отца нашего Государева, блаженныя памяти и у великаго Государя Царя и великаго Князя Алексия Михайловича, всея великия и малыя и белыя россии Самодержца; учинено было, с польским Яном Казимером королем перемирье, на тридцать лет и на шесть месяцев. А потому у брата нашего Государева блаженныя же памяти, у великаго Государя Царя и великаго Князя, Феодора Алексиевича, всея великия и малыя и белыя россии

9

Самодержца, учинено было с польским Яном, третьим королем перемирье же на другия на тринадцать лет и на шесть месяцев и в те перемирные лета постановлено, при помощи Божии, нам великим Государем, нашему Царскому величеству, с королевским величеством польским, искать вечнаго мира. И в надежду того перемирья отец наш Государев, блаженныя памяти великий Государь, его Царское величество, во всякой государственной помощи, против бусурманов с королевским величеством изволил учинить тогда союз и на те перемирныя лета, уступлены с нашей великих Государей, нашего царскаго величества стороны королю польскому и речи посполитой городы: Полоцк, Ветепск, Диноборок, Лютин, Резица, Марнауз, со всеми лифлянтами полуденными, Велиж, Невль, Себеж, со всеми уездами и землями. А Смоленск с пригороды и черкаские городы, оставлены были в стороне нашего Царскаго величеств только на те перемирные лета до выхождения их. Так же и город Киев по первому перемирью удержан был в державе нашего Царскаго величества только на два года, а по выхождению дву лет, договоренось его отдать королю польскому и речи посполитой: на чем и обещание пред святым евангелием было учинено. А что в тое прешедшую воину, с королевством польским и княжеством литовским, нашего Царскаго величества, будучие в Польше и в Литве ратные люди поймали в полон и вывезли в российские наши государства, польскаго и литовскаго народа, мужеска и женска пола, шляхецкаго и служилаго чина, пашенных крестьян, многия миллионы, так же костелных всяких утварей и украшений и колоколов и из городов и на боях пушек и всяких воинских припасов, в те времена взяли же: и то все по тем вышеупомянутым перемирным договорам оставлено было в стороне нашего Царскаго величества, только на те перемирныя лета. И прошлаго 7194 году, к нам великим Государем Царем и великим князем Иоанну Алексиевичу, Петру Алексиевичу, всея великия и малыя и белыя россии Самодержцам присылал королевское величество польской великих и полномоченных послов своих, для постановления между нами великими Гусудари, нашим царским величеством и его королевским величеством вечнаго мира и против общаго всех христиан неприятеля для договору о союзе. И по нашему великих Государей Царей и великих Князей, Иоанна и Алексиевича, Петра Алексиевича, всея великия и малыя и

10

белыя россии Самодержцев, указу, с теми королевскаго величества великими и полномоченными послы, будучи во многих ответех, нашего Царскаго величества ближния бояре и думныя люди, имели разговоры о постановлении того вечнаго мира пространно, желая того, чтоб: те королевскаго величества великие и полномочные послы, по данной себе полной мочи, о вечном миру по союзе, совершенное постановление учинили. И в том у них ближних наших бояр с товарищи заходили великие трудности, многия споры. И по многих разговорах, милостию и благоволением всемогущаго в троице святей славимаго Бога и предстательством надежды нашея христианския пречистыя Богородицы и силою честнаго и животворящаго креста господня и молитвами московских и киево-печерских чудотворцев и всех святых, а нашим великих Государей Царей и великих Князей, Иоанна Алексиевича, Петра Алексиевича, всея великия и малыя и белыя россии Самодержцев и всего нашего Государскаго дому счастием они, ближния наши бояре и думныя люди, с теми его королевскаго величества великими и полномочными послы, между нами, великими Государи, нашим Царским величеством и его королевским величеством и обоими нашими от Господа Бога поверенными нам Государствы учинили вечной мир и христианской покой и против общаго всех христиан неприятеля союз, которым вечным миром их, ближних наших бояр, верною и родетельною службою, учинено нашего Царскаго величества преславному имени многое повышение, а государствам нашего Царскаго величества разширение и пространство. И учинен такой вечной мир российскому нашему царствию, прибылкой и хвалной, какова не пред сего при предках наших государских не бывало и во всем учинена нашей великих Государей, нашего царскаго величества преименитой державе, российскому нашему царствию великая прибыль и по всему свету вечная слава и хвала. А именно те польские послы по договору с ближними нашими бояры, именем королевскаго величества и всей речи посполитой, обоего народу коруны польския и великаго княжества литовскаго, уступили в договорных вечнаго мира записях написали и верою утвердили, нам великим Государем, нашему царскому величеству, многие прибылые у всех христианских государей славные на свете титла. То есть: писати нас великих Государей, пресветлейшими и державнейшими и киевскими и черниговскими и смоленскими,

11

великими Государи вечно. А королевскому величеству, киевским и черниговским и смоленским и иных городов титлами, которые нам великим Государем, нашему царскому величеству, по тому мирному договору княжества и городы отданы, не писатися вечно же. И на месте товых печатех, как на корунной, так и на литовской, тех титл ему не изображати и в канцеляриях, в корунной и в литовской, те титла отставить вовсе. А благочестивой нашей христианской греческаго закона вере, которая обретается у русских народов, в державе его королевекаго величества, в коруне польской и в великом княжестве литовском пребывающих, быти во всякой вольности, без всякаго утеснения. И духовным греко-российской веры людем приходити к благословению и посвящению в нашу царскаго величества, отчину, в Богоспасаемый град Киев, к преосвященному митрополиту киевскому и галицкому. Да королевское он величество польской и вся речь посполитая отдали тем вечным миром в сторону нашего царскаго величества, к российскому нашему царствию вечно городы, которые оставлены были в нашей царскаго величества стороне только на перемирныя лета, то есть: Смоленск, Дорогобуж, Белая Рославль, с уездами и со всеми к тем городам принадлежащими землями и угодьи, как в прешедшыя перемирныя лета те городы и земли в стороне нашего царскаго величества во владении и в державе обреталися. Так же и с другия стороны, в нашу царскаго величества сторону, к российскому же нашему царствию, отдал королевское величество и речь посполитая, городы вечно же: Чернигов, Стародуб, Почеп, Новгород Северской, Глухов, Ботурин, Нежин, Переяславль, Галич, Полтаву и все черкаския сея стороны Днепра городы и места, которые как имена и прозвание себе имеют и всю малую россию с войском запорожским и со всем служилым и купецким и пашенным народом. А на той стороне реки Днепра богоспасаемый град Киев с городами же с Стайками, с Трепольем, с Васильковым, с Вышегородом и с местечком Демидовкою, с служилыми и всякаго чина людьми, со всеми к ним принадлежащими землями и угодьи. Так же и вниз рекою Днепром, от Киева до Кадака и тот город Кадак, запорожской кош город сечи и живущыя в них казаки, служилыя и всякаго чина жители и даже до чернаго леса, со всеми землями и реками и речками и со всякими принадлежащими угодьи, чем владели изстари запорожцы,

12

которые все те вышеименованныя городы и земли и войско запорожское и весь малороссийской народ, в нашей Царскаго величества преславной и преименитой державе, вечно оставаться и быти имеют неподвижно. А что в предшедшую же войну нашего Царскаго величества всяких чинов ратные люди, польскаго и литовскаго народа, шляхты и войсковых всякаго чина людей и пашенных крестьян пленом поймали и в российские наши государства вывезли и постельных утварей и украшений и колоколов и пушек и всяких воинских припасов взяли и тому всему вышеупомянутому полону мужеска и женска пола, шляхте и мещаном и пашенным крестьяном, которыя ныне у бояр наших и у околничих и у думных и у ближних людей и у всяких чинов людей в поместьях и в вотчинах поселены во крестьяне и в задворные люди и во дворах в холопстве, сим вечным мирным договором постановлено и укреплено, остатися в наших Царскаго величества государствах, при тех помянутых чинех, вечно же и впредь тому всему быти забвенну и непамятну. И теми договорными записми, они нашего Царскаго величества ближние бояре и думные люди, с тем королевскаго величества и речи посполитой, великими и полномочными послы, разменилися и верою утвердили. И мы великие Государи Цари и великие князи, Иоанн Алексиевич, Петр Алексиевич, всея великия и малыя и белыя России Самодержцы, для того вечнаго мира и святаго покоя, пожаловали его, Федора Есипова, за службы предков и отца его и за его, которые службы, ратоборство и храбрость и мужественное ополчение и крови и смерти, предки и отец его и сродники и он, показали в предшедшую войн ему, Фруне польской и в княжестве литовском, похваляя милостиво, тое их службу и промыслы и храбрость, в роды и роды, с поместнаго его окладу с 1000 четвертей со 10 четвертей по 20 четвертей итого двести четвертей из его поместья в вотчину в Свияжском уезде, что ему, Федору дано и отказано в указное число, порозжая пустая земля на реке Карле, что смежная та земля с синбирскими и с свияжскими землями, розных помещиков да с Иваном Есиповым и с утинскою волостью. Да в синбирском уезде в деревне Кайреве, что ему, Федору поступился казанец Иван Кандратьев сын Веревкин. А по даче 183 году и по даче ж и по отказным книгам 197 году в том

13

Федорове поместье Есипова, что ему дано и отказано в указное число, что осталось у него за вотчиною дачею, что ему дано в нынешнем в 201 году за чигиринскую службу сто пятьдесят четьи. А в синбирском уезде в деревне Кайреве семьдесят семь четьи с осьминою. И из того синбирскаго поместья ему, Федору Есипову к свияжскому поместью к сту к пятидесяти четьям в додачу пятьдесят четьи, всего двести четьи в поле, а в дву потому ж, со крестьяны и с лесы и с сенными покосы и с рыбными ловли и со всеми угодьи. А за вотчиною дачею осталось за ним, Федором в синбирском уезде в деревне Кайревке поступнаго Иванова поместья Веревкина пашни двадцать семь четьи с осминою в поле, а в дву потому ж и теми остаточными четьми владеть ему, Федору Есипову в поместье по прежнему, опричь тех четьи, которые по нашему великих Государей указу даны ему, Федору Есипову в вотчину и на ту вотчину, повелели мы великие Государи дать ему сию нашу Царскаго величества милостивую свидетельствованную жалованную грамоту за нашею Царскою печатью. И по нашему великих Государей Царей и великих князей, Иоанна Алексиевича, Петра Алесиевича, всея великия и малыя и белыя России Самодержцев Царскому жалованью та вотчина ему, Федору Есипову и его детям и внучатам и правнучатам в роды их неподвижно. Чтобы наше Царское жалованье и их вышеупомянутая служба и храбрость и мужественное ополчение, за благочестивую нашу христианскую веру и за нас великих Государей и за свое отечество, последним родом было на память. И на их бы службы дети его и внучата и правнучата и кто по нем рода его будет взирающе, так же за веру христианскую и за святыя Божия церкви, а за нас великих Государей и за отечество тщалися состояти мужественно со усердием. А в той вотчине он, Федор Есипов и дети его и внучата и правнучата, по нашему Царскому жалованью по сей нашей Царской милостивой жалованной грамоте, вольны ее продать и заложить и в приданые дать. А в монастыри тое вотчины не отдать. А будет продаст в чужой род. а кто будет рода его похочет ту вотчину выкупить и ему ту вотчину выкупить по уложению. А будет у него рода не останется и та вотчина останется не продана и не заложена и в приданые не отдана и та вотчина взять

14

и приписать к нашим великих Государей волостям. Дана печатная наша Царская милостивая жалованная грамота, нашего Государства в Царствующем великом граде Москве. Лета от создания мира 7201-го. А от воплощения сына слова Божия, 1693 го, месяца генваря 8 дня, Государствования нашего десятаго году. Печатных пошлин пол полтины взято, а с четьи пошлины взяты в 193, во 197 годах сентября 13 да генваря в 7 день. В книгу запасана.

Жалованная грамота дл. 2 арш. 8 в. шир. 11 в., покрыта шелковой фатой, к ней на шелковом шнурке прикреплена печать краснаго воска с изображением Георгия победоносца.

Из собрания Н. П. Пастухова.

№ 4. 7198—1690 г. Жалованная грамота*) царей Иоанна и Петра Алексиевичей, данная синбиренину Алексею Пергушевичу князю Еделеву за мужество в войне с Яном Казимиром, королем польским и литовским.

Бога в трех присносиятельных ипостасях единосущнаго, пребезначальнаго благ всех виновнаго, светодавца, им же вся быша, человеческому роду мир дарующаго милостию и сиe благодеяние по всюду извествующе: Мы пресветлейшие и державнейшие, великие Государи и великие князи Иоанн Алексиевич, Петр Алексиевич, всея великия и малыя и белыя России Самодержцы и т. д.

(Печатный текст грамоты тот же, что и в предыдущей (№ 3), опускается и приводится только текст рукописный).

... По своему царскому милосердному призрению и осмотрению, пожаловали синбиренина Алексия Пергушевича князь Еделева для нынешняго вечнаго учиненнаго мира и т. д.

... И мы вел. Гос. и вел. кн, Иоанн Алексиевич, Петр Алексиевич

*) Жалованныя грамоты давались: а) светским лицам и б) духовным учреждениям (монастырям). По содержанию жалованныя грамоты можно подразделить на три особых вида: а) на вотчины, б) на вотчины из поместий и в) на поместья. Древнейшими считаются жалованныя грамоты на вотчины. Жалованныя грамоты на вочтины из поместий большею частью встречаются в XVII веке и в них обыкновенно означались: а) причина пожалования, б) объем прав, предоставлявшихся вотчиннику и в) количество земли и угодий, жаловавшихся в вотчину - (см. пол. собр зак. т. II №№ 625 и 639).

15

(тит) для того вечнаго мира и святаго покоя, пожаловали Алексея князь Еделева за службы предков и отца его и за его, которые службы, ратоборство, храбрость и мужественное ополчение и крови и смерти, предки и отец его и сродники и он, показали в прошедшую войну, в коруне польской и в княжестве литовском, похваляя милостиво, тое их службу и промыслы и храбрость, в роды и роды, с поместнаго его окладу со 603 четвертей, с 100 четвертей, по 30 четвертей, итого 137 четвертей, из его поместья в синбирском уезде в деревне Еделеве, что ему... промеж Моклоушь и Татыршан да поступное поместье, что ему, Алексею поступился тесть его, синбиренин Андрей Федоров... дочерью... вместо приданаго, на реке Свияге, в деревне Самойловке да что ему дано, новокрещена изменничье... синбирском же уезде, в деревне Кувае да в той же вышеписанной деревне Еделеве, что дано ему родственное брата его... князь Еделева. По дачам и по отказным книгам 182 и 194 годов написано за ним, Алексеем...в семьдесят четвертей. В деревне Самойловке дватцать четвертей. А в деревне Кувае пятьдесят четвертей... той вишеписанной поместной земли. В вотчину ему, Алексею против его челобитья в деревне Еделеве шестьдесят... да в деревне Кувае семьдесят четвертей. Всего ему в вотчину против его окладу сто тритцать шесть четвертей в поле и со всеми угодьи. А за вотчинною дачею осталось за ним в деревне Еделеве шестьдесят четвертей... на речке Келдаисе по обе стороны двадцать четвертей обоего восемьдесят четыре четверти в поле, а в дву потому ж и теми остаточными четвертьми владеть ему, Алексею по прежнему в поместье. Опричных четвертей, которые написаны против его челобитья даны ему по нашему великих Государей отказу в вотчину, а на ту вотчину, повелели мы великие Государи дать ему сию нашу Царскаго величества милостивую свидетельствованную жалованную грамоту, за нашей Царскою печатью и т. д.

Грамота напечатана на свитке длинною 2,5 арш., шириною 12 вер. Внизу прикреплена на шолковом шнуре красная восковая печать. Тафта шелковая желтая.

Из собрания. Г. М. Космовскаго.

16

№ 5. 7203—1696. Жалованная грамота, данная стольнику Федору Михайловичу Есипову на пожалованную ему порозжую землю 200 четвертей в поле, а в дву потому ж, из поместья в вотчину на p. Карле, в Свияжском уезде.

Божию милостию, мы Великие Государи Цари и Великие Князи, Иоанн Алексиевич, Петр Алексиевич, всея великия и милыя и белыя России Самодержцы, по своему Царскому милосердому разсмотрению, пожаловали стольника нашего Федора Михайловича Есипова за его многую службу, что он во время настоящия с салтаном турским и с ханом крымским войны, как они в прошлом во 181 году, приходили сами особами своими; а после того салтан же турский присылал везиря своего и многих пашей с войски и хана крымскаго со ордами, под наши Царскаго Величества малороссийские городы, служил отцу нашему блаженныя памяти, великому Государю, Царю и великому Князю, Алексию Михайловичу, вся великия и малыя и белыя России самодержцу и брату нашему блаженныя памяти, великому Государю Царю и великому Князю Феодору Алексиевичу всея великия и малыя и белыя России Самодержцу и нам великим Государем Царем и великим Князем, Иоанну Алексиевичу, Петру Алексиевичу всея великия и малыя и белыя России Самодержцам, с начала тое войны, во все лета, по 189 год, славно отпор учинили. И в прошлом во 189 году, за помощию того же всемогущаго в Троице славимаго Бога и заступлением надежды христианския Пресвятыя Богородицы и всех святых молитвами, война у брата нашего блаженныя памяти, великаго Государя Царя и великаго Князя, Федора Алексиевича всея великия и малыя и белыя России Самодержца и у нас великих Государей, у нашего Царскаго Величества с салтаном турским и с ханом крымским со обоих сторон прекратилась и учинено перемирие на двадцать лет. И мы, великие Государи, Цари и великие Князи, Иоанн Алексиевич, Петр Алексиевич, всея великия и малыя и белыя России Самодержцы, за те службы его, Федора жалуем милостиво похваляем. И пожаловали 200 четвертей из его поместья в вотчину, в Свияжском уезде, что ему, Федору дано и отказано в указанное число порозжая пустая земля на реке Карле что смежна та земля с Синбирскими и с Свияжскими землями разных помещиков да

17

... Есиповым и с Утинскою волостью. А по даче и по отказным книгам 197 году в том его, Федорове поместье, что ему дано и отказано и с порозжие земли в указное число пашни триста пятьдесят четьи и из того ему в вотчину двести четьи в поле, а в дву потому ж, со крестьяны и с лесы и с сенными покосы и с рыбными ловли и со всеми угодьи. А за вотчиною дачею осталось у него в вышеписанных урочищах 160 четей и теми остаточными четьми владеть ему в поместье по прежнему. И на ту вотчину, указали ему дати сию нашу царскую жалованную грамоту, за нашею царскою красною печатию, на память впредь будущим рода его. И что бы впредь на его службы смотря, дети его и внучата, правнучата и кто по нем роду его будет, так же за веру христианскую и за святыя Божья церкви и за нас, великих Государей и за свое отечество стояли крепко и мужественно. И по нашему великих Государей и великих князей Иоанна Алексиевича, Петра Алексиевича. всея великия и малыя и белыя России Самодержцев, Царскому жалованью, та вотчина ему, Федору Есипову и его детям и внучатом и правнучатом в роды их неподвижно и вольно им та вотчина продати и заложити и в приданные дати. Печатана нашего Государства в царствующем граде Москве в лето от сотворения мира 7201-го, от рождества же во плоти Бога слова 1693 году, идикта 1 месяца. Пошлин пол полтины взято и с четьи пошлины взяты же в 197 г. генваря в день и в книгу записана.

Грамота дл 14, шир 10 в. покрыта шелковой фатой имеет краснаго воску на шелковом шнурке печать с изображением на одной стороне двухглавого орла и на другой стороне Георгия Победоносца, убивающаго змия.

..... Из собрания. Н. II. Пастухова.

