Назад
На главную страницу

Львовская летопись. Отрывок

Так называемая Львовская летопись до начала XX в. была известна только по изданию Н.А.Львова, выпущенному в свет в 1792 г. в Санкт-Петербурге в 5 частях под заглавием: «Летописец Руской от пришествия Рурика до кончины Царя Иоанна Васильевича. Издал Н.Л.». Рукопись Спасо-Евфимиева монастыря, по которой было организовано это издание, была впоследствии утрачена, и до 1903 г. не было известно даже ни одного списка, родственного ей. В 1903 г. А. Е. Пресняков разыскал в Императорской Публичной Библиотеке рукопись, принадлежавшую некогда Карлу Эттеру и содержавшую летописный свод, тождественный с Львовским. Текст «Эттеровой» рукописи (написан полууставом XVI в.) был столь близок к изданному Н.А.Львовым, что возникло предположение, не есть ли он тот самый, с которого выполнена печатное издание. Однако более тщательное сравнительное изучение этих 2-х текстов заставило ученых признать, что "Эттерова" рукопись — либо копия со Спасо-Евфимиевской, либо обе они восходят к одному общему оригиналу. С другой стороны, выяснилось, что Н. А. Львов допустил в своем изданий довольно значительное число отступлений от оригинала, то подновляя язык, то исключая некоторые известия, то заменяя текст рукописи заимствованиями из других источников. Принимая во внимание как это обстоятельство, так и то, что издание Н. А. Львова является библиографической редкостью, Императорская Археографическая Комиссия постановила издать «Эттерову» рукопись в Полном собрании русских летописей (см.: ПСРЛ.— Т. XX. Первая половина: Львовская летопись: Часть первая.— СПб.: Типография М. А. Александрова, 1910; ПСРЛ.— Т. XX. Вторая половина: Львовская летопись: Часть вторая.— СПб.: Типография М. А. Александрова, 1914). Издания 1910 и 1914 гг. были осуществлены под редакцией сотрудника Императорской Археографической Комиссии С. А. Адрианова.

Здесь источник цитируется по изданию: Источники по истории Татарстана (XVI—XVIII в.в.) /Под ред. С. Х. Алишева /АН Татарстана, ИЯЛИ.— Казань, 1993.

Летопись

«... Тое же зимы (1553 г.) марта 10 день, прислали ис Казани князь Александр Борисович Горбатый, что казанские люди луговые изменили, ясаков не дали и ясатчиков, которые ясаки на Луговой збирали, Мисюря Лихорева да Ивана Скуратова побили, и прошли на Арское и содиначилися вси с одного и стали на высокой горе у засеки; и воеводы посылали на них Ваську Елизарова, а с ним казаков, да Ивана Ершова; и пришли на засеку, и по грехом порознилися розными дорогами стрельцы и казаки и пришли на них арьские и луговые люди да их побили на голову и убили пол 400 стрельцов, да пол 500 казаков. И после того арских людей и побережными и луговые город себе поставили на Меше, а от Казани от города 70 верст, и землею стену насыпали, хотяше тут отсидеться. Тое же зимы того же месяца 20 день, писал из Свиазското города боярин князь Петр Иванович Шуйский, что приходили на горнюю сторону арские люди и луговые, Зензеит да Сарый богатырь, и князь Петр отпущал на них воеводу Бориса Ивановича Салтыкова да с ним детей боярских да горных людей всех; и Борис на них пришел, а в то время снегы были велики, и арские люди и луговые пришли с сторон на ртах да за грех Бориса побили и самого Бориса жива взяли, да 36 сынов боярских убили, да боярскых 50 человек, да 170 человек горных людей убили, а живых взяли 200 человек...

Тоя же весны на Вятку послал государь Данила Федорова сына Адашева, а с ним детей боярских, да велел ему с Вятки с вятчаны и с теми детьми боярскими прийти в Каму и стояти по Каме и по Вятке реке и искати над ызменникы; а сверху на Волгу государь казаков послал к Данилу, а велел приходити во многие места, еще и бысть над изменникы. И Данило с вятчаны стоял по Каме, и по Вятке, и по Волге и побывал на перевозе во многих местах казанских и нагайских людей, а живых в Казань к воеводам прислал во все лето 240 человек.

