Назад
На главную страницу

Низам ад Дин о битве при Кондурче

…15 раджаба (=18 VI) в местности Кундурча произошла великая битва. При этом Тимур укрылся под защиту милосердного (бога) и стал искать прибежища у благословенного духа пророка, а несколько великих шерифов и благородных сейидов, вроде сейида Береке и других сейидов, которые сопутствовали (Тимуру), воздели руки к молитве и просили об одолении и победе. Тимур, поддерживаемый 124 помощью божией, выступил. Прежде всех эмир Сейф-ад-дин бросился на врагов с обнаженным мечом и обратил в бегство тех, которые были против него. В это время мимо головного отряда (канбул) правого крыла стало проходить войско врага, чтобы зайти в тыл войску (Тимура) и удержать берег Черной реки (?). Мирза Джеханшах-бахадур, выстроив войско, преградил им путь и отбросил их. Затем Кулунчак-бахадур произвел атаку и отбросил один вражеский кошун. Когда мирза Мираншах-бахадур бросился в атаку, то обратил в бегство вражеское войско, которое находилось против него. Осман-бахадур сражался со своим личным кошуном. Вдруг его лошадь оступилась, и он упал, но снова сел на лошадь. В это время Тимур произвел атаку и рассеял врагов. Мирза Мухаммед-Султан привел в порядок и выстроил центр своего войска и двинулся против врага. Враги, которые были против него47, бежали. Мирза Омар-шейх-бахадур также в тот день отдал долг мужества и храбрости. Каждый из эмиров и военачальников тронулся со своего места и погнал войско (врага), которое было против него. Итак, разгорелся огонь битвы; латы на теле и щиты на груди врагов прошивали остриями копий и стрел. Победоносное войско (Тимура), как неподвижная гора, поддерживая друг друга, не отходило вспять. Токтамыш-хан оказался слаб и так как не нашел у себя сил противостоять, то отступил от стороны Тимура и направился в сторону мирзы Омар-шейх-бахадура. Когда он нашел и его (Омар-шейха) кошун в порядке и устроении, то отступил от него и обратился на кошун и тысячу сулдузскую. Хотя они пустили навстречу дождь стрел, но это не помогло. Войско врага одолело, убило многих из сулдузского войска и прошло между ними. Тимур приказал, чтобы степь и пустыню огласили звуками труб и литавр; войско, подняв крик и заволновавшись, сразу бросились в атаку и обратило врагов в бегство. В это время поспешно прибыл Чеке-тавачи и сообщил, что враг зашел в тыл нашему войску. От мирзы Омар-шейх-бахадура также прибыл гонец (с сообщением), что царь Токтамыш выстроил свое войско, подходит к нам сзади и держит в строгом порядке центр и крылья своего войска. Тимур выстроил войска и возложив упование на господа, повернул обратно. Когда вражеское войско заметило его движение и увидело мощь и многочисленность (его) армии, то не смогло сражаться, а опустив поводья, обратилось в бегство и ушло в пустыню, Тимур, в победном шествии, в полном благополучии и под счастливой звездой стал лагерем и выбрав войско, послал вслед, чтобы их ограбить 125 и как следует наказать48. Они (войска) отправились согласно приказанию. Дело обстояло так, что Кунче-оглан, Тимур-Кутлуг и Идигу, которые были старинными врагами Токтамыш-хана, пришли искать убежища у Тимура. Он встретил их с почетом, оказал им всяческую ласку и милость и пожаловал им драгоценные камни, золото, шапки и пояса. (Теперь) преклонив колена, они просили: «Если выйдет высочайшее указание, мы пойдем по своим домам, приготовим их для переселения и придем к его величеству». Тимур согласился на их просьбу и приказал написать для них указы и ярлыки и приказал, чтобы никто не трогал их домов и иля; он поставил условие, чтобы они вскорости пришли с семьями и родными и были бы обнадежены еще большими милостями. С этим условием и обязательством они ушли. Однако, как только они прибыли в свои дома, то сделали своим лозунгом неверность, стали забывать обещанное и не соблюдали своего слова. Тимур-Кутлуг-оглан сел на царство. Кунче-оглан долго находился при Тимуре, в пути и дома бывал удостоен его милостей и наград, они проводили дни друг с другом (за игрой) в нард и шахматы, в сопровождении других и наедине. Он получил для своего племени (иль) и народа (кун) указ на тарханство, привел их в порядок, вернулся и привел с собой некоторых своих людей, а некоторых оставил на месте при своих вещах и хозяйстве. Через несколько дней после того как он вернулся, он услышал известие о Тимур-Кутлуге и восшествии его на царство. Сердце его раздвоилось и при удобном случае, отвратив свои глаза, он ночью бежал и вернулся в свое местопребывание. Тимур (перед тем) разослал всех эмиров и воинов по сторонам и краям, а (теперь) собрал всех обратно. Они собрались, выйдя из степи и пустыни49, и сопутствуемые победой и одолением, с множеством скота и казны пошли обратно. (Обилие добычи и скота) доходило до того, что пешие нукеры возвращались обратно с 10 и 20 головами лошадей, а одноконные — со 100 лошадьми и больше, то же, что было определено для личной собственности Тимура), переходило за границу счета и исчисления, баранов же и прочих видов скота (даже) нельзя было сосчитать…

47 Т.: — отсутствует.

48 Т.:— отсутствует.

49 Изд. — отсутствует.