№ 6. 1701 г. Наказ Курмышскому стольнику и воеводе Михаилу Васильевичу Шишкину.*)

Лета 1701-го, декабря в 19 день, Вел. Гос. Царь и Вел. Кн. Петр Алексиевич, (тит.) велел быть столнику Михаилу Васильевичу Шишкину воеводою на Курмыше воеводы на Михайлово место Коровина, а переменить ему, Михаилу его, Михаила ж безсрочно.

*) Наказы, дававшиеся воеводам из приказов при назначении их на воеводство, содержат подробное изложение их военных, административных, финансовых и судебных обязанностей. Прим. ред.

18

И Михаилу, приехав на Курмыш, принять у Михаила Коровина город и острог,**) и городовые и острожные ключи и на городе и на остроге наряд и зелье и свинец и всякие нужные припасы и в житницах хлебные запасы и в приказной избе уложенную печатную книгу и Великаго Государя наказы прежних воевод и указные Государевы грамоты и всякие дела и книги приходу и расходу денгам и хлебу и курмышаном дворяном и детям боярским с поместными и денежными оклады и всяким служилым и жилецким людям именные списки и ясашные книги, по чему збирают ясак и посопной хлеб** и Курмышским всяким доходом доимочные росписи, на ком что доведется донять всяких доходов на прошлые годы из доимки и на нынешней 1701 год по окладу и в житницах всякие хлебные запасы, что он по свой приезд заедет на лицо и воевоцкой двор. А взяв, пересмотреть и переписать на городу и на остроге наряд и зелье и свинец, сколько чего порознь и всякие пушечные припасы и в житницах хлебные запасы, а переписав, зелье и свинец перевесит, а хлебные запасы перемерять. А по приходным и расходным книгам в денгах и хлебе и во всяких доходех его, Михаила, счесть с тех мест, как ему велено быть на Курмыше и что по счету доведется, на нем денег и хлеба взять и ему, Михаилу то все на нем, Михаиле ж, Великого Государя в казну взять все сполна. А которого числа он, Михайло на Курмыш приедет и что у Михаила Коровина на городе и на остроге наряд и Великого Государя в казне зелья ручного и пушечного и свинцу и всяких пушечных припасов и Великого Государя в казне денег и всяких дел и в житницах всяких запасов примет и ему, Михаилу о том о всем отписать и росписной и счетной списки и курмышаном дворяном и детям боярским и всяким служилым и жилецким людям и мурзам и татаром именную роспись и перечневой список за своею рукою прислать к Великому Государю к Москве и велеть подать в Приказе Казанского Дворца боярину Князю Борису Алексеевичу Голицыну с товарищи. И будучи ему, Михаилу на Курмыше Государевы всякие дела делать по сему Великого Государя указу и по уложенью и по новоуказным статьям и по прежним Государевым наказам и грамотам, ка-

* Острог - в древней Руси вообще укрепление, преимущество ограда из остроконечнаго частокола. Прим ред.

** Посопная деревня – платящая подать хлебом. (прим. ред.)

19

ковы Государевы грамоты учнут к нему от Великаго Государя впредь приходить, о всяких делах из Приказу Казанскаго Дворца и Великаго Государя всякии делом радеть и промышлять и во всем Великому Государю искать прибыли, смотря по тамошнему делу. А курмышан дворян и детей боярских и новокрещенных и всяких руских и жижых? и жилецких людей и мурз и татар и черемису в управных во всяких делех судить и расправу меж ими чинить по указу Великого Государя в правду безволокитно. А с судных дел пошлины и пересуд и правой десяток имать с русских людей и с иноземцев по указу Великого Государя и по уложенной книге 156 (1648) году; да те судные пошлины и иные всякие доходы велеть записывать в книги и в сметной список именно. А по которым спорным делам управа учинить немочно и ему те спорные дела за своею рукою и по исцах и по ответчиках поручные записи прислать к Великому Государю к Москве в Приказ Казанскаго Дворца, против прежняго обычая. А медвединые и куничные и всякие денежные оброки по указу Великого Государя и по грамотам, збирая без недобору, присылать к Великому Государю к Москве в Приказ Казанскаго Дворца, против прежняго обычая, как присылали с Курмыша к Великому Государю всякие доходы прежние воеводы наперед. А на которых людях будут всякие оброки на прошлые и на нынешней 1701 год по его, Михайлов на Курмыш приезд не доняты и ему, Михаилу те доимочные деньги и всякие оброки по доимочной росписи добирать без недобору и велеть записывать в книги и в сметной список подлинно, сколько чего и на ком именем и на которой год будет доправлено.

Да в прошлом в 201 (1693) году июля в 26 день, Великий Государь указом служилым и всяких чинов людям, которым дастца жалованья, на прошлые годы денежного и хлебного жалованья никому не давать и которым в тех городах подъячим дастца сверх разбору жалованья, никому не давать же и ему, Михаилу, чинить по сему Государеву указу.

Да ему ж, Михаилу, смотрить над дворяны и детьми боярскими и над подъячими и над всякими зборщики и над целовальники почасту, чтоб зборщики в зборех Великого Государя казною не корыстовались ни которыми делы и мурз и татар и чуваш и черемису в зборе на-

20

прасно не продавали и с них себе посулов и поминков ни у кого ничего не имали. Да и приставы и толмачи мурзам и татаром и чуваше и черемисе и всяким людем напрасной продажи и убытков потому ж не чинили и без его, Михайлова ведома в Курмышской уезд к дворяном и к детам боярским и к мурзам и к татаром и к чуваше и черемисе не ездили. А буде зборщики, дети боярские и подъячие и целовальники и всякие люди, будучи у Государевых Дел, Великого Государя делов радеть не учнут и Государевым чем сами учнут корыстоватца и каким людем продажи и насильства чинить и тех людей ему, Михаилу по сыску за вину от дел отставливать, а на их места велеть быть иным, кому пригоже. А тех людей, которых от дел отставит во всяких зборах, в денгах и в хлебе счесть; да что на них взочтут и то велеть доправить Великого Государя в казну да им же чинить наказание, смотря по вине.

А потому ему, Михаилу беречь накрепко, чтоб однолично никакие люди в городе на Курмыше и в остроге и на посаде и в уезде, опричь Государева кружечнаго двора, ни какова питья у себя не держали. А которые люди учнут держать заповедное корчемное питье и сосуды, велеть вынимать и отдавать на кружечной двор голове и целовальником. А корчемником и питихом чинить указ по указу Великого Государя и по уложенной книги 156 (1648) году да и самому ему, Михаилу своего вина на кружечном дворе не продавать из Государева кружечного двора питья и никаких запасов к себе, на двор безденежно не имать. И к курмышанам дворяном и детям боярским и к новокрещеном и к мурзам и татарам и чуваше и черемисе держать ласка и приветь и береженье, чтобы мурзы и татары и чуваша и черемиса измены не завели и никакова дурна не учинили. А велеть в них шатости и измены проведывать всяками меры, чтоб было тайно, а не явно. Да в каком какую шатость или измену проведает и ему про тех людей в Курмышской уезд посылать, кого пригоже, затеев какое дело будто не для того и велеть привозить к себе на Курмыш тотчас, а как их привезут и тех людей про измену распрашивать и сыски всякими сыскивать себе тайно ж. Да будет которые люди по роспросу ж и по сыску в изменном деле дойдут до пытки и тех людей велеть пытать накрепко да что они в роспросе и с пытки учнут говорить и ему,

21

Михаилу, о том к Великому Государю писать к Москве с нарочными гонцы тотчас, а тех воров и заводчиков велеть вкинуть в тюрму до указу Великаго Государя и из тюрмы их без указу Великаго Государя не выпускать.

Да и того ему, Михаилу, смотреть и беречь накрепко, чтоб русские люди и мурзы и татары и чуваша и черемиса ябедники молотчих людей не обидели и напрасно не продавали никоторыми делы; и приставы и толмачи и всякие люди на мурз и татар и на чувашу и на черемису изменных дел напрасно никто не затевал.

А будет кто учнет какие воровские или изменные дела затевать напрасно для своей бездельной корысти или для недружбы и тем людям кто учнет какие дела затевать напрасно, по сыску чинить наказанье, смотря по вине, бить батоги или кнутом и сажать в тюрму на сколько доведется, чтоб иным на то смотря, неповадно было так воровать, собою таких воровских дел напрасно затевать.

Да и то ему смотреть и беречь накрепко, чтоб Курмышские мурзы и татары и чуваша и черемиса русских людей не побивали и из города в город не свозили и не продавали и напрасные продажи и насильства ни кому ни в чем не чинили, а держала б у себя мурзы и татары во дворех и за дворы всяких вер некрещеных иноземцев.

Да ему ж, Михаилу, будучи на Курмыше, учинить наказ крепкой, чтоб прежние никакие люди в городе и в уезде безъявочно не жили, а велеть тем приезжим и прихожим людям явиться к себе и их расспрашивать, кто имяны и какие люди и откуда и для чего пришли; да буде в ком чает смуты или какова воровского завода и ему тех людей расспрашивать и по расспросу, буде которой доведется, велеть сажать в тюрму да о том и о всяких делах писать к Великому Государю к Москве в Казанской Приказ.

Да ему ж, Михаилу, будучи на Курмыше, велеть учинить, заказ крепкой и биричем? велеть кликать по многие дни, чтоб никакие русские люди служилые и но служилые и всяких чинов люди у мурз и татар и чуваши и черемисы и жен их и детей их и оброчных их земель и бортных их уходьев и никаких угодий ни в каких долгех в закладные записи и в кабалы и ни в какие крепости не писали и в заклад себе не имели ни по которыми делы. А однолично ему о том на

22

Курмыше учинить заказ, чтоб сей Великого Государя указ всяких чинов русским людям и мурзам и татаром и чуваше и черемисе был ведом.

А буде учнет хто каких всяких чинов людей или какие земли в какие закладные записи в кабалы или в иные какие крепости писать и тех людей и их жен и детей в заклад имать и тем людям за то от Великого Государя быть в великом наказанье и в смертной казни и те закладные записи и заемные кабалы и всякие крепости отдавать тем заимщиком безденежно. И сей Великого Государя указ велел записать в книгу, буде преж сего не запасан.

А которые буде новокрещены наперед сего жили и ныне живут в закладех у всяких чинов людей и тем людям, которые крещены, велеть жить в тягле и на ясаках по прежнему, а денег по кабалам и по закладным записям и по всяким крепостям заимщиком платить не велить, а исцом в тех деньгах велеть отказывать и крепости всякие у всяких чинов людей на закладных людей взять Великаго Государя в казну для того, чтоб впредь ни хто никаких людей в заклад себе ни по каким крепостям не имели. Да сколько у кого именем каких крепостей и на кого именем и в скольких рублях, возьмешь и которого году те крепости и кого именем от кого свободить и ему, Михаилу, о том писать и роспись за своею рукою прислать к Великому Государю к Москве в Приказ Казанскаго Дворца.

Да ему же, Михаилу, на Курмыше велеть переписать тюремных сидельцев и учинить им статейной список, хто именем и в каких делах сидят и по чьему челобитью и пытаны ли и хто и многожда ль пытаны и что на себя и на товарищей своих в чем говорил и сысканы ль. И учиня тем тюремным сидельцом статейной список и перечневую роспись, с подлинною очисткою прислал к Великому Государю к Москве в Приказ Казанскаго Дворца тотчас.

Да ему же учинить заказ крепкой, чтоб иа Курмыше в городе и в остроге и по слободам и летнею пору никакие люди изб и бань не топили, а на хоромех бы во все лето без воды не было. А для хлебного печенья велеть поделать печи на полевых местах, чтоб было не близко хором.

А однолично ему, Михаилу, будучи на Курмыше, всякие Великаго Го-

23

сударя дела делать по сему Великаго Государя указу и по прежним Государевым наказом и по грамотам, каковы учнут к нему приходить из Приказу Казанскаго Дворца. И Великаго Государя всяким делом радеть и промышлять и во всем искать прибыли, которая б прибыль впредь Великому Государю была прочна, а ясашным людям не в тягость и ни чем Государевым не корыстоватца. А курмышским служилым и жилецким людям и новокрещеном и мурзам и татарам и чуваше и черемисе налог и тесноты и продажи и убытков не чинить и заемных кабал в долговых деньгах и никаких крепостей ни на кого ему на свое имя и на сродников своих и на людей не имать и детям и братьям своим и племянникам или жене своим имать не велел. И изделей никаких на себя и ни на кого делать не заставливать и посулов и поминков ни у кого не от чего не имать.

А буде он, Михайло, будучи на Курмыше, Великаго Государя делом радеть не учнет или Государевым чем учнет корыстоваца и курмышаном дворяном и детям боярским и новокрещеном и мурзам и татаром и чуваше и черемисе налоги и тесноты и убытки чинить и поминки и кабалы на кого имать напрасно и про то Великому Государю будет известно; или на него в налогах и в обидах и во взятках и в разорении будут Великому Государю челобитчики и ему, Михаилу, за то от Вел. Гос. Ц. и Вел. Кн. Петра Алексеевича, (тит.) быть в великой опале в наказанье. К сему наказу Вел. Гос. Ц. и Вел. Кн. Петра Алексеевича, (тит.) печать приложена (в конце грамоты находится черновосковая печать).

На обороте по склейкам находятся следующие записи: "Дьяк Артемей Волков." "В приказ взято." "Шишкина." "Справил Матюшка Бунаков." Разобрал г. Бычков. (Из собрания Ф. А. Бычкова).

№ 7. 7177 г.1669 г. Отказная грамота из приказа Казанскаго Дворца синбирскому воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову с предписанием послать в Синбирский уезд в поместье синбирянина Семена Емельянова Копылова дворянина да подъячаго для сыска, описи и отказа сыну его, Андрею Семенову Копылову.

Список с Государевой грамоты слово в слово.

От Царя и Вел. Кн. Алексея Михайловича (тит.) в Синбирск столь-

24

нику нашему и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову. Бил челом нам, Великому Государю, синбиренин Андрей Семенов сын Копылов: служит де он нашу Великаго Госудря службу в рейтарех, а помесным де окладом он не верстан и поместья за ним нет нигде. И в прошлых де, Государь, годах отца моего Андреева синбирянина Семена Емельянова сына Копылова не стало, а после его осталась жена, а ему, Андрею мать вдова Анна да он, Андрей, а иных де детей после отца его никого не осталось. А нашего Великаго Государя жалованья за отцом его было поместья в симбирском уезде в деревне Копыловке, к Кучаровскому лесу, к Белому Ключу пашни сорок четьи (*) да в Арзамаском уезде в деревне Починке двенадцать четьи с осминою; и то де отца его поместье за ним, Андреем не справлено. И нам Великому Государю пожаловати б, то отца его поместье велеть справить за ним, Андреем, в поместье со всеми угодьи. А в строельных книгах князя Семена Болховскаго 160 году написано: отведено на пашню земли синбиренину Семену Емельянову сыну Копылову в синбирском уезде у Кучаровскаго лесу близко Яклы реки и Белова Ключа сорок четьи в поле, а в дву потому ж, с сенными покосы и со всякими угодьи. И будет так, как нам Великому Государю синбиренин Андрей Семенов сын Копылов бил челом и как к тебе сия наша Великаго Государя грамота придет и ты б в синбирской уезд синбиренина в Семеново поместье Емельянова сына Копылова к Кучаровскому лесу близко Яклы реки и Белова Ключа послал дворянина или сына боярскаго добра да с ним приказные избы подъячего и велеть им взять с собою тутошных и сторонних людей, старост и целовальников и крестьян, сколько человек пригоже. Да около того поместья велети сыскать большим повальным обыском**) всякими многими сыски накрепко: синбиренина Семена Емельянова сына Копылова не стало-ль и будет не стало и после его только осталась жена его, вдова Анна да сын Андрей, а матери и сестер девок и иных детей после его, Семена не осталось ли и спору о том поместье и ныне с кем нет ли и впредь не будет ли. Да будет в сыску обыскные мно-

*) Четь или четверть - древняя земельная мера. В переводе на казенныя десятины (2400 кв. с.) четверть равняется 0,5 каз. десятины. или 1200 кв. саж. Название свое четверть получила от высева на пашню четверти зерна. Прим. ред.

**) Повальный, т. е. поголовный.

25

гие люди скажут, что синбиренина Семена Емельянова сына Копылова не стало, а после его осталась жена Анна да сын Андрей, а матери и сестер девок и иных детей после его, Семена никого не осталось и спору о том его, Семеновом поместье ныне нет и впредь не будет и ты б в том его, Семенове поместье велел описать места дворовые и пашню пахотную и перелог и дикое поле и леса и всякие угодья. А описав то Семеново поместье, а в нем пашни сорок четьи в поле, а в дву потому ж, велел отказать сыну его синбиренину Андрею Семенову сыну Копылову в поместье со всеми угодьи. А ему, Андрею, с того отцовскаго поместья наша Великаго Государя служба служить и мать свою Анну кормить по ее смерть. Да что ему, Андрею в том отца его поместье откажут усадов и мест дворовых и пашни и сена и лесу и всяких угодий и ты б то все велел за ним, Андреем, написать в отказные книги подлинно. Да о том к нам Великому Государю отписать и отказные книги за отказщиковою рукою и сторонних людей, обыскной список за сыскных людей руками, прислать и велеть подать в приказе Казанскаго Дворца боярину нашему князю Юрью Алексеевичу Долгорукову да думному нашему дворянину Лариону Дмитриевичу Лопухину да дьякам нашим Афонасью Зыкову да Петру Самойлову. Пасан на Москве. Лета 7177 году марта в 8 день. А у подлинной Государевы грамоты (***) помета дьяка Петра Самойлова. Справа подъячего Андрея Покрышкина.

(Столбец дл. 18 в. шир. 3 в. Из собрания С. L. Богданова).

№ 8. 7187—1679 г. Царский указ синбирским воеводам с предписанием послать в уезд дворянина да подъячаго для сыска и отказа прожиточных поместий вдовы Соломониды и девки Агафьи Растовских во владение арзамасца Андрея Никифорова Кадышева.

Список с государевой грамоты слово в слово.

По указу Царя и Вел. Кн. Феодора Алексеевича (тит.) в Синбирск стольнику нашему и воеводам князю Федору Богдановичу Долгоруково с товарищи. В приказе Казанскаго Дворца в Синбирских строельных

(***) Проф. Н. П. Загоскин "отказныя грамоты" относит к "царским указам". То же встречается и в настоящем сборнике. Прим. ред.