Того же лета февраля, в чистой понедельник, приехал к царю государю от воевод от князя Семена Ивановича Микулинского с товарищы Назарей Семенов сын Глебова и говорил от воевод, что послал их царь государь на свое дело на арскых людей, и пошли ис Казани, а с ним по государеву наказу пошли воеводы из Свиязского города, в большом полку со князем Семеном воевода Юрья Иванович Кашин, в передовом полку Феодор Иванович Умной Колычев, с теми людьми, которые годовали там, да в сторожевом полку Дмитрей Михайлович Плещеев. И они, призывая бога в помощь, пошли ис Казани Арскою дорогою на высокую гору к засеке, а направо побережных людей по Чювашской дороге и по Нагайской и по Каме и по Меше послали воевати головы, а налево и вперед потому же послали, и на многие места послали головы воевати и сами идучи на Арской и к Нурме, и на Уржум идучи, воевати и жгли во всех местах. И пришли воеводы на Уржум, от Казани 10 днищ ходу, а направе посылали и на Бережную сторону чювашскою дорогою головы и многих людей, и налево многие посылки, и дал бог, многие места воевали. А встречю к ним приходили во многих местах казанские люди, и головы з детьми з боярскыми их побивали везде, и побили на боех и в языки их поймали честных людей 6 человек, а в полон взяли робят и женок татарского полону 15 000. И город на Меше сожгли, и людей в нем немногих застав, побили, а иные из него выбежали; и окрестныя тут села все повыжгли и людей повыбили, и город до основаниа разорили. А война их была от Казани и по Каму, а от Волги и за Ошит и за Уржум и на Илит и по Вятские волости, от Казани вверх по Каме пол 300 версту, а от Волги к Вятке поперег 200 верст; а ходили ис Казани 4 недели; а не была война вверх по Волге по Кокшагам и по Руткам. И пришли к воеводам Усеин сеит до Таокмыш Шихзяда да Сарый богатырь и за всю Арскую сторону и побережную побили челом, что им государю дань давати и от Казани неотступным быти и до своего живота, и на том правду дали; и многие люди у воевод били и правду давали, арские и побережные все без выбора.

(В сентябре 1554 г.) прислал к царю и великому князю боярин его и воевода князь Иван Феодорович Мстиславский с товарищи Дмитрия Григорьева сына Плещеева, сказати велели государю, что их государь послал на Луговую сторону на изменников на черемису, и воеводы пришли в волость в Ошлу, а воеводу Ивана Петровича с товарищи отпустили по государеву наказу в Ветлугу и в Руткы; Иван ходил по многим волостем и воевал, и пришел к ним в Ошлу, дал бог, здорово; и сказал Иван: приходили пешая черемиса на лесу на сторожевой полк на князя Василья Токмакова, и князь Василей, дал бог, их побил на голову; а от больших воевод была война в волостях в Шумурше да в Хозякове да в Ошли да в Мазарах в обоих да в 2 волостех в Оршах; в Малой да в Большой, да в Битше, да в Кушкули, в Сороке, Куншах да в Василукове Беляке да Мамич Бердеевы волость да Килееву волость да Кикину волость да Кухтуял Кокшах, в Большой да в Малой, а волость Сызал да Дмаши да Монам да Кемерчи да Улыязы; и в тех во всех волостях от воевод война была, и многых людей поймали и побили, и были на Луговой стороне в войне 2 недели, да вышли на Волгу, да х Казани ходили, и назад шли Волгою же и пришли ко государю, дал бог, здорово. Марта 1 день писали царю и великому князю ис Казани боярин Михайло Глинский с товарищы, что луговые люди приходили на Арскую сторону войною, и арские люди, остроги поделав, от них отбилися, а с ними в острозех были стрельцы царя и великого князя, ис пищалей побивали многых; а луговые воевали села татарскые и пошли на Луговую. Того же месяца прислал из Свиязского города князь Михайло Воротынской с товарищы Федька Баскакова: посылал Федька в головах у горних людей на Луговую сторону воевати; а горних ходило 700 человек на ртах; и пришли безчестно повоевав; людей побили и в полон поймали и животину побили, и пришли, дал бог, здорово.

Месяца октября (1554 г.) прислали ко царю и государю ис Казани боярин и воевода князь Михайло Васильевич Глиньской с товарищы Данила Феодорова сына Адашева; посылали что они на изменников на Кобеулона с товарищы князей казаньских Еналия Чигасова да Еналия Моматова с товарищи да сотцкого стрелетцкого Офонку Бортенева с стрельцы да Иванка Мохнева в жильцы казанскими и с новокрещены, и божним милосердием, а царя и государя повелением, побили изменников на голову и живых поймали привели к воеводам живых Кебенка князя, Курманалия князя и Улаа мурзу Данина, Чебака мурзу Базтаргаева и инных многих князей и мурз и казаков и сторных князей; и воеводы их велели всех побити; и арские люди и побережные переимали сами и многих татар, которые не прямили государю, да иных сами побивали, а иных к воеводам приводили, да сами резали их и побивали перед воеводами; и побили их тою осению 1560 именных людей, князя да мурзу да сотного князя да лутчего казака. И государь в Казань к воеводам послал с своим желованием з золотыми и тем татаром, которые прямо служать государю. И арскые и побережные люди все укрепилися у государя, и ясаки все сполна поплатили. А луговые сотники Мамич Бердей с товарищы в город не пошли и воруют по старому на Волге, приходя на суды; и государь на них рать свою большую послал...».