26

книгах князя Семена Болховского в прошлом во 159 годе написано: отделено синбиренину Мирону Залешенинову сыну Растовскому под усадьбу на пашню земли в синбирском уезде, у Кучаровскаго Ключа и под Кучаровским лесом, у Белого Ключа сорок четьи в поле, а в дву потому ж, с сенными покосы и со всеми угодьи. И ныне била челом Великому Государю вдова Соломонида синбиренина Миронова дочь, жена Растовскаго, с сыном Федором да с дочерью девкою Агафиею: в прошлых де годех мужа ее вдовина а Федорова и Агафьина отца Мирона Растовскаго не стало, тому лет с двадцать. А после де его осталась жена, она вдова Соломонида с детьми, с сыном Федором да с дочерью с девкою Агафьею. А Федор де нашу Великаго Государя службу служить с городом, а поместным окладом не верстан и поместья за ним нет нигде. А девка Агафья ныне семнадцати лет. А иных де детей и матери и сестер девок после его, Мирона, никого не осталось. А нашего Великаго Государя жалованья поместья за ним, Мироном было в Синбирском уезде сорок четьи да в Арзамаском уезде на речке на Арате сорок же четьи. И у того де мужа вдовица, а у вдовы Соломониде и дочере ее на прожиток не дано. И нам Великому Государю пожаловати б их, велети б ей вдове Соломониде и дочери ее девке Агафье дать на прожиток из синбирскаго мужа поместья с поместного его окладу. А что того ж синбирскаго поместья останется за прожитком, велеть справить за сыном ее, за Федором. А об арзамаском поместье он, Федор учнет бити челом нам Великому Государю впредь. И по нашему Великаго Государя указу велено послать вам наш за ним, Аго Государя грамоту и велено сыскать. Да будет в сыску скажут против челобитья и скаски и спору не будет и с того Миронова синбирскаго поместья велено отказать жене его, Соломониде вдове двадцать четьи, а дочери ее девке Агафье десять четьи. А достальное синбирское поместье пашни десять четьи отказать сыну его, Миронову Федору Растовскому добром велено. И нам Великому Государю писать и сыску и отказные книги прислать. А об арзамаском поместье велено ему, Федору бити челом нам Великому Государю в справке в поместном приказе. И по той помете наша Великаго Государя грамота к вам не послана; потому била челом наш Великому Государю вдова Соломонида Миронова жена Растовскаг за ним, Анем во 187 году: поступилась она вдова Соломонида наше Великаго Государя

27

жалованье, а свой прожиточный жеребей после мужа своего Мирона Растовскаго в Синбирском уезде пашни двадцать четьи зятю своему арзамасцу Андрею Никифорову Кадьшову. И нам Великому Государю пожаловати б, прожиточный жеребей велеть справить за ним, Андреем. Да била челом нам Великому Государю девка Агафья Миронова дочь Растовскаго, в нынешнем во 187 году сговорилась она замуж за арзамасца Андрея Никифорова сына Кадышева с прожиточным своим жеребем, что ей велено дать после отца ее. И нам Великому Государю пожаловати б, тот ее прожиточной жеребей велеть справить за женихом ее за Андреем Кадышевым. К тем челобитьям во вдовино Соломонидино место и дочери ее девкино Агафьино место отец их духовной села Кокорева поп Иван Семенов руку приложил. Арзамасец Андрей Никифоров сын Кадышев нам Великому Государю бил же челом: в нашу де Великаго Государя службу он поспел, а ни в какую не написан и поместным окладом не верстан и поместья за ним нет нигде. И в нынешнем во 187 году сговорил он женится на девке Агафье синбиренина на Мироновской дечери Растовскаго с прожиточным ей жеребьем. Да ему ж поступилась теща его, вдова Соломонида Миронова жена Растовскаго прожиточнаго своего поместья в Синбирском уезде под Кучаровским лесом в деревне Копыловке всего их прожиточных поместей тридцать четьи. И нам Великому Государю пожаловати б его той невесты и тещи его прожиточные поместья, велеть справить за ним, Андреем. И будет так, как нам Великому Государю вдова Соломонида Миронова жена Растовскаго с сыном Федором да с дочерью с девкою Агафьею да арзамасец Андрей Никифоров сын Кадышев били челом и как к вам сия наша Великаго Государя грамота придет и вы б в Синбирской уезд в Миронове поместье Растовскаго, что у Кучаровскаго Ключа и под Кучаровским лесом, у Белаго Ключа, послали дворянина добра да с ним приказной избы подъячего и велели им взять с собою тутошных и сторонних людей, старость и целовальников и крестьян, сколько человек пригоже и велели б сыскать всяких чинов людьми русскими по святей непорочной ивангельской заповеди Господи, а мурз и татар и чувашу по их вере и по шерти. Да будет в сыску обыскные многие люди скажут, что синберенина Мирона Растовскаго не стало, а после его осталась жена его, вдова Соломонида с сыном Федором да

28

с дочерью с девкою Агафьею, а иных детей и матери и сестер девок после его, Мирона, никого не осталось и спору не будет и вы б в том Миронове поместье Растовскаго велели б описать усады и на усадех места дворовые и пашню паханую и перелог и дикое поле и сена и лес и всякие угодья. А описав то его, Мироново поместье, а в нем пашни сорок четьи в поле, а в дву потому ж, из того его, Миронова поместья по нашему Великаго Государя указу и по соборному уложению велели отказать жене его, вдове Соломониде на прожиток с поместного его, Миронова окладу с двусот четьи, со ста по десять четьи, итого ей двадцать четьи. Да дочери его, девке Агафье велеть отказать из того поместья с поместного же его окладу со ста по пять четьи, итого ей десять четь... его, вдове и детям велели отказать на прожиток тридцать четь в поле, а в дву потому достального Миронова поместья Растовскаго, что осталось за прожитком у жены его и у дочери пашни десеть четь в поле, а в дву потому ж, велеть отказать сыну его, Миронову Федору Растовскому. Да что ей, вдове Соломониде с детьми из того мужа ее поместья скажут усадов и мест дворовых и пашни и сена и лесу и всяких угодей и вы б то все велели за ними написать в отказные книги подлинно порознь. Да как им то поместье отказано будет и вы б Соломониду и дочь, девку Агафью велели допросить. Да будет они в допросе скажут, что вдова Соломонида прожиточнаго своего поместья арзамасцу Андрею Никифорову сыну Кадышеву поступается, а дочь ее, девка Агафья с прожиточным своим поместьем за него, Андрея сговорилась и к челобитным их отец духовной села Кокорева поп Иван Семенов руку приложил по их велению и спору не будет и вы б те их допросные речи велели записать, а записав, к тем их допросным речам велеть руку приложить отцу их духовному или кому они все вместе верят. Да как к тем их допросным речам рука приложена будет и вы б те их прожиточные поместья, a в них пашни тритцать четьи в поле, а в дву потому ж, велели б отказать вдовину зятю, а девкину жениху арзамасцу Андрею Никифорову сыну Кадышеву в поместье со всеми угодьи. А ему, Андрею с того их поместья наша Великаго Государя служба служить и вдову Соломониду поить и кормить и девку Агафью за себя замуж понять. Да в отказные книги те поместья велели за ним, Андреем, написать добром. И как Великому Госуда-

29

рю писали и сыск за обыскных людей и отказную книгу за откащиковою и сторонних людей и вдовы Соломониды и дочери ее девки допросные речи за руками прислали и велели подать в приказе Казанскаго Дворца боярину нашему князю Михаилу Юрьевичу Долгоруково да дьяком нашим, думному Афонасию Зыкову да Петру Самойлову да Михаилу Прокофьеву. Писан на Москве лета 7187 года, декабря в 31 день. А подлинная Великаго Государя грамота подана за приписью дьяка Петра Самойлова. Справа Фомы Протопопова в Синбирску в приказной избе в нынешнем во 1680 году генваря в 31 день.

(Столбец дл. 2 вер., шириною 3,5 вер. Из собрания П. Л.. Мартынова.)

№ 9. 7205-1697 г. Царский указ из приказа Казанскаго Дворца симбирскому воеводе об отказе ядринцу Петру Городецкому поместной земли в Синбирском уезде на реках Вязовке и Белом Ключе, промененной ему, Андреяном Евсеевым Рысьевым.

1837 года, октября 4 дня, поданным в Синбирскую Палату Гражданскаго Суда Синбирской губернии и уезда села Выров однодворец Матвей Михайлов прошением объяснил: для нынешнего специальнаго земель размежевания нужно иметь ему копию с грамоты 7205 года, сентября 24 дня, на пожалованную землю предку Андреяну Евсееву сыну Рысьеву, лежащую в деревне Алашеевой, на Белом Ключе и на речке Вязовке; просил с оной грамоты выдать ему за надлежащим свидетельством копию.

А по справке оказалось: на променную Андреяном Евсеевым Рысьевым ядринцу Петру Городецкому землю в Синбирском уезде, за валом, в деревне Алашеевке, на Белом Ключе да на речке Вязовке, из числа поместной своей земли 60 четвертей в поле, а в дву потому ж да сенных покосов ста десятин пятнадцать четвертей на его, Городецкаго; поместную землю, лежащую в Нижегородском уезде, в Березопольском стану, в пустоши Меньшикове, по конед поль, полосмины со всеми угодьи. Грамота 7205 года сентября 24 дня, в архиве сей палаты в хранении имеется, которая следующаго содержания:

От Вел. Гос. Царя и Вел. Кн. Петра Алексеевича, (тит.) в Синбирск ближнему стольнику нашему и воеводе Андрею Петровичу Из-

30

майлову да дьяку нашему Ермилу Никитину. Били челом нам Великому Государю синбиренин Андреян Евсеев сын Рысьев да ядринец Петр Городецкий. В прошлом 204 году променил он, Андреян, поместной своей земли в Синбирском уезде, за валом, в деревне Алашеевке, на Белом Ключе да на речке Вязовке, десять четей в поле, а в дву потому ж, с усадьбою и с примерной землею и с сенным покосы и со всеми угодьи и с лесом. Да что ему, Андреяну, дано примерные земли двадцать четей да сенных покосов сто десятин и из той примерной земли и сенных покосов он, Андреян, променил ему, Петру Городецкому, пять четьи в поле, а в дву потому ж. А из сенных покосов двадцать пять десятин сверх того, что в их дачи явится примерной земли, разделить по дачам ему, Андреяну с ним, Петром. А он, Петр променил ему, Андреяну поместной своей земли в Нижегородском уезде, в Березопольском стану, в пустоши Меньшикове, по конец поль полосмины со всеми угодьи. А меняются де они теми своими поместьи пусто на пусто; и те их меновные поместные земли меж ними не расписаны. И нам Великому Государю пожаловати б их, велеть те их поместья меж ими росписать и об отказе дать в Синбирск нашу Великого Государя грамоту. К той челобитной вместо Андреяна Рысьева по его велению Лука Щеглов да Петр Городецкой руку приложили. А в приказе Казанского Дворца в даче прошлаго 201 году, апреля в 1-й день написано: дано Андреяну Евсееву сыну Рысьеву вымороченного отца его поместья в Синбирском уезде, за валом, по речке Космынке, по обе стороны от граней синбиренина Данилы Буйкова с товарищи и по Белому Ключу и по обе стороны речки Вязовки, пашни сорок четьи в поле, а в дву потому ж. А что в челобитье Андреяна Рысьева написано, что он Петру Городецкому меняет из примерной земли да из сенных покосов, которая ему дана примрная земля и сенныя покосы в даче отца его двадцать четьи да сенных покосов сто десятин и той его, Андреяновы дачи по росписи синбирских дач за ним, Андреяном не сыскано. А в сказке его, Андреяновы, как он бил челом нам Великову Государю о справке вышеписаннаго отцовскаго поместья, написано поместья за ним, Андреяном, что ему дано в даче отца его примерная земля на речках Косьмынке и Вязовке двадцать четей в поле, а в дву потому ж, а

3I

сенных покосов в той сказке не написано. И как к вам сия наша Виликаго Государя грамота придет и вы в Синбирску в приказной избе с дачею и с отказными книгами Андреяна Рысьева, что ему дано в даче отца его примерной земли двадцать четьи да сенных покосов сто десятин, велели приискать и справиться. Да буде по справке той его примерной земли и сенных покосов отказные книги в Синбирску в приказной избе объявиться и вы б меновщиков его, Андреяна Рысьева да Петра Городецкаго, перед собою в приказной избе про мену допросили. Да буде они в допросе своем скажут противу своего заручнаго челобитья ж, у допросу ни чем не оспорят и вы те их допросные речи велели записать, а записав, к тем их допросным речам велели руки приложить самим или кому они в свое место верят. Да как к тем их допросным речам руки приложены будут и вы б в Сибирской уезд, на речку Вязовку и на речку Космынку и на Белый Ключ, в променное Андреяново поместье Рысьева послали, кого пригоже, с сторонними людьми. Да при тех сторонних людях в том его, Андреянове поместье велели описать усады и пашню и сено и лес и всякия угодья. А описав да из того его, Андреянова поместья, на речке Вязовке и на Белом Ключе, пашни десять четьи да что ему дано в даче отца его примерные земли и из тое примерные земли пять четей, всего пятнадцать четей в поле, а в дву потому ж да сенных покосов двадцать пять десятин, буде спору не будет, по допросу велели отказать Ядринцу Петру Городецкому в поместье со всеми угодьи. Да и в отказные книги то поместье велели за ним, Петром, написать подлинно да о том к нам Великому Государю письмо и отписку и допрос ты, Ермил, за своею приписью и отказные книги за откащиковою и сторонних людей за руками прислали и ведали подать в приказе Казанскаго Дворца бояром нашим, князю Борису Алексеевичу Голицину с товарищи. Писан на Москве лета 7203 году, сентября в 24 день. На обороте столбца по склейке скреплено тако: дьяк Федор Микулин. Справил Сенька Коптяев. 22 алтына 5 денег взято.

1837 года, октября 5 дня. В Синбирской Палате Гражданскаго Суда определено: просимую однодворцем Михайловым копию с грамоты 7205 года, сентября 24 дня, на узаконенной гербовой бумаге выдать и выдается с роспискою. Октября 21 дня, 1837 года. Заседатель Королев.

32

№ 5603. Приложена сургучная печать Синбирской Палаты Гражданскаго Суда. Секретарь Николай Сергеев.

(Получен от однодворца села Выров Рысеева).

№ 10. 1700 г. Царский указ из приказа Казанскаго Дворца синбирскому воеводе Алексею Матвееву Кровкову с предписанием послать в уезд человека для сыска и отказа синбиренину Ивану Васильеву Куроедову примерной земли.

Копия подлинного указа.

Лета 1700 году, генваря в 4 день. От Великаго Гос. Ц. и Вел. Кн. Петра Алексеевича, (тит). в Синбирск стольнику и воеводе Алексею Матвеевичу Кровкову да дьяку нашему Михаилу Шапкину. Бил челом нам Великому Государю синбиренин Иван Васильев сын Куроедов. В прошлых де годах дано ему в Синбирском уезде за валом в разных трех местех, нашего Великаго Государя жалованья помесной земли, что он веменил у брата своего Федора Андреива сына Kyроедова на реке Большом Барыше, по обе стороны Сар Барыша, дватцать четвертей в поле, а в дву потому ж, с усадьбы и с сенными покосы и со всеми угодьи. И из тех двадцати четвертей променил он брату своему родному, Федору Васильеву сыну Куроедову десять четвертей. Да ему ж де Ивану дано на речке Дивлее, что он выменил у Тараса Яковлева сына Кочергина двадцать четвертей в поле, а в дву потому ж, с усадьбою и с сенными покосы и со всеми угодьи; да ему ж де Ивану дано по нашей Великаго Государя верстанной грамоте на речке Канадее и по речке Терешке семьдесят четвертей в поле, а в дву потому ж, с усадьбою и с сенными покосы и со всеми угодьи. И в тех де его вышеписанных поместных дачах есть примерная земля. А буде де той примерной земли на речке Большом Барыше, что он выменил у брата Феодора Куроедова на шесть десять четвертей в поле, а в дву потому ж да сенных покосов на семдесят десятин на речке Дивлее, что он выменил у Тараса Кочергина, будет на восемьдесят четвертей в поле, а в дву потому ж да сенных покосов на девяносто на пять десятин, а на речке Канадее и Терешке будеть на сто на тридцать четвертей в

33

поле, а в дву потому ж да сенных покосов на триста десятин и нам Великому Государю пожаловати б его, велеть тое примерную землю в тех его вышеписанных урочищах за ним, Иваном, справить и об отказе тех примерных земель дать ему нашу Великаго Государя грамоту в Синбирск. А в приказе Казанскаго Дворца в даче прошлаго 193 году, марта в 28 день написано: дано синбиренину Ивану Васильеву сыну Куроедову меновное поместье, что он выменил на алаторское свое поместье в деревне Бекотовке, а Титова тож, на четверть у синбиренина у Федора Андреива сына Куроедова в Синбирском уезде, за валом, по обе стороны Сар Барыша и вверх по Большому Барышу, пашни дватцать четвертей в поле, а в дву потому ж, с усадьбою и с сенными покосы и со всеми угодьи. Да за ним же помесье по даче и по отказным книгам 201 году, майя в 28 день, что ему дано и отказано меновное помесье, что он выменил на алаторское помесье в деревне Бекетовке на осьмину у Тараса Яковлева сына Кочергина в Синбирском уезде, за валом, на речке Дивлее по обе стороны, подле дачи Петра Куроедова и по чувашкие писцовые межи, пашни двадцать четвертей в поле, а в дву потому ж, с усадьбою и с сенными покосы и со всеми угодьи. Да за Иваном же Висильевым сыном Куроедовым поместье по отказным книгам отказу синбиренина Акима Ерофеева 201 году, июня в 9 день, что ему отказано с товарищи порозжая земля дикое поля в Синбирском уезде в урочищах по речке Ардавате по обе стороны вверх по речке Ардавате по большое.... к черному лесу, до Терешкиных вершин и до Канадейскаго устья и вверх по Канадею на его, Иванов, жербей пашни на семьдесят четвертей в поле, а в дву потому ж. И как к вам сия наша Виликаго Государя грамота придет и вы б в Синбирской уезд в... поместья Куроедова вышеписанные урочищи послали, кого пригоже и велели сыскать. И буде по сыску явится, что в тех его, Ивановых поместьях примерная земля есть и лежит порозжа и вы б тое примерную землю, что будет по мере сверх старых его дач в тех вышеписанных урочищах, велели отказать нынешнему челобитчеку Ивану Васильеву сыну Куроедову против его челобитья пашни двести семьдесят четвертей в поле, а в дву потому ж, с сенными покосы и со всеми угодьи к старому его Синбирскаго уезду да к алаторскому помесью ко сту к пятидесяти четвертям

34

в его оклад в шестьсот в пятьдесят четвертей. А что за тою его, Ивановою дачею останется лишние земли и вы б тое лишнею землю велели отписать на нас Великаго Государя. Да что ему, Ивану тое примерные земли отказано, а лишние земли на нас Великаго Государя отписано будет и вы б тое все велели написать в отказные и в отписные книги подлинно порознь да о том к нам Великому Государю отписали. А отписку и сыск и отказные и отписные книги за откащиковою и сторонних людей за руками прислали и велели подать в приказе Казанскаго дворца боярину нашему князю Борису Алексеевичу Голицыну с товарищи. Писан на Москве.

(Столбец длиною 20 вершков, шириною 3,5 Из собрания А. В. Толстого).

№ 11. 7204 — 1696 г. Царский указ Синбирскому воеводе Андрею Петровичу Измайлову да дьяку Григорию Молчанову об отводе поверстанной на Москве синбиренину Никите Сухову пахотной земли в Синбирском уезде.

От Великаго Государя (тит.) в Синбирск ближнему нашему стольнику и воеводе Андрею Петровичу Измайлову да дьяку нашему Григорью Молчанову. По нашему Великаго Государя указу поверстон на Москве в приказе Казанскаго Дворца по Синбирску Никита Исаив сын Сухов. А нашего великаго Государя жалованья учинен ему помесной оклад триста пятьдесят четьи, денег двенатцать рублев. И как к вам сия наша Великаго Государя грамота придет и вы б Никиту Сухова в нашем Великаго Государя жалованье в вышеписанном его поместном и денежном окладе велели написать в Синбирскую десятню и в служилой список. И на пашню земли отвести в Синбирском уезде от засечных крепостей не в ближних местах против нашего Великаго Государя указу и Соборного уложенья. Писан на Москве лета 7204 году, февраля в 6 день. Справа Вясилья Ардабьева.

(Из собр. В. Э. Красовскаго.)

35

№ 12. 7207—1699 г. Царский указ курмышскому воеводе Леонтьеву о занесении в служилый список поверстаннаго в Москве по городу Курмышу Михаила Дмитриева Сущова и об учинении ему поместнаго оклада.

От Вел. Гос., Царя и Вел. Кн. Петра Алексеевича, (тит). на Курмыше стольнику нашему и воеводе Андрею Ионичу Леонтьеву да подъячему Ивану Ионину. По нашему Вел. Государя указу поверстан на Москве в приказе казанскаго дворца по Курмышу Михаило Дмитриев сын Сущов. А нашего Вел. Государя жалованья учинен ему помесной оклад триста четьи, денег с городом десять рублев. И как к вам сия наша, Вел. Государя, грамота придет и вы б Михаила Сущова в нынешнем Вел. Государя жалованье в помесном и в движимом окладе в Курмышскую десятню и в служилой список велели написать по сему нашему, Вел. Государя, указу. Писан на Москве, лета 7208 году, февраля в 10 день.

На обороте столбца написано: на Курмыш стольнику нашему и воеводе Андрею Ионичу Леонтьеву и подъячему Ивану Ионину. 207 году, февраля в 12 день. С сею Вел. Государя грамотою послана грамота из печатнаго приказу о сборе достальной денежной казны сбора 195 и 197 годов за курмышский поход. 207 году, марта в 30 день, на Курмыше в приказной избе подано. Справил Мишка Второв.

(Столбец дл. 9 в., шир. 3,5 в. Из собрания В. П. Мещеринова).

№ 13. 7184 - 01671 г. Царский указ синбирскому воеводе Петровичу Головину и дьяку Ивану Родионову о занесении в симбирскую десятню*) и служилый список поверстанных в Москве рейтаров Григорая Торбеева полка Савелия Карпова сына Свияженинова, Ивана Мартынова сына Болтачевскаго, Ивана Петрова сына Подгвоздкова и об учинении им поместнаго оклада.

От Царя и Вел. Кн. Феодора Алексеевича (тит). в Синбирск столнику нашему и воеводе Алексею Петровичу Головину да дьяку

*) Н. Н. Оглоблин в IV т. "Описания документов Московскаго Архива М. Ю, стр. 168-171, подразделяет книги "десятен" на три отдела: "разборныя десятни" "верстальныя десятни" и "раздаточная десятни", смотря по тому, когда составлялись эти книги при разборе, верстаньи или при раздаче жалованья дворянам и детям боярским."Разборныя десятни" составлялись во время смотров дворян и детей боярских с целью определить их способность к военной службе. Эти десятни, кроме имен и окладов, заключают сведения о физическом состоянии каждаго лица, о вооружении его и "даточных людей" им поставляемых, о детях и родственниках мужскаго пола, о количестве поместья и вотчин и наконец, сведения о прежней службе. "Верстальныя десятни" составлялись при верстаньи новиков, т. е. при назначении им поместных и денежных окладов. "Раздаточныя десятни" составлялись при раздаче денежнаго и хлебнаго жалованья; к этому же отделу относятся "наградныя десятни" заключающия в cебе перечень лиц, получивших особые подарки по каким либо особым причинам, напр. "за полонное терпенье и за осадное сиденье", за кровь и за раны и за увечья и за службу и за смерть отца и пр.

36

нашему Ивану Родионоу. По нашему Великаго Государя указу поверстаны на Москве в приказе казанскаго дворца рейтары (**) Григорьева полку Тарбеева Савелей Карпов сын Свияженин, Иван Мартынов сын Болтачевской, Иван Петров сын Подгвоздков. А нашего Великаго Государя жалованья учинен им оклад поместного по сту четвертей, денег по пяти рублев человеку. И как к вам сия наша Великаго Государя грамота придет и вы б в нашем Великаго Государя жалованье в синбирской десятне и в служилом списку велели им, Савелью Свияженину, Ивану Болтачевскому, Ивану Подгвоздкову, написать по сему нашему Великаго Государя указу и велели им нашу Великаго Государя службу служить в рейтарех по прежнему; как их отец и брятья служили в рейтарех, им так же служить нам Великому Государю в рейтарех. Писан на Москве лета 7184 года марта в " " день.

(Столбец дл. 16 в., шир. 3,5 в. Из собрания П. Л. Мартынова).

№ 14. 7182 - 1674 г. Царский указ симбирскому воеводе о занесении в симбирскую десятню и служилый список поверстаннаго в Москве рейтара Исая Григорьева Сухова и об отводе ему земли.

От Государя и Великаго Князя Алексея Михайловича, (тит) в Синбирск, стольнику нашему и воеводам Алексею Петровичу) Головину с товарищи. По нашему Великаго Государя указу, поверстан на Москве, в приказе Казанскаго Дворца, по Синбирску рейтор Исай Григорь

*) Прримеч. ред.

**) Рейтарские полки составляли конное войско в Росс. по немецкому образцу (первоначально из иностранце). Существовали со времени Михаила Федоровича до Петра и - го, при котором бол. часть рейторов поступила в драгунские полки.

*** Примеч. ред.

37

ев сын Сухов. Нашего Великаго Государя жалованья поверстанаго боярина нашего князя Михаила Юрьевича Долгорукова да дьяков наших думного Григорья Караулова да Офонасья Ташлыкова да Михаила Прокофьева, учинен ему оклад поместнаго двести четвертей, денег семь рублев. А по скаске его поместья за ним в арзамаском уезде шестьдесят пять четей. И как к Вам сия наша Великаго Государя грамота придет и вы б Исая Сухова в нашем Великаго Государя жалованье в помесном и денежном окладе в Синбирскую десятню и в служилой список велели написать по сему нашему Великаго Государя указу. Да ему ж велели на пашню земли отвести в Синбирском уезде от засечных крепостей не в ближних местах по нашему Великаго Государя Указу и по Соборному уложеню. А нашу Великаго Государя службу велели ему служить по прежнему в рейтарех. Писан на Москве, лета 7182 марта в 27 день. Писал Ивашко Золотухин*).

(Из собр. В. Э. Красовскаго.)

№ 15. 7194 - 1686 г. Список с царскаго указа синбирскому воеводе Матвею Алексеевичу Головину и дьяку Алексею Яцкому о занесении в синбирскую десятню (**) и служилый список поверстаннаго на Москве синбиренина Семена Иванова Болтачевскаго и об отводи ему в Синбирском уезде поместной земли.

Отец Царей и Вел. Кн. Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича (тит.) в Синбирск стольнику нашему и воеводе Матвею Алексеевичу Головину да дьяку нашему Алексею Яцкому. По нашему Вел. Государей указу поверстан на Москве в приказе Казанскаго Дворца по Синбирску

*) По этому указу отведена была земля рейтару Исаю Сухову при с. Вырах, Синбирскаго уезда, что удостоверяется выписью из отказаных книг, представленною в архив Синбир. Уч. Архив. Коммиссии В. Красовским.

**) По определенно В. Н. Сторожева "десятни описания уездных служилых людей (именно дворян, детей боярских и казаков) Московскаго Государства, составлявшияся по мере надобности в финансово-стратегических интересах государства и получившия значение юридическаго доказательства права владеть населенным поместьем". (См. его статью "Опись десятен XVI и XVII веков в 7 кн. "Описания док., хран. в М. А. М. Юст.) Книг синбирской десятни в Моск. Арх. Мин. Юст. нет (см. материалы для истории Синбирска и его уезда. Изд. Симб. Губ. Арх. Ком., стр. 8). Вероятно все они сгорели в 1701 году вместе с другими документами, когда горел приказ Казанскаго Дворца. Прим. ред.

38

Семен Иванов сын Болтачевской. А нашего Великих Государей жалованья учинен ему поместной оклад двести четьи, денег семь рублев. И как к вам сия наша Великих Государей грамота придет и вы б Семена Болдачевскаго в том нашем Великих Государей жалованье в поместной его и в денежной оклад в Сибирскую десятню и в служилой список велели написать. И на пашню земли велели отвесть в Синбирском уезде по нашему Великих Государей указу от засечных крепостей не в ближних местах. А нашу Великих Государей службу велели ему, Семену служить ту ж, которую служит отец его. Писан на Москве лета 7194 году, марта, в " "день. У подлинной Великих Государей грамоты справа подъячего Григорья Васильева. Подана в Синбирску, апреля в 23 день. И в служилой список он, Семен написан.

(Столбец дл. 9 в., шир. 3,5 в. Из собрания П. Л. Мартынова.)

№ 16. 1707 г. Царский указ из приказа военных дел драгуну Тимофею Васильеву Ряпчикову с предписанием на службу Великаго Государя его не высылать, покамест не выздоровеет от ран.

Лета 1707 году, августа в 21 день. По указу Великаго Гос. Ц. и Вел. Кн. Петра Алексеевича (тит.) дан сей Великаго Государя указ из приказу военных дел драгуну Тимофею Васильеву сыну Ряпчикову для того: в нынешнем 707 году по Его Великого Государя указу отпущены из полков за ранами и за увечьем драгуны, которым в драгунской службе быть не возможно. В том числе он, Тимофей. И в военном приказе он явился и осматриван. А по осмотру ранен он в правой бок да по правой руке; и те раны гниют. А по сказке его, что он ранен в нышнем 707 году в местечке Ковалеве, на приступе, из ружей и пуля в нем. И августа в 20 день по указу Великаго Государя того драгуна для его ран, покамест выздоровеет, на службу высылать не велено и явится ему в приказе военных дел сего августа с 20 числа впредь в полгода; и в том у него взята сказка под смертною казнью. У сего Великаго Государя указу Его Великаого Государя печать. Дьяк Григорий Зыков.

На обороте написано внизу столбца: "Смотрел Аввакум Сорокин".

(Столбец длиною 8 вершк. шириною 3 вершка. Из собрания Л. А. Прушакевича.)

39

№ 17. 7182-1674 г. Благословенная грамота преосвященнейшаго Корнилия, митрополита казанскаго и свияжскаго, данная симбирянам Якову и Никите Степановым детям Чириковым на постройку в деревне Шланге (ныне село Чириково, Синбирскаго уезда) церкви в честь Знамения Пресвятой Богородицы.

Божиею милостию Преосвященнейший Корнилий, митрополит Казанский и свияжский. Били нам челом синбиряня Иаков да Никита Степановы дети Чириковы. Обещалися де они в Синбирском уезде, в поместье своем в деревне Шлянге, построить церковь во имя Пресвятые Богородицы Знамения, иже в Великом Нове-граде да в пределе Великого Чудотворца Николы. И чтоб нам их пожаловать, благословить и велеть им на ту новую церковь их православной... вере лес ронить и тес тесать. И в том лесу состроить новую церковь. И дати бы им на ту церковь нашу благословенную грамоту. И аз преосвященнейший Корний, митрополит казанский и свияжский, пожаловал их, благословил и велел им на ту церковь и на предел лес ронить и в том лесу состроить новую церковь во имя Пречистые Богородицы Знамения, иже в Великом Нове-граде да предел великаго Чудотворца Николы. А в той церкви подле царских дверей по правую сторону в начале поставить образ Всемилостиваго Спаса, а подле Спасова образа поставить образ настоящия церкве. А по левую сторону царских дверей поставить образ Пресвятые Богородицы и иных святых ставить по чину. А как та церковь в совершении будет со всяким строением, им велим дать антимис и мира и масла и мощей святых и прикажем освятить. К сей благословенной грамоте великий господин Преосвященнейший Корнилий. митрополит казанский и свияжский, велел печать свою приложить. Лета 7182 года (1674 г.) генваря 8 день.

(Столбед длиною 9,5 вершков и шириною 3,5 вершка. Внизу приложена восковая красная печать. Из собрания П. В. Анненкова).

№ 18. 1729 г. Благословенная грамота преосвященнейшаго Сильвестра, митрополита казанскаго и свияжскаго, данная плац-майору астраханскаго гарнизона Ивану Алексееву князь Еделеву на построение в деревне Еделеве (ныне в Буинском уезде) деревянной церкви во имя Свв. Ап. Петра и Павла с приделом Св. Николая Чудотворца).

Божиею милостию великий господин преосвященнейший Сильвестр, мптрополит казанский и свияжский. В нынешнем 1729 году, декамврия

40

в 19 день, бил челом нам, преосвящ. мит., астраханскаго гарнизона плац-майор Иван Алексеев сын князь Еделев и подал челобитную а в ней написано: Имеется де у него вотчина в Синбирском уезде, в приходе к селу Троицкому, Чуфарово тож, деревня Еделева, в которой крестьянских его в наличии тритцать дворов. А расстоянием от оного села Чуфарова в десяти верстах, за которою де дальностию многия роженицы долговременно лежат без очищения молитвою, младенцы без крещения, умершия без погребения для того, что означенной де Чуфаровской приход не малой и за великостью прихода да за всегдашним церковньм служением один священник с мирскими потребами управлятися не может. Того де ради по самой неминуемой нужде обещается ныне он, челобитчик во оной деревни Еделеве от своего при иждивении построить вновь церковь Божию во имя святых первоверховных апостол Петра и Павла, с пределом иже во святых отца нашего Николая Архиепископа и Мир Ликийских чудотворца. И под тое церковь и под кладбище и попу с причетники под селитьбы отведет место: длиннику и поперешнику по осмидесят сажен. Да ему ж попу на пропитание из своих же дач пашенной земли десять четвертей в доли, а в дву потому ж, сенных покосов на десять копен. Так же и церковь Божию настоящими потребами: свечами, ладоном и вином церковным и протчим довольством награждать обещается без оскудения. Токмо без нашего митрополита указу оныя церкви и предела строить не смеет. И чтоб нам Преосв. Митр. пожаловати, благословити и повелети ему, просителю, в показной его вотчине Еделеве по самой нужде вновь церковь Божию во означенное именование Св. ап. Петра и Павла с пределом Николая Чудотворца построить и о том церковном строении дать благословенную грамату. А при подании онаго прошения означенной челобитчик майор князь Еделев подписался: ежели де наше преосвященство повелит в помянутой его деревне Еделеве церковь Божию с пределом построить и он де, челобитчик, а в небытность его тоя деревни жители, а его, князь Еделева крестьяня, кроме вышепоказаннаго в прошении его, церкви и священнослужителем довольства по новоучиненой того новаго прихода описи сначала посвящения в то новое село священника с причетники положенную в домовую нашу казну за них священнослужителей дань со определенными доходы, как он, майор и дети, так и крестьяне его, платить в указное место будут по вся года

41

бездоимочно. И мы Великий Господин преосвящ. Сильвестр (тит.), слушав того челобитья и обязательной скаски, благословил и повелел в Синбирском уезде, в вотчине вышеписаннаго плац-майора Ивана князь Еделева в деревне Еделеве церковь Божию в вышереченное именование святых ап. Петра и Павла с пределом Николая Чудотворца деревянную строить.. добрым мастерством с красным осмериком и дать благословенную грамоту. А вначале на основании тоя церкви и предала быти иерею, кресты водрузити, молебны пети и святою водою кропити. И строити по чину правильнаго и уставного чиноположения, как о том напечатано в новоисправном болшом требнике о единой главе. А шатровых бы церквей отнюдь не строити; и чтоб олтари были пространныя и светлыя, с прирубными пятистенными стенами. А предел учинить за церковною стеною на северной стороне; вход учинить от западной стороны с паперти. Престол учинить о четырех столбцах, а запрестольные образы поставить одаль престолов, чтоб во время иерейскаго служения иерею в хождении между престолов и запрестольных образов проходить было свободно. Во святыя олтари из церквей учинить по трои двери: царския, северныя и южныя. Також и в церкви учинить трои ж двери: северныя, южныя и западныя. Пред западными дверями сделать паперти. А в настоящей церкви в начале на правой стороне царских дверей поставить образ Вседержителя Спаса с благословящею рукою. Подле того образа поставить образ настоящаго храма святых первоверховных ап. Петра и Павла. На левой стороне царских дверей поставить образ Пресвятыя Богородицы с Предвечным Младенцем. В пределе на правой стороне царских дверей поставить образ такой же Спасителев, каков в настоящей церкви. Подле того образа поставить образ Николая архиепископа и Мир-Ликийских Чудотворца. На левой стороне поставить образ Пресвятыя Богородицы и с Предвечным Младенцем и протчия образы по чину и по своему обещанию. Тако ж де в верху во иконостасех поставить образы по чину и все учинить по сему нашему Митрополичью указу. И егда та святая церковь и предел состроены и со всем церковным украшением ко освящению изготовлены и попу с причетники под селидьбы да сверх того на пропитание пашенной земли по десяти четвертей в поле, а в дву потому ж, сенных покосов на десять копен, против челобитья отведено будет, в близости всем вообще, а не порознь, тогда нам преосв. митр.

42

возвестить. И о освящеии тоя церкви и предела храмосданая грамота и освященныя антиминсы даны будут. А что от того церковнаго строения останется лесу и щеп и оной лес и щепы скласть особь и никому того лесу на строение мирских домов не отдавать и не продавать, а велеть тем оставшим лесом и щепами топить церковную печь или отдать на просфорное печение. А когда будут валовые пашни, тогда означенный пашенныя земли и сенныя покосы отмежевать и написать в церковные земли особливо. А ежеля та церковь и предел построены будут не против нашего мирополита указу и святыя икона не по чину поставлены и за небрежние повеления освящены не будут, потому что противно прописному уставу и церковному чиноположению. Писася в Богоспасаемом царственном граде Казани в нашем митрополии доме при кафедральноме храме Благовещения Пресвятыя Богородицы. Лета 1729 г. месяца декамврия в 19 день. Смиренный Сильвестр (тит.).

У сего указу Преосвящен. Митр. печать красная, восковая, величиною с медный пятак; в средине печати горельефом изображена благословящая рука, а вокруг по краю печати надпись: Печать митрополита казанскаго и свияжскаго.

Подлинная благословенная грамота написана на гербовом листе стоимостью в 1 коп. полулист.

Из собрания Г. М. Космовскаго.

№ 19. 1703. Благословенная грамота преосвященнейшаго Исайи, митрополита нижегородскаго и алатырскаго на построение в г. Алатыре каменной соборной церкви во имя Усекновения честныя главы св. Иоанна Предтечи.

Божею милостию смиренный преосвященнейший Исайя, (тит.) в нынешнем 1703 году, февраля 16 дня. Били челом нам, Преосв. Мит. города Алатыря соборной церкви Рождества Пресвятыя Богородицы протопоп Федор да ключарь поп Михайло. А в челобитной их написано: на Алатыре де у них соборная церковь теплая, во имя святаго и праведнаго Алексея Человека Божия, становится ветха. Да в прошлых де годех издавно был у настоящей соборной церкви придел св. пророка Иоанна Предтечи и по указу блаженныя памяти Вел. Гос. Царя и Вел.

43

Кн. Иоанна Васильевича, (тит.) как его, Государево шествие было под Казань, построен город Алатырь и соборная, церковь да придел Иоанна Предтечи. И оставил он, Великий Государь, по своему обещанию в тот придел образ Усекновения честныя главы Иоанна Предтечи в оклады. И тот святой образ и ныне у них на Алатыре в соборной церкви. А в прошлом 1700 году по указу Великаго Государя и по помете дьяка Макара Полянскаго велено выдать на Алатыре в соборную церковь за церковный потребы за прошлые 104, 105 и 106 годы тридцать рублев семь алтын, а велено те деньги выдать на церковное строение. И чтобы нам, преосвящ. митр. пажаловать их, протопопа Федора и ключаря попа Михаила, велеть им на те вышеписанныя деньги и на подаяние боголюбивых людей, кто что подаст, построить теплую соборную церковь во имя Усекновения честныя главы Иоанна Предтечи и о том бы дать им архиерейский указ и благословить бы боголюбивых подателей в то церковное строение собирать безленостно, кто что подаст, по своему обещанию. И мы, Преосвящ. Исаий, (тит.) и слуашав их челобитье, пожаловали их протопопа Федора да ключаря попа Михаилу боголюбивых, велели им на тое церковь кирпич и известь и на связи железо и на сваи и на тес готовить. И построить им тое церковь на те вышеписанныя деньги и на подаяние боголюбивых людей, кто что подаст, теплую соборную церковь каленную во имя Усекновения честныя главы Иоанна Предтечи. А верх бы на той церкви круглый, а не шатровый и алтарь сделать круглой же тройной. А в церкви в алтарной стене царския двери были бы посреди. А по правую их сторону южныя, а по левую северныя. А подле царских дверей меж южных в начале поставить образ настоящий Спасителен, а подле его храмовой; а по левую сторону царских врат меж северных в начале поставить образ Пресвятая Богородицы и иные образы по чину. И об освящении и об антиминсе бить челом нам Преосвящ. Митрополиту в то время, как та церковь совсем совершится. Писана в Нижнем Нове городе, лета 1703 года, февраля в 17 день.

(На подлинной благословенной грамоте подпись Преосв. Исайи. Митр. Нижегор. и Алат. Приложена печать. Из собрания протоиерея о. Зефирова).

44

№ 20. 7138-1630 г. Послушная грамота*) всем крестьянам алатырскаго поместья Дмитрия Куроедова с предписанием слушаться помещика, пашню на него пахать и доход ему платить.

От Великаго Князя Михаила Федоровича всея Русии в Алатырской уезд, в пустошь Кудеяровскую, Ховрина тож, что на речке на Сале, что была в поместье за алаторцом за Иваном Осориным, а ныне та пустош в поместье за Дмитреем Куроедовым, всем крестьянам, которые на той пустоши учнут жить. Бил нам челом алатырец Дмитрей Иванов Куроедов: нашего жалованья по окладу велено за ним учинить поместья на четыреста на пятьдесят четей. А поместья де за ним на Алаторе сто шестьдесят четей. Да в прошлом де во 135 году дано ему ж, Дмитрею, поместье в Олаторском уезде пустошь Кудеяровская — Ховрина: пашни восемьдесят четей. А владел де тою пустошью Кудеяровскою алаторец Иван Осорин. И Иван де Осорин пропал безвестно года с два. И за то де его безвестное броженье та пустошь Кудеяровская по нашему указу дана ему, Дмитрею. И ныне де тот Иван Осорин объявился на Москве. А та де пустошь Кудеяровская-Ховрина в Гавриловых книгах Бабрищева-Пушкина с товарищи написана за Иваном Осориным по его, Иванове, скаске, а не по нашей грамоте и не но выписи. И владел де тою пустошью Кудеяровскою Иван Осорин без дачи. И как де по нашему указу были на Алатыре писцы Дмитрей Пушечников да подъячей Афонасей Костяев и им де писцом велено у алаторцов у дворян и у детей боярских досматривать наших грамот и выписей. И Иван Осорин перед писцов на ту пустошь Кудеяровскую Ховрина наши грамоты и выписи и иные ни какие крепости не положил. И нам бы его пожаловати: тою Кудеяровскую пустошь Ховрина пашни восемьдесят четь, а бабрищевском, что владел без дачи Иван Осорин, велети дать ему, Дмитрею в поместье и велеть бы того Ивана Осорина с ним с Дмитреем поставить на очную ставку и его допросити: почему он, Иван, тою Кудеровскою пустошью владел. И 136 году, августа в 19, день в приказе Казанскаго Дворца перед боярином нашим

*) Послушная грамота предписание крестьянам, жившим на отказываемой земли повиноваться новому владельцу, пашни на него пахать и оброк платить Послушная грамота выдавалась в том только случае, когда земля, подлежащая отказу, была не населена. Прим. ред.

45

церед князем Дмитреем Мамстрюковичем Черкаским да перед дьяки нашими перед Иваном Болотниковым да перед Иваном Грязевым. Иван Осорин с Дмитреем Куроедовым с очи на очи ставлен и допрашиван: почему он, Иван тою Кудеярскою пустошью Ховрина владел, по даче или без дачи и почему за ним та пустошь в писцовых в Гавриловых книгах Бобрищева Пушкина с товарищи, 124 и 125 году и в нынешних писцовых в Дмитреевых книгах Пушечникова да подъячего Офонасья Костякова написана. Иван Осорин против того в допросе сказал, что ему та Кудеярская пустошь Ховрина дана в Тушине. А нам он о той пустоши не бивал челом. А в писцовых де книгах Гаврилы Бобрищева Пушкина с товарищи 124 года и 125 года та пустошь написана за ним, Иваном, по его, Иванове скаске. А нынешние де писцы Дмитрей Пушечников да подъячей Офонасий Костяев тое пустошь написали за ним, Иваном, по приправочным книгам Гаврила Бобрищева Пушкина с товарищи. А в отказных книгах отказу сына боярского Марка Жулебина леты 7135 году написано: отказал он в поместье алаторцу Дмитрею Куроедову в олаторском уезде пустошь Кудеярскую, что было в поместье за Иваном Осориным. А в ней пашни восемьдесят четей в поле, а в дву потму ж. И по нашему указу и по приговору боярина нашего князя Дмитрея Мамстрюковича Черкаскаго да дьяков наших Ивана Болотникова да Ивана Грязева велено тою Кудеяровскою пустошью Ховрина пашни восемьдесят четей в поле а в дву потому ж, владеть алаторцу Дмитрию Куроедову по прежнему, потому что на очной ставке Иван Осорин с Дмитреем Куроедовым с очи на очи ставлен и про тое пустошь допрашиван и в допросе Иван Осорин сказал, что ему та Кудеяровская пустошь Ховрина дана в Тушине. А о справки он, Иван о той пустоши нам не бивал челом и владел он по Тушинской даче и потому тем поместьем Дмитрею Куроедову велено и впредь владеть. И вы б все, крестьяне, которые в том поместье на пустоши Кудеяровской Ховрина учнут жити алаторца Дмитрея Куроедова слушали, пашню на него пахали и доход ему помещиков платили. Писан на Москве. Лет 7138 года, февраля в 24 день. На обороте столбца на верху надпись: "Дьяк Иван Грязев." Справил Гричка Воронов."

Столбец длиною 38 верш., шир. 3 в. Внизу столбца на подлинник приложена восковая печать с изображением щита, а в щите Георгия Победоносца, поражающаго змея.

(Из собрания А. В. Толстого.)

46

№ 21. 7154 - 1634 г. Послушная грамота крестьянам арзамаских поместий Ивана Станиславова Ружевскаго, деревни Захаровской, с предписанием слушаться помещика, пашню на него пахать и доход ему платить.

От Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всеа Руссии в Арзамаской уезд, в.... стан, в жеребей деревни Захаровской, Смолино тож, в жеребей пустоши Федотовы, в жеребей пустоши Страховы, на речке на Путе, в жеребей пустоши Игнатовскаго усаду, что тот жеребей деревни и жеребей пустошей ныне в поместье за арзамацом за Иваном Станиславовым сыном Ружевским: всем крестьянам, которые в том жеребью деревни живут, а на жеребях пустошей учнут жить, бил нам челом арвамасец Иван Ружевсков: в прошлом де во 142 году дано ему отца нашего блаженныя памяти Великаго Гос. Ц. и Вел. Князя Михаила Федоровича всея руссии жалованья вдовы Олены Федотовские жены Шадрина прожиточное поместье в Арзамаском уезде, в деревне Смолине, с пустошими сорок одна четь. И то де поместье ему отказано и отказные книги к нам к Москве присланы и нам его пожаловать, велеть на то его поместье с отказных книг дать ему нашу въездную грамоту, почем тем поместьем владеть. А по отказным книгам отказу арзамасца сына боярскаго Григорья Кологривова.... году в том Иванове поместье Ружевскаго в жеребью деревни Захаровской, Смолино тож и в жеребью пустоши Страхове, в жеребью пустоши Игнатовскаго усаду написано пашни и перелогу и лесом поросло сорок одна четверть в поле а в дву потому ж. Земля добрая. И вы б все крестьяня, которые в том жеребью деревни живут, а на жеребьях пустоши учнут жить, арзамасца Ивана Станиславова сына Ружевского слушались, пашню на него пахали и доход помещиков ему платили. Писана на Москве. Лета 7154 году, марта в 3 день. Помета дьяка Ивана Зиновьева: в книгу вписать. Справил Митька Молчанов.

(Столбец дл. 16 в., шир. 3,5 в. Из собрания Л. Л. Мартынова).

47

№ 22. 7178 - 1670 г. Доездная наказная память синбиренину Осипу Климову и подъячему Ивану Федорову о посылке их в Синбирский уезд, в деревню Шлангу, Вязовая тож, для сыска, описи и отказа земли по речкам Бирючу и Шланге синбиренину Якову Чирикову.

Великому Гос и Вел. Кн. Алексею Михайловичу (тит.) бьет челом синбиренин Яков Чириков, чтоб Великий Государь пожаловал его, Якова: велел ему отвесть в поместья земли в Синбирском уезде на речке Бирюче, против поместной дачи Тимофея Пилюгина по.... сторону.... дачи, по той же речки по Бирючу по обе стороны и с порожныя земли в поместье в его оклад. А оклад ему, Якову Чирикову, деньги и четьи 20, а помесной земли,... четьи. А на выписке помета его ж князь Ивана Дашкова 178 году, октября в 16 день: по Государеву указу послать обыскать и буде спору не будет и та земля измереть в десетины: пашенная земля положить в чета, а сенокосные места положить в десятины и сыск и мерные книги подать в приказ.

Лета 7178 году, октября в 25 день, по Государеву Цареву и Вел. Кн. Алексея Михайловича (тит.) указу: синбиренину Осипу Леонтьевичу Климову да подъячему Ивану Федорову ехати ему в Синбирской уезд на порожею землю на речке Бирюче для того: в нынешнем во 178 году, октября в 13 день, бил челом Великому Гос. Ц. и Вел. Кн. Алексею Михайловичу (тит.) Яков Чириков, а в Синбирску в приказной избе стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову подал челобитную, а в челобитной его написано: по Государеву де указу прислана де в Синбирск Великаго Государя грамота: велено его, Якова, поместить в Синбирском уезде из пустых земель. И Великой Государь пожаловал, велел порозжею землю из дикова поля, в Синбирском уезде на речке Бирюче, против Тимофеевы помесной дачи, по той же речке Бирючу по обе стороны, в поместье в его оклад отвесть. И стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков, слушев челобитной, велел послать обыскать про тое порозжею землю и будет спору не будет и та земля измерить в четверти, а сенокосные места положить в десятины и сыск и мерные книги привести в Синбирск. И им, приехав в Синбирской уезд на речку Бирюч на порожжею землю, против Тимофеевы помесной дачи по той же речке Бирючу по обе стороны, сыскать

48

большим повальным сыском версты по две и по три. И по пять и по десять и по пятнадцать та порожжая земля по речке Бирючю, о которой бьет челом Великому Государю Яков Чириков, по обе стороны порожжая, в поместье и в оброк и служилым татарам и чувашам и мордве в ясак … и прежде всего челобитья об той земли не было ли. А допрашивая русских людей по святой Христове евангельской непорочной заповеди Господне, а служилых татар, чуваш и мордву по их вере и шерти. И будь кто скажет, что та земля в ясак и в поместье или служилым татарам или кому на оброк отдана, у тех людей изымать особые сдушевныя скаски за руками, а у иноземцев за их знамены. А искать против Государева указа и соборного уложения, что друг с другом не дружить. А если будете искать против Государева указа и без ведома воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова, будете жестоко наказаны Великим Государем. А если в поиске скажут, что земля свободная и не отдана ни в поместье, ни в оброк, измерить и поделить на части, а сенные покосы и леса на десятины. Десятина в длину восемьдесят сажень, тридцать сажень поперек или симбирскую трехаршинную сажень. И о этой свободной земле написать мерные книги и привезти эти книги в Синбирск и отдать в приказную избу стольнику и воеводе Ивану Ивановичу Дашкову. к 27 октября 178 года симбирянин Федор Иванович сын Пилюгин, человек его, Тимошка Артемьев, староста его, Нестерка Лазарев, крестьяне Понка и Данилка Искряниковы, Июдка Денисов, Ивашка Нехорошев, Савка Сарской, Сенька Андреев, Федька Бормат, Ульянко Федоров сказали по святой непорочной евангельской Христовой заповеди Господне: земля напротив дачи Тимофея Пилюгина, от дачи и от чувашской деревни Крымово вниз идущая полевая сторона речки Бирюча до речки Чильны принадлежит государству, а вниз по Бирючю до самой Шумовской слободы, до казачьих дач земля дикая государственная; и эта земля никому в поместье и оброк не отдана, лежит в порожне … и сказка; а писал симбирские площади подъячей Ивашка Сутдолец.

По обыску синбиреня дворяне Семион Ивашев сын Ростовский,

49

Андрей Корнилов сын Ивашев, Данило и Архип Семеновы дети Буйковы, Тимофей Григорьев сын Иглин, Остафей Семенов сын Шишев, Григорий Иванов сын Стафутин, Володимир Купреянов сын Бекетов, синберенина Акакья Федосеева сына Микулина десятцкой его, Олферко Иевлев, Любима Петрова сына Микулина крестьянин его, Левка Евстифеев сын Буров сказали по святой непорочной евангельской Христовой заповеди Господни: против дачи Тимофея Пилюгина от дачи от чувашской деревни Крымовы, порожная земля, идущая вниз по левую сторону речки Бирюча и до речки Чильны принадлежит государству, а вниз по Бирючу до самой Шумовиской слободы до казачьих дач дикая государственная земля и никому в поместье, в оброк и в ясак не отдана, лежит в впорожне. А что чуваши Крымко с товарищи поселился на той государственной земле и по какому указу мы не знаем, мы там не были.

По обыску синбиреня Федор Тимофеев сын Ростовский, Иван Гаврилов сын Воронцов, Федор Ануфрев сын Клементьев сказали по святой непорочной евангельской Христовой заповеди Господни: напротив дачи Тимофея Пилюгина от дачи от чувашской деревни Крымово, вниз по левую сторону речки Бирюча и до речки Чильны государственная порожная земля, а вниз Бирючю до самой Шумовской слободы, до казачьих дач дикая государственная земля и никому в оброк, в поместье и в ясак не отдана, лежит в порожнее. А что чуваши Крымко с товарищи поселился на той государственной земле и по какому указу мы не знаем, мы там не были.

По обыску сказал синберенин Левонтий Лукьянов сын Чуфаров и староста его, Данилко Никифоров, Китунка Афанасьев, Антошка Кондратьев, Микишка Алементьев, Сергунка Михайлов, Митька и Сенька Григорьевы, Афонька Григорьев, Ивашка Васильев, Стенька Тимофеев, Тимошка Кондратьев сказали по святой непорочной евангельской Христовой заповеди Господней про порожную землю, что эта земля напротив дачи Тимофея Пилюгина, от чувашской деревни Крымово, идя вниз по левую сторону речки Бирюча и до речки Чильны государственная порожная земля, а вниз по Бирючу до самой Шумовской слободы, до казачьих дач дикая государственная земля и никому в оброк, в поместье и в ясак не отдана, лежит в порожне.

50

…… 27 октября. Синбиренин Михайло Иванов сын Кункин, староста его, Карпунька Михайлов, крестьяне Власко Иванов, Петрунка Иванов, Тишка Аксенов, Ларька Тиханов, Емелька Анофриев, Микитка Степанов, Измалько Кузьмин, Сенька Михайлов, Оська Павлов сказали по святой непорочной евангельской Христовой по заповеди Господне, что земля напротив дачи синбиренина Тимофея Пилюгина, от дачи от чувашской деревни Крымово, вниз по левую сторону речки Бирюча и до речки Чильны государственная порожная земля, а вниз Бирючю до самой Шумовской слободы, до казачьих дач дикая государственная земля и никому в оброк, в поместье и в ясак не отдана, лежит в порожне.

…… 27 октября. Синбиренин Иван Яков, Лев сын Кункин, его крестьяне Микита Степанов, Федька Мещеряк, Артюшка Васильев, Филька Микитин, Мишка Иванов, Трошка Федоров сказали по святой непорочной евангельской Христовой по заповеди Господне про порожную землю: напротив дачи синбиренина Тимофея Пилюгина, от дачи от чувашской деревни Крымово, вниз по левую сторону речки Бирюча и до речки Чильны государственная порожная земля, а вниз Бирючю до самой Шумовской слободы, до казачьих дач дикая государственная земля и никому в оброк, в поместье и в ясак не отдана, лежит в порожне.

По обыску синберенин Григорий Федоров сын Лукин, его крестьяне Петрушка Артемьев, Ивашко Ситников, Ивашко Горшек, Трошка Кривой, Машка …… сказали по святой непорочной евангельской Христовой заповеди Господни про порожную землю мы ведаем: напротив дачи Тимофея Пилюгина, от дачи от чувашской деревни Крымово, вниз по левую сторону речки Бирюча и до речки Чильны государственная порожная земля и никому в оброк, в поместье и в ясак не отдана, лежит в порожне.

А на том сыске стольника князь Иван Иванович Дашков: 31 октября 178 года взять к делу и выписать на перечень и кто ныне землею владеет, расспросить: по какому указу и кто их отводил.

51

И стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков, слусих обысков, велел выписать на перечень. А в сыску синбиренину Осипу Леонтьеву, сыну Климову, симбиреня Федор Иванов сын Пилюгин с товарищи, ……… да выборных 20, старост десятской 3 человека и рядовых крестьян 39 человек сказали по святой евангельской Христовой евангельской заповеди Господни: напротив дачи Тимофея Пилюгина, от чувашской деревни Крымово, идя назад по левую сторону речки Бирюча и до речки Чильны государственная порожная земля, а вниз по Бирючю до самой Шумовиской слободы до казачьих дач дикая государственная порожная земля и никому в оброк, в поместье и в ясак не отдана, лежит в порожне. Да они же сказали, что чуваши Крымко Ивашев с с товарыщи поселился на той государеве земле и по какому указу, того де они не ведают, а на отводе де они не были и сказок о той земле не давывали.

178 году, октября в 28 день. Синбирскаго уезду, деревни Шланги чювашенин Крымко Ивашков роспрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлом де во 172 году сошел де я с Цивильскаго уезду из деревни Тимиркасов и пришел в Синбирской уезд в деревню Дрождяной Куст и жил в той деревни три годы с своим двором. И с той деревни Дрождянова Куста сошел на государеву порожную землю на дикое поле на речку Шлангу и живу на той государеве порожной земле четвертой год без отводной, указу у меня о той земле никакого нет и крепостей у меня на тое землю нет же и ясаку с той земли не плачивал.

Тое же деревни Шланги чуваш Пишенко Юрьев распрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлом де во 172 году сошел ис Казанскаго уезду из деревни Баюшевы и жил в Синбирском уезде в деревне Дрождяном Кусте четыре годы в захребетниках и сошел ис той деревни в Синбирской же уезд на речку Шлангу, Вязовая тож и на дикую государеву порожную землю и живу на той земле четвертой год без отводной и без указу и крепостей на тое землю нет и ясаку с той земли не плачивал

Тоеж деревни чювашенин Тольгейко Алагулов распрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлых де годех, тому лет с пятнатцать, сошел де я из Цывильскаго уезду из деревни Нуркечевы в Синбирской уезд в деревню Дрождяной Куст и жил в той деревне

52

одинатцать лет и с той деровни сошел в Синбирскойже уезд на речку Шлангу, а Вязовая тож, на дикую государеву порожную землю и живу на той земле четвертой год без отводной и указу у меня на ту землю нет и ясаку не плачивал.

Тое же деревни чювашенин Альмейко Янапталов распрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлом де во 173 году сошел из Свияжского уезду из деревни Еткеревы в Синбирской уезд в деревню Дрождяной Куст и жил в той деревне два годы в захребетниках и с той деревни сошел в Синбирской уезд на речку Шлангу, Вязовая тож, на дикую государеву порожную землю и живу на той государевой земле четвертой год безотводно и указу никакого нет и крепостей и ясаку с той земли не плачивал.
Тое же деревни чувашенин Булатко Байгилов распрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлом де во 173 году сошел ис Цивильекаго уезду из деревни Рунги в Синбирской уезд на речку Шлангу, Вязовое тож, на дикую государеву порожную землю и живу на той государеве порожной земле четвертой год безъотводно и указу никакого нет и крепостей на ту землю нет же и ясаку с той земли не плачивал.

Тое же деревни чувашенин Багуват Копиктышев распрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлых де годех тому ныне десятой год сошел де ис Цивильскаго уезду из деревни Муратовы в Синбирской уезд в деревню Хайбулину и жил в той деревне шесть лет в ясаке, ис той деревни сошел в Синбирской уезд на речку Шлангу, Вязовое тож, на дикую государеву порожную землю и живу на той земли четвертой год безъотводно и указу никакого и крепостей нет и ясаку с той земли не плачивал.

Тое же деревни чювашенин Ирбулатко Апулатов распрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлых де годех тому лет з десеть сошел из Свияжскаго уезду из деревни Утинской в Синбирской уезд в деревню Дрождяной Куст и жил в той деревне шесть лет и с той деревни сошел в Синбирскойже уезд, на речку Шлангу, на дикую государеву порожную землю тому ныне четвертой год и живу на той государеве земле без указу и безъотводно и ясаку с той земли не плачивал.

Тоеже деревни чувашенин Ирдутка Байдутин распрашиван, а в

53

распросе своем сказал: в прошлом де во 175 году сошел из Цивильскаго уеиду из деревни Рунги и пришел в Синбирской уезд на дикую государеву порожную землю, на речку Шлангу и живу на той государеве земле четвертой год безъотводно и ясаку с той земли не плачивал.
Toe жe деревни чувашенин Сидулько Кильдишев распрашиван, а в распросе своем сказал: в прошлом де во 176 году сошел де я из Чебоксарскаго уезду из деревни Янбахтины и пришел в Синбирской уезд, на речку Шлангу, на дикую государеву порожную землю, в деревню Крылову и живу в той деревне два годы безъотводно и без указу и ясаку с той земле не плачивал.

Тое же деревни чювашенин Чурендейко Байдеряков, Атимка Бабиков, Талайка Богдашков да Уржумко Оскаев распрашиваны, а в распросе своем сказали: в прошлом во 177 году сошли де мы ис Кокшанскаго уезду, из деревни Сундыря, потому что та деревня переписалася по Синбирску и с той деревни пришли в Синбирской уезд на речку Шлангу, Вязовая тож, на дикую Государеву порожную землю и живем на той Государеве земле год безъотводно и ясаку с той земли не плачивали и указа нам на тое землю никакого не дано.

А помета на чювашских роспросных речах стольника и воеводе князь Ивана Дашкова 178 году, октября в 81 день. Ивану Софонову распросить всех, сколь давно пришли и по какому указу учили жить в Синбирску, по грамотель или без указу и в приказ сыскных дел были ль на явке и у роспросу и в писцовых книгах и в зажилых летех есть ли они в записке на черте.

Да под теми роспросными речми помета подъячего Ивана Софонова 178 году, ноября в 1 день. Стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков приказал мордву распросить.

И ноября в 2 день перед стольником и воеводою перед князем Иваном Ивановичем Дашковым да перед Иваном Софоновым Синбирскаго уезда, деревни Шланги, чувашенин Крымка Ивашкин ставлен и распрашиван, почему он на той земле поселился и по какому государеву указу и есть ли на ту землю у них владенная выпись и кто отводил и давно ль поселились на той земле и ясак в котором города платят.

А в роспросе он, Крымка Ивашкин сказал: поселись де на той земле

54

тому де ныне пятой год. а о селидьбе де об той земле есть потписная челобитная стольника и воеводы князь Ивана Ивановича Дашкова. И та де челобитная отдана подъячему Афонасью Дурову, а об отводе де никакой наказной памети не бывало. Только де поселились по той подписной челобитной и ясаку де никакого в Синбирску не плачивали. А государеву работу всякую и изделья своею братьею работоют сообча; а старинной де он живал в Цивильском уезде деревни Чемерчеевы.

Распрос толмачел Мишка Крюков. Вместо толмача Михаила Крюкова по ево веленью подъячей Васка Попов руку приложил.

У того Мишки те чюваша принеты и отданы за пристав Стеньке Кудеса.

п И тогож числа подъячей Афонасей Дуров подал челобитную, а в ней пишет: Царю Гос. и Вел. Кн Алексею Михайловичу (тит.) бьют челом сироты твои Синбирскаго уезду деревни Дрождянова Куста, ясашных отцов дети Кырымыко Иванов, Елымка Юркин, Толькейка Чюрмисен с товарыщи десять человгек: написаны были мы, сироты твои, в переписных книгах в Дрожденовым Кусте и в прошлом, государь, во 173 году били челом тебе, Великому Государю, мы сироты твои, чтобы нас записали на новое место на Шланге. И мы, сироты твои, на том новом месте избы поставили и сена косили и по сие число мы, сироты твои, живем в деревне Дрожденовом Кусте и подать платим с ними вместе. Милосердый Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович (тит.), пожалуй нас, сирот своих, вели, Государь, нам жить на том новом месте на Шланге и подать твою, Великого Государя, платить особ, опричь деревни Дрожденова Куста. Царь Государь, смилуйся, пожалуй

А на той челобитной помета стольника и воеводы князь Ивана Ивановича Дашкова 174 году, декабря в 11 день. Распросить их, сколь давно пришли на Синбирск и отколь и где написаны в писцовых книгах или не написаны и выписать, давноли они плотят подати на Синбирске. И стольник и воевода князь Иван Иванович Дагаков, слушев сей челобитной, приказал подъячего Афонасья Дурова допросить: в прошлом во 174 году против челобитной деревни Дрожденова Куста Крымки Ивавова с товарыщи об отводе земли отводную память писали и ответчика на ту землю посылали.

55

И тот подъячей Афанасей Дуров допрашиван, а в допросе сказал, какову челобитную Синбирскаго уезду, деревни Дрожденова Куста, Крымки Ивашова с товарищи в Синбирску в приказной избе в прошлом во 174 году подали и против того челобитья об отводе земли наказные памяти не писывал и ответчика никово не посылывал, потому что на той челобитной помета стольника и воеводы князь Ивана Ивановича Дашкова; велено их допросить, отколе они пришли и об отводе земли на той челобитной не помечено; и подав тое челобитную, те чуваше из Синбирска съехали. Да в той же их челобитной написано, что они в прошлом во 173 году били челом Великому Государю они, Крымка с товарищи и записалися де на новое местo на Шланге. И той прежней челобитной у него, Афонасья, нет и не бывало, а у ково та челобитная и против той первой челобитной та земля им, Крымку на Шланге кто отводили, того он не ведает, а вот де та прежняя их челобитная и против тое челобитной кто об отводе память писал и ково откащика посылал и того он, Афонасей не ведает же и у коево подъячего та челобитная, того не ведает.

А помета стольника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова: выписать из уложенья, кто о порожней земле или о выморочном поместье станет бить челом и бив челом, покинет, что о том Государев указ.

А в Государеве указе и в соборном уложеньи в 16 главе в 64 статье напечатано: которой челобитчик, бив челом Государю об утаенном из порожных земель о поместье или вкупле и подав челобитную, за выпискою ходити не учнет три месецы, а после ево о том же поместье учнут бить челом Государю иные челобитчики и прежней челобитчик за выпискою к тому делу опять пристанет и тем прежним челобитчикам отказывати.

Да ево ж князь Иванова помета Дашкова 178 году, ноября в 5 день: написать приговор тех ясашных людей по роспросом, разослать в старые городы на прежние их тягла с приставом за поруками и отписка к воеводам послать, велеть их тому приставу дать на поруки, что им жить на старых своих жеребьях в прежних городех и с тягла не бегать и ясаку не покинуть, а тое землю дать в поместье по Государеву указу Якову Чирикову в поместье усадища и половину земли, а другая половина той земли дать ему же, Якову в оброк и откащика послать Оси-

56

па Климова и ведать той землей, отказные книги написать и межи учинить. 178 году, ноября в 8 день.

И стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков, слушав челобитья синбиренина Якова Чирикова и обысков и допросных речей Синбирскаго уезда, деревни Шланги, а Вязовое тож, велел написать приговор для того: в нынешнеи во 178 году, октября в 13 день, бил челом Великому Гос. Ц. и В. к Алексею Михайловичу (тит.) синбиренин Яков Чириков, а в Синбирску в приказной избе стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову подал челобитную, а в челобитной ево написано: прислана де Великого Государя грамота, а велено ему служить по Синбирску и Ведикий Государь пожаловал ево, Якова велел испоместить в Синбирском уезде ис порозжих земель на речке Бирюче, против Тимофеевы дачи Пилюгина, по обе стороны выше и ниже ево Тимофеевы дачи и по тому ево, Яковлеву челобитью Чирикова, посылан был из Синбирска синбирянин Осип Климов, а велено ему про тое землю сыскать: та земля порожа и кому в поместье и в оброк и в ясак не отдана ль и челобитья об той порозжей земле, сыск и душевные сказки за руками; а в тех обыскных речах написано: синбирян дворян детей боярских шестнатцеть человек да выборных креетьян десятцкой три человека да редовых крестьян тритцеть девять человек сказали по святей Христове евангельской заповеди Господни: а против де дачи Тимофеея Пилюгина и от чювашской деревни Крымовой на низ идучи по левую сторону речки Бирюча Государева порозжая земля и до речки Чильны, а на низ по Бирючу до самые Шумовские Слободы до казачьих дач дикая Государева порозжая земля и никому де в поместье и в оброк и в ясак не отдана, лежит впусте; да они ж сказали, что де чуваше Крымко Ивашов с товарыщи поселился на той Государеве земле, по какому указу и сказок об той земле не давывал и на отводе не были. И стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков велел Синбирскаго уезду. деревни Шланги чувашу всее деревню распросить всех, сколь давно пришли и по какому указу учали жить в Синбирску: по грамоте ль или без указу и тою землю и для чево без дач и по какому указу владеют и в приказе сыскных дел были ль на явке и в писцовых книгах и в зажилых летех написаны ль они в записке на черте. А в роспросе первой человек чувашенин Крымко Ивашов да Омелька Янапталов да

57

Булатко Байшлов да Байгуватка Пыктышов, Ирпулатко Ахпулатов, Ирдутка Байдурин, Дасиньделька Кильдишев да Чуренейка Байдеряков сказали: тому де ныне пятой год поселились де они Крымко с товарищи на той земле на речке Бирюче; в Синбирску, в приказной избе били челом Великому Государю, а стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову, подали челобитную, чтоб тое землю отвесть нам в ясак и та де челобитная отдана подъячему Афонасью Дурову, а отводу де той земли в ясак не бывало и ясаку де в Синбирску не плачивали и подъячей Афонасей Дуров, сыскав тое челобитную, подал к делу. На той челобитной помета стольника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова: велено их, Крымку с товарищи, распросить, сколь давно пришли на синбирскую черту и откуда и где написаны в писцовых книгах или не написаны и выписаны давно ль, оне платят подати на Синбирске, а роспросу и отпуску никокова о той земли нет, а в распросе подъячей Афонасий Дуров сказал: в прошлом де во 174 году чювашенин Крымко Ивашов, подав челобитную, из Синбирска съехал, а та земля отведена ль или не отведена и того де он не ведает, а он де для отводу той земли никакой памяти не отпускивал, а кто де тому чувашенину отводил тое землю и про то де не ведает же. А в Государеве указе и в соборном уложенье в шестой на десять главе в шестьдесят четвертой статье напечатано: которой челобитчик, бив челом Государю об утайном или ис порозжих земель о поместьи или вкупли и подав челобитную, за выпискою ходить не учнет три месецы и после его о том же поместье учнут бить челом Государю и иные челобитчики и прежний челобитчик за выпискою к тому делу опять пристанет и тем прежнем челобитчиком отказывать. И стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков, слушев ево, Яковлева челобитья и обыскных речей и челобитной и роспросов того чувашенина Крымки Ивашова с товарыщи и подъячева Афонасьевых речей Дурова и Государева указу и соборнаго уложенья, приговорил: тех ясашных людей по роспросом розослать в старые городы на прежние их тягла с приставом за поруками и з женами и з детьми и со всеми их животы, потому что они в роспросех сказали: пришли де они на синбирскую черту не в давных летех девять человек, а десятой человек Толгойка Алагулов после указных из розных городов и тому приставу дать на поруки, что им

58

жить на старых своих жеребьях в прежних городех и с тягла не бегать и ясаку не покинуть. А той земли половину приговорил отдать в поместье и по Государеву указу и по соборному уложенью ему, Якову Чирикову в поместье и усадища и со всем дворовым строеньем. А другую половину той же земли дать ему, Якову; приговорил с той половины земли платить погодно да помесной дачи по полутора рубли на год денег, откащика приговорил послать Осипа Климова, А что той земле дворов и всякого строенья и пашни и лесу и всяких угодей откажет и в той земле привести ему, Осипу, отказные книги и написать межи и грани помесной и оброчной земле и за своею и сторонних людей за руками подать в приказной избе. И что они, ясашные люди владели тою землею без государева указу без дач и за то владенье приговорить на них, ясашных людех, на Крымке Ивашкове с товарыщи, доправить оброк, сколько лет тою землею владел, за четыре года, по три рубля на всякий год, против целых ясашних десяти дворов. А сколько десятин на той земле ржи у тех ясашных людей, у Крымки с товарищи, рожь вместо ясашнаго хлеба, как поспеет, приговорил зжать на Великого Государя и перемолотить окольными ясашными людьми и с той ржи до семена на землю новому помещику Якову Чирикову. А что за семени останетца и той рож взять на Великаго Государя вместо ясашнаго платежу. И сей приговор в Синбирску в приказной избе синбиренину ему, Якову Чирикову и чтоваше Крымки Ивашову с товарыщи сказан. И сему приговору стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков печать свою приложил.;

Лета 7178 году, ноября в 17 день. По Государеву Ц. и В. К. Алексея Михайловича (тит.) указу синбиренину Осипу Леонтьеву Климову съехати ему в Синбирской уезд, на речку Бирюч и Шлангу для того: в нынешнем во 178 году, октября в 13 день, бил челом Великому Гос. Ц. и В. К. Алексею Михайловичу (тит) синбиренин Яков Чириков, а в Синбирску в приказной избе стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову подал челобитную, а в челобитной ево написано: прислана де Великого Государя грамота, а велено ему служить по Синбирску и Великий Государь пожаловал бы ево, Якова, велел испоместить в Синбирском уезде ис порозжих земель на речке Бирюче, против Ти-

59

мофеевы дачи Пилюгина, по обе стороны выше и ниже ево, Тимофеевы дачи и по тому ево, Яковлеву челобитью Чирикова посылан был из Синбирска синбиренин Осип Климов, а велено ему про тое землю сыскать: та земля порожжая и никому в поместья и в оброк и в ясак не отдана ль и челобитья об той порозжей земле преж сего отводу не бывало ль. И синбиренин Осип Климов, приехав в Синбирск, подал в приказной избе об той порозжей земле сыск и душевные списки за поруками, а в тех обыскных речах написано: синбирян дворян, детей боярских шестнатцать человек да выборных крестьян да десятцкой три человека да рядовых крестьян тритцать девять человек сказали по святей Христове евангельской заповеди Господни: против дачи Тимофея Пилюгина и от чювашской деревни Крымовой на низ идучи, по левую сторону речки Бирюча, Государева порозжая земля и до речки Чильны, а на низ по Бирючю до самые Шумовские слободы до казачьих дач дикая Государева порозжая земля и никому де в поместье и в оброк и в ясак не отдана, лежит впусте. Да они ж сказали, что де чуваша Крымка Ивашов с товарищи поселился на той Государеве земле и по какому указу и сказок об той земле не давывали и на отводе не были. И стольник и воевода князь Иван Иванов Дашков велел Синбирскаго уезда деревни Шланги чувашу всее деревню роспросить, все сколь давно пришли и по какому указу учалп жить в Синбирску, по грамоте ль или без указу, к тою землею для чево без дач и по какому указу владеют и в приказе сыскных дел были ль на явке и в писцовых книгах и в зажилых летех написаны ль они в записке на черте, а в распросе первой человек чювашенин Крымко Ивашов да Омелька Янапталов да Булатко Байгулов да Байгуватко Пыктышев, Ирпулатко Ахпулатов, Ирдутка Байдутин да Сильдулка Кильдюшев да Чюренейка Байдеряков сказали: тому де ныне пятой год поселились де они, Крымко с товарищи на той земле на речке Бирюче и в Синбирску де в приказной избе били челом Великому Государю, а стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову подали челобитную, а чтоб тое землю отвесть им в ясак и та де челобитная отдана подъячему Афонасью Дурову, а отводу де той земле в ясак не бывало и ясаку де в Синбирску не плачивали. И подъячей Афонасей Дуров, сыскав тое челобитную, подал к делу, а на той челобитной помета стольника и воеводы князь Ивана Ива-

60

новича Дашкова: велено их, Крымка с товарищи, распросить, сколь давно пришли на Синбирскую черту и откуль и где написаны в писцовых книгах или не написаны и выписаны, давно ль они платят подати на Синбирске. А в роспросе подъячей Афонасей Дуров сказал: в прошлом де во 174 году чувашенин Крымко Ивашов, подав челобитную, из Синбирска съехал, а та земля отведена ль или не отведена и того де он не ведает, а он де для отводу той земли никакой памяти не отпускивал. А кто де тому чувашенину отводил тое землю и про то де не ведает же. И стольник князь Иван Иванович Дашков, слушев ево, Яковлева челобитья и обыскных речей и челобитной и роспросов того чювашенина Крымко Ивашова с товарищи и подъячева Афонасьевых речей Дурова, приговорил: тех ясашных людей по роспросам разослать в старые городы на прежние тягла с приставом за поруками и з женами и з детьми и со всеми их животы, потому что они на Синбирскую черту пришли не в давных летех девять человев, а десятой человек после указных лет, из разных городов и тому приставу дать на поруки, что им жить на старых своих жеребьях в прежних городех и с тягла не бегать и ясаку не покинуть. А той земли половину отдать в поместье по Государеву указу и соборному уложенью ему, Якову Чирикову, в поместье и усадища и со всем дворовым строеньем, а другую половину той же земли дать емуж, Якову в оброк, а оброку ему, Якову приговорил с той половины платить погодно до поместной дачи по полутора рубли на год денег. И по государеву указу и по соборному уложенью и по приговору стольника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова... синбиренину Осипу Климову, прехав в Синбирской уезд, на речку Бирюч, в деревню Шлангу, а Вязовое тож, а не доезжая той деревни, взять ему с собою сторонних людей, сколько человек пригоже да при тех сторонних людях отказать ему, Осипу тое чувашскую деревню Шлангу, а Вязовое тож, синбиренину Якову Чирикову в поместья з землею и с пашнею и со всяким угодьем в ево оклад, в четыреста пятдесят четей, девяносто четей, а другую половину той земли и с пашнею отдать ему ж, Якову в оброк да поместной дачи. А оброку велеть ему, Якову с той оброчной земли платить на год по полтора рубли. А что на той земле дворов и всякаго строенья и пашни и лесу и всяких угодей откажет и в той земле привести от-

61

казные книги за своею и сторонних людей за руками и написать межи и грани поместной и оброчной земле и подать в приказной избе. Да ему ж, Осипу доправить оброк на тех же безъясашных людех за четыре года, по три рубля на год, итого двенатцать рублев, потому что они, чюваша Крымко с товарищи владели тою землею без Государева указа и без дач против целых ясашных десяти дворов. А сколько десятин на той земле ржи посеяно к нынешнему 178 году и тое рожь описать по десятинам. А роспись, что по отводу достаница синбиренину Якову Чирикову той ржи и сколько десятин —и те деньги сееной ржи по томуж привести в Синбирск за своею и сторонних людей за руками и подать в приказной избе стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову. А для письма послан с ним, Осипом, синбирской площеди подъячего Ивашко Суздолец. Да для россылки и по той чуваше для збиранья порушных записей синбирской выборной солдат Сенка Кудес.

Господину Андрею Ивановичу да подъячему Федору Трофимову князь Иван Дашков челом бьет: в нынешнем во 178 году сысканы на синбирской черте беглые чюваша и в Синбирску в приказной избе сыскных дел в распросе перед мною сказали: ис Цывильскаго уезда деревни Тимирсян чювашенин Крымко Ивашов да деревни Нурсеевы Тойгилька Алагулов да деревни Рунги Ирдутка Байрутин сбежали де они з женами и з детьми, покиня свои старые жеребьи ис тех деревень не в давных летех. А в писцовых де и в переписных книгах в тех деревнях в ясаке деды и отцы их в ясаке написаны. А на синбирской де черте поселились на Государеве порозжей земле, не бив челом Великому Государю об отводе и отводу де той земли не бывало и ясаку де в Синбирску не плачивали, тому де пятой год. И те беглые чюваша, Крымко Ивашов с товарищи, послоны и з женами и з детьми и со всеми их животы на прежние их тягла в Цывильской уезд, в коих деревнях преж сего живали с синбирским выборного полку солдатом с Сенькою Кудесом. А та Государева порозжая земля против Государева указа и соборнаго уложенья и по челобитью синбиренина Якова Чирикова отдана в поместья ему, Якову. И как тот Сенька Кудес в Цывильск приедет и тою беглую чувашу привезетт и вам бы, господин, по Государеву, Ц. и В. К. Алексея Михайловича (тит) указу велеть тое беглую чувашу принять и розослать с ним, Сенькою и с цивильскими приста-

62

вы... которой в кой деревне преж сего жил и велеть по них собрать порушные записи, что им впредь ис тех деревень и с тягла не бегать и ясак в Государеву казну платить по все годы. И те порушные запаси велеть прислать в Синбирск с ним же, Сенькою да о том ко мне
отписать.

Лета 7178 году, ноября в 29 день. По Государеву Ц. и В К. Алексия Михайловича (тит.) указу память Сеньке Кудесю, ехать ему в Казань да в Цывильск, а приехав, подать боярину Петру Васильевичу Шереметьеву с товарыщи отписки и в Казани бить челом боярину Петру Васильевичу с товарыщи, чтоб они велели принять Казанскаго уезда, деревни Ваюгаевы, бетлаго ясашнаго чуваше.. Пихченка Юрева з женою и з детьми и з животы. А в Цывильску Андрею Приклонскому да подъячему Федору Трофимову говорить же, чтоб он по Государеву указу тож велел принять беглую чувашу Цывильского уезда, деревни Тимерсян, Крымка Ивашева да деревни Нуркеевы Тойгилку Алагулова да деревни Муратовы Байговатка Пыктышева да деревни Рунги Иртутка Байдутина з женами и з детьми и со всеми животы. А приняв, велел отослать в те их деревне по прежнему в тягла и собрать порушные записи, что им впредь жить в том своем старом тягле и ясак платить ежегодно и с тягла не бетать да те порушные записи привести в Синбирск и явитца и те порушные записи подать в приказной избе стольнику и воеводе Ивану Ивановичу Дашкову.

Лета 7178 году, ноября в... день. По Государеву Ц. и в. к. Алексея Михайловича (тит.) указу память Сеньке Кудесу: ехать ему в Синбирской уезд, в деревню Новоприписную, Сюндюрску волость, a приехав, посадить ему по прежнему в тягло беглую чювашу в деревне Сундыря Чюрейнейка Байдерякова да Тимка Бабакова в прежние их тягла и по них собрать порушные, что им впредь с тягла не бегать и жить в старых своих жеребьях и ясак платить ежегодно да ту порушную запись привести в Синбирск и явитца и подать в приказной избе стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичу Дашкову

Лета 7175 году, ноября в... день. По Государеву Ц. и В. К. Алексея Михайловича (тит.) указу память Ондрюшке Лаврову. Ехать ему, Ондрюшке, a приехав, подать воеводе Поснику Огареву отписку и говорить, чтоб он по Государеву указу велел принять Свияженскаго уезда, деревни Еттеревы, беглую

63

чювашу Амелку Янатпалова да деревни Утинской Ербулатка Ахпулатова, а приняв, велел розослать в те деревни в прежние их тягла и собрать по них порушную запись, что пм впредь стараго своего жеребья не бегать и ясак платить в Свияжску ежегодно. И те порушные записи привесть в Синбирск и явитца и те записи подать в приказной избе сыскных дел стольнику и воеводе князь Ивану Ивановичу Дашкову. К сей памяти...
Лета 7178 году, ноября в 30 день. По Государеву и В. К. Алексея Михайловича (тит) указу память синбирскому иноземцу Андрюшке Лаврову. Ехати ему в Чебоксар, а приехав, подать стольнику и воеводе Григорию Тарбееву да подъячему Михаилу Дурову отписку и говорить, чтоб они по Государеву указу велели принять бетлаго чювашенина Чебоксарскаго уезда, деревни Сянбахтины, Сийдулку Сильдюшева. а приняв; велели его отослать в тое деревню по прежнему в тягло и собрать по нему порушную запись, что ему впредь стараго своего жеребья не бетать и ясак платить ежегодно. И тое порушную запись привести в Синбирск и явитца и тое запись подать в приказной избе сыскных дел стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичю Дашкову. К сей...

Царю Гос. и В. К. Алексею Михайловичу бьет челом холоп твой синбиренин Яшка Чириков. В нынешнем Государь, во 178 году по твоему, Великаго Государя, указу, а по моему, холопа твоего, челобитью, отказано мне, холопу твоему, в Синбирском уезде в поместье и в оброк, а выписи мне, холопу твоему с отказных книг не дано. Милосердный Государь Ц. и В. К. Алексей Михайлович (тит) пожалуй меня, холопа своего, вели, Государь, с тех отказных книг дать выпись, почему мне, холопу твоему впредь тем поместьем владеть. Царь Государь смилуйся, пожалуй
А на той челобитной помета стольника и воеводы князь Ивана Ивановича Дашкова 178 году, декабря в 3 день: дать отписка и книги послать к Москве и дать выписи с книг.
Государю Ц. и В. К. Алексею Михайловичу (тит) холоп твой Ивашко Дашков челом бьет. В нынешнем, Государь, во 178 году, декабря в 3 день, бил челом теб, Великому Гос. Ц. и В. К. Алексею Михайловичу синбиренин Яков Чириков, а мне, холопу твоему в Синбирску в приказной избе подал челобитную, а в челобитной, Государь,

64

его написано: отказано де ему, Якову в Синбирском уезде из порозжих земель на реках Бирюче да на Шланге. А отказные книги к тебе, Великому Государю, к Москве не посланы. И чтоб ты, ВеликийГосударь пожаловал его, Якова, велел те отказные книги послать к сее, Великому Государю, к Москве. И я, холоп твой, те отказные книги за откащиковою и сторонних людей за руками, запечатов в листу, послал к тебе Великому Государю, к Москве с ним, Яковом. А велел я, холоп твой ему, Якову явитца и те книги подать в приказе Казанскаго Дворца твоему Государеву боярину князю Юрию Алексеевичу Долгорукову да думному дворянину Лариону Дмитриевичю Лопухину да дьяком Афонасию Зыкову да Петру Самойлову.

Роспись ясашных чуваш деревень Шинатлы и Крымово Синбирского уезда.

Крымка Иванов, жена его Байбигатортаева дочь, другая жена Шатылдить Пойкина, сын Баймечка Крымов... дв. (двор); Тольчейка Альмаков, отец его, Альмачко Анмурзин, его мачеха Систелетка, а чья дочь не известно... дв. (двор); Пайговатко Пиктышов, жена его, Тектенеш Байчурашева, сын Пайметка Пайговатов... дв. (двор); Меметка Пайгулов, его жена Куспейка Овтеева дочь, его сын Ильмеметка Мелев... дв. (двор); Альмейка Янапталов, его жена Иргенейка и сын Салдатко Альменеев... дв. (двор); Байдемерка Пиктышев, жена его, Савнебейка да дочь Тебенейка Байдемирова... дв. (двор); Чюренейка Байдереков, его жена Сюспичка Автеева... дв. (двор); Сидулька Кильдюшев, Тохтебейка Байдуганова; Ирдутка Байдидов, его жена Анетейка Альдубаева дочь сын Микишка Ирдулов... дв. (двор); Булака Байгулов, его жена Сабичка Тимирева дочь, сын Бибулатко Булатов... дв. (двор); Матюшка Мехметов, его мать Кусебейка да отот (дед); Савалейка Ахметев... дв. (двор); Вюршимка Апаев, его жена Тойсалдамка Бабакова дочь... дв. (двор).

17 ноября 7178 года. По указу Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича и по наказной памяти стольника и воеводы

65

ды князя Ивана Иванавича Дашкова велено ехать из Синбирска Осипу Леонтьеву сыну Климову в Синбирской уезд, на речку Бирюч и на речку Шлангу, а для того: в нынешнем во 178 году, октября в 31 день, бил челом Великому Гос. Ц. и В К. Алексею Михайловичу (тит) синбиренин Яков Чириков, а в Синбирску в приказной избе, стольнику и воеводе князю Ивану Ивановпчю Дашкову подал челобитную, а в челобитной ево написано: прислана де в Синбирск Великаго Государя грамота, а велено ему служить по Синбирску и Великий Государь бы пожаловал ево, Якова, велел испоместить в Синбирском уезде из порозжих земель на речке Бирюче, против Тимофеевой дачи Пилюгина, по обе стороны выше и ниже ево, Тпмофеевы дачи. И по тому его, Яковлеву, челобитью Чирикова. послан был из Синбирска синбиренин Осип Климов, а велено ему про твое землю сыскать: та земля порозжа ль и челобитья об той земле порозжей прежь сего и отводу не было ль. И синбиренин Осип Климов, приехав в Синбирск, подал в приказной избе об той порозжей земле обыск и душевые списки за руками. А в тех обыскных речах написано Синбирен дворян и детей боярских шестнадцать человек да выборных крестьян да десятцкой три человека да рядовых крестьян тридцать человек. Сказали по святей Христове евангельской заповеди Господни: против дачи Тимофея Пилюгина и от чувашские деревни Крымовой на низ идучи, по левую сторону речки Бирюча, Государева порозжая земля и до речки Чильны, а на низ до самые Шумовские слободы, до казачьих дач дикая Государева порозжая земля и никому в поместье и в оброк и в ясак не отдана, лежит впусте. Да они же сказали, что де чюваша Крымко Ивашков с товарищи поселились на той Государеве земле и по какому указу и сказок об той земле не давывали и на отводе не бывали. И стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков велел Синбирскаго уезда деревни Шланги чувашу всее деревню распросить всех: сколь давно пришли и по какому указу учали жить в Синбирску, по грамоте ль или без указу и тою землею для чево без дач и по какому указу владеют и в приказе сыскных дел были ль на явке и в писцовых книгах и в зажилых летех написаны ль они в записи на черте. А в роспросе первой чювашенин Крымко Ивашков да Омелка Янапталов да Булатка Байшлов да Байгуватка Пиктышев. да Ирпулатко Ахпулатов да Ирдутка Бай-

66

дутин да Кильдинка Кильдешев да Чюренейка Байдеряков,—тому де ныне пятой год поселились де они, Крымко с товарищи, на той земле на речке Бирюче и в Синбирску в приказной избе били челом Великому Государю, а стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичю Дашкову, подали челобитную, чтоб тое землю отвесть в ясак. И та де челобитная отдана де подъячему Афонасью Дурову, а отводу той земли в ясак не бывало и ясаку де в Синбирску не плачивали. И подъячей Афонасей Дуров, сыскав тое челобитную, подал к делу. А на той челобитной помета стольника и воеводы князя Ивана Ивановпча Дашкова: велено их, Крымка с товарищи распросить, сколь давно пришли на синбирскую черту и отколь и где налисаны в писцовых книгах или не написаны; и выписать, давно ль они платят подати на Синбирске. А в распросе подъячей Афонасей Дуров сказал: в прошлом де во 174 году чювашенин Крымко Ивашков, подав челобитную, ис Синбирска съехал; а та де земля отведена или не отведена, того де он не ведает и он де для отводу той земли никакой памяти не отпускивал; а кто де тому чювашенину тое землю отводил, про то он не ведает же. А в Государеве указе и в соборном уложенье напечатано: которой челобитчик, бив челом Государю об утаенном или из порозжих земель о поместье или в купле подав чолобитную, за выпискою ходить не учнет три месяцы, а после его о том же поместье учнут бити челом Государю иные челобитчики и прежней челобитчик за выпискою опять пристанет и тем прежнпл челобитчиком отказывать. И стольник и воевода князь Иван Иванович Дашков, слушав ево, Яковлева челобитья и обыскных речей и челобитной и роспрос того чувашенина Крымка Ивашкова с товарищи и подъячева Афонасьевых речей Дурова, Государева указу и соборнаго уложения, приговорил: тех неясашных людей по роспросам розослать в старые городы на прежние их тягла с приставом за поруками и з женами и з детьми и со всеми животы, потому что они на Синбирскую черту пришли не в давных летах, девять человек, а десятой человек после указных лет, из разных городов. И тому приставу дать на поруки, что им жить на старых своих жеребьях в прежних городех и с тягла не бегать и ясаку не покинуть. И той земли половину ему, Якову, в поместье и усадища и со всем дворовым строеньем, а другую половину той же земли дать емуже, Якову в оброк. А оброку де ему. Якову приговорил с той половины платить

67

погодно да поместной дачи полтора рубли на год денег. И по Государеву указу и по соборному уложенью и по приговору стольника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова синбиренину Осипу Климову, прехав в Синбирский уезд, на речку Бирюч в деревню Шлангу, Вязовое тож, а не доезжая тое деревни, взять с собою сторонних людей, сколько человек пригоже да при тех сторонних людях отказать ему, Осипу, тое чювашскую деревню Шлангу, а Вязовое тож, синбиренину Якову Чирикову в поместье и з землею и з пашнею и со всяким угодьем в ево оклад в четыреста пятьдесят четвертей, а другую половину земли и з пашнею отдать емуже, Якову в оброк да поместной дачи. А оброку велеть ему, Якову, с той оброчной земли платить на год полтора рубли. А что на той земле дворов и всякаго строенья и пашни и лесу и всяких угодьев откажешь и той земле привести ему, Осипу, отказные книги за своею и сторонних людей за руками и написать межи и грани поместной и оброчной земле и подать в приказной избе. Да ему же, Осипу, доправить оброк на тех же безъясашных людех за четыре года, по три рубли на год, итого двенадцать рублев, потому что они, чюваши Крымко с товарищи, владели тое землею без Государева указу и без дач. Против целых ясашных десяти дворов, сколько десятин той земле посеено к нынешнему 178 году и ту рожь отписать по десятины, что по отводу достаяетца синбиренину Якову Чирикову на роспись и сколь десятин на оброчной земле той ржи и те деньги и сееной ржи роспись потом же привести в Синбирск и за своею и сторонних людей за руками подать в приказной избе стольнику и воеводе князю Ивану Ивановичю Дашкову. И синбиренин Осип Леонтьев сын Климов из Синбирска в Синбирской уезд в деревню Шлангу для земляного отводу по челобитью Якова Степанова сына Чирикова ездил и не доезжая той деревни Шланги, взял с собою сторонних людей и тое чювашскую землю деревни Шланги, против наказные памяти стольника и воеводы князя Ивана Ивановича Дашкова синбиренину Якову Чирикову в поместье отказал, грани и межи учинил и на оброк против наказные памяти же ему, Якову отвел. И те деньги на безъясашных людях, на Крымке с товарыщи, двенадцать рублев доправил и доправя привез в Синбирск и отдал в приказной избе подъячему Фектисту Петрову с роспискою. А синбиренин Исай Иванов сын Несветаев на тое порожную землю сам не вы-

68

езжал и людей и крестьян не высылал не ведомо за что. А что на которой земле того чювашскаго хлеба посеяно и сколько десятин и томуих чювашскому хлебу роспись под сим доездом. А что того чювашскаго двороваго строенья и тому дворовому строенью роспись под сим дсездом. То мой и доезд. А доездные книги и росписи писал синбирские площади подъячеи Ивашко Суздолец.

Роспись деревни Шланги Синбирского уезда по хлебу чуваш Крымки Ивашкова и его товарищей: что и на какой земле посеяно.

Крымка Ивашков посеял рожь на поместной земле Якова Чирикова полдесятины. Тое же деревни чуваш Ирбулатка Ахбулатов и Байгуватка Биктышев посеял полдесятины. В этой же деревне по ту сторону реки Шланги к Исаве даче у чуваш Несветаева Крымки Ивашкова десятина, Меметки Байшлова и Яхмаметки Напталова десятина, Ирдутки Байдудина, Сидулки Атудина и Матюшки без четверти десятина.

На оброчной земле Якова Чирикова никакого хлеба нет, потому что тое землю чюваша Крымко с товарыщи не пахали и хлеба никокова не сеяли.

Роспись деревни Шланги Синбирского уезда чуваш Крымки Ивашкова и его товарищей по дворам и постройкам.

Двор Крымки Ивашкова. Во дворе изба липовая да клеть з лачуга, баня, две карды тыном горожены. Двор в городьбе.

Чювашенина Меметки Байкова избенка пластинная дубовая да лачуженка пластинное да карда огорожена тыном дубовым.

Тое же деревни у чуваша Альмаметки Янапталова избенка пластинная, липовая, лачуга и канюшня тоже липовые да корда тыном огорожена.

Тое же деревни у чуваша Байдемерка Пиктышева изба дубовая и липовая, лачужка тыном огорожена да карда.

Тое же деревни у чуваша Иржумки Окаева избенка дубовая пластинная с липовыми бревнами, лачужка тыном огорожена да карда.

Тое же деревни у чуваша Арбулатки Ахпулатова изба дубовая пластинная да карда.

Тое же деревни у чуваша Байтуватки Пиктышева изба дубовая пластинная, лачужка пластинная да карда.

Тое же деревни у чуваша Пишенки Юркина двор в городьбе, изба дубовая, лачуга пластинная а другая тыном огорожена и гумно в городьбе.

69

Тое же деревни у чуваша Ирдутки Байрутина изба дубовая пластинная, лачуга осиновая да карда.

Тое же деревни у чуваша Толгейки Алагулова изба пластинная дубовая, клетенко осиновое да карда.

Тое же деревни у чуваша Альмаметки изба дубовая пластинная, лачуга лубяная.

Тое же деревни у чуваша Атимки Байбакова пластинная дубовая да карда.

Тое же деревни у чуваша Полатки изба дубовая да карда.

Тое же деревни у чуваша Чюренейки Байдерякова изба липовая, лачуга тыном огорожена да карда.

Тое же деревни чуваши, что поселился по ту сторону Шланги реки за врагом к Исаеве даче Несветаева:

Чувашенин Сидалка Адутин с избой дубовой пластинной без верха да карда.

Чувашенин Толатка Богданов с избой пластинной дубовой без верха да карда.

Чувашенин Матюшка с избой липовой без верха, лачужка дубовая да карда.

№ 23. 7191 – 1683 г. Доездная наказная память*) подъячему Никите Фомину из симбирской приказной избы о посылке его в деревню Можарки, к Ивану и Даниле Тимофеевым в поместье Яковлевых, чтобы Великому Государю служить и свою мать Веру поить и кормить.

21 января 7191 года. По указам Великих Государей, Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, по грамоте Великого Князя Федора Алексеевича из Казанского приказа за приписью дьяка Петра Самойлова по челобитью алаторца Данилы Иванова, сына Яковлева и по наказной памяти стольника и воеводы Микифора Лаврентьевича Собакина велел подъячему Миките Фомину ехать в Олатырский уезд к алаторцу в Иваново, в Данилово поместье Тимофеевых детей Яковлевых, в деревни Можарки, на речке Можарке, взяв с собой тумошних и сторонних людей, старост и крестьян. Около тех поместий велено найти многими русскими людьми по святой непорочной заповеди Господней, а мурзы и татары по их вере по …. Будут в сыске обыскные люди, скажут против челобитья сказки алаторца Данилы Иванова сына Яковлева, что в прошлых годах отца Ивана и дяди родного Данила Тимофеевых детей Яковлевых не стало. После отца его осталась жена Данилова мать вдова Вера и Данила. После дяди его, Данилы, жены и детей и после отца и других детей никого не осталось и спора не будет. В том Иванове велено описать усадьбы в поместьях Яковлевых, пашни пахотные, перелоги, дикое поле, леса и всякие угодья. Описав те поместья, а в них пашня в Иванове поместье тридцать три чети с третником, в Даниловом поместье, что осталось у Ивана Алексеева, сына Яковлева семнадцать чет без третника, все пятьдесят четей в поле. Велено отказать алатору Даниле Иванову, сыну Яковлеву в поместье с сенными покосами и со всеми угодьями. А Данилу в поместье службу служить и мать свою, вдову поить и кормить до ее смерти. А если Даниле будут мстить дворовые, пусть напишет отказные книги. Сыск за обыскных людей и отказные книги в город Олатырь и подать в приказную

*) Наказная память выдавалась воеводой служилым людям и подъячим для руководства при отпуске их на службу приказчиками, при посылке в уезды для объявления служилым людям о сроках явки на службу, для оповещения тяглых людей о доставке в город денежных и других сборов, поиска, отказа, межевания или розыска преступников и проч.

избу стольнику и воеводе Микифору Лаврентьевичу Собакину. Подъячий Микитка Фомин в Пьянском стане Олатырского уезда, алаторцов в Иваново и в поместье Данилово детей Яковлевых ездил с сторонними людьми в деревню Можарки, на речку Можарку, сыскивал в тех поместьях многих людей. По сыску обыскных людей в Иваново и Данилово в поместьях Яковлевых описывал усадьбы, пашню паханую, перелоги, дикое поле, сено, леса и разные угодья. В поместье в Иваново пашни тридцать три чети с третником, а в Данилове поместье у Иванова Алексея, сына Яковлева семнадцать чет без третника, всего пятьдесят чет в поле. Отказал алаторцу Данилу Иванову, сыну Яковлевув поместье с сенными покосами и со всеми угодьями. А ему, Данилу, служить службу на тех поместьях Великих Государей и кормить и поить свою мать, вдову Веру. Еще ему на отцовском жеребье в деревне Можарки отказать … крестьян Данилке Прокорокофьеву и его детям Игошке, Алешке, Марьюшке Прокофьевой, сыну Еремке … крестьянин Лухонке Дмитриеву, его детям: Стенке, Гришке, Савке, Федотке, Петруньке и внуку Алешке Степанову; … человек Прошка Яковлев и его сын Гришка.

(из собр. Л. А. Прушакевича.).

№ 24. 1701 г. Доездная наказная память симбирскому подъячему Александру Тихомирову о посылке его в Синбирский уезд на землю Федора Андреева, Ивана и Федора Васильевых и Куроедовых для осмотра, описи и возобнавления межевых признаков вместо порубленных и пожженных деревьев.

26 июля 1701 года. По указу Великого Государя, Царя и Великого Князя Петра Алексеевича и по наказной памяти стольника и воеводы Алексея Матвеевича Кровкова и дъяка Михайла Шапкина: симбирскому подъячему Александру Тихомирову ехать в Синбирский уездна поместную землю симбирянина Федора Андреева сын, Ивана и Федора Васильевых детей Куроедовых, чтобы 24 июля 1701 года в их челобитье написано: в прошлом в 198 году брату Петра Куроедова отказано в земле за валом в Синбирском уезде по речке Сар Барыш, по обе стороны и по реке Большой Барыш. На той поместной земле образованы границы и признаки. В этой поместной земле и отказано. И ныне на той поместной земле осмотрены все грани, что находятся ниже устья реки Сар Барыш, на березе отмечена граница. Эта береза указывает на два дуба, а те стоят на одном корне, на одном из них нарублены грани. Те дубы указывают на сосну, анна той сосне нарублены грани. Эти дубовые и сосновые грани воры вырубили и подожгли. Третья грань стояла на сосне близ деревни Григория Ханенева, но ее срубили под корень, признаков осталось мало … от той сосны разбросаны. И он с сторонними людьми те разбросанные … нашли и подняли. А те срубленные и пожженные вышеперечисленные грани осмотрели сторонние люди, их братья и крестьяне. И Великий Государь пожаловал их и велел на их поместной земле вышеперечисленные грани в Синбирске осмотреть, описать и вновь разместить на тех местах и деревьях. И по памяти на челобитной дьяка Михаила Шапкина велено послать, досмотреть и описать. И я, Александр, приехав на ту поместную землю Федора Андреева, сына Ивана и Федора Куроедовых в те вышеперечисленные урочоща, ездил, взяв с собой сторонних людей. При этих сторонних людях, взяв челобитчиков на ту крепость поместной земли, где были порублены и пожжены грани, осмотрел и описал вышеперечисленные челобитья. По досмотру поместной земли Федора Андреева сына в тех вышеперечисленных урочищах первая утиная грань, что ниже устья реки Сар Барыш, на берегу Большова Барыша стоит береза. На ней грань цела. Та береза указывает на два дуба. Эти дубы стоят на одном корне возле долины; на одном дубу две грани, этот дуб чуть выше пояса, а другой дуб стоит целый. На срубленном дубе две грани: одна целая и указывает на утиную грань, на березу; другая грань продолжена, есть признак, указывающий в дуброве на сосну. Сосна стоит на пригорке на ровном участке. Она срублена по пояс, на пне нарублены две грани и они сожжены. Одна грань указывает в дуброву, на сосну, которая стояла около деревни Григория Ханенева. Эта сосна срублена под корень, с обеих сторон вырублены накосы. На корне старой нарубки нижних усов граней мало. Сосновый корень через болото указывает на березу. Эта береза стоит на склоне горы. На березе две грани: одна указывает на пень через болото, другая указывает вверх через Сар Барыш на дальнюю сосну. Эта сосна стоит в долине. Ниже сосны из горы бьет ключ. На сосне две сожженные грани: одна указывает назад на березу, другая через Сар Барыш и через буярак в дуброве на березу. А на той березе две грани. Береза указывает на сосну, на которой две грани и на сосну на поляне в лесу. На сосне две грани; одна грань указывает на грань, другая поворотная направо. А с той сосны указывает через дуброву на развиловатую березу. А на березе две грани: грань по грани и утиная грань на дальнюю сосну к Большому Барышу. А та сосна стоит на верху по Большому Барышу. И те грани от реки Сар Барыш и по утиную грань дальней сосны все целы.

На осмотре и у описи были сторонние люди: Михаил Федоров сын Дмитриева, из деревни Силаевки Максимка Васильев, Иван Михайлов сын Зиновьев, из деревни Зиновьево Ивашка Федоров и Ониска Иванов, служилый Альмейко Тюленев их деревни Тувармы Синбирского уезда, служилые люди Гришка Омеев, Илдуратка Ямаев, Илендейка Кусмурзин, Яланка Пиаков, Семенка Симеев из деревни Хомутерь и знамена приложили: Альнейкино … Гришкино … Издурайкову … Илендейкино … Яласкино … Семенкино …

(столб длиной 24 вершка, шириной 3 1/2 верш., из собрания А. В. Толского).

№ 25. 1730 г. Лоездная наказная память Семену Мякишеву и Никите Емельянову из симбирской провинциальной канцелярии о посылке из на Чувичинский остров для описи и раздела сенных покосов.

По указу Его Величества Императора и Самодержца Всероссийского комиссару Семену Якушеву и канцеляристу Никите Емельянову ехать на Чувинский остров недалеко от Синбирска. С сторонними людьми 22 августа 730 года челобитье подал в канцелярию Синбирской провинции симбирянин Дмитрий Иванов сын Осорин, в которой написано: в нынешнем 730 году он купил в Синбирске у отставного капрала Бориса Степанова, сына Федотьева на означенном Чувичинском острове сенные покосы с владеньем, которые в 161 году отведены из симбирской приказной избы, из порозжих сенных покосов симбирским дворянам, продавца Федотьева деда Кирею и отцу его, Степану Федотьеву,*) общее с разными помещиками в одних межах, гранях и урочищах с Василием и сыном его, Григорием Аленкиным, Максимом и Осипом Арсеньевыми и Романом Ефимовым. А межи сенных покосов вниз по реке Волге и Чувичу, с верхним Чувичинским устьем по ганям и урочищам Чувичинского устья и до его нижнего устья, идя по граням от верхней Чувичинской Изголови, направо сенные покосы симбирских соборных попов, а на лево сенные покосы вышеперечисленных симбирян Феодотьевых и его товарищей.По его челобитью в указанные урочищи послать и описать: кто ныне владеет теми сенными покосами и по каким крепостям; те крепости у владельцев взять и разделить по дачам. 22 августа 730 года по Его Императорскому указу и по решению канцелярии симбирской провинции велено послать на Чувичинский остров для для осмотра и описи сенных покосов. Комиссару Мякишеву, взяв с собой старожилов и сторонних людей, приняв у помещиков кто владеет на том Чувичинском острове сенными покосами и крепостями осмотреть и описать: сколько и кем копн подкошено. И по вышеперечисленному отводу разделить по дачам. А если возникнут споры, то тех спорщиков и опись при приезде

_______________________________

*) Кирей Степанов Федотьев и Степан Федотьев упоминаются в «Книге строельной г. Синбирска». Изд. Симб. Губ. Уч. Арх. Комиссии, стр. 40, 44, 49, 58 и 59. им отведена земля у реки Свияги Синбирского уезда.

отдать в канцелярию Синбирской провинции. Скошенное сено без указа не увозить. А при том осмотре никого не обижать и взяток не брать под угрозой не малого штрафа. Октябрь 1730 г. Капитан Иван Митьков. Секретарь Иван Попов. Подканцелятист Василий Попов. Взято 25 коп.

(Акт на двух гербовых полулистах по 1 к. полулист. Из собрания Л. А. Прушакевича).

_________

№ 26. 7184 – 1676 г. Отпись в приеме стрелецкого хлеба.

20 мая 7184 года. По указу Государя и великого Князя Федора Алексеевича Михайло Михайловича Офросимова и подъячего Федора Клопова взяли в Государевы житницы стрелецкого хлеба Имзитского стана Курмышского уезда с поместья Ивана Естифеева, сына Юрлова с жеребья деревни Свинакомы и Асемаково с четверти пашни три четверти с осминою и пол четверика ржи и овса. Платил хлеб Михайлов крестьянин Юрлова Проска Степанов. К этой отписи Михайло Михайлович Офросимов приложил свою печать. Приложена черная восковая печать. На ее обороте написано: прописал Федор Клопов, справил Васька Алексеев.

(Столбец дл. 5 вер., шир. 3 1/2 вер. Из собрания В. П. Мещерикова).

_______________

№ 27. 7187 – 1679 г. Отпись в приеме денег с живущей чети.

22 января 187 года. Принято на Курмыше в губной избе на нынешний 187 год с Иванова поместья Евстифеева сына Юрлова с жеребья деревни Свинакова и Асемакова, с живущей четью*). Платил Степанов крестьянин Юрлова Ивашка Селиванов. К сей отписи губной староста Иван Матвеев Долбилов печать свою поставил.

(Столбец дл. 4 вер., шир. 3 1/2 вер. Приложена восковая черная печать. Из собрания В. П. Мещеринова).

______________

№ 28. 7187 – 1679. Отпись в приеме денег на откуп по четыре деньги с двора.

30 января 7187 года. По указу Государя и Великого Князя Федора Алексеевича и по приказу стольника и воеводы Ивана Герасимовича Соловцова принял на Курмышеве в приказной избе в Государеву казну, подъячий Андрюшки Соловьева на нынешний 187 год Михаила Васильева, сына Юрлова с полу деревни Брюхановы, с крестьянских шести дворов с полудвором, деревни Свинаково Ивана Евстифеева, сына Юрлова с крестьянских и с бобыльских с одиннадцати дворов. Матвея и Михаила Ивановых, детей Юрлова с восьми дворами полоненком на откуп по четыре деньги со двора. И в приходную книгу записал. Платил те деньги Андреев крестьянин Юрлова Васька Васильев и Степанов крестьянин Юрлова Ивашка Селиванов. К этой описи стольник и воевода Иван Герасимович Соловцов свою печать приложил. Приложена черная восковая печать с изображением на столбе змея и по обе стороны змея стоят люди.

(Столбец дл. 10 вер., шир. 3 1/2 вер. Из собрания В. П. Мещеринова.).

___________

№ 29. 7188 – 1680 г. Отпись в приеме ямских и полонных денег.

______________

*) С населенной четверти.

21 февраля 7188 года. По указу Государя и Великого Князя Федора Алексеевича и по приказу стольника и воеводы Ивана Филатьевича Кондырева на Курмыше в приказной избе взято в Государеву казну на нынешний 188 год Курмышского уезда, Имзинского стана, деревни Свинаково. Также в Асемаково, Степана Матвеева, сына Юрлова с одного двора, за надворного человека и за два крестьянских двора, в той же деревне Свинаково Якима Михайлова, сына Юрлова с трех крестьянских дворов и в помещикове дворе живет бобыль, всего с одиннадцати дворов ямских и половинных денег с всех дворов по десять денег, в приходную книгу те деньги записаны. Платил ямские и половинные деньги Степанов крестьянин Ивашка Селиванов. К этой отписи стольник и воевода Иван Филантьевич Кондырев печать свою приложил.

(Столбец длиной 9 верш., шир. 3 1/2 вер. Черная восковая печать. Из собрания В. П. Мещеринова.).

______________

№ 30. 7191 – 1683 г. Расписка, данная Дмитрием Петровым Передельским Григорию Алексееву Ноздрачеву в принятии от последнего полтины подводных денег за крымский поход.

15 мая 191 года. Принял я, Дмитрий Петров сын Передельский от Григория Алексеевича, сына Нодрачева полтину подводных денег за крымский поход. В том я, Дмитрий, расписку дал. А расписку писал Федор Соболев, по челобитью Дмитрия Передельского.

На обороте написано: «К сей расписке Михаила Акулова вместо Дмитрия Передельского по его велению руку приложил».

(Столбец дл. 2 вер., шир. 3 1/2 вер. Из собрания А. В. Толстого.).

_______________

№ 31. 7206 – 1698 г. Отпись в приеме ямских и полоняничных денег.

7 декабря 206 года. По указу Вел. Государей взято на Курмыше в приказной избе в Их Вел. Государей казну Курмышского уезда, Имзинского стана, Степана Матвеева, сына Юрлова деревни Свинаково и Асемаково,
с трех дворов ямских и полоничных, денег на нынешний 206 год по десяти денег с двора. Принял и писал отпись подъячий Васька Семенов. К этой отписи стольник и воевода князь Иван Степанович Засекин печать свою поставил.

(Столбец дл. 3 вер., шир. 3 1/2 вер. Из собрания В. П. Мещеринова.)

_______________

№ 32. 1705 г. Отпись в приеме ямских и полоняничных денег на подмоги, денег ратным людям на жалование, денег вместо запросного хлеба, денег вместо стрелецкого окладного хлеба и др. за поместье Катерины Степановой, жены Иванова, сына Племянникова, в Синбирском уезде, при деревне Подкуровке.

Тысяча семьсот пятый год от Рождества Христова, двадцать третье марта. В Алатырском уезде Верх-Алатырского стана вотчины Ильи и Александра Ивановича Протопоповых, в деревне Смольково, их крестьянин Игнатий Иевлев с товарищи из той же деревни дали эту отпись в Синбирск вдовы Катерины Степановой, жены Иванова, сына Племянникова, крестьянам ее симбирского поместья в деревни Подкуровки, Демиду Федорову, Якиму Петрову, Вавиле Афанасьеву и их товарищам в том, что в нынешнем семьсот пятом году, 2 марта, в Синбирск прислана грамота Великого Государя из приказа Казанского Дворца к стольнику и воеводе Федору Михайловичу Есипову и к дьяку Григорию Молчанову. По той грамоте Великого Государя приказано доправить вдовы Катерины Степановой, жены Племянникова, на крестьянах ее, за десять дворов, которые написаны по переписным книгам прошлого 186 года, в Алатырском уезде, Верх-Алатырском стане, в деревне Смолькове за Карпом Михайловым, сыном Смольковым семнадцать дворов. Из тех семнадцати дворов по даче за Государи нашими семь дворов Демида Федорова, Якима Петрова, Вавила Афанасьева и товарищей поселены у нее, вдовы Катерины в Синбирском уезде, на реке Ташле, в деревне Подкуровке. А по грамоте Великого Государя за десять дворов велено доправить на 703 и 704 года всякие подати Великого Государя, что мы, Игнатий с товарищи платили за те десять дворов ямские и полоняничные деньги по десять денег со двора, помоги по две деньги, ратным людям на жалование по две гривны с двора, вместо запросного хлеба по две гривны с двора и за стрелецкий хлеб платили по две гривны с двора в год. За 704 год с десяти дворов собрали в Петербург в лопатники: дано ему одиннадцать рублей и проводнику четыре рубля. А на 705 год платили за те же десять дворов ямские и полоненичные по десять денег со двора, подмоги по две деньги, ратным людям на жалованье по две гривны с двора, вместо запросного хлеба по две гривны с двора и вместо окладного стрелецкого хлеба на Коротяк по три четверика муки ржаной, деньгами дали по полтине с двора и с тех же десяти дворов наняли мы в Санкт-Петербург лопатника, дали ему одиннадцать рублей и проводнику четыре рубля с полными запасами и припасами по указу. Всего у Демида и его товарищей мы, Игнатий с товарищи, приняли пятьдесят два рубля и восемь гривен. А с платежных отписей дать нам, Игнатию с товарищи, Демиду с товарищи списки в Синбирск 6 мая нынешнего 705 года. И впредь нам, Игнатию с товарищи, с крестьян деревни Смольково о тех вышеописанных податях на них, Демида с товарищи Великому Государю не бить челом и никакого убытка не учинять. А Демиду с товарищи впредь с тех десяти дворов против вышеописанной грамоты Великого Государя всякие подати платить в Синбирске. В этом Игнатий с товарищи отпись дали. У этой отписи свидетели подъячие симбирской приказной палаты Василий Семенов сын Попов и Иоанн Яковлев сын Тихимиров. А запись писал симбирских крепостных дел надсмотрщик Василий Усинцев.

На обороте столбца написано: 23 марта 1705 года за письмо и от записки шесть алтын четыре деньги взято. И эта крепость в Синбирске у крепостных дел в книгу записана. Подписал Иван Бабушкин.

К сей отписи Ильи и Александра Ивановича Протопоповых их человек Лука Козьмин сын Куклунин вместо крестьян Игнатия Иевлева с товарищи, с крестьян деревни Смолькова, что они вдовы Катерины Степановской жены Племянникова у крестьян ее деревни Подкуровки, у Демида Федорова с товарищи, против грамоты Великого Государя за всякие подати, что писаны в сей отписи, пятьдесят два рубля восемь гривен приняли и по их велению руку приложил. У сей отписи симбирской приказной палаты подъячий Гересим Попов руку приложил. У сей отписи симбирской приказной палаты подъячий Иван Тихомиров был свидетелем руку приложил.

(Столбец дл. 10 вер., шир. 3 1/2 вер. на герб. Бумаге в 1 коп. Из собрания А. В. Толстога.).